Ничья земля

Автор: Umbridge
Пайринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Рейтинг: NC-17
Жанр: action/agnst/romance
Саммари: Добро пожаловать! Вас приветствует НИЧЬЯ ЗЕМЛЯ! Забудьте все, чем вы были раньше. Здесь нет власти, но есть правила. Соблюдайте их - и вы выиграете!
Предупреждение: гет в 10 и 11 главах. ГП/ДУ, ДМ/НЖП, АУ 7 книги

Глава 9. Честность – лучшая политика.

(Глава, в которой на воре и шапка горит, Гарри узнает много нового, а Драко приходится говорить правду)

Гарри снилась гостиная в Норе, теплый огонь камина, на столе - букет ромашек. Рон и Гермиона сидели обнявшись и смотрели на него. Их теплые улыбки и нежные взгляды сплетались, будто защищая, давая силы. Он хотел броситься к ним, рассказать все, что с ним случилось, ведь ближе людей у него никогда не было и не будет. Но в тот же миг Гарри понял, что это всего лишь сон, и остался стоять в углу комнаты, отрезанный от друзей невидимой стеной одиночества. Им никогда не понять. Это только его битва, и он должен остаться один.

Гриффиндорец проснулся, с облегчением открывая глаза. Не было никакой стены отчуждения, друзья оставались друзьями, а клочок неба вверху малахитового колодца сиял чистой утренней синевой. Гарри повернулся на бок. Рядом, вытянувшись на спине и приоткрыв рот, похрапывал Малфой. Его ресницы дрожали, будто подбрасывали падавшие на них солнечные лучи. Гарри встал и потянулся. Пожалуй, впервые за все путешествие он чувствовал себя по настоящему отдохнувшим, хотя остаток ночи пришлось спать на камнях. Солнце сверкало в темной воде, ярко зелеными полосами ложилось  на малахитовые стены, вырывая из сумрака куски камня. Было слышно, как высоко над головой поют птицы, но их звонкие хрустальные голоса доносились едва-едва, мешаясь с шумом листвы и журчанием подземного ручья. Гарри плеснул в лицо водой, и, порывшись в мешке, достал сэндвич. Пока Малфой спал, расслабленно раскинувшись на мантии, Гарри ел, прислонившись к прохладному камню и глядя на голубой лоскут неба. Мальчик пытался представить, как пахнет свежий, влажный воздух подлеска. Скорее всего, они ушли куда-то, где не было густого леса, ведь солнечные лучи касались даже мрачной пещеры. Потом мысли, плавно перетекавшие с одного предмета на другой, привели его к вчерашнему разговору о Снейпе и Лестранж, двух магах, которых Гарри поклялся убить после Волдеморта. О каком сосуде шла речь? Что именно в своем замке хранила Беллатрикс? Гарри нахмурился. Все это о чем-то напомнило ему. О чем-то, что он должен был держать в голове, но позабыл. О каком-то другом сосуде, или чаше… Неожиданно Гарри осенило. Мог ли Волдеморт отдать на хранение своей верной Упивающейся хоркрукс,  чашу Хельги Хаффлпафф? Однажды он уже доверил часть разорванной на клочки души одному из своих последователей, Люциусу Малфою. Гарри решил, что должен распросить слизеринца о подробностях подслушанного им разговора.

Вдруг Малфой протяжно вздохнул, и, вздрогнув всем телом, открыл глаза. Гарри бросил на него встревоженный взгляд. Рассеянно оглядев пещеру и заметив, наконец,  гриффиндорца, Драко сел

- Поттер, - сказал он. Гарри показалось, что в его голосе звучало облегчение.

- Привет, - бросил гриффиндорец, - как спалось?

- Нормально, - Драко быстро вытер рукавом испарину, - вряд ли тебя это действительно беспокоит.

- Почему бы и нет. Мне важно, чтобы ты был в хорошей форме, - ответил Гарри, наблюдая за тем, как Малфой встает, умывается, и снова садится на плащ.

- Да все хорошо, я же сказал, - бросил тот раздраженно.

- Сейчас поедим и двинемся дальше, - Гарри сменил тему.

- Да, - сухо ответил Драко. Он все еще не мог забыть сон, в котором видел старый комод у окна. В нем обитал богарт. И каждый раз, когда Драко открывал дверь, богарт прикидывался то мертвой матерью, то хищно скалившимся Ферниром, то Лестранжем, дожидавшимся, когда можно будет помучить мальчика. Драко вскидывал палочку и кричал – редикулус, редикулус, редикулус, но богарт принимал все более страшные формы, и, в конце концов, Драко ложился на пол, закрывал голову руками и думал: что будет, если не смотреть? Богарты исчезают сами по себе?

Сон был глупым, но отчего-то выбивал из колеи. Об этом думал мальчик, жуя безвкусные пироги и пресную картошку.

            Наконец настало время собираться. Путь опять лежал под землей, вдоль ледяного ручья. Мальчики шли по скользкому коридору, стараясь не упасть в зеленоватом полумраке. Они не знали, сколько прошло часов или минут, пока проход вдруг не сделал резкий поворот, оставляя ручей справа пробиваться сквозь едва заметное отверстие в толще камня, и по мере того, как путники уходили по широкому рукаву коридора, тот становился все более сухим и гладким, а в стенах начали все чаще появляться голубые факелы. Пол был уложен широкими плитами, на которых, если провести ногой по пыли и песку, был виден прихотливый рисунок: красные листья папоротника, синие россыпи звезд, сражения или объятия причудливых животных. Гарри коридор напомнил министерство магии, отдел тайн.

- Знаешь, - услышал он голос Малфоя, шедшего позади, - а тут ничего, очень прилично. Светло, сухо, и пахнет приятно.

- Будем надеяться, что впереди что-нибудь легкое, шарады или ребусы, - пожал плечами Гарри, не оборачиваясь.

- Ребусы… Ха-ха. – Сзади донеслось хихиканье слизеринца, - забавно, что ты сказал… Разгадаешь, если что?

- Не знаю, - откликнулся Гарри нехотя. – Может быть… - Он отнюдь не был уверен в собственной к этому склонности.

- Сомневаюсь, Поттер. У тебя лучше получается сражаться с монстрами, и еще калечить ни в чем не повинных людей до полусмерти, - пожал плечами Драко.

- Малфой, - гриффиндорец услышал про монстров и вспомнил о своем желании распросить слизеринца о чаше. – Ты случайно не помнишь, что еще они говорили… Ну, Снейп с Лестранж… Где точно она хранит чашу? Как давно?

- Да нет, - отмахнулся спутник, - больше ничего не помню.

- Точно?

- А тебе зачем?

- Надо. Если вспомнишь – скажи. – Ответил Гарри упрямо.

- Подумаю, - пожал плечами слизеринец.

- Может быть – как выглядит чаша…

- Ух ты, смотри! – Воскликнул Драко со смешанным чувством страха и восторга в голосе, указывая на  литые золотые ворота в несколько футов высотой, показавшиеся впереди. Они были украшены сложным орнаментом, напомнившим вязь древних рун.

По мере того, как мальчики приближались,  странные письмена и эпические картины увеличивались. Теперь можно было разобрать изображенных на створках женщин, поливавших друг друга из кубка, змею, обвивавшую дерево и воинов, сражавшихся с  драконом. 

- Не представляю, что может быть за этой дверью, - снова заговорил Драко почти шепотом, - очень надеюсь, что не дракон… Уж лучше пусть будут девушки с кувшином.

- Да… Подходящий для тебя противник, - ухмыльнулся Гарри, подходя к воротам вплотную. Он взялся за массивную золотую ручку и налег плечом  на створку, но та не сдвинулась ни на дюйм.

- Малфой, иди-ка сюда, - позвал Гарри. Слизеринец подошел и встал рядом, холодно глядя на него.

- Помоги.

Драко кивнул, и они вместе нажали на створку, пытаясь сдвинуть ее с места. Мальчики напряженно пыхтели и толкали дверь. В мокрых от усердия висках стучало. Но лишь через несколько долгих минут золотые ворота отворились на четверть дюйма.

- Ну, уже что-то, - выдохнул Гарри. Он согнулся, упираясь одной ладонью о колено, а другой стирая пот со лба. Слизеринец опустился на пол, облизывая губы.

- Уже что-то! – передразнил он, манерно растягивая гласные, - еще пара часов, и в щелку смог бы пролезть локотрус. Потрясающий результат, Поттер!

- А, заткнись… - отмахнулся Гарри, - и вставай. Надо еще подналечь.

- Если бы папа видел, чем я тут занимаюсь, - вздохнул Драко, поднимаясь и снова наваливаясь на дверь. На этот раз ворота отъехали еще на пол дюйма. Гарри снисходительно посмотрел на Малфоя. Тот закатил глаза и отер лицо рукавом.

- Поменьше самодовольства, - бросил он самым ледяным своим тоном.

Отдохнув, мальчики снова налегли на дверь, отодвигая ее еще немного. Однако результат все еще не был достаточным для того, чтобы впустить в комнату кого-то толще змеи. Застонав, Драко привалился спиной к створке ворот и тут же с криком отпрянул. Золотые фигуры пришли в движение. Вода из кубка пролилась на голову змеи, та обвила шею дракона, дракон ударил хвостом ручку, медленно развернувшуюся вправо. Лязгнули невидимые запоры, открываясь, и створки ворот начали разъезжаться. Гарри и Драко стояли плечом к плечу, готовясь встретиться с любой опасностью, ждущей их внутри. Чудовища, взбесившиеся бладжеры, накрытые столы, обрушивающиеся мосты – мальчики были готовы ко всему. Но на этот раз мальчиков ждал сюрприз. Открывшаяся за воротами зала была пуста, если не считать каменной чаши в центре, напомнившей им думосброс и  бархатных диванов, расставленных по окружности.

- Войдем? – Драко посмотрел на Поттера.

- Да. – Уверенно ответил Гарри, делая шаг вперед. Слизеринец последовал за ним. Когда мальчики вошли, двери захлопнулись.

- Интересно, откуда ждать нападения, - протянул Драко, озираясь. В помещении пахло пылью. Под ногами хрустел песок, покрывавший плиты с травяным узором. Стены из природного камня украшали причудливые барельефы. Здесь были те же девушки с кувшином, воины с драконом и змей, но теперь более крупные. У одной из девушек осыпалась голова, и драконий хвост не досчитался нескольких сегментов чешуи. Пыль лежала на бордовой обивке диванов, переливаясь золотыми искрами. Вверху, под каменным потолком, украшенным лепниной, горели свечи, сотни свечей, заключенных в стеклянные шары, похожие на светильники в больнице святого Мунго. Прямо напротив входа высилась еще одна дверь, такая же огромная и золотая. Над ней Драко рассмотрел надпись, выбитую причудливыми готическими буквами: честность – лучшая политика.

- Малфой, смотри, - услышал он за спиной, и повернулся к Гарри. Гриффиндорец стоял у каменной чаши, а над ней струился сверкающий дым. Драко наблюдал, как его малиновые полоски складываются в переливающиеся литеры. Игроки. Лишь правду должны вы сказать друг другу в этих стенах, чтобы ворота отворились. Вопрос первый: Чья смерть всегда будет лежать грузом вины на ваших плечах?

Гарри и Драко посмотрели друг на друга.

- Ты прочитал? – спросил слизеринец, выгибая тонкую светлую бровь.

- Да… вот только… Это испытание, что ли? – Гарри был озадачен. Он еще раз перечитал послание, и хотел прочитать снова, но дым начал рассеиваться, наполняя залу мерцающей пылью. И стоило гриффиндорцу сделать глубокий вдох, он ясно увидел, что именно должен сейчас рассказать Малфою. Эта странная внутренняя убежденность родилась вдруг, в один момент, сложилась в сознании из малиновых искр, рассыпанных в воздухе. Гарри взглянул в глаза слизеринцу, и понял, что тот тоже знает свой ответ.

- Ну что ж… - Гарри отвернулся, пересек комнату и тяжело опустился на бархат дивана. Было дико представить, как правда о Сириусе, зеркале, Зале смерти сейчас прозвучит перед Малфоем, школьным врагом, человеком, который будет только рад узнать, что Гарри ошибся.

Драко сел напротив, стараясь не смотреть на Поттера. Перед глазами мальчика удивительно ясно, без жалости и щадящих уловок памяти, ретуширующей болезненные подробности, возникла мать, распростертая на полу. Его мама. Когда он увидел ее мертвой, сразу не осознал, что она мертва, потому что… Она же была жива. Он ждал, что она вздохнет, или пошевелится. И был уверен, что это обязательно случится. А потом, спустя неделю, с неотвратимостью пришло понимание – он не увидит свою мать никогда. Драко хотелось разорвать грудь, и вытащить оттуда разъедавший его внутренности яд. Во сне он словно забывал о своем горе, а, просыпаясь, каждый раз переживал его заново, вспоминая, что у него больше нет родителей. И всегда на ум приходила та старая история. Они с мамой в магазине мадам Малкин, и Драко говорит раздраженно: «Я уже взрослый, мама, разве ты забыла?», уворачиваясь от ласковых рук. Мальчику мучительно хотелось вернуться в тот день, улыбнуться матери, быть с ней вежливым. От невозможности сделать это грудь разрывали бессильные злые слезы. Нет, Драко не мог говорить об этом с Поттером, тем более, что, желая снять со своих плеч непосильное бремя вины, слизеринец винил и его.  Страх перед ответственностью всегда очень изобретательно выбирает причины обратить праведный гнев на другого. Из-за Поттера отец попал в Азкабан, разгневал Темного лорда, в качестве наказания тот дал невыполнимое задание Драко, которое тот провалил наполовину, и за это Хозяин убил его мать, как обещал. Отдал ее Ферниру. Оборотень, наверное, был счастлив. Хоть она не ребенок, зато очень красива.

Гарри смотрел на плиты, на  сплетение цветов и листьев. Он думал, что рана затянулась, но оказалось - ошибся. Как болезненно было снова вспоминать события двухгодичной давности. Тогда у него был Сириус, а потом его не стало. Нигде. И больше не будет. Никогда. Неужели Гарри сможет объяснить Малфою, как бесконечно важен был для него крестный? Малфой, этот папенькин-маменькин сынок, никогда не поймет, каково это – обрести отца и потерять его по собственной вине. Гарри поднял глаза, и, избегая смотреть в сторону слизеринца, еще раз перечитал поговорку. Потом взглянул на свои пальцы. Нет, он должен рассказать. От его честности зависит, пойдут ли они дальше, или останутся в этом зале с бордовыми диванами навсегда.

- Малфой. Похоже, нам придется рассказать…

- О чем? – бледное остроносое лицо Малфоя застыло, словно он надел гипсовую маску, - мне не о чем рассказывать, - ответил Драко, но тут же пришла убежденность, ясная и холодная, как январский полдень, что его ложь раскрыта.

- Не о чем? – Гарри решился, и посмотрел прямо в глаза школьному врагу с усмешкой на губах, - хорошо, знаешь, ты, наверное, не привык говорить правду. Понимаю. В первый раз всегда трудно… - он помедлил, собираясь с духом, - что ж. Тогда вот… Я виноват в смерти своего крестного Сириуса Блэка.

- Того пса, который скакал вокруг тебя по платформе? – сказал Драко, холодно ухмыляясь, - наверное, он решил, что это выглядит мило.

Гарри моргнул. Во рту стало горько, но он только кивнул.

- Да, это он…

- Мерлин, как министерство могло подумать, что Блэк был правой рукой Темного Лорда? – закатил глаза Малфой, - он был неудачником, и погиб как неудачник.

- Откуда ты знаешь, как он погиб? – все внутри Гарри всколыхнулось от холодной ярости.

- Я много чего знаю. Отец доверял мне во всем… - ответил Драко и осекся. Отца ведь тоже больше нет. А Драко даже не видел его тела.

- Да, доверял, - Гарри не сдержал мстительной ухмылки, - но видимо зря, правда, Малфой? Ты не оправдал надежд, проявил такую свойственную тебе слабость, не выполнил задание Волдеморта, и папочке пришлось расплатиться. Так ведь? Я тоже много чего знаю…

- Не смей оскорблять моего отца! – Драко еще больше побелел, вскакивая с дивана, - он стоил десяти таких, как твой!

- Да неужели? – Гарри сделал вид, что удивлен, - а вот Волдеморт так не считал, видимо, раз избавился от него. И при этом не преминул сообщить об этом кому следует…

- Не смей говорить об отце, - сказал Драко едва слышно.

- Раз ты не решаешься, придется мне, - развел руками Гарри, - нельзя же сидеть тут вечно, правда, Малфой?

Драко был готов броситься на Поттера, и плевать на «маленький план», плевать на Ничью землю, плевать на задание. Он машинально полез в карман мантии, но вспомнил, что палочки нет.

- Малфой, - голос гриффиндорца вывел мальчика из ступора, - ты так и будешь стоять, или все таки расскажешь, в чьей смерти ты виноват?

- Я виноват, - процедил Драко. Ярость все еще дрожала на кончиках пальцев, заставляя его сжать кулаки, - но и ты тоже.

- Я? – Гарри удивленно поднял брови.

- Ты, Поттер, - Драко окинул школьного врага ледяным взглядом. – Мои родители погибли из-за тебя.

- Да ну? – отозвался Гарри холодно. – И это из-за меня! Восстание гоблинов в одна тысяча двести тридцать четвертом году – тоже из-за меня?

- Ты, думаешь – это смешно, что по твоей вине гибнут люди? – прищурившись и подаваясь вперед, почти шептал Драко, - ты думаешь – это делает тебя избранным? Если бы ты не помешал  моему отцу в министерстве, мне бы не дали задание, и в наказание не убили бы мать! А знаешь, как она умерла? Ее убил Фернир. Слышал о таком? От нее мало что осталось… - голос слизеринца дрогнул и сорвался. Он поднял глаза к арке ворот, стараясь взять себя в руки. Потом снова посмотрел на Гарри, - ты виноват, как бы ни старался обмануть себя.

- Вот как? – Гарри встал, в упор глядя на Малфоя, - я бы тоже мог сказать пару слов о том, кто в чем виноват. Но я не настолько слаб, чтобы перекладывать вину на других.

Драко глубоко вздохнул. Надо было признать, что он виноват, так чего же еще…

За спинами мальчиков раздался лязг, и отпирающий механизм пришел в движение. Ворота открывались. А за ними Гарри и Драко разглядели точно такую же комнату, только с синей обивкой диванов. Не глядя друг на друга, они прошли между распахнутыми створами ворот, вновь захлопнувшихся за спиной.

Во второй зале пахло ванилью. В центре возвышалась чаша, точная копия той, что находилась в комнате по соседству. Над ней поднимался синий сверкающий дым  и рисовал в воздухе слова. Вопрос второй. Какие тайны открыл вам один человек, не желая этого?

Гарри и Драко молча прочитали вопрос и уселись на диваны, стараясь не встречаться взглядами. Гарри изучал парящие высоко над головой стеклянные шары, полные свечей. Драко пытался прочитать готические буквы, покрывавшие лабиринтами камень чаши.

Каждый точно знал, что именно должен ответить. Это знание, как и в пройденной комнате, родилось внезапно, и было настолько неизбежным, что казалось, рот сам был готов открыться и рассказать. Гарри опустил глаза на свою руку. На ней белыми шрамами выступали слова: «Я не должен лгать». Он посмотрел на Малфоя, и встретился с ним взглядом. Тот тоже смотрел на него. Гарри подумал, что слизеринцу вопрос тоже показался странно простым.

- Ладно, Поттер, - заговорил Драко, понимая, что глупо сидеть и ждать, все равно придется сказать правду. – Я так понимаю, у нас нет выбора, и надо рассказывать. Что ж, никаких секретов. Я побывал в думосбросе Снейпа. Не знаю, к чему это все было, но он разговаривал с кем-то… каким-то бродяжкой… вроде… Мугундус… или Мундунгус его звали… точно не расслышал, - Гарри подался вперед, с удивлением понимая, о ком идет речь. Мундунгус Флетчер. Что за дела у этого воришки с беглым пожирателем?

- Тот вроде должен был сходить в магазин Борджина и Беркса… Проверить, есть ли там какая-то вещь, я не понял, какая… толи вошь, толи брошь, толи нож… - продолжал Драко мрачно, - вот и все, что я узнал… Достаточно?

- После побега ты прятался у Снейпа? Или вы вместе оказались где-то еще? – спросил Гарри быстро, - как тебе удалось заглянуть в его думосброс?

Драко презрительно усмехнулся.

- Поттер, - протянул он, качая головой с наигранным сочувствием, - ты, правда, считаешь, что я тебе расскажу? Не может быть… Хотя, все знают, что ты не в себе…

- Малфой, мне надо знать, - настаивал Гарри, понимая, что слизеринец не расскажет ему.

Драко развел руками, с деланным сожалением глядя на собеседника. А сам, словно это было только вчера, вспомнил счастливый день, когда Темный Лорд позволил Снейпу взять его в собой в Тупик прядильщиков. Что сказал хозяину Северус, Драко не мог даже вообразить, но однажды вечером они вышли из замка Лестранжей. Мальчик бежал за бывшим преподавателем по каменной дорожке через запущенный осенний сад, стараясь не упасть и не отстать. Добравшись до высоких кованных ворот, Снейп с Драко апарировали и уже через секунду мальчик и профессор стояли в мрачного вида гостиной.

- У меня есть дела, - мягко сказал Снейп, - не делай глупостей. Займись чем-нибудь. Поешь, отдохни.

И Драко занялся «чем-нибудь». Он бродил по дому, заглядывая в комнаты. В одной из них мальчик увидел каменную чашу. Он подошел ближе, прекрасно зная, что перед ним. У отца была такая. Не удивившись, почему Снейп беспечно выставил на обозрение свой думосброс, Драко подошел, и не долго думая, опустил лицо в серебристую субстанцию, наполнявшую сосуд.

Гарри нахмурился, но решил, что обдумает рассказанную Малфоем историю позже, и тогда возможно поймет, что в ней такого тайного. Помолчав, гриффиндорец снова заговорил:

- Что ж, я тоже заглядывал в думосброс Снейпа. И видел там, что мой отец доставал его, и в результате подвесил вниз головой… Тоже ничего такого… У твоего любимого преподавателя были жутко грязные подштанники.

- Хм… - Драко чуть нахмурился, не зная, что делать с этой информацией, - теперь понятно, почему Снейп тебя терпеть не может. Из-за твоего отца.

- Именно. А еще его звали Сопливус, кажется, - сладким голосом добавил Гарри.

- Ну… это все не имеет значения, и было сто лет назад, - ответил Драко, стараясь говорить холодно, но воображение упрямо рисовало картину: висящий вниз головой Снейп в грязных панталонах. «Как я теперь буду смотреть ему в глаза?» - подумал слизеринец. Однако мрачно добавил: «Если конечно мы еще встретимся».

- Ну, вот и вся правда, нечего было бояться, - пожал плечами Гарри, и подошел к воротам, ожидая, когда те распахнутся. И действительно, створки поползли в стороны, открывая мальчикам новую, зеленую, комнату. И снова все повторилось. Только теперь обивка была густо травяной, и сверкающий дым – таким же. А вот третий вопрос оказался гораздо более трудным, чем предыдущие. Что вы хотите, и одновременно не хотите сказать друг другу?

Гарри крутил эту фразу в голове, словно конфету на языке. Как ни поверни, он точно знал, что именно от него ожидается. Гриффиндорец опять бросил взгляд на тыльную сторону ладони. Потом на Малфоя. Тот читал вопрос, и казалось, никак не мог понять, что от него хотят.

Гарри же понял, но легче от этого не стало. Он повернулся к слизеринцу спиной, широко шагая к дивану. Всего шесть шагов. Что будет, если не отвечать на вопрос? Гарри замер у дивана. Не заставят же их жить в этой комнате до старости? Гриффиндорец сел, пристально следя за Малфоем. Тот устроился напротив, не поднимая глаз. Гарри сцепил пальцы, разглядывая побелевшие костяшки. Глупо молчать. Ведь это не важная тайна, и не болезненная правда.

- Хорошо, - вдруг раздался голос Малфоя. Гарри резко поднял голову и посмотрел на него. Драко сглотнул. Врать было непривычно трудно. Настоящий верный ответ бесконечно повторялся в голове. - То, что я хотел сказать тебе, и не хотел одновременно, это то, что я… больше не хочу служить Темному лорду. Я собирался тебе сказать, но боялся, что… Хозяин узнает, и… убьет меня.

- Почему ты не хочешь служить ему? – медленно спросил Гарри, хотя знал ответ, - из-за того, что он наказал тебя и твоих родителей?

- Да, - голос Малфоя звучал странно и неестественно, словно он говорил под заклятием Империо, - да, наказал…

- Ну да… - Гарри вспомнил, как слизеринец примерно пол часа назад обвинил его в гибели Люциуса и Нарциссы. – Ты боишься, что он применит к тебе Легилеменцию, когда мы вернемся? И ты боишься, что он уничтожит и тебя?

- Да, - таким же безжизненным голосом ответил Драко. – Именно это я имел ввиду, когда говорил о спасении.

Гарри кивнул. Смысла и возможности обмануть не было.

- Ну…. Полагаю, сейчас моя очередь? – выговорил гриффиндорец, стараясь отсрочить момент, и чувствуя, как краска заливает щеки, - что ж… я хочу тебя.

Застывшее словно каменная маска лицо Малфоя вдруг преобразилось так стремительно, что Гарри удивленно поднял брови. Глубокое замешательство сменилось категорическим непониманием, а на смену ему пришел такой искренний гнев, что гриффиндорец даже подумал, не собирается ли Малфой ударить его.

- Ты шутишь, да? – голос слизеринца звенел, как тетива.

- Было бы хорошо, но нет… это правда, я хочу тебя, - повторил Гарри со смирением в голосе.

Малфой холодно поднял брови.

- Ах вот оно как… Хотел бы не хотеть… Ну конечно… Ведь нашему Избранному не положено желать парня, - слизеринец выше поднял подбородок. То, что Поттер его хочет, Драко и так знал, но вот тот обреченный тон, которым гриффиндорец говорил, и его последняя фраза неожиданно больно задели его.

- Это здесь не при чем, - ответил Гарри, чувствуя, как вспотели ладони, - просто…

- Ты не должен хотеть конкретно МЕНЯ? – произнес Драко, стараясь, чтобы губы не дрожали.

- Не то чтобы… Да в конце концов, Малфой! С чего мне было хотеть тебя! Ты же меня ненавидишь! Сколько меня знаешь, с первого дня делаешь все, чтобы причинить как можно больше неприятностей, - Гарри встал и теперь ходил из стороны в сторону мимо чаши.

- А… Ну да… Ненавижу… - ответил Драко тихо, прилагая все силы, чтобы вернуть себе самообладание. Он никогда не думал, что признание Поттера будет ему так неприятно.

- Вот именно, - Гарри перестал бродить и замер, сложив руки на груди. Он смотрел на Малфоя, и не мог понять, почему тот так расстроен. Хотя…

- Извини, что ты вынужден общаться со мной. Терпимости от тебя ждать не приходится, - ответил он холодно, снова опускаясь на диван. Естественно, Малфою противно находиться в одной комнате с... На ум пришло особенно грубое определение. Может, хорек даже боится, что Гарри набросится на него. Гарри невольно усмехнулся.

- Не бойся, я тебя не изнасилую.

- Надеюсь, - ответил Драко сухо, чуть было не ляпнув: А жаль. Он бросал на Поттера быстрые взгляды, и каждый раз думал: хочет ли тот его сейчас, прямо здесь. Они одни. Может быть… Но… Драко очень надеялся, что гриффиндорец никогда не узнает о его мыслях.

Мальчики посидели какое-то время молча.

- Странно, что дверь не открывается, - нарушил тишину Гарри.

- Странно, - резко отозвался Малфой, глядя на него с вызовом. – Значит, кто-то не сказал всей правды.

- Да, похоже на то, - Гарри внимательно смотрел на Драко.

- Ты соврал, Поттер. Не даром профессор Амбридж называла тебя лжецом. Да и как в здравом уме можно поверить, что ты меня хочешь.

- Знаешь, Малфой, а вот я просто уверен, что соврал ты, - ядовито парировал Гарри.

- Неужели? Но я то знаю, что сказал правду, - злорадно ухмыльнулся слизеринец.

Гарри задумчиво смотрел на него. «Если я не ошибаюсь», - подумал гриффиндорец, - «то Малфой должен точно знать, какой ответ от него ждут. Возможно, он просто подменил одну правду другой».

- Малфой, ты понимаешь, что мы не выйдем отсюда, если ты и дальше будешь настаивать на своем?

- А ты понимаешь? – ответил вопросом на вопрос Драко, осознавая, как по детски звучат его слова, чувствуя, что когда он скажет, что должен, будет выглядеть глупо, но, ведь комната требовала от него невозможного, немыслимого.

- Я то понимаю. И, как видишь, уже сказал свою правду.

Драко встал и подошел к воротам.

- Может, они просто заели? – предположил он, зная точно, что причина вовсе не в этом.

Не то чтобы он боялся произнести слова, которых ждала от него зеленая комната. Нет, это был не страх. Просто он не мог. Драко отчаянно хотел, но не мог. И даже не смотря на то, что он узнал о страсти гриффиндорца. Теперь его собственные чувства выглядели абсолютно идеально безответными, а открыть рот и произнести те самые слова казалось ему невероятным.

- Маловероятно, Малфой, - Гарри подошел и встал рядом. Мальчики молчали, в тишине рассматривая золотые фигуры. «Он хочет меня», - вспомнил Драко, и сразу стало неловко дышать, и ладони стали влажными, словно плечо гриффиндорца излучало жар. Гарри тоже осознал, как близко стоит к Драко, но и отойти казалось ему неудобным. Он так и остался стоять, чувствуя, как пальцы тяжелеют, а лицо словно обдувает холодным ветром.

- Я все таки думаю, что ты соврал, - спустя вечность заговорил Гарри.

Драко не ответил. Вернувшись к дивану, он сел на край бархатной подушки и уставился на разбитые пыльные туфли.

- Малфой, - повернулся к нему гриффиндорец, - это просто смешно! Что такого ты можешь мне сказать?

- У меня есть свои тайны, Поттер, - загадочно отозвался Драко, прочерчивая в пыли линии. Внутри боролись отчаяние и усталость. Хотел бы он знать, кто и с какой целью придумал спрашивать о таком. Это напоминало моральный вуаеризм.

- Тебе не кажется, что сейчас такой случай, когда тайн быть не может? Просто скажи, и я обещаю, что забуду, как только мы выйдем отсюда, - настаивал Гарри, чувствуя, что Малфой поддается.

- Да, конечно, ты с радостью забудешь, - натянуто усмехнулся Драко.

- Просто скажи. – Сказал гриффиндорец раздраженно.

- Что ж, ладно, - Драко, наконец, поднял голову и посмотрел на Поттера. Во взгляде слизеринца тому почудилась странная обреченность, безнадежность, - я скажу. Слизеринец сделал паузу, стараясь собраться с мыслями. В голове было пусто, а щеки пылали.

- Я люблю тебя, – сказал он и глубоко вздохнул, оседая, словно из него выпустили воздух.

Мгновение Гарри стоял, молча глядя на Малфоя.

- Что? – наконец выдавил гриффиндорец, нахмурившись и силясь понять.

- Ничего, Поттер! – зло бросил Драко, упрямо стараясь оторвать выбившуюся из рукава мантии нитку. Гарри молчал. До него никак не доходил смысл сказанного.

- Совсем нечего сказать? - процедил Драко, снова растеряв весь свой запал, и избегая смотреть в глаза гриффиндорцу, дергая рукав с еще большим остервенением.

Гарри нахмурился. Теперь он, наконец, осознал услышанное, и ощутил раздражение. «С какой стати Малфой решил, что любит меня?» - подумал Гарри с досадой, зная точно, что на этот раз слизеринец был честен. Ворота открывались, впуская солнечные лучи и свежие запахи. Гарри глупо ухмыльнулся, по-прежнему не представляя, как реагировать.

- Очень смешно, Поттер, - заметил усмешку, процедил Драко. Было невыносимо раскрыться, показать свою слабость, а потом снова разговаривать с гриффиндорцем, смотреть на него. Поттер сейчас был ему не просто безразличен. Он был ему противен.

- Я не смеялся, - бросил Гарри резко, и тут же смутился. Малфой любит его, а он так груб с ним. Но прежде чем Гарри попытался оправдаться и разозлился, Драко холодно произнес:

- Вот только не надо меня жалеть! – обходя Поттера как можно дальше. Молчание гриффиндорца показало, как Драко жалок и смешон, и от этого болезненные слезы подступили к горлу.

Он сделал шаг за ворота, лишь бы больше не видеть своего спутника, и изумленно вздохнул. Странная красота увиденного поразила его. Пожухшая прошлогодняя трава ожила в сверкающем солнечном тумане, дорога пролегала по берегу реки, разрезавшей желтое поле руслом на две не симметричные половины, и в подернутой рябью воде отражались обведенные золотым контуром облака и пронзительно-синие лоскуты неба. Далеко по левую руку таяла черная стрела леса. «Наверное, сейчас примерно четыре часа после полудня», - автоматически отметил Драко. Яркий вечер показался ему бесконечно далеким и чуждым, словно мальчик был отгорожен от него прозрачной стеной своего ледяного одиночества. Небо переливалось, похожее на отрез органзы: серой, желтой, голубой, снова желтый, а за ним серый, и кругом пели невидимые птицы, и их голоса разливались в прохладном предзакатном воздухе.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>