Предательство

АВТОР: Дэнис Рейтменд
ПЕРЕВОДЧИК: Кот Бегемот
ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ: Большинство персонажей Роулинг, новые герои.
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: non-slash
ЖАНР: action, drama
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Никогда не уверен - стоит ли ему доверять...
АРХИВИРОВАНИЕ: по согласованию с переводчиком.

глава 20

Возвращение

Пальцы директора Хогвардса машинально перебирали бумаги профессора Дулиффа: непонятные цифры весело перебегали со страницы на страницу, образовывали сложные схемы, тут же растекались в простенькие. Казалось, в математическом языке способен разобраться только сам автор. Но седоволосого волшебника мало интересовали хитросплетённые  вычисления – важно было лишь то, что он увидел в самом конце последнего листа. Да или нет. Вопрос, который не давал покоя. Дамблдор искал ответ и боялся его найти. Слишком многое было поставлено на карту: хрупкий баланс между волшебным миром и миром простых людей, огромное число невинных жизней, которые могут быть принесены в угоду тому, кто решит сделать это. Безраздельная власть волшебника, равных которому не будет никогда. А упорство, с которым неизвестный колдун стремился к заветной цели, не оставляло сомнений в серьёзности его намерений.

Дамблдор несколько минут вглядывался в равнодушные цифры последней записи: на несколько секунд ему показалось, будто бы он видит приговор. Приговор миру, который, казалось, уже от одного ответа «да, возможно» готов рухнуть как карточный домик. Альбус устало откинулся на спинку ставшего неудобным кресла и закрыл глаза. Факты, домыслы, предположения начали сплетаться в единый клубок – казалось, только потяни за нитку и клубочек размотается в считанные секунды. Но нитка рассуждений путалась, пряталась за соседнюю, словно насмехаясь над тем, кто тянул за начало.

Самое страшное, что отчётливо понимал профессор, не было возможности что-либо изменить, внести коррективы или как-то влиять на стремительный ход событий, которые рано или поздно приведут к развязке. И Альбус прекрасно знал это. Разумеется, можно было одним мановением волшебной палочки исправить несколько цифр в финальном уравнении и отдать Рону Уизли бумаги профессора Дулиффа. Но каков смысл? Убедить бедного юношу в том, что ни ему, ни Гарри, ни всему остальному миру ничего не угрожает? Дать возможность пребывать в уверенности того, чего уже не будет никогда? Разве встретить свою судьбу с гордо поднятыми глазами не есть самое важное в жизни каждого человека? Сколько раз каждый сталкивался с ней нос к носу и… отворачивался, уходил в сторону, трусливо бежал назад, к тому, что ему удобно, привычно и ненавязчиво. Но это – право любого человека, даже совсем юного. И вмешиваться в судьбу было сродни сделать за него выбор, взять ответственность и, возможно, проклинать себя всю оставшуюся жизнь. Как некогда произошло с Томом Риддлем… История лишь бежит по кругу, меняя маски, лица, вкладывая новые возможности, но, при этом, всегда возвращается к началу. К судьбе, которую она даёт каждому. А дальше – лишь проблема выбора.

Дамблдор поднялся и, бережно взяв единственный листок записей профессора Дулиффа, вышел из кабинета. Дождавшись, пока винтовая лестница поднимет его в свой, Альбус неторопливо кинул в очаг горсть порошка и, дождавшись, пока в камине появится раздражённое лицо Аластора, молча показал ему последнюю запись. Хмури, молча, долго вглядывался в листок, всё больше сдвигая брови и чуть слышно что-то бормоча себе под нос:

- Ты полагаешь...

Альбус молча кивнул головой, рассеянно поправив очки на переносице.

- Боюсь, старина, мы бессильны что-либо изменить. Если только твоим аврорам не повезёт, и они случайно не наткнутся на накопитель. Энергии прибора вполне достаточно, чтобы сделать то, к чему стремится колдун. Погрузить мир в хаос.

- Без «Некрономикона» он ничего не стоит, - прорычал Хмури с неким сомнением в голосе.

- Разумеется, Аластор, разумеется. Но пока поиски старинной книги не увенчались успехом, ведь так? Чем дольше она находится в руках волшебника, тем больше знаний и сил даёт. Пока в цепочке не достаёт двух звеньев, мы в безопасности. Но рано или поздно…

- Что предлагаешь делать с Уизли? Расскажешь ему?

- Он почти всё знает, Аластор. А об остальном наверняка догадывается. Если бы это было моих силах, я бы спрятал его куда подальше, но вторая магнитная половинка его всё равно найдёт. Нет такой силы, способной спрятать Рона от Гарри. И наоборот.

- Противоядие?...

- Северус исправно готовит его для нашего юного волшебника. Но, рано или поздно, и оно перестанет действовать. Это будет лишь вопрос времени, которого, увы, у нового владельца книги мёртвых вполне достаточно.

- Нет ещё одного звена? – с некоторой надеждой выдавил Хмури.

- Уже есть, друг мой. И об этом я знаю уже очень давно… Но у Гарри есть то, что, возможно, его защитит. Быть может, даже помешает хаосу. Если только… если только он сам сделает выбор.

В разговоре наступила колющая тишина. Альбус задумчиво смотрел на языки пламени в камине, придающие Хмури зловещий оттенок тёмно-зелёного монстра. Аластор лишь морщил лоб и жевал губами. Ни одни из них не решился задать вопрос о выборе. О возможном выборе за другого человека…

- Уже поздно, Альбус…

- Да… и опять день ни насколько не подтолкнул нас к решению… Что по поводу младшего Малфоя?

- Чёрт бы тебя побрал, Альбус… сняли с него обвинения, сняли… но побег из зала суда будет стоить… Министерство до сих пор в ярости! Только что толку, можно подумать, что ты знаешь, где прячется этот крысёныш…

- Полагаю, спит без задних ног в Гриффиндорской спальне для мальчиков.

- Старая лиса! – Хмури снова сдвинул брови. – Для тебя никогда не существовало правил, Альбус. Если бы я мог, то…

Что-то отвлекло старого аврора, отвернувшегося от Дамблдора. Было слышно, как он, шипя, отдаёт какие-то распоряжения, а молодой голос, доносившийся из камина, с ним соглашается. Через минуту Хмури снова повернулся к директору и довольно сообщил:

- Пять минут назад на колдовской таможне зафиксировано несанкционированное проникновение. Злоумышленники задержаны, и я сейчас отбываю на допрос. Может, интересное что увижу.

- Возможно, - Дамблдор хитро улыбнулся и, дождавшись, пока голова Хмури исчезнет в камине, добавил: - добро пожаловать домой, Гарри!

Двое юношей сидело в плотном окружении Авроров, готовых выкрикнуть заклятие в любой момент. Но Гарри было уже всё равно. Нашивки на плащах волшебников чётко давали понять, что они с Пьером находятся на Английской Волшебной Таможне. Рядом, опасливо оглядываясь на Авроров, спешили колдуны, бросая любопытные взгляды через их спины на мальчишек. Пьер, сжавшись, неподвижно уставился на поднятые волшебные палочки, словно заворожённый. Гарри, у которого тупо ныло плечо, не мог понять причины страха в глазах товарища.

- Ты в порядке? – Поттер чуть шевельнулся, досадливо потирая руку. В ответ на его движения авроры чуть дёрнулись, а тело Пьера ещё больше сжалось.

Из плотного кольца Авроров отделилась фигура и неторопливо, чуть опасливо приблизилась к юношам.

- Без фокусов, у нас есть особое распоряжение Министерства на применение адекватной силы против нарушителей. Так что не дёргайтесь…

Гарри молча протянул руки, и на его запястьях щёлкнули адмантиновые наручники. Аврор, наклонившись к Пьеру, грубо сжал локоть юноши:

- Руки покажи, - злобно прошипела фигура в плаще.

- Я ничего не сделал! – закричал Пьер. – Я ни в чём не виноват, не надо проклятий! Я только…

- Руки покажи! – злобно повторил аврор.

В следующую секунду Пьер, оттолкнув фигуру в плаще, вскочил на ноги и бросился прочь. В тот же момент оглушающие заклятия выстрелили в хрупкое тело юноши, отшвырнув его в сторону, словно ненавистный квиддитчный бладжер. Бросившиеся авроры тут же надели на Пьера наручники и оттащили в сторону. Впервые в жизни Гарри, ощущая полное бессилие, почувствовал ненависть к людям в тёмных плащах с нашивками Министерства. Хотя… что он мог сделать? Применить магию против Авроров? Оставалось только надеяться, что молодой организм Пьера перенесёт такое количество оглушающих лучей…

- Чёрт! – аврор, надевший на Поттера наручники, резко отдёрнул руку от ладони Гарри. Юноша заметил, как раскалённый перстень матери оставил ожог на запястье волшебника. Аврор, потирая ожог, злобно скривил губы, занеся палочку для проклятия.

- Отставить, Ллойд! – голос профессора Хмури было трудно с кем-то перепутать.

Гарри повернул голову и увидел старого аврора, удивлённо переводящего взгляд с Поттера на Пьера.

- Мистер Хмури, он напал на меня при исполнении…

- В больницу его и глаз не спускать, - Аластор, казалось, пропустил слова аврора мимо ушей. Фигуры в плащах тихо кивнули и, подхватив Пьера под руки, потащили к выходу. Гарри было дёрнулся следом, но Ллойд крепко схватил его за плечо.

Хмури повернулся к юноше и скривился в злобной усмешке:

- Чёрт тебя подери, Поттер, ты даже появиться не можешь по-человечески, без приключений на свою задницу.

Гарри только хмыкнул.

- В Министерстве поговорим. Ллойд, подготовьте документы на аппарацию задержанного.

- Задержанного? – еле слышно выдохнул Гарри.

- Вот именно, мистер Поттер, - Хмури как-то одобрительно крякнул. – Вы только что нарушили закон, нелегально пересёкли границу. И у меня есть все основания задержать вас до выяснения обстоятельств дела.

- Пять минут назад меня пытались убить…- глаза Гарри свернули от обиды и злости.

- Тоже мне, новость, - спокойно перебил его Хмури. – В какой раз в твоей жизни?

Аластор развернулся и хромающей походкой направился к выходу. Гарри почувствовал, как Ллойд грубо пихнул его в спину, подталкивая вперёд. Пытаясь не провалиться в преисподнюю от стыда, он шёл мимо волшебников, удивлённо таращихшився  на него: ему казалось, что колдуны, узнав его, с одобрением смотрят на сдавившие запястья наручники, насмехаются над ним и перешёптываются за спиной.

- Мистер Хмури, куда отвезли Пьера? - спросил Гарри осипшим голосом.

- В Азкабанское больничное крыло, - Аластор даже не обернулся.

- Ублюдки… - непроизвольно сорвалось с губ юноши.

- Ещё один звук, Поттер, и ты отправишься следом, - прошипел Ллойд, ещё сильнее подталкивая Гарри в спину.

- Мистер Хмури, Пьер спас мне жизнь, - робко выдавил юноша.

- Мы потом об этом поговорим, Поттер!

- Но…

Хмури резко повернулся к Гарри и, яростно сверкнув вращающимся глазом, больно сдавил больное плечо юноши. В тот же момент мир провалился под ногами Поттера.

Темнота, прогнавшая прочь сумерки, погрузила небольшую улочку на окраине Лондона в ночь. Жизнь потихонечку замирала, гасила свет в окошках, закрывала двери парадных, разгоняя жителей по своим маленьким квартиркам. Неприметный человек в странном плаще поднялся на второй этаж и, провернув ключ в ржавом замке, быстро нырнул вовнутрь. Разумеется, он мог воспользоваться и отпирающим заклятием, но очень не хотелось привлекать чьё-то внимание к палочке, чуть отблёскивающей в свете тусклой лампочки. Впрочем, человек поселился здесь вовсе не случайно – жители бедных улочек не привыкли задавать лишних вопросов, не привыкли спрашивать друг друга, делиться своими мыслями и пожеланиями. Люди вставали засветло и затемно ложились, жизнь в рабочем квартале текла серая и неприметная. Как и сам человек, удобно растянувшийся на чуть поскрипывающей кровати. Он совершил досадный промах, не убив тощего француза-паренька, который мог стать для него серьёзной помехой. В его планы жизнь Пьера не входила, не вписывалась никоим образом. Злоба на собственное промедление, которое могло нарушить его замысел и отдалило то, к чему он стремился, наполняла, жгла, вносила сумятицу в сознание. Заставляла ещё больше ненавидеть, глодала разум. Любой человек в этом районе на его месте просто купил бы бутылку виски и утопил бы в ней свою злобу. Но только не он. Холодный ум, умноженный на собственные силы, удвоенный ненавистью целенаправленно перебирал варианты дальнейших действий. И когда решение было, наконец, найдено, внутри человека осталось лишь желание сделать кому-то больно. Сейчас, ни минутой позже. Отыграться за то, что нелепая заминка не подарила ему сегодня весь мир, не подчинила его тому единственному, кто может управлять им. Волдеморт в его сознании был глупцом, самовлюблённым придурком, разменявшим власть на желание смерти своему врагу. Ослеплённый волшебник, обложивший себя прихвостнями и лизоблюдами, заплатил за это хорошую цену. И сейчас, когда Волдеморт не может помешать планам своим безумным желанием уничтожить Поттера, ничто не остановило бы человека, дрожащего только от одной мысли подчинить себе всех и каждого. Он жаждал этого, даже не задумываясь о том, откуда и когда появилась эта мысль. Будучи учеником Хогвардса, он с каждым годом всё чётче понимал, насколько люди любят подчиняться. Быть зависимыми и освобождёнными от проблем выбора, который им приходится делать. Рано или поздно он сам их освободит…

Чёткий стук в дверь прервал его сладкие мысли, заставив схватиться за палочку и приготовиться к прыжку. Человек, словно кошка, крадущаяся в темноте, беззвучно подошёл к двери, настороженно прислушиваясь к каждому шороху. Стук повторился, мягко, даже дружелюбно.

- Кто там? – просипел он, занося палочку для атаки.

- Молодой человек не хочет развлечься? – томный голос не оставлял сомнений в намерениях девицы, стоявшей за дверью.

- Развлечься? – машинально повторил человек, опуская палочку и чуть хищно осклабившись. – Развлечься, говоришь…

Ключ в замке снова заскрипел. Цепкие руки человека мгновенно втолкнули девушку в комнату, и дверь снова закрылась.

- Развлечься? Сегодня замечательный день, чтобы сделать это, - повторил он, доставая из кармана палочку…

Через несколько минут странная женщина с абсолютно пустым взглядом брела по улочке, сжимая в руке острую бритву. Она не знала, зачем идёт вперёд, и что ею движет. Кроме слов, которые врезались в её сознание: «убить!». А позади крался человек, настороженно наблюдая за своей питомицей. Как охотник, выпустивший охотничью собаку. И скоро его жажда притупится. В конце концов, несколькими тупыми магглами станет меньше.

- Это всё? – спросил Хмури, сверля Гарри взглядом.

- Да, - ответил юноша, чувствуя, как веки слипаются от усталости. Хотелось прислониться к стене, закрыть глаза и забыться – слишком многое произошло за сутки. Но как только веки опускались, он чувствовал тычки в спину и тут же просыпался.

- И с чего ты решил, что можешь доверять этому… Пьеру? – Хмури был неумолим.

- У меня был какой-то выбор? – Гарри сдержался, чтобы не вспылить в ответ.

- Выбор есть всегда! – отчеканил аврор, досадливо поглядываю на юношу. – С тобой одни проблемы, Поттер! Что прикажешь делать с Лонтером?

- Он спас мне жизнь, - упрямо повторил Гарри.

- И только поэтому я должен ему доверять? А если всё это было подстроено, чёрт возьми?

Гарри тут же вспомнил, что старый аврор не доверяет никому, может быть, даже самому себе. «Неусыпная бдительность»… Но тут же покачал головой.

- Ещё пара секунд, и нас бы уже не было, - выдохнул Гарри, вспоминая отвратительный зелёный луч, вырвавшийся из палочки незнакомца. Поттеру всегда казалось, что он настолько привык к смертельному проклятию, что перестал обращать на «аваду» какое-либо внимание. Но сегодня страх вернулся. Озноб, хуже которого может быть только мгновенная смерть.

- Твоя сова намного умнее тебя, Поттер, - прорычал Хмури, доставая из мантии небольшой свёрток пергамента. – Она была на полпути во Францию и разыскала бы тебя, если бы ты не стал ввязываться в очередные приключения.

Накопившаяся злость вдруг нашла выход: Гарри, не сдерживая себе, вывалил Хмури всё, что накопилось. И арест Драко, и свой визит на Прайвет Драйв в лапы ненормального кузена, и беспомощность Авроров в его поисках в чужой стране…

Крыть Хмури было нечем. Вращая своим волшебным глазом, он молча кивнул Ллойду на дверь и, дождавшись, пока за ним закроется дверь, прохрипел:

- Утром ты вернёшься в Хогвардс. И я хочу, чтобы мне был известен каждый твой шаг. Какие письма ты получаешь, от кого, куда направляешься, кто с тобой рядом – всё! Можешь считать меня старым маразматиком, но мы не сможем защитить тебя, пока ты сам этого не захочешь!

- Защитить от чего, мистер Хмури? – тихо поинтересовался Гарри. – Мне или моим друзьям угрожает опасность? Разве я не имею право знать?

- Мистер Поттер, всё, что вам нужно знать, так это то, что вы не должны покидать Хогвардс ни по какой причине, - рассердился Хмури, рассматривая пергамент, - когда мы будем точно знать, что происходит, вы всё узнаете. Обещаю.

Гарри неумолимо тянуло в сон. Очертания старого аврора начали расплываться, баюкая разум своей нерезкостью и мягким светом настольной маггловой лампы. Поттер начал проваливаться в дрёму, отмечая про себя, что не хочет узнавать, что происходит и о чём взволнованно говорит запыхавшийся молодой аврор, вбежавший в комнату для допросов. Смерть магглов… какие-то зомби… человек в плаще… в плаще… Ещё минуту назад Гарри встрепенулся бы, бросился бы за осунувшимся  Хмури и… Но тело не слушалось, и приятная истома сковала его.

Впервые за многие дни Рон спал без снов, ровно и спокойно. Ему не снились погони, лабиринты, из которых нет выхода, не было отвратительных сцен насилия, пугающих монстров и людей с пустыми глазами. Даже сквозь сон Рон понимал, что не хочется просыпаться. Не в его силах изменить то, что неизбежно произойдёт. К этому нужно привыкать, медленно, но привыкать. Рон давно выливал снейповское зелье куда подальше. Какой в нём смысл, если рядом нет Гарри? Гарри…

Чувство вины, что он, Рон Уизли, спокойно дрыхнет на кровати, в то время как Гарри неизвестно где и неизвестно, что с ним происходит, мгновенно разбило приятное чувство безмятежного сна. В следующее мгновение Рон уже сидел на кровати и лихорадочно искал свежую пару носков.

- Весёленький ситец, Уизлик!

Рон недоумённо уставился в пустоту, пытаясь вспомнить, кому принадлежит этот противный хорьковый писк.

- Вот только размерчик подкачал. Маловаты будут, с такими-то данными…

- Заткнись, Малфой! – прорычал Рон, машинально прикрываясь подушкой. – Завидуешь или пристаёшь?

- Думаю пока, - хихикнул Малфой, скрываясь под плащом-невидимкой. – В тебе нет самого главного, Уизлик!

- Расскажешь, хорёк? – Рон хмуро запустил подушкой в пустоту и стал демонстративно напяливать штаны.

- Секс-эпила в тебе нет, Уизлик! А без него сегодня никуда.

- А ты у нас эталон этого самого … секс-лепила?

- А хоть бы и да!

- Дурак озабоченный, - злобно прошипел Рон, нахлобучивая на себя майку и запахиваясь в мантию. – Иди, рассказывай сказки моей сестрице, она любит.

Было слышно, как Малфой одобрительно крякнул, что обозлило Рона ещё больше:

- Будешь пудрить ей мозги, я тебе все причиндалы оторву, гадёныш!

- Гарри в Хогвардсе…

- Что? - на секунду Рону показалось, что он ослышался. – Откуда ты знаешь, Малфой?

Малфой хихикнул:

- Я всегда говорил, что Уизли – самый непроходимый тупица, конкуренцию которому могут составить только Крабб и Гойл.

- Заткнись, или, клянусь, я тебя придушу.

- Я его почувствовал, Уизли, - вдруг примирительно сказал Драко. – Он здесь, в Хогвардсе.

- Какого чёрта ты тогда тут делаешь? – удивился Рон, пытаясь от волнения запихать правую ногу в левый ботинок. – Ах, да, ты же у нас нелегал! Гарри повезло, что он не увидит твою морду первой. И на завтрак, кстати, тоже можешь не рассчитывать.

- Это ещё почему?

- А нету у меня секс-лепила. Так что сидеть тебе до обеда без крошки во рту.

- Ну хоть булочку… - голос Малфоя стал театрально плаксивым. – Уизли… Рон…

Рыжеволосый юноша чуть не поперхнулся, услышав из уст хорька своё имя.

- Я могу поспать… на твоей кровати? Если честно, коврик был таким пыльным и жёстким…

- Извращенец! – Рон махнул рукой и выбежал из спальни.

Гриффиндорцы в гостиной успели лишь удивлённо обернуться ему вслед. Казалось, прошло не меньше часа, пока Толстая Леди соизволила открыть проём к лестнице. Рон бегом спустился по несчётному количеству лестниц, прыжками преодолевая проёмы, пока не столкнулся Флитвиком в холле. Кнопочный профессор испуганно пискнул и кубарем отлетел в сторону. Но Рон даже не заметил этого, он бежал вперёд, пытаясь отыскать в толпе учащихся Гарри или хотя бы профессора Дамблдора. Он расталкивал студентов с завидным упорством, пока, наконец, чьи-то крепкие пальцы не схватили его за мантию.

- Так-так, мистер Уизли торопится сдать свою работу по зельеделию, не так ли? – ледяной голос Снейпа вернул Рона на землю. – Мне абсолютно всё равно, как вы ведёте себя со своими гриффиндорцами, но будьте любезны относиться к моим студентам с уважением. Минус пять баллов с факультета.

Снейп кивнул на осклабившегося слизеринца, тут же начавшего усиленно тереть чуть ушибленное колено.

- Профессор Снейп, вы не видели Гарри? – поникшим голосом спросил Рон, представляя, насколько глупо он сейчас выглядит.

Глаза Северуса чуть прищурились:

- Вы принимаете снадобье, которое я вам готовлю?

- Да… разумеется, профессор.

Снейп чуть поднял брови и недоверчиво посмотрел на Рона.

- Имейте в виду, мистер Уизли, я бы не хотел, чтобы драгоценные ингредиенты, которые приходится тратить на вас, вылетали в трубу…

- Профессор…

- Ваш Поттер у директора школы. Но я не советую вам его дожидаться, ибо ровно через полчаса, после завтрака, я буду снимать по пять баллов за каждую минуту, на которую вы опоздаете на мои занятия. И не надейтесь, что кто-то или что-то изменит моё решение, Уизли. Я терпел ваши выходки очень долго…

- Профессор…

- Убирайтесь. И помните про опоздания.

Но Рон уже не слышал, он нёсся к заветному Фениксу, открывающему винтовую лестницу. Прислонившись к стене, он начал перебирать те слова, которые он давно хотел сказать Гарри. То, что он никогда его не предаст, будет рядом со своей магической половинкой и никакие чёртовы Снейпы никогда этому не помешают. Рон собирался сказать, как он скучал, переживал за Гарри, рвался на его поиски, как он каждый час справлялся у Сириуса, нет ли какой-либо весточки от друга…

Проём неожиданно открылся, и Гарри устало посмотрел на Рона. Что-то тёплое мелькнуло в его глазах и тут же погасло.

- Здравствуй, Гарри!

- Привет, Рон…

- Ты как? С тобой всё в порядке?

- Всё хорошо, Рон.

Все слова, так тщательно проговариваемые Уизли про себя, тут же испарились. Холодная пустота подступила к горлу.

- Как Гермиона, Джинни?

- Нормально… Гарри, послушай…

- Рон, дружище, извини, я очень устал, давай отложим все разговоры на потом, ладно? Я немного посплю, а потом мы поговорим, хорошо?

- Конечно… Гарри, я только…

- Разве сейчас не зельеделие? Послушай, Рон, я очень рад тебя видеть, но Гриффиндор сейчас и так не в лучшем положении, так что лучше не шутить со Снейпом.

- Ты прав, но…

- А где Драко? Мне очень нужно с ним поговорить…

Что-то щёлкнуло в голове Рона, вызвав приступы тошноты и звенящего холода. Захотелось сказать что-то резкое, обидное, но он сдержался.

- Малфой дрыхнет на моей постели. И, если захочешь, можешь захватить ему из столовой пару бутербродов. У меня нет времени заниматься твоим… названным братцем.

- Хорошо.

- Прекрасно.

Рон развернулся и, еле сдерживаясь, направился прочь. Он не видел, как Гарри, сжав зубы, еле слышно прошептал:

- Прости, Рон, так будет лучше.

Уизли медленно спускался в подземелья, отчаянно цепляясь за мысль, что Гарри действительно устал, он хочет побыть один, но тогда причём тут Малфой? Почему Поттер готов поделиться новостями с ним, а не Роном? Разве такое возможно между друзьями? Хотя… Рон с отвращением рванул ручку двери и вошёл в наполненную опьяняющим смрадом аудиторию.

- Вы опоздали на две минуты, мистер Уизли, - спокойно отчеканил Снейп, довольно оглядывая Рона. – Мне придётся снять с Гриффиндора десять баллов. Но если вы будете стоять, как истукан, в дверях, я, пожалуй, сниму ещё пяток-другой.

Юноша равнодушно, под неодобрительные взгляды гриффиндорцев, пожал плечами и плюхнулся рядом с Гермионой, которая больно толкнула его в бок и насупилась:

- Где, чёрт побери, тебя носило?

- Гарри вернулся в Хогвардс…

- Шутишь?

- Нисколько. И, Гермиона, сделай одолжение, отвали со своим Поттером куда подальше. Я сегодня же перетащу свои вещи в другую спальню. Чем меньше я буду видеть эту равнодушную скотину, тем оно будет лучше.

 

Продолжение следует...

Оглавление

Обсуждение на форуме