Клятвопреступник (Oath Breaker)

Автор: Goblin Cat KC

Перевод: Weis

Бета: atenas

Оригинал: здесь (разрешение автора на перевод получено)

Рейтинг: R (авторский; PG-15 – переводчика)

Пейринг: Драко Малфой/Гарри Поттер, Люциус Малфой/Северус Снейп

Жанр: драма/приключения

Статус: закончен

Краткое содержание: Малфои предпринимают драматичную эскападу, Драко приходится обучать Гарри темной магии, а все студенты Слизерина исчезают.

Глава 17

Тенью проскользнув через многолюдный замок, Драко вошел в Большой зал и сел за ближайший к дверям стол. Наблюдавшие за кладкой яиц единственной выжившей гидры хаффлпафцы и равенкловцы с любопытством посмотрели на него. И продолжали опасливо коситься в его сторону весь урок, но занятие прошло без происшествий.

Когда прозвенел колокол, Хагрид распустил класс и осторожно приблизился к слизеринцу.

- Прячься аль нет, все одно никто не забудет, шо ты натворил, - начал он. – И мош сказать Снейпу, что боле никаких гидр для него не будет, так что неча те тут околачиваться.

- Через час, - отозвался Драко, даже не потрудившись поднять голову, - я буду иметь удовольствие дать интервью мисс Скитер, для «Ежедневного Пророка». Мы с ней будем беседовать здесь, во время урока.

- Чего? – распахнул глаза Хагрид. – Сёдня? Тут?

- Именно, - царственно выпрямившись, Драко надменно взглянул  на него. – И если ты будешь держать рот на замке, я не скажу, что ты - один из темных магов, скрывающихся в Хогвартсе.

- Я не темный! – взревел Хагрид, нависнув над Драко. – Ты все врешь!

- Когда это останавливало Скитер? – юноша улыбнулся и пробежался рукой по волосам. – Ты же не думаешь, что твоя воображаемая анонимность защитит тебя от меня?

Он не ждал ответа, и был прав – Хагрид поспешил отойти к студентам, уже начавшим собираться возле гнезда гидры. Улыбка Драко немедленно исчезла. Он сразу понял, кто рассказал Скитер о том, что он едва не убил Филча. Из немногих осведомленных только Хагрид мог быть настолько глуп, чтобы разболтать все прессе.

Весь следующий час он провел в напряженных размышлениях о том, что будет говорить, то барабаня пальцами по столу, то расхаживая туда-сюда.

Темные маги не зря никогда не пытались возражать своим обвинителям. Разве они никогда не совершали ночных рейдов, не крали еду, не проклинали ни о чем не подозревающих волшебников и не заманивали ночных путников в чащи и болота? О, еще как. Не занимались некромантией? Занимались. Никогда не служили Волдеморту? Многие служили.

Драко опустился в кресло. Сцепил ладони, закрыл глаза и глубоко вздохнул.

- Пожалуйста, - прошептал он. – Пожалуйста, помоги мне все сделать правильно.

Он велел себе подумать. Чего он хочет добиться с помощь этого интервью? Что ему нужно? Убедить родителей студентов, что он не представляет опасности для их детей. Дать им понять, что он не чудовище из сказок, что темная магия не обязательно означает зло. Что он на их стороне в войне против Волдеморта.

Волдеморт – вот на чем нужно сделать акцент. Светлые маги любят говорить «враг моего врага – мой друг». Темные маги считают такого врага инструментом, который можно использовать, но в целом смысл тот же… Драко медленно выдохнул. Теперь у него появилась уверенность, что он справится.

Двери зала распахнулись и вошла Рита Скитер. Она мгновенно устремила на юношу хищный взгляд, но Драко уже чувствовал себя достаточно уверенно, чтобы суметь справиться с приступом нервной тошноты.

- Мистер Малфой, - торжествующе улыбнулась Скитер. – Не могу передать, как меня порадовало ваше приглашение. Вы определенно взбудоражили весь волшебный мир.

- Думаю, эта честь принадлежит вашим статьям, - Драко слегка склонил голову в знак приветствия.

Занимающиеся в другом конце зада студенты заметили появление журналистки и принялись заинтригованно перешептываться. Хагрид постарался быстренько загородить им обзор и нервно оглянулся на Драко.

- С нашей последней встречи прошло несколько лет, - сказала ведьма, садясь напротив Драко. – Вы изменились.

- Время меняет все, - отозвался юноша. – Должен признаться, пока продолжался ваш творческий отпуск, мне не хватало ваших статей.

Ее улыбка сделалась осторожной.

- Ну, нам всем нужно отдыхать время от времени.

Она вытащила пергамент и перо, которое в ее руке с длинными наманикюренными ногтями смотрелось немого странно.

- Дамблдор предупредил, что я не смогу пользоваться моим привычным пером, так что вам придется меня извинить, если время от времени мне придется сверяться с записями. Итак, приступим? Можете ли вы подтвердить слухи о том, что вы темный маг?

- Могу.

Удивительно, но глаза репортерши заблестели еще сильнее.

- И как давно?

Драко чуть помедлил и ответил:

- Я не превратился в темного мага вдруг, ни с того ни с сего. Точно так же я мог бы спросить вас, как долго вы были светлой. Я таким родился.

- Светлой? – переспросила она. – Так вы называете все остальное общество?

 С трудом сдержав порыв ответить ей то же, что он когда-то сказал Гарри об изменниках крови и грязнокровках, он с сожалением покачал головой.

- Нет, боюсь, я просто где-то услышал это название. 

- Значит, это правда, что обитатели школы знали, кто вы, еще до заявления директора?

В вопросе таился подвох. Если он ответит отрицательно, Рита потом сможет уличить его во лжи. Если положительно, может создаться впечатление, что в школе существует какой-то заговор. Поэтому Драко дал расплывчатый ответ:

- По школе ходили самые разные слухи. Какие-то из них показались некоторым студентам настолько убедительными, что они решились напасть на меня.

- Вы говорите о нападении, после которого несколько студентов Равенкло и Хаффлпафа оказались в лазарете? Я слышала, что вы наслали на них чуму, сотни ворон, и в конце старались прикончить их молнией.

- Вас послушать, так я просто великий воин, - покачал головой юноша. Он чуть было не засмеялся, но это могло произвести впечатление, что страдания нападавших забавляли его. Так оно и было, конечно, ублюдки заслужили все, что им досталось, и даже больше, но Скитер не обязательно об этом знать. - Я бы умер, если бы меня не спас Гарри Поттер, - закончил Драко.

- Нда… это не выглядит особенно правдоподобным. Никто и никогда не защищал темного мага.

- До сих пор. Гарри немало пришлось вынести и от вас, добрых волшебников, и от прессы. Полагаю, это научило его сочувствию.

- Но раньше вы с Гарри Поттером не были друзьями, - возразила ведьма. Ее глаза блестели, словно драгоценные камни в оправе очков. – Вы…

- Я знаю, как вел себя с ним, - перебил ее Драко, надеясь, что выглядит достаточно раскаявшимся. – То, что он сумел простить меня, многое говорит о его характере. Вообще-то мы даже стали друзьями. До возвращения слизеринцев этот год был ужасно одиноким. Если бы его не было со мной, все было бы намного хуже.

Было видно, что Рита не может решить, о чем спросить сначала – о внезапной перемене его отношений с Гарри, или о возвращении слизеринцев. Но колебалась она недолго, зная, что больше заинтересует ее читателей.

- Поговорим о слизеринцах, - предложила она. – Безо всяких видимых причин несколько дюжин детей внезапно исчезают на несколько месяцев, да так, что даже министерство не может их отыскать, и появляются через несколько месяцев в Хогвартсе.

- Они сделали то же, что и я в начале учебного года, - объяснил Драко. – Сбежали и спрятались от Сами-знаете-кого.

Называть Темного лорда этим прозвищем было глупо, но пока его лояльность была под сомнением, Драко не отваживался произносить имя Волдеморта перед Скитер. Но ему и не понадобилось - за невозмутимой профессиональной маской журналистки мелькнул страх. 

- Я думала, что Сами-знаете-кому не нужны несовершеннолетние, - осторожно произнесла она. - По крайней мере именно так заявили представители многих семей, чтобы защитить своих детей от допросов, когда он исчез в первый раз.

- Возраст не помешал бы ему использовать детей в качестве заложников, чтобы повлиять на их родителей, - объяснил Драко. - В последний раз многие были вынуждены служить ему, словно под Империусом, именно из страха, что он убьет их детей. В этот раз мы твердо решили не допустить подобного. В ночь, когда часть Пожирателей оставила Волдеморта, несколько старших студентов Слизерина собрали всех детей сбежавших и укрылись с ними в лесах.

- Одни? – ошеломленно переспросила Скитер.

Драко почувствовал к ней что-то вроде уважения. Она казалась искренне озабоченной.

- У них не было удобных постелей, - признал он, - и они вряд ли ели три раза в день, но находились в большей безопасности, чем в любом другом месте.

- Но кто-нибудь мог бы приютить их.

- Мы не знали, кому можно доверять, кроме, разве что, Дамблдора. Все случилось так внезапно, что воспользоваться каминной сетью они не успели, иначе  добрались бы до Хогвартса быстрее.

- Что значит «внезапно»? Вы должны были отправиться вместе с ними?

Глубоко вздохнув, Драко начал длинный рассказ о событиях той ночи и о том, что за ними последовало: как неожиданное собрание Пожирателей заставило их с отцом немедленно приступить к воплощению плана, как Драко остался в имении, чтобы уничтожить его, как летел сквозь сотворенный Волдемортом буран и как Гарри нашел его. Рита торопливо записывала, быстро переворачивая пергамент, когда заканчивалось место, и время от времени нетерпеливым жестом велела своему фотографу достать ей чистый лист из сумки. Когда Драко рассказал, как Дамблдор предоставил ему убежище, ведьма не дала ему даже дух перевести.

- Значит, множество темных магов были вынуждены служить Волдеморту? Получается, их дети тоже темные? Значит ли это, что все студенты Слизерина – темные маги?

- Кое-кто из них, - ответил Драко, взмолившись, чтобы Пэнси не возненавидела его за это. – Нам легче выжить в лесу в одиночку, и мы можем помочь тем, кто не привык к таким условиям. Но многие из слизеринцев не темные. Они обычные ведьмы и колдуны, чьи родители попали на глаза Сами-знаете-кому просто потому, что их дети дружат с детьми темных магов. Иногда родители знают друг друга. Вот почему слизеринцы ушли все вместе.

Он не стал говорить, что на других факультетах нет темных магов, что они собираются в Слизерине ради безопасности и что даже тогда их слишком мало.

-  Мне больше нечего добавить.

- То есть, вы не хотите говорить? Или действительно не знаете, кто из слизеринцев темный?

- Я хочу сказать, что вы почти полностью нас истребили. В таких условиях сложно помнить, кого еще можно поздравить с Рождеством, - Драко не потрудился скрыть прозвучавшую в голосе горечь. – В ваших книгах говорится, что мы настоящие чудовища, хуже самого дьявола. Нас обвиняют во всем. Если кто-то заблудится ночью, говорят, что это темные маги сбили его с пути. Случись чему-то пропасть или кому-то заболеть, люди винят темных магов. Если «честный» волшебник заводит роман, говорят, что его заворожила темная ведьма. Но будь мы и вправду виноваты в каждой такой мелочи, нас были бы тысячи.

- Сколько же вас?

Драко заколебался. Сказав правду, он открыто признается светлым, что прикончить осталось совсем немногих, солгав, создаст ненужное сейчас угрожающее впечатление.

- Я не знаю. Мне известны лишь несколько семей, но есть и такие, кто скрылся давным-давно, опасаясь за свои жизни.

Казалось, Рита опять не знает, о чем спросить. Драко понимал, почему. Никто и никогда не говорил ей или кому-то из ее народа, что их книги лгут.

- Темные маги боятся нас? – спросила она наконец.

- Разумеется. Мы помним, что творилось всего два поколения назад, когда ведьмы вроде Чудачки Венделин путешествовали из города в город, чтобы дать себя арестовать.

- Просто потому что она была странной и любила чувствовать, как огонь касается кожи, - пожала плечами Скитер. – Все это знают.

- Но маггловские суды требовали от обвиняемых имена, чтобы они могли арестовать других. Венделин и такие, как она, выдали сотни темных семей,  которых магглы потом застали врасплох дома или в полях, вдали от палочек. Замучили или повесили, если тем повезло, или сожгли, если нет. А с нашей природной сопротивляемостью в смерти на костре вовсе нет ничего приятного, - у него в сознании пронеслись предсмертные вопли и память об обугливающейся плоти. Юноша обхватил себя руками и с дрожью вздохнул. – Обычно родители жертвовали собой, чтобы позволить детям убежать, но часто те не успевали. Толпы магглов и «честные» волшебники следили за этим.

- Вам, вероятно, очень горько говорить об этом, - заметила Скитер. – Должно быть, вы очень боялись признаваться в том, кто вы. Как вы полагаете, что подумают ваши родители? В конце концов, до этих пор ни одна семья темных магов не раскрывала свой секрет.

Минутное облегчение от того, что Скитер начала открыто ему симпатизировать, испарилось, как только она заговорила о семье Драко.

- Полагаю, они не обрадуются. Но я не знаю, живы ли они вообще.

- Вы ничего не слышали о них? До сих пор?

Драко покачал головой.

- Сами-знаете-кто едва не убил меня. Я не удивлюсь, если ему удалось схватить моих родителей. Даже думать не хочу, что он мог с ними сделать.

Дальше все пошло более-менее гладко: Рита расспрашивала о его семье, о схватке с Волдемортом, поинтересовалась его мнением об официальной версии истории, а Драко выдавал ей ответы, отрепетированные за предыдущие месяцы на Гарри. Осторожно подкорректировав правду и приукрасив ее небольшой ложью, он рассказал о том, что темные маги просто хотят, чтобы их оставили в покое, и что ночные рейды придумали сказочники - для пущего эффекта. Он не стал говорить о чистокровном превосходстве и пагубном влиянии грязнокровок, настаивая, что темные маги просто-напросто практикуют другой вид магии, и все.

Звон обеденного колокола застал их обоих врасплох. Перед Ритой лежала стопка пергаментов, исписанных с обеих сторон. Улыбнувшись, репортерша убрала бумаги и перо в сумку и с громким щелчком закрыла замок. Драко не мог отвести взгляд от сумки. Внутри находилась невероятная власть, которую он доверил этой хищнице.

- Жаль, что нам пришлось закончить так рано, - произнесла Скитер, поднимаясь. – В следующий раз я непременно воспользуюсь моим специальным пером – так  у меня гораздо лучше получается сосредоточиться на самой истории. Теперь посидите спокойно, мы сделаем фото… - не успел Драко шевельнуться, последовала вспышка камеры. Ему оставалось лишь надеяться, что он выглядит хорошо, и сожалеть, что утром он не успел причесаться нормально, а просто пригладил волосы рукой.

- Благодарю за то, что уделили мне время, мистер Малфой, - сказала Скитер на прощанье. – Мне понадобится несколько часов, чтобы сделать из этого статью, но я уверена, она будет в завтрашних газетах, или даже в сегодняшнем специальном выпуске.

Когда она ушла, Драко устало обмяк на скамье. Его спина задеревенела, плечи болели, а в рот словно напихали ваты. Он со стоном опустил голову на руки и закрыл глаза. По крайней мере, с этим было покончено, но юноша не мог перестать снова и снова прокручивать разговор в голове, вспоминая, все ли он сказал, что хотел.

- Эй, ты как?

Драко невольно улыбнулся. Как только он услышал голос Гарри, часть его тревог исчезла.

- Нормально. Интервью только что закончилось.

- Как все прошло?

- Лучше, чем я ожидал, - ответил слизеринец. – Всю дорогу боялся, что меня стошнит, но думаю, все в порядке.

- Жаль, что я не смог быть с тобой, - сказал Гарри, усаживаясь рядом. – Ты ужасно выглядишь.

- Не говори так, - застонал Драко, пряча лицо в ладонях. – Они меня сфотографировали. Значит, на этом фото я буду выглядеть как бродяга.

- Ты никогда в жизни не выглядел как бродяга, - успокоил его Гарри. – Но ты явно устал.

- Я целую неделю ничего не делал, - возразил Драко.

- Это вряд ли можно назвать отдыхом…

- Эй! – послышался возмущенный голос Уизли. – Какого черта слизеринец делает за нашим столом?

Драко резко выпрямился и в ужасе огляделся. И в самом деле, он сидел за гриффиндорским столом, за которым уже начали рассаживаться студенты. Младшие ошеломленно таращились на него, а старшие, увидев выражение его лица, засмеялись. Понадеявшись, что он покраснел не так сильно, как это показалось ему самому, Драко стремительно встал и тут же пошатнулся. Ему пришлось схватиться за край стола, чтобы не упасть. Мигом вскочив, Гарри поддержал его.

- С тобой точно все в порядке? – спросил гриффиндорец, наклоняясь, чтобы взглянуть Драко в лицо. – Если тебе надо к Помфри…

- Я просто устал, - покачал головой тот. – После обеда возьму у Северуса какую-нибудь микстуру.

Но Гарри по-прежнему не отпускал его.  Драко прошептал:

- Если ты так и будешь меня держать, они догадаются.

- Ты против?

Вопрос удивил Драко, хотя, поразмыслив, он понял, что удивляться нечему. Ну что они могут сказать о Гарри такого, что уже не было сказано? Выдать еще парочку едких эпитетов? Очередную грязную статейку? Какое это имеет значение после того, через что он прошел, через что прошли они оба? Драко не пришлось долго думать над ответом.

- Только если ты против.

Гарри мягко улыбнулся.

- Ты можешь остаться с нами, если хочешь. Рон переживет.

Позади них раздался протестующий возглас, но Драко усмехнулся и покачал головой.

- Спасибо, но слизеринцы все равно утащат меня к себе. Ради моего же блага, конечно, - он осторожно высвободился. – Да и твои друзья наверняка захотят убедиться, что пока ты был со мной, я ничего тебе не сделал.

- Уже, - усмехнулся Гарри. – Рон даже хотел проверить, не припрятал ли ты мои волосы или ногти.

- Вот видишь? – Драко коснулся спрятанного под мантией амулета. – Иди и докажи, что с тобой все в порядке. Увидимся потом.

- Вечером?

- Если получится. Северус наверняка заставит меня весь день готовить зелья, а вечером, думаю, Тед устроит тренировку. Но завтра увидимся, обещаю.

Отвернувшись наконец, он подошел к своему столу и, зная, что все за ним наблюдают, сел между Пэнси и Винсентом. Перед ним появилась тарелка с едой, но Драко лишь вздохнул и отодвинул ее к Винсенту, который что-то благодарно буркнул.

- Ты должен что-нибудь съесть, - неумолимая Пэнси поставила перед ним тарелку с супом. – А то ты уже похож на Плаксу Миртл больше, чем она сама.

-  Это был непростой семестр, - устало отозвался Драко. – Лучше расскажи что-нибудь хорошее. Сейчас мне это нужнее, чем еда.

- Тед собрал команду, - сказала девушка.

- Не хватает только вратаря, - подхватил сидящий рядом с ней Нотт. – Но его я выберу на сегодняшней тренировке. Снейп уже сказал, что ты там будешь.

«Да уж – что угодно, лишь бы ткнуть победой в лицо МакГонагалл, - подумал Драко, - даже если для этого понадобится уработать собственного ученика до полусмерти».

- Конечно буду. Мне все равно надо привыкнуть играть на своем помеле. Что еще хорошего?

- Дети, которые отравились яблоками, поправились, - Пэнси кивнула на нескольких ребятишек, сидящих за дальним концом стола. – С занятиями все нормально. Никто нас не беспокоит, разве что несколько равенкловских недоумков постоянно пристают к нашим малышам с расспросами, не темные ли они, и просят показать какое-нибудь заклятие.  Не знаю, стараются ли они выяснить, кто из нас темный, или у них просто мозги так устроены.

- Скорее всего они просто любопытны до неприличия, - кивнул Драко. – Не думаю, что те, кто из-за меня оказался в больнице, уже поправились. Что-нибудь еще?

- Нам тепло, сухо и уютно, мы не голодаем и каждую ночь спим в нормальных постелях, - добавил Блейз. Когда соседи по столу недоуменно уставились на него, юноша пожал плечами и пояснил: - После стольких месяцев, проведенных в лесу, это стоит упомянуть.

Драко хмыкнул и покосился на Пэнси.

- Выходит, здесь все же лучше, чем в лесу.

- Посмотрим, - холодно отозвалась та.

После обеда Драко снова оставил друзей и отправился в лабораторию Северуса. Они сильно отстали от собственного расписания и поэтому, почти не разговаривая, готовили яды и противоядия, словно небольшая фабрика. Время шло, напряжение нарастало, и Драко всей кожей чувствовал  невысказанное желание наставника узнать, как прошло интервью. Решив, что тот считает ситуацию безнадежной и потому не заговаривает с ним, юноша чувствовал себя все хуже и хуже. Но, закончив очередное зелье и поставив бутылки на полку, он вдруг подумал, что, может, Северус просто боится его расстроить.

Внезапная эта мысль ошеломила Драко. Это было нечто совершенно новое. Северус никогда не упускал случая высказать свое мнение о поступках крестника – часто жесткое, но всегда искреннее. И неожиданная сдержанность по такому важному поводу не успокоила, а наоборот, заставила Драко еще больше разнервничаться.

- Думаю, интервью прошло нормально, - выпалил он, не успев как следует обдумать свои слова.

Северус замер и чуть повернулся в его сторону.

- В самом деле?

- Да. Скитер не была слишком уж милой, но и не придиралась. В конце она вроде даже начала мне сочувствовать, но на самом деле, думаю, просто пыталась вытянуть побольше информации.

- Какой именно информации?

- Я никого больше не назвал, - поторопился уверить Драко. – Просто рассказал немного из истории, немного о Хогвартсе, и напомнил, что теперь мы все на одной стороне, боремся против Темного лорда.

- Ты называл его «Темным лордом»?

- Нет. На время он стал «Сами-знаете-кем».

- Что-нибудь еще?

- В общем, нет.

- Хм, - Северус повернулся обратно и снова занялся зельем. – Что ж, хорошо, что они не сделали фото.

Драко замер. Неужели он настолько ужасно выглядит? Он решил хорошенько разглядеть себя в зеркало перед сном.

По крайней мере, работа его немного отвлекла. Он отметил в лежащем на краю стола списке Дамблдора еще одно готовое зелье – крохотный шажочек к победе.

- Мастер? Можно я вернусь после тренировки и еще немного поработаю? Может, у меня останется время и для своих дел… Я еще не успел обработать монеты…

- Я заметил, что тебе осталось совсем немного, - Северус указал на столик в углу, где разместились «проекты» Драко. – Ты частенько бросаешь начатое на полдороги, в точности как твой отец. Я уже положил твои монеты в банку с драконьей кровью. Они будут готовы на этой неделе.

Среди всех прочих занятий и забот Снейп вспомнил о чем-то настолько незначительном. Драко едва заметно улыбнулся и опустил голову.

- Спасибо, крестный.

Северус лишь  хмыкнул.

Вскоре Драко отправился на тренировку, по дороге быстренько забежав в гостиную за метлой. Земля подмерзла, но с трибун и с самого поля снег убрали. Несколько слизеринцев, подчиняясь командам Нотта, носились в воздухе. Драко узнал всех кроме вратаря, который, похоже, был из семьи, укрывшейся в лесах. Заметив Драко, Тед немедленно остановил тренировку, спикировал вниз и завис перед ним.

- Мы отрабатывали основные приемы, но теперь, когда ты здесь, я, пожалуй, выпущу снитч. Пусть попробуют поиграть вместе с ловцом.

- То есть пусть попробуют не угодить бладжером в собственного ловца, - ухмыльнулся Драко.

- Не только, - Тед вытащил из кармана яростно трепыхающийся снитч. – Наш новый вратарь, Кайтел Гринсет, научил меня зачаровывать этого красавца так, чтобы он летал, как сумасшедший. Ты сказал, тебе нужно привыкнуть к новой метле - вот заодно и привыкнешь.

- Поменьше энтузиазма, - проворчал Драко, с сомнением глядя на маленький золотой мячик. Тот дергался так, словно был жутко рассержен.

- Готов? – спросил Тед.

Усевшись на метлу и понадеявшись, что на этот раз обойдется без приступов паники, Драко кивнул и взлетел. Он завис над Тедом, дожидаясь, когда у того с ладони вспорхнет золотая вспышка. Ему даже не пришлось разворачиваться – помело словно по собственной воле чуть отлетело в сторону, повернулось и рвануло за снитчем.

Как и во время игры с Гарри, Драко лег плашмя, вцепившись пальцами в тонкие гибкие побеги, обвившие древко. Спустя некоторое время он заметил, что побеги надежно обвились вокруг его руки и вполне компенсируют отсутствие современных защитных чар, удерживающих игрока от падения при резких разворотах. Следить за снитчем было нелегко – тот как угорелый носился в небесах, и Драко подгонял метлу, заставляя лететь все быстрей и быстрей, пока мир вокруг не превратился в неясное мельтешение разноцветных пятен, пока не исчезло все, кроме снитча и свистящего ветра.

Драко начал подозревать, что чары, о которых говорил Тед, просто-напросто сняли с мячика предохранительные заклинания. Он сорвался вслед за снитчем в самоубийственное пике, а тот со всего маху врезался в землю. Удар оказался так силен, что замерзшая грязь пошла трещинами. Яростно взмахнув крылышками, мячик тут же взмыл вверх и пролетел сквозь ближайшее кольцо. Драко едва успел это заметить и пригнуться, чтобы не свернуть шею, стараясь нагнать маленького непоседу, а его метла уже развернулась и устремилась следом. Тут же снитч ухнул под трибуны, и Драко оставалось лишь прильнуть к древку еще теснее и надеяться, что он не врежется в опоры. На такой скорости перелом был самым меньшим, что ему грозило.

Он загородил свободной рукой лицо от ветра и внезапно понял, что ему не так уж необходим хороший обзор, чтобы уклоняться от других игроков или бладжеров – помело делало это за него. Легко отклоняясь на пару дюймов, оно давало ему возможность полностью сосредоточиться на преследовании золотого мячика. Было немного страшновато, но зато Драко мог подлетать ближе к игрокам, не боясь их задеть. Это оказалось очень кстати, когда снитчу вдруг вздумалось поиграть с ним в салочки вокруг остальных членов команды. Он даже облетел пару раз вокруг бладжера, который попытался врезаться в вытянутую руку Драко.

Еще никогда погоня за снитчем не приносила юноше такого удовольствия. Остановив метлу, он выпрямился и глубоко вздохнул. Мячик яростно трепыхался у него в ладони, крошечные крылышки бились так, что от ветерка приподнялись края рукава.

- Отличная работа, - похвалил Тед, остановившись возле Драко. – Что это за метла?

- Это помело, - ответил Драко. – Нашел в отцовском подвале.

- Она выглядит, как живая, - заметил Тед. – Она даже летает, как живая. Думаешь, тебе разрешат летать на ней во время игры?

- Обычный снитч вряд ли окажется таким прытким, как этот, - ответил Драко. – Не думаю, что кто-нибудь заметит, как метла мне помогает. Пусть думают, что ее древность  это недостаток.

- Пусть, - кивнул Тед. – Ладно, давай еще разок.

- Еще? - поморщился Драко. – После такой гонки?

- Да, еще. Ты бездельничал несколько месяцев, тебе надо тренироваться.

- Я не бездельничал…

- Мы тренируемся еще час, - перебил его Тед. – И Северус сказал, я могу мучить тебя сколько угодно, пока не удостоверюсь, что ты готов.

- Охотно верю, - буркнул Драко. – И почему он не мог сделать капитаном меня?

- Потому что ты слишком занят, помогая выигрывать войну. И общаясь с Гарри Поттером.

Драко угрожающе прищурился.

- Что ты имеешь в виду? Осторожней, Тед, - предупредил он. – Поттер слишком ценное приобретение. Я не позволю тебе пустить все насмарку.

- О, да, весьма ценное приобретение, - согласился тот. – Он нарушил вековые традиции и спас твою шкуру. Он помогал тебе и защищал все это время. Знаешь, для темного мага ты не слишком скрытен.

- Малфои не знают, что такое скрытность, - произнес Драко, прежде чем понял, что повторяет слова крестного. – Я знал, что рано или поздно это заметят. Но слухи все преувеличили…

- Преувеличили? – Тед покачал головой. – Тебе надо почаще ходить на занятия. Мальчик-который-выжил подружился с первым в истории магом, признавшимся, что он темный, и ты думаешь, после этого появятся обычные слухи? Я уже слышал версии, что ты зачаровал его, обратил его к тьме, и что это он обратил тебя к свету. Поговаривают даже, что ты собираешься вручить его Темному лорду.

Драко пробежался рукой по волосам.

- А я-то надеялся, все решат, что у нас просто интрижка.

- Это так?

Заданный напрямик вопрос не удивил Драко. Он лишь доказал, что даже слизеринцам иногда бывает свойственна гриффиндорская бесцеремонность.

- Нет.

- Пока?

- Тед, я бы рад с тобой поболтать, словно пара старых тетушек, но мне надо тренироваться, - Драко выпустил снитч и устремился за ним, оставив друга позади.

Но в словах Теда была толика правды. Он слишком долго просидел в подземельях. Он должен доказать, что не представляет угрозы для светлых, а сделать это можно только появившись среди них, как темный маг, открыто и без страха, вопреки опасности встретиться с разъяренными родителями или министерскими чиновниками.

И, конечно, чтобы Гарри стоял между ним и остальными.

 

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава
Продолжение следует...

Обсуждение на форуме