Благославление смертью

Автор: Эсси Эргана
Бета: Моэри
Pairing: Гарри/Драко
Rating: PG-13
Категория: slash
Жанр: angst
Краткое содержание: Драко мёртв. Но сможет ли Гарри простить себе его смерть?
Архивация: только с разрешения автора.

Он стоял, упираясь ладонями в подоконник и склонив голову. Я знал, что он плачет. Я боялся подойти, потому что не был уверен в том, что должен ему сказать. Меня всегда считали кем-то вроде мудреца, знающего ответы на все вопросы. Но Гарри был для меня глубочайшей загадкой, его мысли были темным омутом, его сердце – ледяным огнем. Мальчик, рожденный, чтобы быть единственным и великим. Мальчик, рожденный, чтобы быть одиноким и печальным. Судьбу не изменишь. Прошлого не воскресишь. Многие из нас тогда познали боль и смерть, но чувствовать это так сильно было дано только Гарри. Я понимал это. Но я не знал, как уберечь его. Я не знал, как ему помочь.

Ужасно сознавать собственное бессилие!

Его плечи едва заметно дрожали…

Я не мог просто стоять и молчать.

- Гарри…

Он не ответил.

- Гарри, ты не должен так…

Я не мог подобрать слов. Всегда мог. Но не сейчас.

- Подумай о другом. Твоя жизнь продолжается. Гарри, что произошло, то произошло. Этого уже не изменишь. Тебе нужно просто пройти через это…

Он поднял голову и повернулся ко мне. На мгновение мне показалось, что это хороший знак, что ему лучше. Но достаточно было увидеть его глаза, чтобы понять: он на грани… Вымученный взгляд, которым он одарил меня, прожигал сердце насквозь. Знал ли он, как страшно смотреть в глаза пятнадцатилетнего мальчика и видеть в них вековую мудрость?

- Я прохожу через что-то всю жизнь, профессор, - тихо ответил он. – Я привык к этому. Просто иногда мне тоже хочется остановиться. И я почти завидую ему, потому что он наконец обрел счастье.

- Гарри! – воскликнул я, не удержавшись, услышав такие слова. – Ты не должен так говорить! У каждого из нас свой путь, подчас очень трудный, как у тебя. Но нельзя же сдаваться из-за минутного отчаяния!

Мне очень хотелось подойти и встряхнуть его, но взгляд, которым он на меня смотрел, создавал непреодолимый барьер между нами. Я чувствовал, что говорю бессмысленные в данной ситуации слова. Но я никогда еще не ощущал себя таким потерянным… Может, даже более потерянным, чем он…

- У меня не осталось сил на отчаяние, - грустно улыбнулся он. – И мне сейчас хочется понять только одно: почему? Почему мы были обречены на это? Вот только вряд ли вы мне ответите на этот вопрос. Я даже не уверен, что ответ вообще существует.

По его щекам сбегали слезы, но он не замечал их и говорил довольно спокойно. Мне было страшно от его силы и неверия.

- Это не было неизбежным, Гарри, - ответил я. – Но наши прошлые решения определяют будущие события. Он сам выбрал свой конец.

- А может, его выбрал я? – так легко и просто спросил он. – Думаю, конец определяет убийца, а не жертва.

- Ты не убийца, Гарри, - жестко сказал я. – Никогда не думай так. Он был не только твоим врагом, он был врагом всего хорошего и доброго в мире.

Он вновь отвернулся от меня. Я смотрел, как заходящее солнце золотом блестит на его взъерошенных волосах… как он пытается полной грудью вдохнуть прохладный вечерний воздух… как его правая рука сжимается в кулак, заставляя кожу на костяшках пальцев бледнеть… И я с одновременным удивлением и ужасом заметил, как сильно тогда он был похож Драко – того Драко, которого я видел в маленькой и темной комнате здесь, в Хогвартсе… Драко, ожидавшего заключения в Азкабан… Драко, ожидавшего прихода дементоров… Драко за несколько минут до смерти…

- Я никогда не думал об этом, - наконец ответил Гарри. – Все считали нас врагами, и это действительно было так. Мы стояли по разные стороны и постоянно причиняли друг другу боль. И вот сегодня я сделал то, чего он по-настоящему хотел. Я знаю… Поцелуй дементора. Страшнее ничего не может быть… Я бы никогда не простил себе, если бы позволил… Но мои руки в крови. Вот это было неизбежно, профессор Дамблдор.

- Так ты знал, что дементорам было приказано применить к Драко поцелуй? – потрясенно спросил я. Это было закрытой информацией. Люди могли начать возмущаться, если бы узнали, что к пятнадцатилетнему мальчику был применен поцелуй дементора. Нужно было избежать этого.

Гарри пожал плечами, всё еще стоя спиной ко мне.

- Он совершил слишком много преступлений. Он убивал… Я знал, что для Малфоев больше не будут делать исключение. Даже для Драко…

- Так значит…

- Кинжал входит в тело так легко, профессор… Тебе даже почти не надо прикладывать усилий… Если только глаза могут видеть, а сердце не перестает биться. Но я еще не ослеп и могу дышать. Значит, я хорошо убиваю…

Было трудно ему отвечать. Порой Гарри вел себя, как обычный мальчишка, и в такие моменты мне даже не верилось, что это об его огромную силу разбилось волшебство Волдеморта – теперь уже дважды. Лишь шрам на лбу был вечным напоминанием о его миссии. Но иногда Гарри говорил такие вещи, от которых меня начинала бить дрожь. Даже в свои годы я все еще не понимал, как он может всё это выносить…

- Знаю, вы не понимаете меня, - продолжил Гарри, словно читая мои мысли. – Едва ли на земле найдется человек, способный на это. А я так устал от одиночества!

- Ты не одинок, Гарри, - мягко ответил я. – У тебя прекрасные друзья.

- Да… - его голос дрогнул. – Но иногда враги бывают ближе, чем друзья.

О Мерлин, неужели между ними и вправду было нечто большее, чем просто сильная вражда?

- Он понимал меня, - вновь словно ответил на мои мысли Гарри. – Только он. Конечно, мы с ним и разговаривали-то мало. В основном ругались. Но я знал, что он понимает меня, как никто другой.

Я промолчал. Слова Гарри были для меня неожиданным откровением. Если бы он хотя бы раз сказал об этом раньше… Он не должен был так страдать. Он так много отдал всем нам, а что мы дали ему взамен? В его глазах только боль. Его сердце разрывалось… Почему, почему я тогда не заметил кинжал, спрятанный в складках его мантии?

- Что я мог сделать еще, профессор? – он внезапно посмотрел на меня с такой мольбой в глазах. – Если бы я только остановил всё это тогда!..

Мне так хотелось утешить его, дать ему спасительную ниточку, по которой он смог бы ускользнуть от жестоких самообвинений.

- Драко никогда не видел для себя иного. Вряд ли ты знал, но шляпа предлагала ему Гриффиндор – так же, как и тебе Слизерин. Ты ведь заметил, что между вами, несмотря ни на что, много общего. Но я полагаю, Драко был так уверен в своем пути, что он даже не услышал ее. Ты сделал свой выбор, он – свой. И хотя, возможно, ваши решения были скорее интуитивными, чем осознанными, ваши пути должны были разойтись. Но всё же Драко не был обречен, Гарри. Это был его выбор. Ты должен это понять и смириться.

- Вы почти правы, профессор, - грустно улыбнулся Гарри, поднимая голову и вновь смотря мне прямо в глаза. – Он сделал свой выбор, потому что был обречен его сделать. Мы оба были обречены…

Когда он ушел из Хогвартса, я не стал останавливать его. Я знал, что это бесполезно. Часть его умерла, а против смерти даже волшебство бессильно. Гарри всегда боялся воспоминаний. Увы, у него их было слишком много.

Дни начинаются и заканчиваются. На смену им приходят звездные ночи. Я сижу вечерами в своем кабинете и подолгу смотрю на заходящее солнце. Когда его лучи касаются подоконника, мне кажется, что очертания знакомого силуэта проступают в воздухе. Пятнадцатилетний мальчик, устало склонивший голову. Я не вижу его лица, черная мантия скрывает фигуру. Но под дуновением легкого ветерка развеваются волосы. Иногда они черные. Иногда – светлые… И тогда мне думается, что именно в таких видениях нам и раскрываются тайны самых прекрасных сердец.

С тех пор я так ни разу и не видел Гарри Поттера. Говорили, что он отправился в далекое путешествие, и вряд ли вернется. Он никогда не странствовал. Возможно, сейчас его душа в этом неистово нуждалась. Но я всё еще надеюсь, что однажды он найдет то место на земле, где он будет по-настоящему счастлив. Гарри заслужил это. Как никто другой.

Эпилог

- В воздухе сегодня как будто звенит волшебство. Ты это тоже слышишь, Гарри?

- Да…

- Ты пришел, чтобы отпустить меня, правда? Всё кончено. Твой враг побежден. Я больше здесь не нужен. Ты ведь подаришь мне свободу, правда?

- Я не смогу…

- Ты единственный, кто сможет. Ты же принес кинжал, так?

- Да…

- Как хорошо! Значит, я буду спасен.

- Прости…

Шепот.

- Ты подарил мне то, что не мог подарить никто. Спасибо за твое благословение… Оно станет моей свободой.

- Смертью…

- Некоторых можно благословить только так…

- Ты уходишь…

Улыбка.

- Я буду ждать, пока ты тоже не найдешь свои крылья…

Обсуждение на форуме