Герберы

Автор: Ремина
Pairing: Снейп/Люпин
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance
Краткое содержание: вот к чему могут привести суеверия и запах этих гребаных лилий...
Disclaimer: все относящиеся к циклу о Гарри Поттере персонажи и идеи принадлежат Дж.К. Роулинг. А ненависть к лилиям - моя личная.
Размещение: С указанием копирайта - всегда пожалуйста!

Выпускной вечер в Хогвартсе- это что-то....

Седьмой курс дико пьет от радости осознания полнейшей свободы, шестой курс пьет не менее дико, понимая, что до такого счастья им остался лишь год, все прочие стараются равняться на своих кумиров... В общем, Хог в это время синий-синий, аж зеленый. Профессора стараються прятаться по всем возможным и невозможным углам ибо...

- Профессор МакГоннагал, если бы не вы...ик... я бы нихре...ничего не шар...понимал бы в трафн...трасн... транс-фи-гу ра-ции, вот. Спасибо вам...ик...ог-громаднейшее...

- Профессор Снейп, как бы я вас не ненави...в общем, спасибо!

- Профессор Флитвик...

- Профессор Люпин...

Цветы, цветы, цветы... Море цветов... Лилии...их приторный запах пропитал школу.

Отбивные, тыквенный сок, печеная картошка...казалось, что вся еда приготовлена исключительно из лилий... Снейп ходил по школе, нежно-лиловый с лица, старался поплотнее закутаться в свою мантию и страдал невыносимой головной болью. Ему казалось, что Хогвартс был проклят еще его основателями, что эта непонятная, неприемлемая страсть к лилиям захватывала в свои цепкие обьятия всех преподающих здесь профессоров.

Всех, кроме профессора Люпина, любившего спокойные и ничем не пахнущие герберы.

Поэтому Северус так часто в последнее время заходил к нему.

Отдохнуть.

Ибо даже подземелье пропиталось этим приторно-невыносимым ароматом.

Ведь даже Слизерин не мог усвоить, что ПРОФЕССОР СНЕЙП НЕ ЛЮБИТ ЦВЕТЫ!

И даже его милые сердцу аппартаменты, его любимые гобелены источали этот беспощадный аромат. Будьте вы прокляты, лилии...

- Любит - не любит... любит - не любит...

То, что на первый взгляд можно было принять за оранжерею, на самом деле являлось комнатами Ремуса Люпина. Букеты гербер стояли на столе, на полу, на тумбочках... Один особо крупный цветок Рем держал в руках и меланхолически лишал его лепестков.

Горка алых, белых и ярко-желтых лоскутков, бывших когда-то прекрасными цветами, покрывала его тапочки.

- Любит - не любит... любит - не любит...

Желтыми мотыльками кружили лепестки в воздухе, изо всех сил стараясь отдалить миг падения... Рем печально наблюдал за ними,тихо шепча:

- Любит-не любит... любит-не любит...

Еще с детства, детства, которого его лишили, он верил только в одно. Черная кошка - ерунда. Проходить под лестницей - пожалуйста... Суеверия - бред!
Но он не мог не верить в цветы, в обожаемые, яркие, цветные герберы. Разве цветы могут лгать? Никогда!
- Любит - не любит... любит - не любит...

Подметая коридоры Хогвартса полами мантии, Профессор Зельеварения и Алхимии Северус Снейп летел по коридору в направлении Гриффиндорской башни. Немногочисленные подвыпившие и не очень студенты шарахались от него, некоторые провожали его задумчивыми взглядами, явно недоумевая, чего это мрачного преподавателя занесло в Гриффиндорское крыло.

Повернув у входа в башню налево, профессор замер было перед неприметной дубовой дверью, но жуткий запах лилий, гнавший его всю дорогу из холла, заставил Снейпа распахнуть дверь, даже не постучавшись. Захлопнув за собой двери и сделав пару истерических вдохов чистого (Мерлин-маг, чистого, без этого гребаного запаха) воздуха, он, наконец-то, соблаговолил поздороваться с обитателем комнат.

- Здра... Люпин?

Вид профессора Защиты от Темных Искусств, столь по-детски наивно обрывающего лепестки, чуть не заставил его рассмеяться.

- Вот никогда бы не поверил - запах лилий тому виной? Или выпитая (чтобы успокоиться) бутылка вина? Так или иначе, но профессора Алхимии понесло:

- Никогда бы не подумал, что ты веришь в этот детский бред! Ну и как, любит?

Пронзительно-смущенный взгляд матово-карих глаз и какая-то наивно-грустная улыбка явились для Северуса внезапным откровением. Люпин уронил еще наполовину целый цветок и подошел к окну.

- Не знаю. Иногда получается да , иногда - нет . Там же много лепестков. И еще
маленькие попадаются... Боггарт знает, как их толковать...

- И на кого? Если не секрет?

- Секрет - тихий шепот, пылающий лоб прислонен к ледяному оконному стеклу. Шепот - про себя, тихо-тихо, только теплое облачко пара, вырываясь из губ, рисует странные картинки на окне.

- Ну ладно, - Снейп пожал плечами, из всех сил делая вид, что ему - все равно... Что ему плевать на это тонкое, перегнувшееся через подоконник тело, на эту полуседую, упавшую на глаза прядь... На то, что его любовь, тот, чей образ преследует его вот уже два десятка лет- любит другого... Конечно другого, разве может такое совершенство, как Ремус Люпин, полюбить мрачного, злобного бывшего Упивающегося Смертью??? Конечно, нет...

- Северус, - Люпин наконец-то опомнился, - а что ты вообще здесь делаешь? Нет, я не это... Не обижайся... Я просто спрашиваю.

Лицо профессора Снейпа исказила страдальческая гримаса. Он рухнул обратно в кресло и вложил всю свою ненависть в одно слово:

- Лилии!

- А! - Ремус отошел от окна и сел на кровать. - Ты тоже ненавидишь этот запах?

"Тоже..." И почему-то это "тоже" так ударило Снейпу по сердцу...

-Тоже ненавижу.

Рем подобрал недобитую герберу, но на Северуса как будто нашло озарение - он нежно перехватил ее из пальцев оборотня и продолжил обрывать белые, как снег,
лепестки,почему-то бормоча себе поб нос эту глупую детскую считалочку...

- Любит - не любит,
Плюнет - поцелует,
К сердцу прижмет,
К черту пошлет...

Ремус зачарованно наблюдал за тонкими бледными пальцами.

На втором "К сердцу прижмет" лепестки закончились...

- Вот видишь, - Люпин очнулся, тихо проклиная себя за то, что его вновь зачаровали эти тонкие пальцы. Эти нежные руки.. Эти черные волосы, которые так хочеться погладить, зарыться в них лицом и шептать какие-то ни к чему не обязывающие нежные глупости...

- Тебя все-таки любит. Везет же некоторым...

Снейп пару минут тупо смотрел на огненно-желтую сердцевину цветка, после чего
внезапно сорвался с места и вылетел за дверь - в обжигающий, подчиняющий все и вся запах лилий...

- Cеверус, Северус, разговаривать с самим собой, произносить это сотню раз проклятое и тысячу раз благословенное имя - не начало ли это паранойи?

- Любишь ли ты меня, Северус? - наивно-розовый лепесток летит на пол.

- Не любишь.

Комната Профессора Люпина последние пару часов напоминала цветочный морг. Вечно гуляющий по Хогу сквозняк поднимал целые толпы снежно-белых, невинно-розовых, солнечно-желтых и ярко-алых лепестков.

- Любит ... Не любит... Любит... Не любит...

Еще одним лепестком тихий, чуть хриплый голос:

- Любит.

Рем резко поднял голову, не веря собственным ушам...

- Любит, - чуть слышно повторил черный силуэт, оккупировавший дверной проем.

Молнией сорвался с кровати Рем, влетев в неуверенные, пахнущие мятой, лимоном, полынью и чуть-чуть лилиями обьятия.

И губы, розовые, как лепестки той самой герберы, наконец-то встретились..

Обсуждение на форуме