Немного холодной воды на флафф

Автор: Нюшка
Жанр: затрудняюсь) Сказала бы, что стеб, так ведь -
 не смешно.  Сатира
Рейтинг:
PG-15
Пейринг: Гарри/Драко
Дисклеймер: вот уж и правда не претендую
Предупреждение: смерть персонажа, ЦИНИЗМ.
От автора: Фик получился злобный и циничный. Стиль – только факты. Такой несколько странноватый стиль
  изложения избран намерено.

Гарри Поттер разлюбил Драко Малфоя года через два после начала их совместной жизни. Это произошло не сразу. В какой-то неуловимый момент сердце Гарри перестало сладко стискиваться, стоило взгляду упасть на бледное лицо с тонкими чертами. И кончики пальцев уже не покалывало от случайного прикосновения к легким светлым волосам. Да и обтянутый джинсами задик, который еще полгода назад казался верхом сексуальности, уже не вызывал желания сразу тащить его обладателя в постель. Теперь, вместо этого, хотелось выпить сливочного пива.

Поттер не сразу осознал эти изменения, а когда понял, что страсть и нежность исчезли, привычно почувствовал вину. Мысль о том, что им нужно расстаться, Гарри в голову не пришла:  Драко слишком многим пожертвовал для того, чтобы быть с ним. Отказался от имени, родителей, наследства; навсегда оставил благоустроенные комнаты в западном крыле Имения Малфоев. И теперь Гарри должен Драко жизнь.

После грязного публичного скандала, который сопровождал  начало совместного проживания,  Драко отказался от должности в Министерстве магии,  занимаемой им уже несколько лет. Ведь теперь ему было бы стыдно поднять глаза почти  на любого мага. Гарри стыда не испытывал  - должность аврора, которую он продолжал бестрепетно занимать, приносила неплохой доход, да и сбережения, оставленные родителями, еще не истаяли. Поэтому он, пожав плечами, взял на себя решение всех финансовых проблем.  Правда, пришлось снять домик побольше - понадобилась отдельная комната для вещей слизеринца.

Гарри любил проводить время в маггловских ночных клубах. Ему нравились громкая музыка, разгоряченные тела, танцы, стриптиз.  Драко любил сидеть у камина и вспоминать в деталях, какие чудесные праздники бывали у них в Имении.

Гарри возвращался домой очень поздно, а по утрам любил поваляться в постели. Драко вставал довольно рано и шумно возился на кухне, перемалывая ручной мельницей порцию кофейных зерен. Он всегда заботливо оставлял Гарри чашечку отличного кофе, никогда не забывая обратить на это внимание любовника. Первое время Поттер улыбался. Потом ему уже было не смешно. Ему отчего-то начало казаться, что за несколько месяцев совместной жизни Драко мог бы и запомнить, что Гарри пьет по утрам чай. Всегда. Впрочем, это была мелочь. Выливать заботливо заваренный напиток было жалко, и через полгода гриффиндорец привык пить по утрам кофе.

Гарри любил заниматься сексом, но предпочитал, чтобы все было просто. Драко любил странные игры с наручниками и плетками. Иногда Гарри на следующий день не мог сидеть. Первые недели это его забавляло. Через два месяца стало просто больно.

Гарри Поттер любил Рема Люпина. Мягкий, спокойный Люпин стал для Гарри кем-то вроде отца. По крайней мере, он больше многих подходил на эту роль. Восстановленный в должности преподавателя защиты от темных искусств, Люпин довольно часто стучался в дверь дома Гарри и Драко. Гриффиндорца  всегда радовали эти посещения. Драко Малфой Рема Люпина не любил, однако визиты его терпел со стоической кротостью, лишь изредка кидая на Гарри взгляды, более подходящие первому христианину, запертому в клетке со львами. Драко никогда не сказал ни единого плохого слова Люпину, лишь после ухода Рема слизеринец громко и облегченно вздыхал. Гарри вспоминал, что Драко ради него отказался от слишком многого и теперь имеет право жить такой жизнью, какой хочет, принимать в их общем доме тех людей, которые ему приятны. Со временем визиты Рема стали в тягость и Поттеру. Мудрый и тактичный Люпин перестал приходить.

Гарри начал курить. Драко раздражал сигаретный дым. Гарри бросил курить

Люциуса Малфоя приговорили к поцелую дементора. Гарри предложил выхлопотать  разрешение на последнее свидание. Драко отказался.  Морщась от душевной боли и упиваясь собственными твердостью и благородством, он заявил, что не меняет однажды принятых решений и что этот человек не имеет к нему никакого отношения. Приговор был приведен в исполнение, имение конфисковали. Последнему из рода Малфоев в наследство досталась вполне приличная сумма, которую он положил в Гринготтс, небрежно бросив: «На черный день».  Гарри кольнуло странное чувство – было жаль Люциуса Малфоя

Рон и Гермиона были частыми и желанными гостями в доме Гарри. Оба они боролись со своей неприязнью к слизеринцу. Рон  пытался шутить и с замороженной улыбкой внимал длинным рассказам Драко о прежних высокопоставленных друзьях Люциуса. Гермиона проявляла утонченную любезность и не взрывалась даже тогда, когда Малфой позволял себе давать ей милые маленькие советы по поводу одежды, ведь последний  демонстрировал крайнюю вежливость: с его языка ни разу не сорвались презрительные  «нищий магглолюб» и «грязнокровка».  Только  Гарри ловил тоскливые, исполненные истинного страдания, взгляды.  Когда Рон и Гермиона с некоторым облегчением покидали дом, Драко, ослабев, падал на постель. Он ничего не говорил, но Гарри не были нужны слова, чтобы ощутить свою вину за то, что любовник донельзя вымотан грандиозными усилиями, которые прилагались  к тому, чтобы быть весь вечер любезным.  Постепенно Гарри, чтобы не подвергать Драко стрессу,  стал встречаться с Роном и Гермионой на нейтральной территории. Они вместе ходили в бары, на вечеринки, выходили в маггловский мир. Малфой оставался дома и никогда не протестовал, когда друг собирался на встречу. Но когда Гарри возвращался домой, он находил Драко на кровати, лежащим лицом к стене. Тот  спал в одежде, словно долго ждал и, так и не дождавшись, уснул, сморенный тишиной и тревогой. Во сне у него двигались губы. Следы печали были явно видны на бледном лице. Гарри чувствовал себя подонком. Потребность во встречах с Роном и Гермионой вскоре ослабела, и их вечерние вылазки прекратились.

Малфой начал жаловаться на скуку.  Гарри попытался разнообразить жизнь Драко и несколько раз вытащил того на небольшие вечеринки у коллег по работе. После второй  вечеринки хозяин дома, морщась, словно от зубной боли, испытывая настоящие мучения от необходимости говорить такие вещи, попросил мистера Поттера больше не приводить к ним своего крайне неприятного друга-сноба.

Иногда Драко  все же выбирался из своего уютного мирка и отправлялся на поиски приключений. Гарри он с собой не приглашал, объясняя это тем, что у того есть своя жизнь, свои друзья и он, Драко, тоже имеет на это право.  В этих «выходах в люди» он изредка подцеплял странные образчики человеческой породы, которые с энтузиазмом коллекционера тащил в дом. Гарри предпочитал не общаться с этой странноватой богемной публикой. Он молча проходил в свою комнату, стараясь не вдыхать вытекающий   тонкой струйкой из гостиной запах марихуаны. Однажды утром заспанный небритый мужик в странном, даже для мага, рваном и грязном одеянии, выполз на кухню, когда Гарри варил кофе,  и грубо спросил у хозяина дома, кто он такой. Турка с кофе полетела в стену, мужик – за дверь. Молча, не произнося ни единого слова и не делая ни одного лишнего движения, Гарри одного за другим вышвырнул засидевшихся гостей. Драко наблюдал за его действиями сузившимися от злости глазами. Это была их первая открытая ссора. Фраза: «Я стольким пожертвовал ради тебя», впервые была произнесена вслух.

Драко любил коньяк, как минимум, семилетней выдержки. Других спиртных напитков он не признавал. В небольшом баре, встроенном в стенку между двумя шкафами с малфоевской одеждой, всегда был запас благородного янтарного напитка. Гарри любил пиво. Пива в доме не было никогда.

Как-то раз Аластор Хмури, перебрав огневиски и утратив от этого обычную осторожность, проговорился, что Драко Малфой, в тот день, когда уходил к Поттеру, уже знал о возможном аресте отца и о том, что в случае, обвинительного приговора родовое имение будет конфисковано. Гарри попытался не думать о том, что его просто использовали, но мерзкие мысли упорно лезли в голову, как и банальный, но важный вопрос: а любил ли Драко его когда-нибудь?

Через два года совместной жизни Гарри и Драко на пороге их дома появилась Нарцисса, сменившая гнев на милость. По мнению Гарри, она могла бы гневаться и дальше. Но Драко был так счастлив… Он и так стольким пожертвовал ради Гарри, что просить его удержать мать от визитов было бы нечестно. Драко имел право принимать в доме своих родственников. Однажды Гарри услышал как Нарцисса, разговаривая через камин с подругой, назвала его «грязным извращенцем, сбившем с праведного пути ее мальчика».

Осознав, что его чувства к Драко неумолимо остывают, Гарри сделал отчаянную попытку удержать тепло в отношениях. Он приобрел путевку на маггловский лыжный курорт. Несколько дней царила идиллия - Гарри даже показалось, что не все еще потеряно. Потом Драко подвернул ногу, и Гарри отправился кататься сам. В тот момент, когда Гарри осваивал искусство слаломного спуска, Драко осваивал инструктора-швейцарца. Случайно узнав о подвигах любовника, Поттер с удивлением понял, что ему почти все равно.

Драко Малфой пользовался одеколоном со свежим, холодным запахом. Гарри нравились мускусные запахи.

Через три года после торжественного исторического отречения Драко от отца, Гарри Поттер не выдержал. Он собрал вещи и ушел. Закрывая за собой дверь дома, он сказал только три слова.

«Я так устал».

Драко посмотрел на закрывшуюся дверь, сел за стол и долго думал, обозревая перспективы ближайшего будущего. Перспективы были не блестящие. Стоило предпринять еще одну попытку все вернуть. Приняв решение, Драко написал длинное душещипательное письмо на трех страницах. Изложенная в несколько строк суть письма сводилась к следующему: Драко очень хорошо понимает, что вел себя невыносимо. Драко совсем не винит Гарри.  Драко очень многим пожертвовал для Гарри. Но в этом тоже совсем не винит Гарри. Драко просто не может жить без Гарри. И не будет. Но совсем, совсем не винит в своей смерти Гарри. После такого письма Гаррино чувство вины должно было стать нестерпимым. На таком прочном  фундаменте вполне можно было протянуть еще пару лет.
Потом слизеринец несколько часов занимался расчетами. Он с ювелирной точностью вычислил количественный состав компонентов отравляющего зелья так, чтобы яд начал действовать через четыре часа после приема. По мнению Драко этого было более чем достаточно для того, чтобы Поттер остыл и вернулся. Слизеринец тщательно оделся, выпил зелье и рухнул на кровать,
  приняв драматическую позу.
Драко Малфой отлично изучил Гарри Поттера - тот действительно вернулся. Через шесть часов. К этому времени Драко был давно и безнадежно мертв. Поттер прочитал письмо, выудил из мусорной корзины листок с расчетами, разобрался что к чему и слабо усмехнулся. Потом он несколько часов просидел на постели рядом с телом, держа мертвую руку и нежно поглаживая длинные пальцы. Кажется, он даже плакал.

После похорон Гарри вернулся в маленький домик. Все вещи Драко он отдал организации помощи обнищавшим колдунам. Он больше никогда не заводил постоянных связей. Все его любовные истории длились не более одного вечера.

Иногда его мучили сны. Ему снилось, что он возвращается домой, а в кресле возле камина сидит Драко с бокалом коньяка и подробно рассказывает, как чудесно отмечали в Имении начало сезона дождей…Это были кошмары.

Просыпаясь, Гарри с облегчением вспоминал, что Драко давно мертв. И Гарри Поттер ничего не должен Драко Малфою. И ни в чем перед ним не виноват.

Обсуждение на форуме