Сновидения

Автор: Лукреция
Pairing: Люпин/Блэк, Снейп/Перси Уизли, также присутствуют намёки на инцест.
Рейтинг: PG-13
Жанр: юмор/пародия
Краткое содержание: Ночные кошмары - последствия расшатанных нервов. И наоборот.
Disclaimer: все права принадлежат тем, кому они принадлежат, никакой прибыли я не извлекаю.
Размещение: если появится желание разместить где-либо этот фанфик, не забудьте указать имя автора.
Благодарности: всей ЗС за невероятное терпение! Очень надеюсь, что прочтение сего шедевра доставит Вам хоть немного удовольствия.

Вот уже месяц бесстрашному профессору Снейпу снились душераздирающие кошмары. Посреди ночи он просыпался весь в холодном поту, искал у кровати мягкие бордовые тапочки (почти никогда не находил правый) и с тяжёлым вздохом тащился к шкафчику, забитому зельями. Сонное зелье вроде как не требовалось - куда уж там спать, когда невесть что снится? - и всё чаще профессор уныло уничтожал запасы Успокаивающего порошка, что, впрочем, было не так уж и плохо: к завтраку в Большом зале он спускался благостней некуда, желал Дамблдору (о, ужас!) доброго утра, и с леденящей душу ухмылкой похлёбывал крепкий чёрный чай. Студенты шарахались от добренького профессора Снейпа по углам, прилежно зубрили состав мази от геморроя, и даже Лонгботтом, не помня себя от страха, за последний месяц не растворил ни одного котла.

С наступлением ночи профессор становился всё мрачнее: ночью полагается спать. И даже видеть сны. Сны. Только этого не хватало. Последний кошмар, в котором Филч, гадко осклабясь, предлагал профессору зельеделия интим, довёл последнего до дрожи в коленях. И вот - опять. Опять ночь, опять сны… Облачившись в шёлковую пижаму цвета спелого граната, Снейп перерыл содержимое шкафчика и наконец нашёл то, что искал: маленький пузырёк, в котором плескалась мутновато-сизая жидкость, переливался всеми цветами радуги и, согласно этикетке, надписанной самим профессором зельеделия, избавлял от сновидений. Чему-чему, а уж собственноручно изготовленным препаратам Снейп доверял целиком и полностью. Опустошив пузырёк, профессор, блаженно улыбаясь, опустился на шёлковые простыни. О, отдых! О, нега! Глаза закрылись сами собой, дыхание сделалось ровным и глубоким…

Профессор стоял у двери дома семейства Уизли. Как он понял, что дом этот принадлежит Уизли, как добрёл до крыльца - загадка. Но дверь дружелюбно распахнулась перед его крючковатым носом.

- О, профессор! - воскликнула Джинни Уизли, пропуская Снейпа в узенький коридор. - Ну наконец-то!

- Что, Снейп пришёл? - глумливо осведомились из кухни. "Наверняка этот нахал Рон!", - злобно подумалось профессору. - Ну так пусть идёт на кухню! Мы же не оставим его в коридоре, правда, Джинни?

Из кухни неслись соблазнительные ароматы имбиря и корицы. Да и сама кухня выглядела не так ужасно, как представлялось Снейпу: ни тебе земляных стен, ни удушающей сырости… Даже кротов нету! Довольно милые пожелтевшие обои на стенах, обильно увешанных детскими рисунками, планами из Министерства Магии (Перси Уизли постарался!..) и невразумительными рецептами из журнала для ведьм "Для Вас всегда - Лысая Гора!". У маггловской плиты, явно усовершенствованной при помощи волшебства, суетился Чарли Уизли. Снейп моргнул. И ещё раз моргнул. Но ничего не изменилось. Из одежды на Чарли имелся только фартук, небрежно завязанный бантом на талии. То, что на ногах у Уизли красовались тапочки в виде розовых зайцев, было не в счёт. Рон носился по кухне в поисках ванильного сахара (уж этот-то, по крайней мере, догадался запахнуть ветхий халатик!).

Профессор, не совсем понимая, куда ему деваться во всём этом бедламе, застыл в дверном проёме с самым трагическим выражением физиономии. Но зря он встал в дверях, зря! Потому что через мгновение мимо него, обдав жарким дыханьем, прошмыгнул Билл Уизли. С отпавшей челюстью Снейп уставился на молодого человека, чьи волосы были небрежно собраны в конский хвост. В ухе Билла соблазнительно болталась серьга с клыком хрен-знает-какого зверя, безупречно прекрасное тело было обтянуто чёрной кожей, не скрывая, а наоборот обнажая все самые завораживающие изгибы фигуры. Прекрасный нарушитель снэйпова спокойствия сверкнул лучезарной улыбкой, склонившись над противнем.

- А где же яблоки? - удивлённо протянул Билл прерывающимся от необъяснимой страсти голоском. - Яблоки-то где?

- Нету яблок, - отозвался Чарли. - Нету. Собрать надо. Может, профессор, - вихляние задом в сторону остолбеневшего Снейпа, - соберёт нам немножко? А, профессор?

- Д-да, - прошептал Снейп. - То есть, нет! Ни в коем случае! Никогда ещё Снейп не собирал яблок для шарлотки!

- Ну для нас! - зашептал Билл Уизли, подбираясь всё ближе к профессору. - Немножко!

Он протянул Снейпу здоровенную миску, будто невзначай коснувшись пальцами похолодевшей руки профессора, и, не церемонясь, выставил дорогого гостя в благоухавший розами сад.

- Да побыстрее! - донеслось с крыльца.

Чертыхаясь себе под нос, многоуважаемый профессор прокладывал путь сквозь заросли осоки туда, где, как он предполагал, должны были произрастать яблони. Ни один из братьев Уизли не удосужился показать Снейпу дорогу до вожделенных яблок, так что идти приходилось по чутью, так сказать, по нюху. А пахло только свежестью, розами, да, кажется, олеандрами. И никаких яблонь! Увлечённый невесёлыми мыслями, профессор угодил в какую-то яму, вскрикнул, отдёрнул пострадавшую ногу и кинулся бежать вперёд, не разбирая дороги. "Гномы, гномы! У этих нерях живут садовые гномы!", - с отвращением бормотал профессор, топча маргаритки. Перед его взором наконец предстали вожделенные яблони, и он, содрогаясь от отвращения и ежеминутно оглядываясь по сторонам, до верху заполнил миску мелкими плодами. Обратный путь к дому семейства Уизли был ужасен: отбиваясь от злобных гномов, Снейп гадко ругался и превращал садовую нечисть в кучки пепла. Дойдя до вожделенного крыльца, профессор с облегчением вздохнул. Но зря он вздохнул, зря! Потому что прямо перед ним возник Перси Уизли. И в каком виде! Наряженный в розовые плавки, в розовых же ластах и заячьих ушах, он набросился на профессора, невнятно бормоча слова любви и нежности. Предмет страстного обожания бросил миску с яблоками прямо на крыльце и принялся что есть сил вырываться из цепких лап Перси.

- Вы, профессор, вы - самый надёжный, самый трудолюбивый человек, какого мне только доводилось видеть в своей жизни! - шептал Перси, и его заячьи уши трагично дёргались из стороны в сторону. - Вы научили меня порядку и собранности! Вы - мой кумир! Мой идеал! Будь моим, Севви! Проведём вместе страстную ночь запретной любви!

Это было уже слишком. Всхлипнув от ужаса, профессор Северус Снейп собрал последние остатки сил и ринулся напролом сквозь сад, прочь от Перси, крыльца, кухни и брошенных яблок. На бегу профессор наступил на гнома, потом угодил точнёхонько в розовый куст. За спиной раздавались призывные крики: "Севви, ненаглядный, что же ты прячешься от своего Персика?.."

Профессор припустил еще прытче. Впереди маячила тёмная опушка, и на ней, кажется, кто-то был. Приободрённый, Снейп галопом понёсся к лесу, рассчитывая если не на портключ, то уж хотя бы на просёлочную дорогу. Перси отстал, и его голос глухо звучал где-то далеко, за яблонями. Не помня себя от радости, профессор приблизился к тем, кто так увлечённо беседовал на опушке посреди ночи. И - о, Мерлин! - чуть не упал в обморок.

- Трахни меня, мой волк! - вскрикивал… Сириус Блэк (?!), исступлённо прижимаясь к Ремусу Люпину (?!).

Не будь они оба полностью обнажены, не валяйся они в траве, всё было бы не так страшно.

- А ты - меня! - вздыхал Люпин, покрывая любовника страстными поцелуями.

Это было последней каплей. Закатив глаза, профессор Северус Снейп, краса и гордость Слизерина, повалился на траву в глубоком обмороке и…

проснулся.

Со вздохом облегчения профессор доплёлся до шкафчика красного дерева. Налив себе стаканчик виски, он задумчиво уселся в кресло у камина, наблюдая за яркими язычками пламени - нет, ну может же такое присниться! Примерно через час, вдоволь насидевшись у камина и выпив, наконец, стакан виски, Снейп мирно сопел в своей мягкой кровати, закутавшись в шелка. Спал он спокойно и - хвала Мерлину! - на этот раз без сновидений.

 

Обсуждение на форуме