Котёнок

Автор: Judith
Бета-ридинг: njally
Пейринг: Драко/Гарри (квазипейринг)
Рейтинг:
PG13, slash
Жанр: romance, почти зарисовка
Саммари: ты не узнаешь, как был одинок, пока твое одиночество не закончится
Дисклеймер: имена принадлежат Роулинг, идея – Рею Брэдбери («Марсианин»), слова – русскому языку, я их просто соединила и расставила по местам.

Illenia! Этот фик я дарю тебе на день рождения с благодарностью за то, что ты, во-первых, родилась, а во-вторых, встретилась со мной.
Надеюсь, подарок понравится…

И вот мне приснилось, что сердце мое не болит…
Н. Гумилев

Однажды сырым, промозглым, холодным декабрьским вечером Драко Малфой шел домой с работы.

Вам видится противоречие в этой фразе? Да, декабрь был сырым и промозглым, ведь это был лондонский декабрь. Да, Драко Малфой, потомственный аристократ, чистокровный волшебник, шел - именно шел, не аппарировал, не перемещался портключом или через каминную сеть, даже не ехал, а именно шел, - да, с работы, да, домой.

И тому было объяснение.

Дело в том, что Драко Малфой с детства любил задавать вопросы, в основном из разряда тех, которые взрослые считают глупыми просто оттого, что им не приходит в голову спросить ничего подобного. Почему трава зеленая? Почему ветер дует? Почему цветы расцветают весной, а зимой подает снег? Почему чистокровные волшебники не любят магглорожденных и магглов? Почему Вольдеморт должен править миром? Почему я должен ему помогать?

В один прекрасный момент эти вопросы превращаются из раздражающе-нелепых в опасно-глупые, и тот, кто их выслушивает, но не дает ответа, сам задает встречный вопрос. И если на этот вопрос ответить: «нет», - жизнь переворачивается с ног на голову. Что и случилось с Драко Малфоем.

Возможно, он просто ушел бы в тень, чтобы соблюсти нейтралитет и избежать ситуации, когда ему пришлось бы поднять палочку на родного отца. Но… тут с ним случилось маленькое личное чудо. И было оно таким, что Драко не смог уйти в сторону. Он увидел свет в чужих глазах и пошел на этот свет, как летят мотыльки на пламя.

Возможно, он сгорел бы, а возможно, отогрелся. Нам не суждено узнать об этом, потому что прежде, чем мотылек долетел до огня, тот погас, залитый кровью. Свет в чужих глазах потух. Навсегда.

И никто в колдовском мире больше не слышал о Драко Малфое.

Впрочем, он не пытался прятаться. Он просто ушел, вычеркнув из памяти свою несостоявшуюся любовь, пока она не превратилась в иссушающее горе. Его никто не искал, вот в чем было дело. Некому было искать его, он никому не был нужен, и это радовало молодого человека.

Вот поэтому сырым, промозглым, холодным вечером Драко Малфой шел к себе домой.

У Драко была интересная работа - он работал телефонным оператором в одной из контор, что занимаются продажами по телефону. У Драко был хороший голос и умение обаять собеседника. Поэтому результатами его работы были весьма довольны, он получал неплохие деньги, но так выбалтывался за день, что разговаривать после работы у него не было ни малейшего желания. Может быть, именно поэтому у Драко не было друзей. Он хотел было завести домашнее животное и даже ходил по зоомагазинам, но ни один из тамошних холеных пушистиков не вызвал у него интереса (а Драко хотел именно кошку).

Так что ему некуда было спешить - в доме его никто не ждал.

И он шел пешком. Заработок оператора не позволял купить машину, да и не особенно Драко в ней нуждался. Магией он перестал пользоваться совсем. Метро не любил - из-за толкотни. А брать такси, если до дома было полчаса ходьбы, считал мотовством.

На нем было замечательное теплое пальто с высоким воротником (черное, конечно же), пушистый шарф, непромокаемые ботинки (магглы тоже умели делать хорошую обувь), и кожаные перчатки. Так что Драко было не холодно. Он был в чудесном настроении, с удовольствием любовался на неоновую красоту улиц и даже мурлыкал под нос привязчивую песенку, которую раз пять, наверное, прокрутили сегодня по радио.

Во дворе дома, где он жил, внимание Драко привлекла группа подростков, столпившаяся вокруг чего-то. Они возбужденно переговаривались; раза два до Драко долетели взрывы их оркоподобного гогота.

А потом он услышал жалобный писк.

Драко носил при себе трость - в такой его отец прятал волшебную палочку. Драко обходился без палочки, но трость ему нравилась, нравилось, как она отстукивает по мостовой, нравилось, что она привлекает внимание. Трость была тяжелой.

И вот с этой тростью, перехватив ее поудобнее, Драко быстро, но не бегом подошел к подросткам. Снова раздался душераздирающий звук, в котором Драко узнал мяуканье мучимой кошки.

-  А ну, разойтись! - негромко и властно приказал Драко. Голос был его главным орудием и средством заработка; голосом он умел манипулировать, как хотел.

Кружок рассыпался, и Драко увидел в руках у одного из пацанов маленького и ужасно тощего котенка. Мальчишка держал зверька за хвост, и тот пронзительно мяукал.

- Отпусти кота! - рявкнул Драко. Мальчишка осклабился и сделал свободной рукой интернациональный жест, означающий «отвали» (в мягком переводе). Взлетела трость - и опустилась сначала на оскорбившую руку, а потом - на ту, в которой трепыхался котенок. Мальчишка взвыл и разжал кулак; зверек свалился под ноги Драко и прижался к его ботинкам.

Прочие пацаны, очевидно, в разборку вступать не хотели. Ловкость непрошеного кошачьего защитника произвела впечатление, и маленькие ублюдки бросились наутек.

Драко присел на корточки и аккуратно взял котенка на руки. Вид у бездомного малыша был жалостный. Он даже пискнул.

- Ну, пошли, что ли, - сказал Драко, вздохнув.

Первым делом Драко осуществил водные процедуры, самоотверженно искупав спасенного котенка. Тот вел себя как полагается любой нормальной кошке, оказавшейся в воде - собственно, именно это и дало Драко право считать себя самоотверженным. Он выкупал котенка, несмотря на дикие вопли и острые когти, бережно высушил его феном, налил в блюдечко молока, и только после этого занялся собой.

Пока он, шипя, обрабатывал царапины йодом, котенок вылакал все молоко и принялся исследовать дом. Впрочем, квартирка Драко была невелика - спальня, гостиная, кухня и ванная, - так что даже у маленького котенка на ее изучение ушло совсем немного времени. Покончив с путешествиями, он пришел на кухню - куда уже успел переместиться переодетый в домашнее Драко.

Котенок сел на задние лапки и просительно мяукнул.

-  А тебе плохо не будет? - спросил Драко. В ответ котенок мяукнул еще жалобнее - как раз в это момент Драко доставал из холодильника сыр и пахучую ветчину, чтобы сварганить себе пару бутербродов. Не имея сил отказать пушистому вымогателю, Малфой накормил его ветчиной.

После ужина Драко приготовил в ванной тазик с нарезанной бумагой и показал своему новому соседу.

- Я надеюсь, ты будешь приличным котом, и мне не придется за тобой с тряпкой бегать. Кстати, а ты кот? - Драко взял малыша за шкирку и поднял, рассматривая живот. - Да, ты кот. Это радует.

Котенок висел в его руке очень покорно и даже не сучил лапками. Очевидно, осознавал, что сейчас от этого человека зависит его судьба.

Драко отпустил котенка продолжать исследования, а сам улегся на кушетке в гостиной, включил телевизор на музыкальном канале и взял книгу. Начав жить в мире магглов, Драко обнаружил, что магглы написали очень много книг. Это радовало. Книги стали его лучшими друзьями; сначала Драко брал их в библиотеке, а потом, начав зарабатывать деньги, начал покупать. Сначала те, что уже читал и что ему понравилось, а потом любые, привлекшие его внимание именем автора, или обложкой, или названием. Некоторые оказывались плохими, или скучными, или просто не нравились, и Драко сдавал их в библиотеку. Другие оставлял себе.

Сейчас он читал замечательный роман, купленный буквально на днях - «Унесенные ветром». Главная героиня нравилась ему настолько, что он не отказался бы иметь ее в лучших подругах. Наверное, им было бы интересно вместе.

Но спокойно почитать Драко не дали. Мокрый холодный нос требовательно ткнулся ему в руку.

Вздохнув, Драко убрал книгу и посмотрел на котенка. Тот устроился у него на груди с таким видом, словно это была его законная лежанка. Впрочем, зверек был настолько милым, что Драко забыл сердиться, протянул руку и погладил малыша за ушами. Тот мурлыкнул и глянул на Драко зелеными глазищами.

- А как мне тебя назвать? - неожиданно спохватился молодой человек. Погладил топорщащийся черный мех, посмотрел на тощенькое создание с его голодными зелеными глазами - и ответ пришел сам собой. - Гарри…

Котенок удовлетворенно вздохнул и свернулся клубком на груди Драко.

У Драко была очень хорошая память. Нет, хорошая не в том смысле, что он мог запомнить наизусть учебник про Транфигурации, прочитав его один раз. Она была хорошей потому, что никогда не подводила своего хозяина. Он помнил то, что ему нужно было помнить, и вычеркивал из памяти то, чего помнить не хотел. Разум не подкидывал ему картинки прошлой жизни, сердце не терзалось несостоявшимися мечтами…

Скорее всего, виновато было это животное, так некстати подвернувшееся Драко в холодный зимний вечер, когда так хочется тепла - и не простого тепла камина или трубы центрального отопления, а тепла, которое может дать только живое существо. Любимое живое существо.

Зеленые глаза открыли ему, что ничего он не забыл. Что он просто схоронил память где-то в глубинах своего мозга, а они явились, глянули на него пристально - и он вспомнил. Свежо вспомнил. Остро. Как если содрать пластырь с незажившей раны.

Давно перевалило за полночь, телевизор выключен, в квартире погашен свет…

Драко лежал на кровати, глядя в смутно белеющий потолок.

Он не думал. Он не вспоминал. Он просто не мог уснуть и не мог ничего сделать с картинами, что навязчиво крутились в его мозгу.

Зеленые глаза, обведенные чернильной линией ресниц, глаза, приподнятые к вискам, глаза с черным кружочком зрачка, слишком большим для нормального зрения - ну, да у него зрение и не было нормальным.

Дальше - проступает лицо, словно Драко отходит назад, как художник, оценивающий свою картину. Черные крылья бровей, четкая линия носа и губ, выцветшая смуглая кожа, легкий румянец на щеках, своевольный подбородок и жесткая челюсть. Очень мужское лицо, несмотря на юность своего хозяина.

Черные волосы, рассыпавшиеся по лбу в художественном беспорядке.

Неожиданно грациозная шея, прямые плечи, широкий торс и рельеф мышц на груди. Впалый живот - видны ребра. Узкий таз, выпирающие косточки… Длинные неутомимые ноги…

Когда Драко начал думать о Гарри как об Объекте Сексуального Желания, именно на ногах чаще всего останавливалась его мысль. Он представлял, как эти ноги обхватывают его талию в попытке притянуть ближе, насадиться сильнее и глубже…

Драко хорошо изучил его тело - он часто видел Гарри без одежды. Увы… в лучшем случае это был общий душ. А как правило, получалось так, что он (или кто-то другой) притаскивал Гарри с очередного поля боя, и его надо было раздеть, чтобы обработать и перевязать раны… Интересно, Поттер хотя бы догадывался, насколько нецеломудренными были помыслы того, кого он за два года привык считать если не другом, то хотя бы… соратником?

Он не верил, что такое может произойти. Никто не верил. Главные герои не гибнут. Они остаются живы и здоровы, они побеждают мировое зло и живут долго и счастливо.

Драко не успел ни сделать, ни даже сказать. Потом он решил, что так лучше. Так было проще обмануть свою память, убедить себя, что он никогда не испытывал к Поттеру ничего больше сексуального влечения.

Он не хотел оплакивать Гарри Поттера. Он вообще не хотел плакать.

Сейчас он хотел только спать. Но сон не шел, вместо него пришла тоска, уселась на грудь Драко всем своим немалым весом и уставилась ему в лицо круглыми болотно-зелеными глазами. А он даже плакать не мог.

А потом тихонько скрипнула дверь. Приоткрылась совсем ненамного. Мягко-мягко простучали коготки по паркету, а потом и вовсе стихли - начался ковер. С коротеньким «мявком» котенок вспрыгнул на кровать, подкрался к Драко и легонько коснулся усами его щеки.

Тоска вперила в него блеклый взгляд - ей не хотелось покидать столь удобный насест. Но она всегда боялась кошек…

Котенок свернулся у молодого человека на груди и нежно заурчал. Минуя уши, теплый звук проник в самое сердце. И Драко уснул.

Утро следующего дня было радостным и солнечным, словно неожиданно пришла весна. Драко, почти проснувшись, потянулся, переворачиваясь набок - спросонья ему показалось, что он лежит в кровати не один, и это почему-то нисколько не пугало и даже не удивляло. Впрочем, через несколько секунд он проснулся совсем, уже сообразив, что это ему приснилось. В ту же минуту мокрый нос ткнулся ему в губы.

- Уйди… - проворчал Драко. - Чего тебе?

Очевидно, котенок хотел есть - а может, просто требовал внимания. Позевывая, Драко выбрался из кровати и пошел умываться.

Через час он уже был полностью готов и надевал в прихожей пальто. Гарри с урчанием терся об его ноги.

- Веди себя прилично, - сурово велел Драко, потрепал питомца за ухом и вышел.

Рабочий день прошел очень быстро и на каком-то подъеме. Драко был непринужден и весел; он продал еще в первой половине дня два медных браслета «от всех болезней», один пояс из собачей шерсти - от ревматизма, и чудо-нож из тех, которыми можно резать все, от стекла до хлеба, и им ничего не будет; он был мил с сослуживцами, что вообще случалось крайне редко, и одна из девушек - ее звали Сьюзи, - тряхнув длинной золотистой гривой, кокетливо произнесла:

- Наверное, Дрейк влюбился…

Драко улыбнулся ей, даже не скривившись при звуках изуродованного имени.

После обеда время слегка замедлило свой ход, и все же день закончился быстрее, чем обычно. Поймав такси - сегодня Драко почему-то хотелось вернуться поскорее, - он помчался домой.

Позванивая ключами, Драко отпер дверь. В коридоре горело бра - Драко никогда не выключал его, потому что возвращаться вечером в темную квартиру было неприятно. Включив полный свет, Драко наклонился, чтобы снять ботинки - и замер.

Что-то в квартире было не так.

Он не успел понять, что именно. Простучали коготки, из гостиной выбежал котенок и начал вертеться у Драко под ногами. Тот разделся, не переставая оглядываться по сторонам, подхватил котенка под живот и понес на кухню.

Только там, уже вынимая их холодильника молоко, чтобы накормить Гарри, Драко понял, что же в доме не так. Не то чтобы в квартире его царил беспорядок - нет, это была типичная квартирка аккуратного холостяка, не вылизанная до блеска, но и не запущенная до неприличного состояния. Иногда по субботам Драко даже брался за пылесос… И он всегда мыл по утрам свою чашку и вытирал со стола крошки от печенья. Но этим вечером… слишком ровно стояли коробочки со специями на маленькой полочке. Все ножи были аккуратно составлены в подставку - хотя он точно помнил, что оставил один их них возле хлебницы. Это не был Порядок с большой буквы. И все-таки…

Чувствуя, как холодок пробежался по спине, Драко наклонился к своему питомцу. Сейчас ему как никогда стало жалко, что у него нет волшебной палочки.

- Послушай, приятель, - медленно произнес Драко. - Если ты анимаг, то я сообщаю тебе, что мое имя Драко Малфой, я чистокровный волшебник и не сдам тебя в полицию или психушку. Так что можешь принять человеческий облик.

В ответ Гарри с надменным недоумением на мордочке слизнул с усов каплю молока и неторопливо покинул кухню. Драко рассеянно налил молоко в кастрюльку и поставил ее на огонь.

В столь же рассеянном состоянии Драко заварил чаю, налил полчашки заварки и полчашки горячего молока, прихватил вазочку с печеньем и пошел в гостиную.

Здесь ничего не изменилось. По крайней мере, на первый взгляд. Драко включил телевизор, не переставая оглядываться по сторонам. Видимых признаков того, что кто-то похозяйничал в квартире, не было. И все-таки…

«Хватит! - сказал себе Драко. - Ты совсем рехнулся от одиночества!»

Он вдруг вскочил с дивана, проигнорировав Гарри, который как раз пытался забраться ему на колени, и помчался в спальню. Из спальни - в ванную. Внимательно огляделся в коридоре. Прошел на кухню и пристально посмотрел на баночки со специями и ножи, как будто они могли раскрыть ему тайны бытия.

«А может, так и было? Может, я сам их выровнял машинально? И нож положил на место? Может, я просто не помню?»

Драко вернулся в гостиную. На экране телевизора игрок пытался ответить на вопрос, какой из четырех названных городов является столицей Турции.

- Анкара, идиот! - раздраженно сказал Драко. Котенок вспрыгнул на диван и устроился у него на коленях. Драко погладил мягкую спинку, и малыш довольно замурчал.

Нет, это определенно был нормальный котенок. В конце концов, Драко Малфой, чистокровный волшебник в черт знает каком поколении, мог отличить котенка от анимага и узнать волшебника в любом живом существе. Он потрепал Гарри за ушами. Может, ему и в самом деле стоит завязать отношения, пока он не свихнулся от одиночества?

Гарри поднял голову и мурлыкнул.

- Ты тоже так думаешь? - Драко неторопливо гладил котенка. - Ты думаешь, мне стоит найти себе хорошего парня и жить с ним? Вряд ли я смогу, малыш Гарри. Я… - Драко запрокинул голову на спинку дивана, сам удивляясь тому, что собирается сказать. - Я ведь влюблен. Я до сих пор его люблю, хотя его уже давно нет на свете. Как бы я хотел сказать ему это… Как бы я хотел, чтобы он был здесь, рядом со мной. Господи, чего бы я только не отдал!.. - Он прикусил губу, глядя на расплывающийся потолок. - Ты, наверное, хочешь спросить, что же в нем такого особенного, что я никак не могу его забыть? Я не уверен, что знаю. Я целых пять лет пытался сжить его со свету или свести с ума. А потом я словно прозрел - я понял, какой он. Я понял, что то, что мне казалось отвратительным в нем, на самом деле прекрасно. Я понял, что… что я его не знал… или не понимал, что делать со своими знаниями… потому что я всегда знал, что он застенчивый, что он добрый, смелый, умный… не в том смысле умный, как Грейнджер, по-настоящему умный - мудрый. Я это всегда знал, но я и ненавидел это… ненавидел его, такого хорошего…

А потом… однажды я увидел, как он плачет. Он сидел на полу в туалете и плакал. Не рыдал, беззвучно плакал, уткнувшись головой в колени, только плечи тряслись. Я был последним человеком на земле, который должен был ему сочувствовать, последним, кому бы он рассказал о своем горе… но я спросил, что с ним… а он ответил, что у него умер крестный отец. Я не выразил сочувствия, но и гадостей не стал говорить… да мне было неважно, почему он плачет. Просто, когда я увидел его слезы, я понял… я не знаю, что я понял. Как будто мне с глаз сняли повязку. Все было по-другому.

Драко опустил голову - чтобы не подавиться своими слезами - и они свободно потекли по лицу. Котенок приподнялся, опираясь лапками ему на грудь, и ткнулся мордочкой в лицо Драко. Поглаживая пушистую теплую спинку, Драко шептал:

- Наверное, ты думаешь, я бы хотел никогда не заходить в этот туалет чертов, никогда не видеть его слез… Тогда, наверное, мне бы не было так больно… но я рад, честно, рад, что так вышло. Я рад, что люблю его. Лучше так… лучше так…

Спустя сколько-то времени человек и котенок лежали рядом на диване, и пальцы рассеянно и нежно почесывали за маленьким кошачьим ушком.

- Я становлюсь какой-то чувствительной старой девой, которой некому поплакаться, кроме своей кошки, - с улыбкой сказал Драко. - Что ты со мной сделал, маленькое чудовище?

Маленькое чудовище лениво мурлыкнуло. Подхватив его на руки, Драко отправился в спальню. Часы показывали половину двенадцатого.

На следующее утро Драко не стал ни заправлять за собой постель, ни мыть посуду. У него не было сознательного плана. Просто… для проверки.

Этот день был ужасен. Небо заволокло черным, день напоминал серые предвечерние сумерки. Ехать на работу пришлось в метро, потому что шел мокрый снег с дождем и ветром - не самая подходящая погода для прогулки, - а на такси в такую пору лучше было не ехать. Час пик, все-таки, пробки…

Так что пришлось Драко выдержать пытку лондонским метрополитеном; с детства ненавидевший толпу и толчею, он приехал на работу злым и взвинченным.

После того, как он поссорился с двумя коллегами, а потом еще и поругался с клиентом по телефону, разозлившийся начальник со словами «Трахаться надо чаще, Малфой!», пересадил его на учет товара. Это было плохо, потому что за день работы не учете шел только оклад, на проценты с продаж можно было не рассчитывать. Короче, получалось, что день прожит зря. К тому же, пришлось задержаться на час после того, как рабочий день закончился. Час работы в Фонд мира, как называли это сослуживцы Драко. Домой он возвращался злой, усталый и голодный.

Пришлось зайти в супермаркет, чтобы купить еды. Естественно, он попал именно в тот час, когда отработавшие люди закупаются продуктами, в результате снова подвергся испытанию толчеей; купил кошачьих консервов, молока и кофе и с облегчением покинул магазин.

В дверях ему встретилась квартирная хозяйка, улыбнувшаяся Драко во все свои десять зубов.

- Доброе утро, мистер Малфой. Как дела?

Драко пробурчал что-то вроде «Отлично», и вошел в лифт. Квартирную хозяйку он терпеть не мог - у нее была вечно худеющая неопрятная дочь, девушка неопределенных лет, и хозяйка почему-то считала, что Драко - лучшая кандидатура для ее дочери. Это при том, что Драко ни разу не привел в квартиру девушку, но при этом в первые годы своего проживания здесь время от времени водил юношей. Впрочем, может быть, пожилая леди не знала слова «гомосексуализм», а молодых людей Драко принимала за партнеров по шахматам.

Уже в лифте, шаря в сумке в поисках ключей, Драко обнаружил, что забыл кофе в магазине.

Он прислонился к стенке лифта, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Когда же лифт приехал на нужный этаж, когда Драко открыл дверь и вошел в прихожую, они одолели его, и он опустился на дверной коврик, захлебываясь слезами.

Прошуршали по паркету мягкие лапки, и мохнатая голова потерлась о руку Драко. Он потрепал котенка, встал и начал вылезать из пальто.

В доме упоительно пахло кофе.

Драко прошел на кухню, сопровождаемый котенком.

На плите стояла турка, над которой вился парок. Кофе, только что сваренный и оставленный, чтобы отстоялась гуща.

Драко автоматически взял турку, налил кофе в чашку, стоявшую на столе на блюдечке, зубами открыл пакет и налил молоко. Сел. Сделал глоток.

Да, в этот раз он не обманывался. Кухня сверкала чистотой. Кто-то не только вымыл посуду и вытер крошки со стола - кто-то тщательно оттер плиту, раковину, кафельную плитку и даже почистил диванчик. Прихватив одной рукой чашку с кофе, а другой - недовольно пискнувшего Гарри, Драко пошел исследовать квартиру.

Ошибки быть не могло. «Кто-то терем прибирал да хозяев поджидал». По углам не клубилась пыль, ванная была вычищена до блеска, на постели - ни складочки, вещи в шкафах разложены по полочкам в аккуратные стопочки, столы и тумбочки протерты и даже обувь на обувной полке - почищена.

- Может, вы и поесть приготовили? - пробормотал Драко, возвращаясь на кухню. Он оказался прав. Циничный осквернитель его квартиры оставил в духовке запеченную курицу. Драко наложил Гарри в мисочку мясных консервов, поставил мисочку на стол - чтобы не скучно было есть одному, - а сам принялся за курицу.

- Ну, и кто тут был? - спросил Драко у Гарри, когда с ужином было покончено. Котенок недоуменно покосился на него зеленым глазом. - Хорошо, давай рассуждать логически, - котенок согласно мяукнул. - Для начала примем версию, что это был не ты - если бы ты был волшебником, я бы тебя узнал, верно? - Котенок посмотрел на Драко, явно гордясь хозяином с такими блестящими дедуктивными способностями. - Предположить, что у меня в доме завелся домой эльф, я не могу - они предпочитают старинные дома и родовые замки. Значит, это кто-то, кто проник в квартиру извне. Как? Если бы кто-то открыл квартиру отмычкой, я бы это почувствовал - замок непременно стал бы барахлить. Да и трудно себе представить взломщика, который взламывает квартиру, чтобы навести в ней порядок. Значит, квартира была открыта ключом. Ключ есть у меня. У кого еще есть ключ? - Драко внимательно посмотрел на Гарри. На мордочке последнего отразилось вежливое недоумение. - У квартирной хозяйки, конечно же! Значит, - Драко встал и начал расхаживать по кухне, - старая ведьма решила все-таки свести меня со своей кикиморой, - Гарри возмущенно мяукнул. - Я с тобой согласен. Готовит она, конечно, неплохо, да и убирается тоже, но, во-первых, я не хочу жениться, во-вторых, она мне не нравится, и в третьих, я предпочитаю парней! И что же мне теперь делать? - Драко остановился у окна, оперевшись на подоконник. - Хмм… есть одна мысль, - и он, улыбнувшись, подхватил Гарри на руки и пошел с ним в зал. Там Драко включил телевизор, взял книгу и завалился на диван. Гарри с задумчивым видом устроился у него на груди. Наверное, он думал, что если это и есть план Драко по поимке квартирной хозяйки на месте преступления, то он весьма и весьма странен.

Прошло восемь лет с тех пор, как не стало человека, которого Драко хотел бы назвать своим возлюбленным. Не то чтобы у него никого не было за эти восемь лет. Драко, правда, никогда не прибегал к услугам проституток, полагая, что совершенно незачем платить деньги за то, что можно получить бесплатно; в конце концов, он не был старым уродливым хреном, которому не на что рассчитывать, кроме своего кошелька.

Но все его связи были недолговечны. Первое время он еще думал, что новая любовь сможет вылечить старую боль. Потом его отношения превратились в однодневки. Он заходил в бар, сидел возле стойки, пока не замечал того, кто ему нравился. Тогда он подсаживался к этому человеку; завязывалась беседа… Они уходили из бара вместе и шли до ближайшего отеля. Проводили там несколько часов, в лучшем случае - ночь. Утром расходились и больше никогда не виделись. Иногда Драко оставались от них имена. Впрочем, он их быстро забывал…

Он не позволял себе тосковать по Гарри, поэтому тот даже не снился Драко во сне…

Виновата, наверное, была эта истерика.

Драко проснулся от ощущения, что мягкие теплые губы ласкают его лицо. Не поцелуями - легчайшими прикосновениями словно очерчивая контуры. Не открывая глаз, он поднял руку, вплетая пальцы в горячий шелк волос. Он знал, что волосы черные.

- Ты мне раньше не снился, - шепотом произнес Драко. Смешок был ему ответом.

- Я тебе и сейчас не снюсь…

- Все вы так говорите, - улыбаясь, ответил Драко. Теплые губы неумело прижались к его рту, и Драко снова улыбнулся - причудам своей памяти и фантазии сонного сознания. Конечно, губы были неумелыми, ведь у Гарри не было никакого опыта. У его Гарри не было опыта…

Он знал, что никогда не будет вместе с Гарри, и потому мог воображать о нем все, что угодно. И в его фантазиях у Гарри не было опыта. Это он, Драко, учил его всему. Даже поцелуям…

Драко посмотрел на Гарри. Зеленые глаза тревожно поблескивали, заглядывая в его лицо.

- Тебе понравилось? Я нормально это делаю?

- Очень хорошо, - ответил Драко. Пальцы его заскользили по шее Гарри, за ушком, и тот слегка мурлыкнул, склонив голову к плечу.

- А я тебе нравлюсь? Как я выгляжу?

-  Чудесно, - ответил Драко. Гарри из его сна было вряд ли больше семнадцати лет. Естественно, ему и не могло быть больше. Драко никогда не видел его старше и не увидит уже никогда.

- Я надеялся, что тебе понравится, - прошептал Гарри, кладя голову на грудь Драко. - Я хочу, чтобы ты был счастлив. Я тебя люблю…

- Мне нужно забыть тебя, чтобы быть счастливым… - Драко почувствовал, как слезы, которые он, казалось, выплакал уже без остатка, снова сжимают ему горло и наполняют глаза.

- Нет! - Гарри стремительно вскинулся на кровати. - Нет! Тебе не нужно! Зачем? Я буду с тобой, Драко, милый…

Драко резко сел, ловя свой дивный сон в объятия, перевернулся, подминая худое тело под себя.

- Ты мне снишься… Не мучай меня, любимый, оставь меня, ты всего лишь сон, утром тебя не будет…

- Я буду! – упрямые губы сжались в полоску, брови нахмурились… слишком знакомое выражение; такое появлялось на его лице, когда уставали глаза и мысли, а говорить надо было, и спорить надо было, и решать надо было; Драко наблюдал за ним, где бы они ни были – в кабинете ли директора, в доме ли номер двенадцать на Гриммаулд-Плейс, в грязной ли палатке… там, где мог быть штаб Ордена Феникса, - наблюдал, и сердце его терзалось. Почему тебе на плечи взвалили тяжесть всего мира?

- Я никуда от тебя не денусь, - мягко произнес сон и потянулся к губам Драко. Наплевать, решил тот. Наплевать, пусть продолжается. Пусть – хотя бы во сне… 

Он наклонился и встретил губы Гарри на полдороге. И это был другой поцелуй. Драко целовал его сам – так, как умел, а умел он отлично. Он учился. Еще в то время, когда думал – впрочем, нет, не думал, мечтал, - что когда-нибудь кошмар закончится, и он сможет попробовать. И тогда он не должен был разочаровать Гарри. Он должен был показать ему все, на что способен.

Впрочем, и его учителя говорили, что целуется он невероятно…

Глаза Гарри светились в темноте, когда поцелуй закончился, и оба открыли глаза.

- Дальше будет так же хорошо? – ласково улыбаясь, спросил он.

- Дальше будет лучше, - тихо ответил Драко.

На следующий день погода ничуть не изменилась. Все тем же серым коконом окутывали небо тучи, насквозь прохватывало ледяным ветром, ноги прохожих месили грязь… и, тем не менее, Драко был в прекрасном настроении.

Проснувшись утром, он, естественно, сразу понял, что ему снился прекрасный до невозможности сон. Но мысль, как ни странно, не вызывала глухой тоски и разочарования. Он был полон пузырящейся, как шампанское, радости, и даже запел в полный голос на кухне, пока варил себе кофе – чего с ним не случалось никогда. Обычно Драко по утрам даже разговаривал с трудом. А тут вот – запел, подхватил с пола недоумевающего Гарри, как раз слизнувшего с усов последнюю каплю утреннего молока, и закружил его в вальсе. Котенок протестующе мяукал.

На работе Драко в течение первого получаса рабочего времени обаял всех сотрудниц, включая заслуженную работницу отдела, суровую как Нибелунги, а после того, как он закончил с очередным клиентом, шеф Драко, толстый злой мужик, гетеросексуал и гомофоб, заявил:

- Тебе, Малфой, надо в секс по телефону идти работать!

В ответ Драко отколол номер. Положив ладонь на талию, он призывно качнул бедрами, взмахнул ресницами и проворковал:

- Ну почему же только по телефону?

Сегодня определенно был волшебный день, потому что после этой выходки шеф не только не уволил Драко немедленно и без выходного пособия, но даже не вышел из себя. Вспыхнул, потом заржал вместе со всеми и ушел.

Коварный план Драко (он любил коварные планы – он только сейчас понял, насколько любил, и как он по ним соскучился) вступил в действие во время обеденного перерыва. Драко не пошел, как обычно, в кафе на первом этаже, а вышел из здания, где располагался их офис, перешел дорогу и устремился в кафе-мороженое, что располагалось в здании напротив.

Там Драко, не поморщившись, съел в один присест порцию пломбира, порцию крем-брюле, две порции мороженного с шоколадной крошкой, которое очень любил, и еще порцию экспериментального, фруктового – попросив положить туда все фрукты, которые были перечислены в меню.

Потом выпил ледяного апельсинового сока, немного побродил по холодной улице и, насквозь промерзший, вернулся в контору.

Результат эксперимента не замедлил проявиться час спустя. Драко начал хрипеть. В конце концов, шеф буркнул, чтобы Малфой сию же секунду шел домой, а в понедельник явился на работу крепеньким как молодой огурец. Драко хотел пошутить по поводу интересных ассоциаций, но посмотрел в глаза шефу – и решил, что во второй раз может и не повезти.

Итак, Драко ушел с работы намного раньше положенного времени.

К дому он подъехал на такси, попросив высадить его у черного хода. Поднялся по лестнице пешком, чтобы в тихом дневном доме тот, кто забирается к нему в квартиру, не услышал гудение лифта. Тихо-тихо, зажав связку ключей в кулаке, отпер дверь.

В квартире ровно шумел пылесос. Драко остановился  на пороге, глядя в дверной проем, что вел из прихожей в зал. Он знал, он твердо знал, что там, в зале, должна быть толстая и некрасивая, вечно распространяющая сладковатый запах пота, дочь его квартирной хозяйки. И он хотел выгнать ее отсюда и запретить близко подходить к дверям его квартиры.

Но он стоял на пороге, потому что знал одно, а чувствовал – другое. Того, кто – он чувствовал! – был в этой комнате, уже давно не было на свете. И даже кости его сгнили под землей.

Драко оторвал тяжелую левую ногу от коврика и сделал шаг. Потом – не менее тяжелую правую. Еще шаг.

Сначала Драко увидел пустые книжные полки. А потом…

Он был там. С метелочкой для смахивания пыли в руках, на коленях перед рядом книг, одетый в старые джинсы Драко и старую же майку. Эти вещи Драко носил вскоре после войны, когда был худ как щепка.

Он вскинул голову, и Драко увидел его глаза. Сначала ему показалось, что он без очков – но мгновением спустя, сморгнув, Драко понял, что ошибся. Очки были на месте. Они ничуть не изменились. Он тоже ничуть не изменился.

Семнадцатилетний Гарри Поттер смотрел на Драко из-под неровной челки.

- Привет, - сказал он, поднимаясь на ноги и отряхивая руки.

- Привет, - механически отозвался Драко.

- Я не знал, что ты придешь так рано, - произнес Гарри. Он стоял в нерешительности, даже как будто слегка покачиваясь, словно не зная, стоит ли ему подходить к Драко или нет.

- А то бы что? – спросил Драко, и голос его прозвучал как трение наждачной бумаги по сухому дереву. – Опять сбежал?

- Я не сбегал. Я ужин не успел приготовить, - расстроено ответил Гарри. Прошел мимо Драко в сторону кухни, но остановился, глядя на его ноги. – Разуйся. Натопчешь.

А сам подошел сзади и потянул пальто с плеч Драко.

И тогда Драко спросил:

- Кто ты такой?

- Ну вот,  - огорченно сказал Гарри. – Разве ты не знаешь?

- Ты Гарри Поттер. Сын Джеймса Поттер и Лили Эванс, магглорожденной, Мальчик-Который-Выжил, Ловец Гриффиндора, убийца Вольдеморта, ты умер восемь лет назад, - рот Драко выдал все это без согласия мозга.

- Ну вот, видишь, - улыбнулся Гарри. – Сам все знаешь, зачем же спрашивать?

- Как ты… ты… - Драко коснулся груди Гарри, словно желая убедиться, что тот настоящий, вцепился в ворот майки. – Это не можешь быть ты!

- Ты сам назвал меня Гарри, - ответил тот. – Так что это я. Пойдем. Поможешь мне с ужином, раз уж ты пришел.

- Я купил замороженную пиццу, - тихо сказал Драко. – Не возись…

- Это хорошо, - Гарри принял из рук Драко сумку и пошел на кухню. Драко пошел за ним, попутно подумав, что черного котенка он, наверное, больше уже не увидит. Словно в ответ на его мысли, Гарри обернулся и спросил:

- А кого ты хочешь видеть?

-  Тебя, - ответил Драко. Улыбнувшись, Гарри шагнул к нему и почти повис на шее. И Драко расхотелось спрашивать, пока он целовал свою сбывшуюся мечту и знал, ощущая вкус губ Гарри, что таким этот вкус и должен был быть…

Потом он все-таки сказал:

- Я не думал, что твои очки будут так мешать…

Гарри рассмеялся.

-    А я могу и без очков…

Обсуждение на форуме