Алфавит

Автор: Нюшка
Бета: Мартышия Адамс
Рейтинг: NC-17
Пайринг: Люциус Малфой/Северус Снейп
Жанр: ПВП, стеб.
Дисклеймер: Не претендую
Предупреждение: Сильный оргазм
От автора: Действие происходит в тот счастливый временной период, когда Вольдеморт уже сгинул, а Гарри Поттер еще не приехал в Хогвартс.

С благодарностью для Марты!

- А-а-а…! А-а-а…! - заикаясь, возопил Северус Снейп.

Люциус Малфой как-то очень быстро понял, что этот крик не просто сотрясание воздуха, а не что иное, как первая буква заклятия. Вернее – проклятия. Непростительного. Смертельного. Сопровождаемого милой такой зелененькой вспышкой. Очень импульсивный поступок со стороны Северуса Снейпа! Впрочем, Люциус вовсе не обвинял профессора зельеварения в излишней импульсивности. Он его очень хорошо понимал. И даже сочувствовал. Отчасти.

Почему сочувствовал? Ну, не каждый же день, явившись с визитом к своей официальной любовнице, застаешь в ее постели тайного любовника, змея, осквернившего почти святые узы? Согласитесь, неприятная ситуация, требующая быстрых и весьма крутых мер, которые Снейп сейчас и предпринимал.

А почему отчасти? Да потому что он, Люциус, и был тем самым тайным любовником, тем самым осквернившим почти супружескую постель змеем. И крутые меры, предпринимаемые Снейпом, предпринимались по отношению к Малфою. Люциус немного путался, определяя свой статус в этой крайне щекотливой ситуации. Впрочем, на данный момент четкость такого определения роли не играла, а решающим фактором была быстрота реакции. Именно это свойство Люциус Малфой и демонстрировал, уворачиваясь от мелких проклятий. Он уж было подумал, что худшее позади, но тут Снейп затянул свое «А-а-а-а-а-а», и Малфой догадался – худшее только начинается. Милорд же не был Гарри Поттером, и вероятность того, что он переживет непростительное проклятие, выглядела какой-то слишком уж ничтожной.

Дотянуться до собственной палочки, которая валялась где-то на полу, погребенная под живописной грудой одежды, Малфой не мог. Пришлось действовать по-иному. Люциус набрал в легкие побольше воздуха, придал голосу побольше доверительности и применил старое как мир средство защиты. Словесное убеждение.

- Северус, Северус, Сева, Сева, Сев… Вспомни, а? Ну-ка вспомни старые добрые времена. Я же тебя тогда не выдал…

Аргумент был мощный. Времена, на которые ссылался Люциус, были не такими уж старыми и точно не такими уж добрыми. Еще совсем недавно Северус Снейп старательно делал вид, что служит Темному Лорду (весьма неловко, надо сказать, делал вид). Одновременно Люциус Малфой старательно делал вид, что не знает о том, что Северус Снейп - шпион Дамблдора (причем Малфой-то делал вид гораздо успешнее).

Довод, к счастью, подействовал. Снейп заткнулся, возвел черны очи к небу (вернее, к потолку) и горестно вопросил:

- Да, он меня не выдал… И что: теперь я не имею права его убить?!

Малфой ответа небес (потолка) не услышал, но они, видимо, Снейпов вопрос не проигнорировали и шепнули что-то тому на ушко. Потому что Северус опустил палочку и даже упрятал ее в длинный карман. Милорд позволил себе вздохнуть с облегчением, хотя и видел, что посматривает на него профессор все еще очень нехорошо. В суете мужчины не заметили, как виновница распри, любовница Снейпа Амалия, выскользнула из-за дивана, где просидела эти несколько бурных минут, тихонько побормотала над своей волшебной палочкой, лихо вскочила на материализовавшуюся метлу и вылетела в окно. Малфою и Снейпу ставалось лишь грустно проводить взглядами очаровательный круглый задик – прелестница не успела накинуть даже легкий пеньюар и теперь сверкала в серебряном свете луны голыми ягодицами.

«Какая все-таки милочка, - печально думал Малфой, созерцая быстро удаляющуюся Амалию. - Жаль, не удалось с ней закончить. Кончить. Впрочем, все равно. Главное – я выжил».

Мысли Снейпа на профессорском лице не отразились, но они, наверное, не были столь романтическими, потому что он снова вытащил палочку и даже открыл рот, готовясь послать вслед женщине какое-нибудь неприятное проклятие. В последний момент он передумал и повернулся к Малфою.

– Ну… Вот мы и одни, – добрым голосом сказал Северус.

Люциус чуть вздрогнул от ласкового снейпового тона и прикинул, что ближайшие десять лет придется нанимать специальных слуг, пробовать все, что подается к малфоевскому столу. Иначе велика вероятность умереть весьма неприятной смертью - в страшных муках от какого-нибудь экзотического яда.

- Ты меня не убьешь, - быстро сказал Малфой, лихорадочно рассчитывая, не успеет ли он выскочить за дверь. Выходило, что не успеет.

- Не убью, - нежно улыбнулся Снейп. – Ты же меня не предал тогда. Я тебя просто изувечу.

Люциус Малфой увидел летящий к его лицу кулак и успел поразиться его размерам. Впрочем, отреагировать он тоже успел.

От длинной вереницы предков Малфой унаследовал множество прекрасных качеств. Вообще, история рода Малфоев и сама по себе занимательное чтиво. К сожалению, все данные о представителях изворотливого семейства, живших до Великого потопа, утеряны - размокли и пропали. Так что род Малфоев принято вести от некоего Традекуса. Как Традекус Малфой оказался в ковчеге, и где он прятался на протяжении всего длительного Ноевого путешествия, история умалчивает. Правда известно, что темноволосый Ной сильно удивлялся, когда его смуглая чернокосая жена родила ему голубоглазых белокурых близнецов. Впрочем, я отвлекся, а разговор-то шел о том, что Люциус Малфой унаследовал от предков множество весьма полезных качеств и свойств характера. Например, он всегда сначала отвечал ударом на удар, и только потом думал – нужно ли. В самом деле, если бы милорд подумал, он, возможно, и не стал бы бить Снейпа. Северус был дорог ему, как один из немногих выживших однокурсников. Ностальгия, теплые дни юности, первые лихие загулы… Всегда приятно, когда кто-то может разделить с тобой воспоминания о твоей первой проститутке. Но рефлексам не прикажешь. И через мгновение Северус Снейп лежал на полу. Впрочем, профессор тоже оказался парнем не промах…

- А у тебя неплохой удар, - Люциус лежал, пристально рассматривая потолок, и трогал кончиком пальца вспухший нос. Вследствие последнего действия его лицо болезненно морщилось.

- Да и ты не слаб, – проворчал Снейп. Профессор ощупывал разбитую бровь и тихо шипел от ярких ощущений.

Несколько мгновений они лежали молча, а потом Малфой поделился с потолком (вообще, потолку сегодня повезло – столько новой информации) мучившим его вопросом:

- И что теперь делать? Не возвращаться же домой с таким лицом, – строго спросил он. - Заклинаниями полностью не залечишь. От зелий сойдет только через сутки. Что я скажу Нарциссе?

Потолок на полную горького недоумения тираду не ответил, зато ответил Снейп:

- Что делать, что делать… – проворчал он. – Выпить.

Предложенный выход Малфою понравился. Покопавшись в куче одежды, он нашел свою мантию и извлек из ее кармана скромную бутылочку самого лучшего огневиски.

Снейп и Малфой выпили.

Потом они выпили еще.

И еще.

И совсем уже последний раз. Выпили.

Ну не то чтобы рыцари мантии и палочки надрались, нет. Просто они начали воспринимать реальность как условное, не требующее мучительного мыслительного процесса место.

- Ну почему? Почему они все в итоге уходят? – внезапно печально высказался Снейп.

- Ты о ком? – недоуменно спросил Люциус. Он лежал на кровати, лениво наблюдая за узорами, которые ткали под потолком завитки дыма от его сигары.

- Я о женщинах, - горько вздохнул лежащий рядом Снейп.

- Ну… Не знаю, - Малфой с трудом осознал суть вопроса.

- Может, я целуюсь плохо? Как думаешь? – грустно продолжил разговор Снейп.

- Ну откуда я знаю, как ты целуешься? – с досадой спросил Малфой.

- О, так я же показать могу! - быстро и как-то даже радостно откликнулся Снейп, и прежде, чем Люциус успел возразить, прижался губами к малфоевскому рту. Руки Малфоя совершили пару хаотических отталкивающих движений - весьма, надо сказать, слабых и неуверенных, - а потом Люциус замер, явно получая удовольствие.

- Целуешься ты хорошо, - авторитетно заявил Малфой через некоторое время, которое понадобилось ему, чтобы восстановить дыхание.

«Не может быть» - подумал он. Опьянение проходило, и мысли начинали двигаться в мозгу, хотя и с определенным трудом. Двигаться начали не только мысли. Член Малфоя явственно шевельнулся.

«Что это со мной? Это же… Снейп», - удивленно подумал Люциус и решил списать мимолетное возбуждение на то, что не завершил дело с Амалией.

Влечение к мужчине Малфоя, конечно, не смущало. Ха! Он же учился в Хогвартсе. Ну, знаете, как это бывает – юность, гормоны, общая спальня мальчиков? Но это же был Снейп! Малфой не мог хотеть Снейпа. По определению.

- А может им тело мое не нравится? – нарушил течение мыслей Люциуса Снейп.

- Я не знаю, но могу взглянуть, – быстро ответил Люциус.

Он помнил тело Снейпа. Ну, знаете, как это бывает – невинное детство, спальни мальчиков Слизерина, общая душевая? Тогда Снейп больше всего походил на белого угря. Тощий, длинный и… ну да, белый. Вот Люциусу и хотелось посмотреть, как изменился Снейп за эти годы. Да-да. Только интересно.

Северус вскочил с кровати и медленно снял мантию. У Люциуса внезапно пересохло во рту, и он громко сглотнул. Снейп таки изменился. Он был, конечно, по-прежнему несколько худощав, но под бледной чистой кожей прогуливались довольно крепкие мускулы, а зад был весьма даже аппетитный. Круглый и гладкий.

Мысли закурсировали в малфоевском мозгу активнее.

«Не может быть. Не может быть, чтобы Снейп со мной заигрывал», - думал Малфой, прикидывая, не впасть ли в легкую панику. И было отчего. Член Люциуса активизировался вместе с мыслями, и теперь гладкость шелка мантии нарушала весьма заметная выпуклость. «Я хочу Снейпа» - обреченно понял Малфой, и эта мысль была столь неординарна и чужеродна, что милорд попытался погасить возбуждение.

Он вспомнил о Нарциссе, о вареном луке и даже о докладе, который завтра должен представить в министерство. Малфою всегда казалось, что доклад на тему «Использование немагических средств для магической связи на расстояниях, больших вектора вращения волшебной палочки вокруг своей оси», может не то что уничтожить всякие признаки эрекции, но и до импотенции довести. Однако все эти проверенные способы не оправдывали себя, когда перед глазами маячила крепкая голая задница Снейпа. А из названия доклада воспринималось одно единственное слово. «Связь».

- А может, у меня член слишком маленький? – спросил Северус, поворачиваясь к Малфою, чтобы дать тому возможность оценить вызывающий беспокойство орган.

«Не может быть, чтобы Снейп со мной заигрывал, - мрачно подумал Малфой. - Этого не может быть, но он – заигрывает».

- Он… Не маленький, – после паузы сказал Люциус.

Его собственный член вел себя все более капризно и требовательно. А еще странное своеволие проявляли руки – им явно хотелось подержаться за пенис Снейпа.

- Слушай, а может я любовник плохой? – «догадался» Снейп. Люциус наконец перестал думать и решил спросить:

- Ты что, заигрываешь со мной?

- Ну наконец-то ты догадался! Я уже боялся, что придется сказать какую-то пошлость типа «давай познакомим моего Игрунчика со звездочкой твоего входа», – с мрачным сарказмом сказал Снейп.

- Игрунчика? – переспросил Люциус.

- Ну… Я его так называю, - смущенно пробормотал Снейп.

- Игрунчика… - тупо повторил Малфой.

«Я хочу мужчину, который дал имя своему члену», - потрясенно думал он. То, что неприятно поразило самого Малфоя, пенису его пришлось очень по душе. Хотя существование души у пениса - спорный вопрос, член Малфоя просто жаждал познакомиться с Игрунчиком поближе.

Происходящее милорду очень сильно не нравилось. Он знал множество поз, но признавал только одно положение – вести любовную игру должен был он. И Малфой решил перехватить инициативу пока не поздно:

- Я не знаю, какой ты любовник, – ответил он на заданный ранее вопрос. – Но мы можем проверить.

«Что же познакомим Игрунчика со звездочкой, - мрачно подумал Малфой и коснулся кончиком языка уха Снейпа. - Вот только чей… «Игрунчик» с чьей «звездочкой» знакомиться будет?»

Манипуляции Люциуса с ухом не оставляли профессора равнодушным. Ничего солидно-профессорского не было в том повизгивании, которое вырвалось из плотно сжатых губ Снейпа.

- О нет, так дело не пойдет, - протянул Малфой. – Сдерживаться не надо. Ты у меня все равно закричишь.

Снейп упрямо помотал головой, и Малфой засмеялся - задача становилась такой интересной.

Малфой очень хорошо знал, что делает. Он поднялся и снял мантию. О да, он знал, как действует вид его обнаженного тела. На его счету была даже одна лишившаяся сознания при виде белоснежного великолепия девственница. Девственности эта девушка, впрочем, тоже вскоре лишилась, и Малфой был уверен, что она никогда не сожалела о таком первом разе.

Северуса затрясло, как в лихорадке, он сделал шаг вперед и потерся возбужденным членом о бедро Малфоя.

- Э-э, нет, мой развратный дружок, так спешить мы не будем, – легко сказал Люциус, отстраняясь.

- Ы-ы-ы-ы-ы… - болезненно простонал Снейп, лишившийся такого нужного ему прикосновения. - Издеваешься?

- Да, - весело подтвердил Малфой.

- Оказывается «а» - не единственная буква, которую ты знаешь.

- А сейчас мы начнем урок, - проговорил Люциус. Теперь они лежали в постели лицом друг к другу, и Малфой ритмично сжимал ягодицы Снейпа. Их члены в том же ритме соприкасались, отчего взаимное возбуждение усиливалось. Малфою и самому нравился эффект, но на Снейпа было любо-дорого смотреть – он дышал со всхлипами, а покрытое потом тело дрожало мелкой дрожью.

- Вот теперь – первый урок. Секс – это не рутина. Поражай партнера… неожиданностями, – с последним словом Люциус шлепнул Северуса. Не слишком сильно, но довольно чувствительно.

- О?! – вопросительно и возмущенно вскрикнул Снейп.

- Еще одна буква, – прокомментировал Малфой и, не давая любовнику опомниться, провел ногтем от основания его члена до мокрой головки.

- У-у-у-у-у, - взвыл Снейп и конвульсивно дернулся.

«И еще буква», - подумал Малфой, но на то, чтобы выговорить это вслух, у него не хватило сил. Он сам не помнил, когда ему было так сложно удерживать контроль над ситуацией. От Северуса слабо пахло апельсиновым шампунем, и Малфой едва сдерживался, чтобы не чихнуть – у него была аллергия на цитрусовые запахи. Но даже это не уменьшало малфоевского возбуждения. «Хороший чих, конечно, маленький оргазм, но мне нужно получить оргазм большой и не чихнуть», - думал Люциус, покрывая мелкими поцелуями впалый живот Снейпа. Руки Люциуса бродили по телу Снейпа, гладили внутреннюю поверхность бедер профессора, изредка, словно случайно, задевая мошонку.

Снейп уже совершенно себя не контролировал, метался, судорожно сжимая плечи Люциуса, притягивая к себя партнера все ближе и ближе, словно стремясь слиться с ним. Малфой рывком повернул Снейпа на живот и, смазав свой член, пристроил его между ягодицами Снейпа, постепенно наращивая давление. Он начал двигаться, сначала медленно, потом все ускоряя темп – тугое кольцо плоти, сжавшее член, лишало воли. «Сейчас кончу раньше времени. Или чихну. Лучше, конечно, кончить. А… Ладно… И то, и то - оргазм!», - странно подумал Малфой.

- А… Ы… О… О!.. О?... И-их!.. У-у-у-у-у… – эти важные, но не совсем понятные звуки обильно срывались с губ профессора.

- Вот… Теперь… ты… знаешь… как…это… бывает… – поведение и проникновенная речь Малфоя имели бы все шансы стать рекордсменами по самоконтролю, если бы не были испорчены в кульминационный момент вовсе неаристократическим вскриком – милорд отдался яркому сильному оргазму. Правда, нестоического поведения Люциуса Снейп не заметил, потому что сам в этот момент издавал громкий отчаянный звук, в котором невозможно было опознать ни единой знакомой буквы алфавита.

Через пять минут.

- Люциус? А, Люциус?

- М-м-м-м?

- Тебе понравилось?

- Угу-м-м-м-м…

Через пятнадцать минут.

- Вот ты и прошел курс обучения, - томно сказал Малфой, поворачиваясь на бок и устраиваясь поудобнее. - Теперь, когда ты снова найдешь любовницу, ты будешь знать, что такое настоящий секс, - снова засыпая, пробормотал он.

- Э-э-э-э-э… А зачем это? Любовницу искать… Вот еще. У меня теперь есть ты, - нежно сказал Снейп.

- Ик, - непонятно ответил сразу проснувшийся Малфой. Ну а потом подумал: «А почему нет? В алфавите еще так много букв».

А Северус думал о том, что не зря он заплатил Амалии кругленькую сумму - девушка отлично сыграла роль. А еще он думал, что в свое время Сортировочная Шляпа очень не зря определила его в Слизерин… Его планы всегда бывали успешными и коварными.

Снейп довольно потянулся, потерся щекой о грудь Малфоя и уснул, устроив голову у того на плече.

Даже храпели они в унисон.

Обсуждение на форуме